Божественная защита: в россии появился первый кандидат теологии

По теологии, после долгой борьбы включенной в России в перечень научных дисциплин, защищена первая кандидатская диссертация «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского». Корреспондент «РГ» встретился с первым кандидатом наук по теологии, деканом Богословского факультета Православного Свято-Тихоновского университета и выпускником Петербургской консерватории протоиереем Павлом Хондзинским.

Светское общественное мнение до сих пор почти уверено, что наука и религия друг друга исключают. Вам при защите кандидатской пришлось пройти через сопротивление?

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Протоиерей Павел Хондзинский: Да, сопротивление было, но не по существу текста. Отрицательные отзывы на диссертацию написали… биологи. Но оказались «не в теме», и когда попытались сказать что-то по содержанию диссертации, у них это получалось неудачно.

В основном же полемика была вызвана вопросом «Можно ли богословие считать наукой?». Ведь для того чтобы быть богословом — и я об этом пишу и в диссертации, и в автореферате, — необходим личный опыт веры.

Кроме этой обязательной предпосылки богословие как наука на самом деле не сильно отличается от любой другой гуманитарной науки. Да и сама-то установка на личное отношение к изучаемому предмету не чужда другим наукам, особенно связанным с областью искусства.

Ведь о каком бы искусстве мы ни говорили, оно не может быть не переживаемо эмоционально. А значит, всякое изучение искусства, любое вынесение оценок по поводу того, прекрасна или неудачна та или иная картина или соната, также предполагает некий личный (эмоциональный) опыт.

В богословии то же самое. Отличие только в том, что речь идет не об эстетическом, а о духовном опыте.

Швыдкой: Сегодня как никогда нужны горькие и «низкие истины»

Но филолог не обязан писать стихи. А богослов между тем должен верить.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Как поступить в вуз без егэ?

Оценим за полчаса!

Протоиерей Павел Хондзинский: Да, филолог может не писать стихи, но любить слово он должен — ведь филология и есть «любовь к слову». Потому что если он не любит поэзию, он ничего не поймет в своем предмете. Точно так же, как человек без слуха не сможет заниматься музыковедением.

Я же тоже «не пишу стихи», то есть не претендую на то, чтобы стать в один ряд с великими богословами, но исследую созданные ими тексты. Теолог так же занимается анализом, историей, систематизацией текстов, как и другие гуманитарии. Прежде всего, конечно, текстов святых отцов, но не только их.

Богослову необходим личный опыт веры. Кроме этой обязательной предпосылки богословие не сильно отличается от любой другой гуманитарной науки

Вернемся к «атаке биологов» на вашу диссертацию, она была инспирирована?

Протоиерей Павел Хондзинский: «Предварительный сговор» был. Это не то что не знакомые друг другу люди случайно прочитали диссертацию, и вдруг им всем пришло в голову одно и то же.

Я знаю, что была сделана рассылка, в которой всех призывали «выступить на борьбу с лженаукой» и, закидав диссертацию отрицательными отзывами, сорвать защиту.

Предупреждали: все равно, что писать, главное, чтобы отзыв был отрицательный; стесняться тут нечего…

И что вышло?

Божественная защита: в России появился первый кандидат теологии

Ленин — Луначарскому: Не давайте коммунистам-фанатикам съесть академию наук

Протоиерей Павел Хондзинский: Пришло пять отзывов. Их зачитывали полтора часа. Но в их содержании было много конфуза.

Один из авторов отзыва, например, пенял мне, что я не обратил внимания на отрицательное отношение к святителю Филарету, которого в народе якобы звали Филькой, а сочиненной им манифест об освобождении крестьян «филькиной грамотой».

Но выражение «филькина грамота» появилось в XVI веке, так Иван Грозный, юродствуя, называл письма митрополита Филиппа (Колычева). А о том, что манифест об освобождении крестьян писал святитель Филарет (Дроздов), никто в народе и не знал, так как манифест был подписан именем государя. Так что вышел анекдот какой-то…

В церковной среде когда кто-то говорит о себе «Я богослов», у него, как правило, с иронией уточняют «Четвертый?». Потому что настоящими богословами считают троих святых отцов — святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Ну а ко всем остальным относятся скептически.

Протоиерей Павел Хондзинский: Совершенно верно, почему я и подчеркиваю, что мне была присуждена степень кандидата теологии. И хоть теология в буквальном переводе и означает богословие, но я немного различаю эти понятия. Богословие — это все-таки то, что мы еще называем Преданием церкви.

Это прежде всего тексты Священного Писания, творения святых отцов, постановления вселенских соборов, и т.д. Вот это все можно назвать «большим» богословием церкви. А научное богословие — теология, — это своего рода «малое» богословие, которое изучает, кодифицирует, систематизирует «большое».

Божественная защита: в России появился первый кандидат теологии

Протоиерей Павел Хондзинский: Полемику вызвал вопрос «Богословие — это наука?». Сергей Пронин / ПСТБИ

Как вы смотрите на происхождение мира и сочетаете научные гипотезы об этом с церковным взглядом?

Протоиерей Павел Хондзинский: Есть два принципиально отличных взгляда на этот вопрос. Мир создан Богом — из ничего. Или — мир всегда существовал и всегда будет существовать сам по себе. Понятно, что с христианской точки зрения альтернативы для первой точки зрения не существует, но нехристиане могут, конечно, выбрать для себя и вторую.

Важно подчеркнуть, что ни та, ни другая не могут быть ни подтверждены, ни опровергнуты научно. Научные гипотезы — не более чем гипотезы, они все время меняются, так что, мне кажется, просто некорректно ставить вопрос о согласовании истин Откровения с гипотезой.

Великий физик Нильс Бор заметил, что с помощью достаточно развернутой гипотезы можно объяснить все (при этом, она совсем не обязательно будет соответствовать истине). Конечно, всякий человек имеет право не верить в то, что Откровение — это Откровение, а верить в гипотезы — что ж, по старой немецкой поговорке, каждый умирает сам по себе.

Кроме того, библейское повествование о сотворении мира не представляет собой научный трактат, и предъявлять к нему соответствующие требования по меньшей мере странно.

В вопросах о происхождении человека и происхождении языка каким теориям теология отдает предпочтение?

