Заявление на егэ, перемены в мгу и трагедия в пермской школе

В этом году исполнилось 10 лет со дня введения единого госэкзамена. Сейчас в вузы Москвы и Петербурга поступают 70% иногородних студентов, хотя до появления ЕГЭ их было всего 25%. Но перемены в системе образования продолжаются.

На круглом столе «Известий» эксперты рассказали о сокращении на четверть списка олимпиад, дающих право поступления в вузы, и разработке многобалльной системы оценок взамен пятибалльной. А осенью всех учащихся старших курсов СПО ждут проверочные работы по русскому языку и математике.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Если результаты окажутся низкими, то выпускники техникумов могут лишиться возможности поступать в вузы без сдачи ЕГЭ.

Талантам из провинции — зеленый свет

«Известия»: Каковы были основные причины введения ЕГЭ?

Виктор Болотов, руководитель Центра мониторинга качества образования Института образования НИУ ВШЭ, член Ученого совета НИУ ВШЭ, академик РАО, «отец ЕГЭ»: Закон «Об образовании» 1992 года дал большую свободу и вузам, и школам. Лейтмотив был таков: «Денег не дадим, дадим свободу».

И вузы, и школы по-разному использовали этот ресурс свободы. Появились договорные школы, где выпускные экзамены совпадали со вступительными экзаменами. Появились регионы, где число золотых медалистов выросло в 3–4 раза. Тогда золотая медаль давала преимущество при поступлении.

На вопрос, почему так происходит, ответ был один: «У нас так растет качество образования».

Заявление на ЕГЭ, перемены в МГУ и трагедия в пермской школе

ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Как противостоять манипуляциям: советы психолога

Оценим за полчаса!

Виктор Болотов

Вузы начали принимать абитуриентов только по своим каналам, а ректоры приносили в Министерство образования заявления так называемых медалистов: «Прощу пренят миня, золотого медалиста». В вузах Москвы и Санкт-Петербурга было лишь 25% студентов из провинции, хотя в советские времена всё было наоборот: 75% со всего СССР, 25% — москвичи и ленинградцы .

Эта ситуация не устраивала ни родителей, ни профессуру вузов, ни общество, ни государство. Поэтому была общая установка: изменить правила выпускных и вступительных экзаменов, добавить им объективности и дать возможность талантливым ребятам из других городов, из сельской местности поступать в ведущие вузы России.

Именно это было основной причиной введения ЕГЭ.

К концу завершения эксперимента по введению ЕГЭ цифра изменилась. В вузы Москвы и Питера стало поступать 65–70% иногородних студентов. По итогам введения ЕГЭ выросла доступность высшего образования для ребят из удаленных районов. Это показывает статистика Росстата, а не отчеты министерства или Рособнадзора.

Анзор Музаев, заместитель руководителя Рособрнадзора: Когда были обычные выпускные экзамены, школам и регионам сказали: «Берите свободы, сколько хотите». Ее взяли в искаженной форме и начали злоупотреблять.

После введения ЕГЭ снова понадеялись на порядочность образования и дали свободу регионам: каждый регион отвечает за проведение экзамена.

При этом тут же государство привязало к показателю оценки губернатора и главы муниципального образования средний балл ЕГЭ. Мы убрали это.

Виктор Болотов: Трехлетняя борьба понадобилась, чтобы убрать этот показатель. Как вы думаете, что делает губернатор, увидев, что у него низкий показатель по ЕГЭ? Он звонит министру и говорит: «Так, чтобы через год было всё в порядке».

«Известия»: Александр Борисович, вы видите абитуриентов и студентов первого курса. Они как-то изменились за десять лет?

Александр Безбородов, и.о. ректора РГГУ: ЕГЭ как государственный инструмент состоялся, вышел из стадии эксперимента. Сейчас это очень заметно. ЕГЭ стал олицетворением и показателем качества единого образовательного пространства в стране.

Казалось бы, РГГУ, в основном, ориентированный на Москву вуз, а и в нем изменилось соотношение столичных и нестоличных студентов. Последних процентов 15 прибавилось.

Для нас это и серьезная проблема — мест в студенческих общежитиях не всегда хватает, приходится искать резервы.

Тест без «угадайки»

«Известия»: Когда только появился ЕГЭ, много претензий было к тестам. Сейчас ситуация изменилась?