Протоиерей Павел Хондзинский: Точка зрения Откровения — человек не есть простое производное предшествующих форм животной жизни. При его появлении имел место особый Божественный акт. Одним из следствий этого акта и стал дар слова, который святитель Филарет считал чуть ли не важнейшей составляющей образа Божия в человеке.

Божественная защита: в России появился первый кандидат теологии

Алексей Герман о скандале вокруг «Матильды»: Происходящее — плохой знак

Многие настаивают: наука есть эксперимент с повторяющимся результатом. В теологии есть такие повторяющиеся результаты?

Протоиерей Павел Хондзинский: Ну все, например, знают, что Моцарт — гениальный композитор. И это точно повторяющийся результат для всех, кто слушает его музыку. Но человеку, которому Моцарт вдруг не понравится, мы никакими экспериментами и их результатами не докажем, что Моцарт — гениальный композитор.

Наука невозможна без открытия? В чем новизна и открытие вашей научной работы?

Протоиерей Павел Хондзинский: Ее новизна состоит в том, что на материале богословского наследия святителя Филарета (Дроздова) я предлагаю другую концепцию развития и значения русской богословской традиции, которая важна, мне кажется, и для сегодняшнего дня. Дело в том, что на так называемый «синодальный период» (XVIII — нач. XX в.

) привыкли смотреть скептически, между тем он заслуживает к себе внимания хотя бы по тому, что именно в это время Русская церковь вошла в ситуацию «нового времени», в «эпоху модерна», поставившую перед ней весьма сложные вопросы, часть из которых стоит перед нами и сегодня.

Понятно, что эта ситуация транслировалась к нам из Европы, и западное богословие тоже искало ответы на те же вопросы, но вероучительные и ментальные расхождения с Западом не позволяли русскому богословию просто воспользоваться готовыми «рецептами».

И значение русских богословов синодальной эпохи в том и состоит, что они сумели найти свое разрешение этих общих для всего христианского мира проблем.

В целом же эти проблемы можно, наверно, свести к двум: как возможно сакральное присутствие Церкви в секулярном мире; как возможно совместить личное христианство с исполнением обязанностей гражданина в светском обществе, где отсутствуют формы повседневного христианского быта.

То есть как остаться христианином в нехристианском мире, не уходя из мира. Вот святитель Филарет и был одним из тех, кто давал ответы на эти вопросы времени, и сам был велик именно тем, что сумел сохранить глубокую внутреннюю духовную жизнь в окружавшей его светской суете. Удалось же это ему в том числе потому, что на всякое порученное ему дело он смотрел как на свое послушание Христу. Чем не пример для нас?

Аспиранты в обязательном порядке будут защищать диссертации

Как прошла ваша защита?

Протоиерей Павел Хондзинский:

Источник: https://rg.ru/2017/10/10/pervyj-kandidat-nauk-po-teologii-rasskazal-kak-zashchishchal-dissertaciiu.html

Наука веры. Первый кандидат теологии поссорил российских ученых

Божественная защита: в России появился первый кандидат теологии

Сегодня стало известно, что протоиерей Павел Хондзинский получил статус кандидата теологии. Новость тут же расколола общество на разные лагеря. Одни считают, что теология — это не наука, други же утверждают, что она имеет право на жизнь, а атеисты оккупировали научную среду. С аргументами сторон ознакомился «360».

Божественная защита: в России появился первый кандидат теологии РИА «Новости» / Евгений Биятов

В России появился первый кандидат теологии. Диплом о соответствующем статусе был вручен протоиерею Павлу Хондзинскому. Об этом сегоднясообщает «Интерфакс», ссылаясь на пресс-службу Минобрнауки РФ. «Диплом кандидата наук выдан Хондзинскому на основании соответствующего приказа Минобрнауки России», — сообщили агентству в пресс-службе.

Президиум ВАК при Минобрнауки России на заседании 14 июля 2017 на основании заключения профильного экспертного совета и с учетом изменений в Номенклатуре научных специальностей, принял рекомендацию для Минобрнауки России о соответствии диссертации Хондзинского критериям, установленным Положением о присуждении ученых степеней, и рекомендовал выдать Хондзинскому диплом о присуждении ученой степени кандидата теологии

 — объяснили изданию в министерстве.

Само это событие сразу разделило не только верующих или атеистов, но и научное сообщество. Ряд ученых подал в президиум Высшей аттестационной комиссии (ВАК)апелляцию. В ней говорится, что диплом был выдан с многочисленными нарушениями положения о Совете по защите диссертаций.

Суть проблемы заключается в том, что изначально диссертация защищалась на соискание степени кандидата философских наук. Происходило это 1 июня этого года, когда степени по теологии просто не существовало. Ровно через неделю Минобрнауки ввело соответствующую степень, но в силу приказ вступил только 25 июня.

Аттестационное дело протоиерея поступило на рассмотрение в министерство еще позже — 28 июня — когда ведомство, в соответствии с приказом, обязано было в рамках научной специальности «Теология» вместо философских наук, исторических наук, филологических наук, педагогических наук, социологических наук, культурологии ученые степени присуждать по отрасли науки «Теология».

Научное сообщество в этой истории возмущает именно то, что фактически ВАК присвоила степень постфактум, хотя не должна была делать этого. Возмущение группы ученых, подавших апелляцию, вызвало и то, что теперь церковь фактически получит возможность «утверждать списки ВАК»,писало РБК.

Министр образования РФ Ольга Васильева не согласна с инициативной группой. И на встрече с представителями СМИ она заявила, что теология — «признанная во всем мире» отрасль знания.

«Мы будем защищать работу по теологии, а степень будем давать философскую, историческую, филологическую, социологическую… Ребята, вы о чем? Социология в религии есть, но это совсем другая история (…) Мы защищаем работу по теологии, а степень получаем вот по этим направлениям — не пойдет, так не должно быть. Оно изначально было не так», — цитирует Васильеву «Интерфакс».

Божественная защита: в России появился первый кандидат теологииРИА «Новости» / Сергей Пятаков

С ней не согласен историк, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков. В разговоре с «360» он называет всю эту историю «мракобесием, обскурантизмом и бредом сивой кобылы».

«Теология — не есть наука, и дипломами нельзя ее закрепить в разряде наук. Никак богов нету, но, видите ли, изучающие божественные книги становятся учеными! Ее не считают в Европе наукой.

Только верующие люди занимаются этими делами, но они стоят от науки в стороне, — категоричен в суждениях историк. — Ведь наука — это поиск неизвестного и превращение неизвестного в известное.

Теологи занимаются только бесконечным чтением и толкованием Библии. Этим должны заниматься фольклористы».

Совсем другого мнения придерживается протоиерей Александр Ильяшенко, который напоминает, что теология присутствовала во всех первых университетах Европы.

«В эпоху Просвещения, когда был объявлен непререкаемым авторитетом позитивный разум, начались нападки на теологическую науку, потому что она не соответствует каким-то вновь открытым изобретениям, — делится он в разговоре с „360“. — Теологию почему-то равняют с естественными науками. А филология, философия? Они совершенно не соответствуют правилам, которые применяются к естественным наукам».

На доводы тех, кто написал апелляцию, он отвечает, что они просто компрометируют себя, когда руководствуются процедурными нарушениями. «Разве процедурные нарушения имеют отношение к науке?», — задается риторическим вопросом священник.

Точку в споре ставит доктор исторических наук Владимир Лавров, который говорит, что отношение к теологии определяется тем, верует тот или иной ученый или нет. Он напоминает, что большинство нобелевских лауреатов — верующие люди.

«У нас с 1918 года существовала только атеистическая наука. И тут вдруг на атеистов давят. Это они давят, считая, что другого быть не может. А почему должна быть дискриминация верующих ученых?», — отвечает на вопрос «360» историк. Он считает, что неплохо было бы разобраться «с теми тоннами советской макулатуры для начала».

Большинство опрошенных экспертов напоминают, что церковь не отрицает права атеистов заниматься наукой и быть кандидатами наук. А вот атеистические ученые напротив отказываются считать теологию наукой.

Антон Кравцов

Источник: https://360tv.ru/news/tekst/nauka-very-130391/

Богословие возвели в ученую степень

Многолетняя дискуссия о включении теологии в список признанных государством научных дисциплин завершилась: в России создана система присвоения ученых степеней по этой дисциплине.

Минобрнауки объявило об утверждении состава экспертного совета по теологии при Высшей аттестационной комиссии (ВАК). Активным проводником идеи включения теологии в список научных дисциплин выступил патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Эксперты признают, что созданный механизм ориентирован прежде всего на научные работы в области христианства, при этом пока не урегулирован вопрос контроля за плагиатом.

Утверждение Минобрнауки состава экспертного совета по теологии ВАК стало завершающим этапом формирования системы защиты диссертаций по этой богословской дисциплине.

Председателем совета избран президент РГГУ Ефим Пивовар, его заместителями — завкафедрой философии религии Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Константин Антонов, главный научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Тауфик Ибрагим, доцент учебно-научного центра библеистики и иудаики РГГУ Леонид Кацис. Всего оценкой диссертаций будут заниматься 56 светских ученых.

Божественная защита: в России появился первый кандидат теологии

Впервые вопрос присвоения ученых степеней по теологии в 2007 году поднял Межрелигиозный совет России (в него входят представители Московской патриархии, Совета муфтиев России, Конгресса еврейских религиозных организаций, Буддийской традиционной сангхи России).

Совет обратил «внимание государства и общества на то, что наш народ испытывает насущную потребность в духовно-нравственном воспитании новых поколений», и попросил ВАК включить теологию в список научных дисциплин.

В 2012 патриарх Кирилл обратился с повторным предложением к ректорам светских и духовных учебных заведений. Однако решение так и не было принято.

В мае 2014 года Министерство образования и науки утвердило федеральный образовательный стандарт высшего образования по направлению «теология», что позволило изучать христианское, исламское, иудейское и буддийское богословие в российских государственных вузах (ранее — только в духовных учебных заведениях).

Однако получить научную степень по теологии по-прежнему было невозможно, и в январе 2015 года глава РПЦ, выступая перед членами Совета федерации и депутатами Госдумы, вновь призвал присвоить теологии статус научной дисциплины.

Читайте также:  Открыт набор в -школу программистов online

Уже в сентябре 2015 года ВАК утвердила паспорт научной специальности «теология»: «Специальность изучает основы вероучения и религиозных обрядов, исторические формы и практическую деятельность религиозной организации, религиозное культурное наследие в различных контекстах».

ВАК при Минобрнауки присуждает ученые степени (доктора и кандидата наук) и присваивает ученые звания (доцент, профессор). Номенклатура специальностей разрабатывается экспертными советами ВАК и утверждается приказом министерства.

Глава ВАК Владимир Филлипов, впрочем, еще в октябре 2015 года был уверен, что «в ближайшие годы ни кандидатов, ни докторов теологических наук в России не будет», потому что теология находится на стыке общественных, исторических и философских науки, и нет ясности, какие диссоветы должны присуждать ученую степень. Тем не менее уже в мае 2016 года было принято решение создать первый в России диссовет по теологии на базе МГУ имени Ломоносова, Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета и Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ.

Экспертный совет по теологии ВАК ориентирован прежде всего на оценку научных работ в области христианства, пояснил «Ъ» глава ВАК Владимир Филлипов: «Есть и другие конфессии, а диссоветов с экспертами в этих областях пока нет».

Очереди претендентов на соискание ученой степени по теологии в ВАК не ожидают, «хотя каждая новая защита будет давать прирост в разы, потому что сейчас в России нет ни одной защищенной диссертации с пометкой «по теологии»».

Создание научной специальности «всегда наталкивается на проблему: присуждать степени могут только те, у кого по этому направлению они уже есть, а таких людей пока нет», рассказал «Ъ» зампред экспертного совета по теологии Константин Антонов.

Ранее защита по богословской проблематике все же происходила, но ученый мог стать кандидатом или доктором философских, филологических, исторических, искусствоведческих, культурологических или педагогических наук.

Поэтому пока защита диссертаций будет происходить по выработанным для этих направлений стандартам, но в дипломе появится пометка «по теологии».

«Утверждение состава экспертного совета — важный шаг в деле преодоления искусственной стены между наукой, образованием и религией, возведенной еще в советское время по идеологическим соображениям»,— заявил «Ъ» замглавы синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе.

Однако протодиакон Андрей Кураев предупреждает, что «еще не выполнено очень важное условие: не существует открытой базы ранее опубликованных богословских работ и тех, которые будут представлены к защите».