Александр Безбородов: Создание контрольно-измерительных материалов (КИМ) — это научная и методическая дисциплина благодаря тому, что существует и централизовано работает Федеральный институт педагогических измерений (ФИПИ). Измерители совершенствуются, они очень чутко настраиваются на общество. Например, в тестах была убрана «угадайка».

Заявление на ЕГЭ, перемены в МГУ и трагедия в пермской школе

ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

Александр Безбородов

Анзор Музаев: Тот же КИМ по истории сформирован так, что шпаргалку писать бессмысленно. Легче выучить, чем сидеть и заниматься ерундой, а потом пытаться что-то вытащить на экзамене.

Все забывают, что КИМ составляют действующие учителя школ и преподаватели вузов по всей стране. В течение года идет формирование заданий. Когда мы очередного критика слушаем, то просто отправляем ему задания: «Почитайте, сами порешайте». Люди живут стереотипами, они КИМы в глаза не видели, но критикуют. За эти годы КИМы прошли серьезную эволюцию!

Виктор Болотов: ЕГЭ по гуманитарному блоку – большая работа предметников, в том числе и высшей школы. Начинался ЕГЭ с предметных комиссий, которые принимают экзамены в ведущие московские вузы, и лучших школьных методистов. Они садились за один стол и договаривались. Математики и физики договорились быстро, а с гуманитариями был долгий и тяжелый процесс.

Экзамен для избранных

«Известия»: С ЕГЭ была еще одна серьезная проблема — утечки.

Анзор Музаев: Да, в 2013 году критиков ЕГЭ прибавилось из-за утечки и «ЕГЭ-туристов».

Виктор Болотов: Очень большой вред был нанесен ЕГЭ, когда Москва делегировала почти все полномочия по безопасности проведения экзамена субъектам. Доверие стало резко падать. Появились блатные пункты проведения ЕГЭ, куда привозили «правильных» детей. Но Рособрнадзор смог за три года переломить эту ситуацию.

Анзор Музаев: Всё зависело от порядочности и погруженности регионального министра в эту проблему. Кто-то начал формировать списки «особых» детей.

«Известия»: И появились стобалльники из ряда регионов…

Виктор Болотов: Это происходило по всей стране. Думаете, в Москве было лучше?

Анзор Музаев: Во всех регионах были списки, но масштаб бедствия был разный. Где-то пропускали десять, а где-то тысячу человек. Это зависело от отдельного управленца в образовании. Тогда начались перекосы, а в 2013 году ко всему этому добавилась утечка, и поднялась волна возмущения.

Заявление на ЕГЭ, перемены в МГУ и трагедия в пермской школе

ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

Анзор Музаев

«Известия»: Как удалось переломить ситуацию?

Анзор Музаев: Поменяли руководство в Рособнадзоре. Мы в августе 2013 года попросили всех представить предложения, что надо менять в ЕГЭ. За три недели поступило 36 тыс. пожеланий. Из них многие дублировались. В течение 2–3 лет всё вводилось, начиная с сочинения.

Кроме изменения в содержании, о котором нас просили, появилась устная часть по иностранным языкам. Организовать сдачу на компьютерах очень дорого, но мы к этому идем. Пожеланий было много, но абсолютно все требовали: если этот экзамен единый, условия должны быть равными для всех.

Александр Безбородов: Система безопасности очень серьезно отрабатывалась, мы видим это изнутри.

Анзор Музаев: В этом году мы ввели полномасштабную технологию печати в пунктах проведения экзамена (ППЭ). Мы экономим огромные средства, потому что уже не отправляем тонны контрольно-измерительных материалов, а лишь один зашифрованный диск. Задания распечатывают на месте. Помимо экономии, это и обеспечение информационной безопасности.

С олимпийским задором

«Известия»: Помимо ЕГЭ, есть еще один путь в вуз — олимпиады. От этого не будут отказываться? Ведь олимпиады тоже не очень прозрачный инструмент.

Анзор Музаев: Никто не будет отменять поступление через олимпиады. Но на днях заседал Российский совет олимпиад школьников, и перечень олимпиад, результаты которых учитываются при поступлении, был сокращен на четверть. В проект документа вошли 72 олимпиады по различным профилям, а в прошлом году их было 97.

Виктор Болотов: На ученом совете «Вышки» обсуждали вступительные экзамены и перечень олимпиад. Наши коллеги по предметным факультетам говорят: «Этим олимпиадам мы верим, а вот этим не верим», — из списка, утвержденного в Минобрнауки. То, что идет сокращение, совершенно правильно.

Анзор Музаев: В прошлом году Рособрнадзор проверил все олимпиады. Сравнили, сколько победителей и призеров олимпиад подтверждают порог в 75 баллов. В ряде олимпиад число не преодолевших порог превышает 35%.

Виктор Болотов: Ведущим вузам дали право проводить свои предметные олимпиады, чтобы они могли отбирать детей из этой элиты. Но вот ректор СПбГУ Николай Кропачев недавно заявил, что ему хватает баллов ЕГЭ, чтобы отобрать абитуриентов. Всероссийскую олимпиаду они берут, но своей не проводят. А это один из лидирующих университетов.

А ректор МФТИ Николай Кудрявцев много лет назад мне говорил, что делал бы добавку к баллам ЕГЭ за законченную музыкальную школу, за спортивный разряд. Если школьник смог получить высокий балл по физике и математике и одновременно окончить музыкальную школу или получить разряд, значит, он умеет организовывать свою жизнь. А что нужно студенту на первом курсе? Самоорганизация прежде всего.

«Известия»: Сейчас вырос процент выпускников 9-х классов, которые уходят в СПО. Не стали ли СПО обходным путем в вузы?

Анзор Музаев: Половина набора в вузы — выпускники среднего профессионального образования. Это в основном региональные вузы, когда ректору необходимо соблюсти контрольные цифры приема. Всё из-за того, что бюджетных мест слишком много.

Александр Безбородов: Но если уменьшить количество бюджетных мест, нужно корректировать штатное расписание преподавателей, и тогда люди оказываются на улице.

Виктор Болотов: Наши исследования показывают, что есть несколько причин, по которым дети уходят в СПО после 9 класса.

Первая часть организована прежде всего родителями с неплохим социально-экономическим статусом. Они видят, что ребенок не сдаст ЕГЭ: он плохо учится в школе и никуда не поступит.

Они сами его направляют в техникум, чтобы он поступил в вуз, минуя ЕГЭ, подбирают техникум по профилю. Таких много.

Вторая часть — дети, которые идут в СПО сами после 9-го класса. Они хотят быстрее стать самостоятельными. Это надо поддерживать. Нужно, чтобы выбор СПО был сознательным.

Анзор Музаев: Осенью мы планируем провести срезы по русскому языку и математике, и, возможно, еще одному из предметов, так как в стенах СПО продолжают изучать общеобразовательные предметы. Это будет во всех субъектах, почти во всех СПО. Мы возьмем старшие курсы.

«Известия»: Если результаты будут низкими, то выпускникам СПО придется сдавать ЕГЭ для поступления в вуз?

Анзор Музаев: После того как мы получим результаты срезов, сделаем выводы и обсудим, нужны ли дальнейшие шаги.

Нововведения для выпускников

«Известия»: Нужно ли, помимо ЕГЭ, развивать другие формы аттестации?

Анзор Музаев: Мы серьезно работаем в этом направлении. Всероссийские проверочные работы (ВПР), национальное исследование качества образования, экзамен в 9-х классах (ОГЭ). Имея результаты ЕГЭ, ВПР и ОГЭ, мы прекрасно видим уровень вранья в конкретной школе. Есть школы, в которых все отличники по ВПР и ОГЭ, но в ЕГЭ у них почему-то провальная ситуация.

«Известия»: Каков процент таких школ?

Анзор Музаев: По стране — больше 400. А всего школ в России свыше 40 тыс. Самое интересное, 200 с лишним школ продолжают эту линию. Мы им указали еще в прошлом году, в региональные министерства отдали списки, дали задание поработать с этой школой, посмотреть, что происходит. Но они и во второй раз показывают, что занимаются приписками.

Виктор Болотов: Я сам был на совещании представителей субъектов федерации. «По ЕГЭ такие результаты, по ОГЭ такие. Прокомментируйте, пожалуйста, почему по ОГЭ в два раза лучше, чем по ЕГЭ?» Стыд и краска на лицах. Три года боролись.

Я противник ВПР в том виде, в котором их сейчас проводят. Я за то, чтобы на федеральном уровне разрабатывали примерные материалы для переводных экзаменов по каждому классу и каждому предмету. Но ничего не изменится, если не будут созданы нормальные внутришкольные системы оценивания. Школа должна научиться сама объективно проводить и итоговое и текущее оценивание.

«Известия»: Есть и другая проблема. Пятибалльная система несовершенна и неудобна.