Это позволит сопоставлять светские диссертации, которые будут защищаться в госвузах, с теми, которые были разработаны в рамках конфессиональных объединений и не имеют официального подтверждения в виде госдиплома или научной степени.

Без такой базы невозможно контролировать плагиат, сказал он «Ъ».

Сооснователь проекта «Диссернет» (сообщество экспертов, проводящее независимую оценку диссертаций на предмет плагиата) Андрей Ростовцев рассказал «Ъ», что «решение не создавать открытую базу работ по теологии принято на уровне аспирантуры и докторантуры духовных учебных заведений»: «Они знают, какого качества это материал, и решили не доставать скелеты из шкафов». Это ставит в неравные условия светские и богословские диссертации, уверен эксперт: «Мы базируемся на открытых источниках, а без доступа к уже разработанным текстам уличить человека в мошенничестве невозможно».

Анна Макеева, Павел Коробов, Дарья Лабутина

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3060218

В россии появился первый кандидат наук по специальности «теология». как прошла защита и что об этом говорят ученые — meduza

1 июня в России появился первый кандидат наук по научной специальности «теология». Президиум Высшей аттестационной комиссии (ВАК) включил эту дисциплину в список научных специальностей в октябре 2015 года после того, как за такое решение высказался патриарх Кирилл.

Первую кандидатскую защитил священник РПЦ Павел Хондзинский, декан богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Тема работы: «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского».

По просьбе «Медузы» журналистка Ирина Кравцова отправилась на защиту, поговорила с соискателем и учеными, выступающими за и против включения теологии в официальный список ВАК.

Как прошла защита

Несмотря на то что мероприятие заявлялось как открытое, на деле уже накануне вечером корреспонденту «Газеты.

ру», который попытался заранее договориться о присутствии на защите, организаторы отказали в посещении; 1 июня за час до начала заседания комиссии организаторы запретили войти в зал корреспондентам «Новой газеты» и «Медузы», сославшись на нехватку мест.

Представитель пресс-службы (он не уточнил, чьей именно пресс-службы) пообещал пустить корреспондентов, если места вдруг появятся, однако на протяжении четырех с половиной часов этого так и не случилось. Журналистам не только не позволили стоя послушать защиту, но даже не давали пройти в здание.

Священнослужители, которые спустя два часа вышли на улицу на технический перерыв, давать комментарии «Медузе» отказались. «Как говорят в Euronews, no comments», — ответил не представившийся священнослужитель в подряснике, покупая кофе. «Ну, раз вас не пустили внутрь, значит, вам и не следует знать того, что происходит в зале», — сказал другой.

Официальный оппонент — доктор философских наук РГПУ им. А. И. Герцена Александр Корольков, который приехал на защиту Хондзинского из Санкт-Петербурга, сообщил «Медузе», что работа соискателя ему понравилась.

«Недовольны тем, что теологию сделали наукой, те, кто в целом против православия, — рассуждает Корольков. — А я не вижу противоречий между религией и наукой.

Академик Павлов, например, был физиологом и обладателем Нобелевской премии и при этом ходил в церковь». 

Ближе к концу мероприятия организаторы (двое мужчин в строгих костюмах), выйдя из здания, стали обсуждать, как быть с новым кандидатом наук. «Для того чтобы оголтелый народ не напал на Хондзинского на улице, будет лучше после окончания мероприятия вывести его через черный ход», — предположил один из них.

При этом на протяжении заседания комиссии около входа в здание находились только четверо: корреспонденты «Медузы» и «Газеты.ру» и двое магистрантов ПСТГУ, которых тоже не пустили на защиту, хотя их с собой привел Хондзинский. «У нас в университете есть огромный зал.

Неужели нельзя было провести защиту в нем? Все желающие поместились бы», — сказал магистрант ПСТГУ Александр Фокин.

Накануне защиты на диссертацию Хондзинского поступило четыре положительных и пять отрицательных отзывов. Были и другие отрицательные отзывы, но, по словам организаторов, их неправильно оформили.

Члены комиссии во время защиты диссертации зачитали полностью все отрицательные отзывы и ту часть положительных отзывов, где говорилось о недочетах в работе соискателя.

При этом никто из оппонентов, представивших отрицательную оценку, на защите не присутствовал, в отличие от тех, кто работу Хондзинского одобрил.

Источник: https://meduza.io/feature/2017/06/02/v-rossii-poyavilsya-pervyy-kandidat-nauk-po-spetsialnosti-teologiya-kak-proshla-zaschita-i-kak-na-eto-reagiruyut-uchenye

В россии защищена первая кандидатская по теологии: биологи были против — мк

Темой диссертации стал «синтез святителя Филарета»

1 июня в России произошло знаковое событие: в докторантуре им. Святых Кирилла и Мефодия прошла первая в новейшей истории нашей страны защита диссертации по теологии.

По ее итогам теологическое кандидатское удостоверение №1 получит декан богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ), протоиерей Павел Хондзинский.

Таким образом, к лику наук в нашей стране наряду с такими мирскими и прозаическими предметами, как физика с химией, отныне причисляются и изыскания из области иррационального.

Процесс восстановления теологии (богословия) в славной семье постсоветских отечественных наук был длительным и шел с переменным успехом противников и сторонников возможности существования науки о Боге и божественном откровении.

В отличие от высшего образования, где теология впервые с 1917 года вошла в официальный перечень направлений подготовки уже в 2000 году (на сегодняшний день бакалавров и магистров теологии готовят уже 36 вузов, включая 21 государственный), ее второе пришествие в науку подзатянулось.

На протяжении десятилетия Минобрнауки отбивало все попытки представителей православия и других конфессий добиться включения теологии в перечень научных специальностей.

А целый ряд ученых активно поддерживали это противодействие чиновников, характерным примером чего стало открытое письмо 2007 года о нарастающей клерикализации российского общества, подписанное девятью академиками РАН во главе с Жоресом Алферовым и Виталием Гинзбургом.

Впрочем, не прошло и года, как другая группа ученых публично выступила за признание теологии отдельной отраслью науки.