Виктор Болотов: Она позавчерашняя.

«Известия»: Может быть, ее надо менять?

Виктор Болотов: Безусловно. И ЕГЭ, и ОГЭ — не пятибалльные системы, основанные на «вычитании» — чем больше отступил от канона, тем ниже отметка, они накопительные.

Мы в свое время делали работы по переходу на многобалльные системы. Был большой проект по 12-балльной системе.

Стобалльная в школе не пойдет, потому что отличать 55 от 57 учителю без специальных психометрических процедур нереально. В школе на самом деле сейчас четырехбалльная система — кол никому не ставят.

При этом учитель ставит три с плюсом, четыре с минусом. Надо легализовать эти плюсы и минусы.

«Известия»: Обсуждается ли сейчас отказ от пятибалльной системы?

Виктор Болотов: Да, обсуждается. Но для изменений нужно прежде всего повышение квалификации учителей.

Анзор Музаев: Там очень много работы. Многие годы идем к тому, чтобы выстроить всероссийскую систему оценки качества. Корень зла в том, что учитель не владеет современными методиками внутришкольного оценивания.

«Известия»: Какие внутришкольные инструменты должны появиться?

Виктор Болотов: У нас есть ассоциация школ, которая занимается созданием критериально-ориентированных систем оценки в школе. Любой серьезный учитель хочет не тройку по сочинению ставить, а оценивать компетенции ученика. Понимать, чего хватает, а чего нет.

Мы выходим на популярные сегодня 4 «К»: креативность, критическое мышление, кооперация, коммуникация. Это навыки XXI века, которые активно обсуждает бизнес. Провели опросы, чего не хватает выпускникам высшей школы. Бизнес говорит: «Неумение работать в командах». Мы не умеем критически относиться к информационному потоку, который падает с экранов, страниц газет, про интернет уже не говорю.

«Известия»: В школе учат написанному верить.

Виктор Болотов: Еще хуже. У подавляющего большинства задач есть только один правильный ответ, а у учителя есть еще вопрос: «Ты все условия задачи использовал?» Школа ориентирует на шаблон.

Какое критическое мышление? Какая креативность, если делай по образцу — и у тебя будет всё в шоколаде. Коммуникация. Сколько говорит ученик во время урока? Минуту? И то вряд ли. Помимо предметных знаний, пора начинать измерять «мягкие навыки».

Сейчас предлагают использовать название «универсальные компетенции».

Президент поставил задачу в майском указе — войти в десятку стран с лучшими системами образования. По начальному образованию в рейтинге PIRLS мы уже в десятку входим. В TIMSS мы тоже входим десятку — предметные знания более или менее в порядке.

Мы превзошли средние показатели ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) по PISA, потому что до этого мы были ниже среднего. Это не десятка, а примерно 30–40-е место. Но надо учесть, что остальные страны на месте не сидят. Все бегут, все поднимаются.

В PISA не такие задания, по которым мы сегодня учим в школе: все условия надо использовать, один правильный ответ. Должны быть и некорректные задачки, у которых есть несколько решений. PISA четко связана с 4 «К». Там измеряется цифровая грамотность, умение работать в кооперации. Нам придется менять задания в ЕГЭ и ОГЭ. Кое-какие шаги уже сделаны, но, на мой взгляд, слишком маленькие.

Читайте также:  Открыт набор в -школу программистов online

«Известия»: Каких нововведений стоит ждать ближайшие годы?

Анзор Музаев: Со следующего года вводим в русский язык устную часть, но она будет не в ЕГЭ. Она будет являться допуском к итоговой аттестации в 9-х классах.

В феврале была международная конференция, на которой мы обсуждали будущее — экзамен 2030. Эту дату выбрали, потому что его сдавать будут дети, которые пошли в школу в прошлом году или в этом году идут в первый класс.

Есть интересные предложения и от Москвы, и от Санкт-Петербурга, отдельных новаторов. Москва хочет презентовать нам модель экзамена, на котором можно использовать телефон, компьютер, интернет.

Молодой человек покажет умение работать с данными, критическое мышление.

В ближайшие 2–3 года мы планируем ввести ЕГЭ по информатике на компьютерах, чтобы уйти от жестких рамок бумажной формы. Со следующего года добавляется ЕГЭ по выбору — китайский язык. В 2022 году будет обязательный ЕГЭ по иностранному языку.