В итоге, пролавировав еще какое-то время, но все явственнее ощущая нарастающий официальный тренд, министерство сдалось: с 2014 года в российской аспирантуре открылся первый набор на направление «теология», а два года спустя появился «Объединенный диссовет Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, МГУ им. Ломоносова и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России пo защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук — теология (исторические науки, философские науки)».

В этом совете и прошла нынешняя защита.

Первым соискателем степени кандидата наук нового направления стал декан богословского факультета ПСТГУ Павел Хондзинский. Тема его исследования — «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского» — разбор методологических основ исследования русского богословия XVIII века, уточнил «МК» замдекана по научной работе ПСТГУ Антон Анашкин.

Оба официальных оппонента диссертанта — философы: доктор и кандидат наук. Оно и понятно: религиоведов в нашей стране десятилетиями готовили в рамках специальности «философия». Однако основные претензии к работе высказали не они, а биологи: их стараниями, по некоторым данным, обеспечено до половины отрицательных внешних отзывов из девяти.

Источник: https://www.mk.ru/social/2017/06/01/v-rossii-zashhishhena-pervaya-kandidatskaya-po-teologii-biologi-byli-protiv.html

Мониторинг сми: в россии появился первый кандидат наук по специальности «теология». как прошла защита и как на это реагируют ученые

1 июня в России появился первый кандидат наук по научной специальности «теология». Президиум Высшей аттестационной комиссии (ВАК) включил эту дисциплину в список научных специальностей в октябре 2015 года после того, как за такое решение высказался патриарх Кирилл.

Первую кандидатскую защитил священник РПЦ Павел Ходзинский, декан богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Тема работы: «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского».

По просьбе «Медузы» журналистка Ирина Кравцова отправилась на защиту, поговорила с соискателем и учеными, выступающими за и против включения теологии в официальный список ВАК.

Как прошла защита

Несмотря на то что мероприятие заявлялось как открытое, на деле уже накануне вечером корреспонденту «Газеты.

ру», который попытался заранее договориться о присутствии на защите, организаторы отказали в посещении; 1 июня за час до начала заседания комиссии организаторы запретили войти в зал корреспондентам «Новой газеты» и «Медузы», сославшись на нехватку мест.

Представитель пресс-службы (он не уточнил, чьей именно пресс-службы) пообещал пустить корреспондентов, если места вдруг появятся, однако на протяжении четырех с половиной часов этого так и не случилась. Журналистам не только не позволили стоя послушать защиту, но даже не давали пройти в здание.

Священнослужители, которые спустя два часа вышли на улицу на технический перерыв, давать комментарии «Медузе» отказались. «Как говорят в Euronews, no comments», — ответил не представившийся священнослужитель в подряснике, покупая кофе. «Ну, раз вас не пустили внутрь, значит, вам и не следует знать того, что происходит в зале», — сказал другой.

Официальный оппонент — доктор философских наук РГПУ им. А. И. Герцена Александр Корольков, который приехал на защиту Ходзинского из Санкт-Петербурга, сообщил «Медузе», что работа соискателя ему понравилась.

«Недовольны тем, что теологию сделали наукой, те, кто в целом против православия, — рассуждает Корольков. — А я не вижу противоречий между религией и наукой.

Академик Павлов, например, был физиологом и обладателем Нобелевской премии и при этом ходил в церковь».

Ближе к концу мероприятия организаторы (двое мужчин в строгих костюмах), выйдя из здания, стали обсуждать, как быть с новым кандидатом наук. «Для того чтобы оголтелый народ не напал на Ходзинского на улице, будет лучше после окончания мероприятия вывести его через черный ход», — предположил один из них.

При этом на протяжении заседания комиссии около входа в здание находились только четверо: корреспонденты «Медузы» и «Газеты.ру» и двое магистрантов ПСТГУ, которых тоже не пустили на защиту, хотя их с собой привел Ходзинский. «У нас в университете есть огромный зал.

Неужели нельзя было провести защиту в нем? Все желающие поместились бы», — сказал магистрант ПСТГУ Александр Фокин.

Накануне защиты на диссертацию Ходзинского поступило четыре положительных и пять отрицательных отзывов. Были и другие отрицательные отзывы, но, по словам организаторов, их неправильно оформили.

Члены комиссии во время защиты диссертации зачитали полностью все отрицательные отзывы и ту часть положительных отзывов, где говорилось о недочетах в работе соискателя.

При этом никто из оппонентов, представивших отрицательную оценку, на защите не присутствовал, в отличие от тех, кто работу Ходзинского одобрил.

Источник: https://credo.press/174408/

Минюст признал научные степени по теологии в России

Министерством юстиции РФ подписан приказ о признании научных степеней по теологии в РФ, сообщила министр образования и науки страны Ольга Васильева 14 июня на первой Всероссийской научной конференции «Теология в гуманитарном образовательном пространстве».

«Сегодня окончательно Минюстом подписан приказ, что теология — не как теология со степенью истории, философии или филологии, а как теология — кандидат и доктор имеет право быть», — цитирует ее РИА «Новости».

Васильева заявила, что считает «поистине историческим» этот день. «С сегодняшнего дня мы можем присуждать степень по теологии, о которой так долго мечтали», — добавила министр.

  • «Мощный стимул для развития гуманитарного знания»
  • Глава кремлевской администрации Антон Вайно в своем обращении к участникам конференции, зачитанном помощником президента РФ Андреем Фурсенко, приветствовал признание теологии как комплексной научной и образовательной дисциплины в России.
  • По словам Вайно, это стало «важным и значимым результатом многолетнего конструктивного взаимодействия органов власти, религиозных организаций, педагогических и экспертных сообществ, мощным стимулом для развития гуманитарного знания», передает портал «Интерфакс-Религия».

Васильева, со своей стороны, сообщила, что Минобрнауки увеличит количество бюджетных мест в вузах по специальности «теология» на 2018-2019 учебный год. «В этом году мы выделили на бакалавриат 279 мест, на магистратуру — 180, на аспирантуру — 16. В 2018-2019 годах — уже 632 места. Этот процесс будет развиваться и дальше», — приводит РИА «Новости» ее высказывания.

Ранее Васильева заявляла о необходимости укрепления кафедр теологии в отечественном образовательном и научном пространстве, отмечает агентство.

Первый ученый-теолог уже есть

Первую в России диссертацию по теологии защитил 1 июня в Москве протоиерей Павел Хондзинский. Изначально предполагалось, что он станет кандидатом наук по смежным дисциплинам — истории и философии.