Источник: https://iz.ru/771617/elena-loriia-elena-ladilova-roman-kretcul/ege-bolshie-peremeny

Кровавая трагедия в пермской школе: ЧП недели в Прикамье

21 января 2018 | Время чтения 7 мин

Наталья Хомутова, 21 января 2018, 10:58 — REGNUM Трагедия в школе № 127 Перми затмила все другие события и происшествия в Пермском крае на прошедшей неделе (15—21 января).

Случай с вооружённым нападением 15 января прогремел на всю Россию и открыл череду вооружённых ЧП в школах Челябинской области и Улан-Удэ (Бурятия). В конце недели появились версии о том, что все три происшествия могли быть связаны посредством соцсетей.

19 января Роскомнадзор заявил, что будет блокировать группы в соцсетях, которые побуждают к насилию в школах. Но всё это произошло уже после пермского преступления.

Заявление на ЕГЭ, перемены в МГУ и трагедия в пермской школе

Трагедия

Maarten Van Damme

Утром 15 января в класс, где занимались четвероклассники, ворвались двое подростков, как утверждают очевидцы, в чёрных одеждах и напали сначала на педагога, затем стали наносить ранения ученикам. Примечательно, что в первый день информация о происшествии разнилась. Упор делался на версию о вооружённом конфликте между двумя подростками. Однако позже эту версию официально опровергли.

Уголовное дело возбуждено по статье УК РФ «Покушение на убийство двух и более лиц», а затем ещё и по статье «Халатность». Оба объединены в одно производство и на расследовании у Главного управления СКР.

В нападении обвиняются старшеклассник и бывший ученик школы № 127 Перми. Первое судебное заседание прошло в больнице. Фигурантам избрана мера пресечения. После выписки из лечебного учреждения подростков возьмут под стражу. Пока же у их палат круглосуточно дежурят полицейские.

Отец вооружённого налётчика на пермскую школу принёс извинения

Первоначально говорилось о девяти пострадавших, позже заявили о 15, из которых 12 человек были доставлены в больницы. Среди госпитализированных учитель, девять детей в возрасте 10—11 лет и двое подростков, которые совершили нападение.

Самые тяжёлые ранения получила учитель Наталья Шагулина. Её прооперировали в первые сутки после ЧП, медики сделали две операции. 19 января педагога перевели из реанимации. Все дети идут на поправку.

Один ребёнок направлен на амбулаторное лечение, один продолжает лечение на дневном стационаре.

Шесть детей остаются на лечение в круглосуточном стационаре, по предварительному прогнозу часть детей будет выписана в начале следующей недели (с 22 января).

Школьнику, который находится в Московском НИИ глазных болезней им. Гельмгольца, 18 января провели комплексное обследование области раны глаза для определения дальнейшей тактики. Московскими коллегами было принято решение продолжить лечение, начатое в Перми. Напомним, ребёнок получил резаную рану глаза.

Нападавшие подростки находятся в стабильном состоянии.

Следственные органы допросили обвиняемых подростков. Те признались в нападении, подробно рассказали о нападении, но ответить на вопрос, для чего это сделали — не смогли. Сожаления фигуранты уголовного дела не испытывают, сообщают СМИ.

В телеграм-канале было опубликовано интервью с отцом одного из нападавших подростков. Он признался, что давно развёлся с супругой. Вначале с сыном встречался, но потом супруга запретила встречи.

Мужчина пытался поддерживать контакт с сыном, но тот отвечал неохотно. Последние четыре года отец и сын не виделись. Пермяк принёс извинения пострадавшим детям и родителям и выразил недоумение — что могло так повлиять на поведение ребёнка, который рос добрым.

Отец также заметил, что сын увлекался компьютерными играми.

Между тем в мессенджерах и соцсетях появилась информация о странном интересе одного из налётчиков. Выяснилось, что он поклонник историй в стиле «Колумбайн». Напомним, в 1999 году в американской школе двое подростков совершили нападение на учеников и педагогов. Стремление стать этакими антигероями и прославиться могло оказать влияние на подростковое поведение.

Кроме того, правоохранители заявили о том, что один из нападавших состоял на учёте в психоневрологическом диспансере. Также в СМИ говорили о том, что парень наблюдался из-за попыток суицида и «баловался» психоактивными веществами.