Однако перед началом защиты заместитель председателя Высшей аттестационной комиссии (ВАК) Николай Аристов сообщил, что ВАК утвердил научную отрасль «Теология».

Поэтому Хондзинский станет кандидатом теологических наук — впервые в истории РФ.

Тема его научной работы — «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского». Хондзинский защищал ее в Общецерковной аспирантуре и докторантуре имени святых Кирилла и Мефодия.

Источник: https://www.newsru.com/religy/14jun2017/teo.html

В россии появятся доктора теологических наук

Стать доктором теологических (или богословских) наук до недавнего времени в России было невозможно. Конечно, ученые степени присваивались диссертационными учеными советами духовных академий и университетов РПЦ, но никакой юридической силы на территории РФ они не имели.

Однако в сентябре прошлого года по решению Высшей аттестационной комиссии (ВАК) России теология стала новой научной специальностью, получив шифр «26.00.01».

А 30 мая в системе Минобрнауки был создан первый объединенный совет по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук по специальности «теология».

И теперь в абсолютно законных рамках можно защитить научную работу по теологии и получить научную степень кандидата или доктора.

Сейчас в рамках ВАК формируется экспертный совет по теологии. А ранее соглашение о создании объединенного диссертационного совета по теологии было подписано ректорами РАНХиГС, МГУ им. М.В. Ломоносова, Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия (ОЦАД) и Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ). 

В России около 50 государственных и негосударственных вузов имеют аккредитацию по специальности «теология». В этом году будет выпущено около 200 студентов на уровне бакалавриата и примерно столько же магистров. Сколько из них выберут аспирантуру, пока непонятно. Но в диссертационном совете по теологии готовы к приему научных работ.

— У совета есть полномочия принимать к защите работы, их рассматривать и выступать с рекомендацией, — пояснили «Известиям» в совете.

Споры о том, является теология наукой или нет, ведутся еще с 1991 года, когда правительство сначала включило теологию в перечень научных специальностей, а потом исключило ее.

— Я высказываю личное мнение как доктор философских наук и академик Академии образования, — говорит первый зампред комитета по образованию Госдумы Олег Смолин. — С моей точки зрения, светской теологии как науки нет и быть не может. Наукой могут быть религиоведение и другие дисциплины, изучающие религию.

Читайте также:  Высшее образование: путь к успеху или лишняя трата времени и денег?

Я вполне понимаю, например, что Свято-Тихоновский университет успешно несет в массы слово Божие в помощью современных технологий. Но совершенно не понимаю, когда в ядерном университете открывается кафедра теологии. Ломоносов еще в ХVIII веке повторил идею двойственной истины.

Смысл ее предельно прост: богословам нечего делать в науке, а ученые не должны заниматься богословием. Каждый должен заниматься своим делом.

Между тем появление диссертационного совета по теологии облегчит жизнь ученым, чьи работы не вписывались в рамки философии или истории религии.

— Я зампредседателя диссертационного совета по философии религии и религиоведению при РАНХиГС.

Религиоведение в России отнесено к философским наукам, а также к историческим, — рассказывает религиовед, профессор кафедры национальных и федеративных отношений Института госслужбы и управления РАНХиГС, заведующий Межвузовской кафедрой религиоведения, этнокультурологии и проблем евразийской интеграции Московского православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета Вильям Шмидт. — И в силу специфики нашего совета, мы традиционно принимали работы, которые шли на стыке наук. Например, культурологии, социологии, политологии, права. Иногда их было тяжело квалифицировать как философские работы, потому что религиозный дискурс указывал на то, что это предметная область теологии. Но теологии-то не было, поэтому кандидатские и докторские возвращали на доработку. А некоторые вообще отклоняли.

С такой ситуацией Шмидт столкнулся лично, когда в 2000 году в МГУ, а затем в 2007 году в РАГС защищал работу, посвященную наследию патриарха Никона, — кандидатскую и докторскую.

— Некоторые доктора наук выдвинули к ней претензии — они считали, что в работе усилена богословская составляющая. И говорили: «А почему мы должны защищать ее по философским наукам, даже если предметная область — религиоведение?», — вспоминает Шмидт.

  • Как подчеркивают эксперты в области теологии и религиоведения, речь идет не только о христианской теологии, но и мусульманской, иудейской, буддистской и др.
  • — Нет просто теологии — теология всегда конкретна и соответствует той или иной религиозной традиции, — поясняет Шмидт.
  • По мнению экспертов, уровень теологов в России сейчас чрезвычайно низкий, поскольку еще не сформированы критерии.

Олег Смолин считает, что духовные лица вполне могут получать ученую степень. Но не по теологии.

— Мне кажется, что если духовный деятель хочет иметь светскую ученую степень, он может защититься, например, по истории церкви. Или по каким-то другим темам, но в рамках светских наук, а не по теологии, — говорит депутат.

— Потому что если, скажем, во время защиты диссертации сойдутся атеист, религиозный деятель и агностик, то, скорее всего, восторжествует формула Канта.

А она звучит примерно так: существует три основных доказательства бытия Божия, но ни одно из них с научной точки зрения доказательством не является. Поэтому каждому свое.

Однако Вильям Шмидт убежден, что это не совсем корректно, поскольку теолог и религиовед — это разные научные специальности. Сегодня дискутируется вопрос о придании теологии статуса научной отрасли. 

— Да, у этих наук объект исследования разный. Религиоведение не занимается исследованием проблем Бога. А теология как раз занимается именно этим. Предельный объект теолоогии — это Бог и его проявления в мире. А религиоведение занимается религией как социальным явлением, феноменом, — говорит Шмидт. — Но неспециалистам кажется, что это одно и то же.

Сейчас в аспирантурах религиозных вузов по специальности «теология» в общей сложности обучается чуть более 50 человек. И теперь у каждого из них есть возможность стать кандидатом наук. 

Источник: https://iz.ru/news/616406

Священник Димитрий Сафонов: Теология как научная специальность будет развиваться / Интервью / Патриархия.ru

26 ноября 2017 г. 15:35

Секретарь Ученого совета Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, ученый секретарь Объединенного диссертационного совета по специальности «Теология» священник Димитрий Сафонов дал интервью интернет-журналу «Татьянин день».

— Отец Димитрий, после защиты диссертации протоиерея Павла Хондзинского в России появился первый кандидат теологии, признанный государством. Существуют ли данные о том, сколько кандидатов и докторов богословия с церковными степенями есть в нашей стране?

— В России степени кандидата и доктора богословия присуждали до 1918 года. Потом присуждение прекратилось, хотя существовала духовная академия в Москве, которая действовала нелегально и до 1928 года такие степени присваивала.

Затем, в 1945-1946 годах, возобновилось духовное образование, открылась Московская духовная академия, началось присуждение степеней в соответствии с дореволюционными традициями.

С 1946 года по настоящее время духовные академии — Московская и Санкт-Петербургская — каждый год проводят по нескольку защит. У каждой есть своя база данных.

В академиях существуют кандидатские диссертационные советы, созданные по благословению Святейшего Патриарха в соответствии с церковным положением о диссертационных советах (с 1997 года кандидатский диссовет также работает в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете — «ТД»).

— Недавно начал свою работу Объединенный диссертационный совет по теологии в системе ВАК. Продолжат ли действовать церковные диссертационные советы и какой в них смысл, если уже есть возможность получать ученые степени, признаваемые государством?

— Диссертационные советы по защите кандидатских диссертаций продолжают существовать при церковных вузах. У нас в Общецерковной аспирантуре был создан в этом году Диссертационный совет по защите церковных кандидатских диссертаций.

На базе ОЦАД также существует один на всю Церковь Объединенный докторский диссертационный совет. Эти советы играют свою важную роль — обеспечивают защиту научных степеней для клириков и мирян нашей Церкви.

Степени там присуждаются церковные, но они, тем не менее, являются очень важными, поскольку выпускники академий, как правило, служат в Церкви, у них не возникает необходимости, чтобы их степени признавались государством.

Наше Положение о диссертационных советах — сугубо внутрицерковное, но оно все же создавалось, чтобы в основном соответствовать нормам ВАК, хотя ВАКовские требования более жесткие.

Для доктора наук необходимо 15 статей в журналах ВАК. У нас есть свой Общецерковный церковный перечень журналов — это журналы ВАК плюс наши церковные издания.

То есть соискателю легче опубликоваться, ему легче найти возможность публикации, скажем, в церковном семинарском сборнике, чем если бы он мог размещать публикации только в изданиях из перечня ВАК.

Кроме того, есть и другие ограничения, которые выдвигает государство — например, наличие светского высшего образования.

У наших же соискателей в церковных советах, как правило, его нет: они оканчивают духовные школы и не имеют светского высшего образования, поэтому не могут претендовать на ВАКовские степени. Есть и ряд других второстепенных факторов, которые позволяют говорить о том, что существование церковных советов продолжится в обозримом будущем.

— Верно ли утверждать, что Церковь в последнее время добивалась признания нескольких дисциплин научными? Это произошло недавно с теологией и десять лет назад — с церковной историей.

— Нет, церковную историю государство отдельной научной специальностью не признавало. Диссертации по церковной истории давно защищаются в диссоветах ВАК, но по специальности «История» или «Религиоведение».

Я помню, когда почти четырнадцать лет назад защищал свою диссертацию, для многих членов диссертационного совета это было что-то новое — церковная тема. Многие воспринимали это скептически. Но тема была в ВАКовском совете, соответствовала всем ВАКовским требованиям, я тогда по специальности «Религиоведение» защищался.

Также через несколько лет защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата богословия. Так что сейчас только теология признана государством научной специальностью.

— Есть ли планы у Церкви продвигать дисциплину «Церковное право», добиваться ее признания государством?

— Я не знаю о таких планах. Церковное право — это раздел теологии. Как я уже говорил, есть паспорт специальности «Теология». Там есть церковное право, так же, как и церковная история. То есть на сегодняшний момент невозможно вычленить узкую специальность и признать ее отдельной наукой. Не созданы условия.

— В практике работы Высшей аттестационной комиссии встречаются случаи плагиата, то есть списываний фрагментов диссертации из других источников. Как Церковь отнесется к таким моментам, если вдруг выяснится, что некоторые диссертации по теологии не проходят тест на оригинальность?

— Нужно сказать, что мы в диссертационном совете в секретариате проверяем каждую работу в системе «Антиплагиат вуз». Работа просто не выйдет на защиту, если там есть плагиат, если степень оригинальности менее положенных 85%. Как таковой плагиат недопустим в принципе.

Но есть такие вещи, как самоцитирование, цитирование законодательных актов, источников, которые системой рассматриваются как неоригинальный текст — это не плагиат. Такого неоригинального текста может быть 15% максимум. Остальной текст должен быть написан лично автором, без цитирования. Заимствование чужого текста без ссылок недопустимо.

Мы тщательно проверяем каждую работу по той же методике, которая используется во всех других вузах.

— Есть ли данные, сколько работ уже подано в Объединенный диссертационный совет по теологии и сколько поступит туда в ближайшем будущем?

— На данный момент — больше десяти. Кто-то из соискателей что-то дорабатывает, дописывает. Работы написаны и ждут решения организационных вопросов, доработки и редактирования согласно замечаниям секретариата диссертационного совета.

Поскольку требования очень жесткие, мы на этапе принятия в совет вносим множество замечаний в соответствии с Положением ВАКа — оно общее для всех диссертационных советов.

Мы тщательно проверяем, сколько работ соответствует требованиям Положения по оформлению, по другим формальным критериям.

Поэтому многие дорабатывают свои тексты, кто-то еще не сдал свой кандидатский экзамен по теологии — на сегодняшний день это не так просто сделать. Подчеркну, что у нас требования к диссертациям такие же, как в других диссертационных советах.

Я и мои помощники регулярно повышаем квалификацию на семинарах, которые проходят при участии специалистов Департамента аттестации научных кадров Министерства образования и науки России. Мы стремимся к полному соблюдению Положения без каких-либо поблажек для нашей новой научной специальности.

Можно с уверенностью утверждать, что теология как научная специальность будет развиваться.

Беседовал Даниил Сидоров

***

Дмитрий Владимирович Сафонов родился в 1974 году. В 1991-1996 гг. учился в Историко-архивном институте Российского государственного гуманитарного университета, в 2000 г. окончил аспирантуру РГГУ. В 2004 г.

в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации защитил диссертацию кандидата исторических наук по теме «Патриарх Тихон и советская власть: К проблеме государственно-церковных отношений в 1922-1925 гг.». С 2003 г.

преподает религиоведение, источниковедение и архивоведение в Московской духовной академии. В 2006 г. окончил экстерном Московскую духовную семинарию, в 2007 г. — Московскую духовную академию. В 2010 г.

в Московской духовной академии защитил диссертацию кандидата богословия по теме «Высшее управление Русской Православной Церкви в 1921-1925 гг. в контексте государственно-церковных отношений». В 2011 г. рукоположен в сан диакона, в 2013 г. — в сан священника. С 2016 г.

— секретарь Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата по межрелигиозным отношениям; исполнительный секретарь Межрелигиозного совета России. С 2015 г. — секретарь Ученого совета Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, с 2016 г. — ученый секретарь Объединенного диссертационного совета по специальности «Теология».

«Татьянин день»/Патриархия.ru

Источник: http://www.patriarchia.ru/db/text/5069897.html

Наука веры. Первый кандидат теологии поссорил российских ученых

Сегодня стало известно, что протоиерей Павел Хондзинский получил статус кандидата теологии. Новость тут же расколола общество на разные лагеря. Одни считают, что теология — это не наука, други же утверждают, что она имеет право на жизнь, а атеисты оккупировали научную среду. С аргументами сторон ознакомился «360».

РИА «Новости» / Евгений Биятов

В России появился первый кандидат теологии. Диплом о соответствующем статусе был вручен протоиерею Павлу Хондзинскому. Об этом сегоднясообщает «Интерфакс», ссылаясь на пресс-службу Минобрнауки РФ. «Диплом кандидата наук выдан Хондзинскому на основании соответствующего приказа Минобрнауки России», — сообщили агентству в пресс-службе.

Президиум ВАК при Минобрнауки России на заседании 14 июля 2017 на основании заключения профильного экспертного совета и с учетом изменений в Номенклатуре научных специальностей, принял рекомендацию для Минобрнауки России о соответствии диссертации Хондзинского критериям, установленным Положением о присуждении ученых степеней, и рекомендовал выдать Хондзинскому диплом о присуждении ученой степени кандидата теологии

— объяснили изданию в министерстве.

Само это событие сразу разделило не только верующих или атеистов, но и научное сообщество. Ряд ученых подал в президиум Высшей аттестационной комиссии (ВАК)апелляцию. В ней говорится, что диплом был выдан с многочисленными нарушениями положения о Совете по защите диссертаций.

Суть проблемы заключается в том, что изначально диссертация защищалась на соискание степени кандидата философских наук. Происходило это 1 июня этого года, когда степени по теологии просто не существовало. Ровно через неделю Минобрнауки ввело соответствующую степень, но в силу приказ вступил только 25 июня.

Аттестационное дело протоиерея поступило на рассмотрение в министерство еще позже — 28 июня — когда ведомство, в соответствии с приказом, обязано было в рамках научной специальности «Теология» вместо философских наук, исторических наук, филологических наук, педагогических наук, социологических наук, культурологии ученые степени присуждать по отрасли науки «Теология».

Научное сообщество в этой истории возмущает именно то, что фактически ВАК присвоила степень постфактум, хотя не должна была делать этого. Возмущение группы ученых, подавших апелляцию, вызвало и то, что теперь церковь фактически получит возможность «утверждать списки ВАК»,писало РБК.

Министр образования РФ Ольга Васильева не согласна с инициативной группой. И на встрече с представителями СМИ она заявила, что теология — «признанная во всем мире» отрасль знания.

«Мы будем защищать работу по теологии, а степень будем давать философскую, историческую, филологическую, социологическую… Ребята, вы о чем? Социология в религии есть, но это совсем другая история (…) Мы защищаем работу по теологии, а степень получаем вот по этим направлениям — не пойдет, так не должно быть. Оно изначально было не так», — цитирует Васильеву «Интерфакс».

РИА «Новости» / Сергей Пятаков

С ней не согласен историк, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков. В разговоре с «360» он называет всю эту историю «мракобесием, обскурантизмом и бредом сивой кобылы».

«Теология — не есть наука, и дипломами нельзя ее закрепить в разряде наук. Никак богов нету, но, видите ли, изучающие божественные книги становятся учеными! Ее не считают в Европе наукой.

Только верующие люди занимаются этими делами, но они стоят от науки в стороне, — категоричен в суждениях историк. — Ведь наука — это поиск неизвестного и превращение неизвестного в известное.

Теологи занимаются только бесконечным чтением и толкованием Библии. Этим должны заниматься фольклористы».

Совсем другого мнения придерживается протоиерей Александр Ильяшенко, который напоминает, что теология присутствовала во всех первых университетах Европы.

«В эпоху Просвещения, когда был объявлен непререкаемым авторитетом позитивный разум, начались нападки на теологическую науку, потому что она не соответствует каким-то вновь открытым изобретениям, — делится он в разговоре с „360“. — Теологию почему-то равняют с естественными науками. А филология, философия? Они совершенно не соответствуют правилам, которые применяются к естественным наукам».

На доводы тех, кто написал апелляцию, он отвечает, что они просто компрометируют себя, когда руководствуются процедурными нарушениями. «Разве процедурные нарушения имеют отношение к науке?», — задается риторическим вопросом священник.

Точку в споре ставит доктор исторических наук Владимир Лавров, который говорит, что отношение к теологии определяется тем, верует тот или иной ученый или нет. Он напоминает, что большинство нобелевских лауреатов — верующие люди.

«У нас с 1918 года существовала только атеистическая наука. И тут вдруг на атеистов давят. Это они давят, считая, что другого быть не может. А почему должна быть дискриминация верующих ученых?», — отвечает на вопрос «360» историк. Он считает, что неплохо было бы разобраться «с теми тоннами советской макулатуры для начала».

Большинство опрошенных экспертов напоминают, что церковь не отрицает права атеистов заниматься наукой и быть кандидатами наук. А вот атеистические ученые напротив отказываются считать теологию наукой.

Антон Кравцов

Источник: https://news.myseldon.com/ru/news/index/174244576

Ссылка на основную публикацию