  • Стоит также обратить внимание на запись пермского детского омбудсмена Светланы Денисовой, которую она опубликовала в соцсети:
  • «По рассказам мамы ученика 4 Б, которую я знаю лично, её сын и несколько детей сумели первыми вырваться из класса, прошмыгнув мимо второго нападавшего, пока тот молился».
  • Если обвиняемые уже установлены и признали своё участие в вооружённом нападении, то мотивы пока не ясны и выясняются.

Власти заявили о материальной и психологической поддержке детей, которые подверглись нападению. Из краевого бюджета выделено 2,8 млн рублей.

Учитель Наталья Шагулина и ученик, который направлен на лечение глаза в Москву, получат по 500 тыс. рублей. Еще 400 тыс. будут направлены семье мальчика, находящегося в реанимации. Семьи ещё семи школьников получат по 200 тыс.

рублей. Кроме того, на мартовские праздники за счёт краевого бюджета школьники поедут в туристическую поездку.

По результатам визита министр образования и науки России Ольга Васильева приняла решение направить всех учащихся 4 «Б» и детей учительницы для психологической поддержки в международный детский лагерь «Артек».

Между тем в мессенджерах отреагировали на поведение чиновников после ЧП. Пользователи считают, что общество и пострадавшие не дождались в первый день простых и тёплых слов, звучал только казённый язык.

  1. Героизм детей и бессилие охраны: новые подробности резни в школе Перми
  2. А также: В Перми раненая учительница переведена из реанимации
  3. В день ЧП (15 января) в Пермь оперативно выехала уполномоченный по правам ребёнка при президенте России Анна Кузнецова, а 16 января в столицу Прикамья прибыла министра образования России Ольга Васильева.

Детский омбудсмен отметила, что на встрече с педколлективом выяснились подробности — один из участников нападения состоял на внутришкольном учёте из-за проявляемой агрессии в отношении сверстников и находился на домашнем обучении.

Специалисты, которые бы помогли откорректировать поведение юноши, не были задействованы. В 2017 году ситуация усугубилась, и за помощью к уполномоченным органам обратились родители подростка.

Но и здесь предпринятые комиссией по делам несовершеннолетних меры ограничились наложением штрафа на самих же родителей.

И Кузнецова, и Васильева подчеркнули, что надо вести активную работу по воспитанию детей. Речь шла и о том, что необходимо детально проанализировать пермский инцидент и принять системные меры.

В пресс-службе правительства Пермского края сообщили, что региональная власть станет инициатором изменений в федеральное законодательство. Например, могут произойти изменения критериев оценки благополучности семей.

По тем критериям, которым руководствуется сейчас комиссия по делам несовершеннолетних, семья одного из нападавших подросток считалась благополучной.

После резни в пермской школе изменят критерии оценки благополучности семей

После пермского ЧП было принято решение проверить систему безопасности во всех школах, а также ужесточить требования к охранных предприятиям, которые оказывают услуги образовательным учреждениям. В Оренбуржье заговорили о возможной установке металлоискателей в школах.

Однако ряд экспертов заявил, что с усилением охранной системы проблему детской агрессии не решить. Необходим комплекс мероприятий. Прозвучала претензия, что школа оставила за собой только образовательный процесс, «оптимизировав» такой элемент, как воспитание. Вооружённые нападения в школах продемонстрировали сбой и в правоохранительной системе — профилактике детской преступности.

В ближайшие два года в российских школах могут ввести такой предмет, как «Психология». Об этом после пермского ЧП заявил главный психиатр Минздрава России Зураб Кекелидзе.

Речь идёт о плановой подготовке детей «к последующей жизни» и школьными учителями, и родителями. В рамках нового курса школьники не будут изучать основы философии психологии.

Их познакомят, к примеру, с тем, что такое наркотики, дадут понять, что это не «трава, а отрава».

Но главные кирпичики в фундамент воспитания всё же закладываются в семье.

Главный врач Оренбургской областной клинической больницы № 1 Елена Крюкова считает, что как приучают детей мыть руки с малых лет, так с малых лет надо учить и черпанию информации в интернете, объясняя пользу и вред виртуального мира.

По её словам, в интернете ведётся настоящая психологическая война, поэтому во избежание разрушительной агрессии среди детей взрослым необходимо задуматься о психологической безопасности несовершеннолетних.

  • В интернете ведётся психологическая война против детей
  • А также: Резня в школе Перми: версии, директивы, выводы
  • Читайте развитие сюжета: «Золотая Звезда» для героя: общество просит награду для пермского педагога

Источник: https://regnum.ru/news/2370140.html

Поножовщина в пермской школе может изменить федеральные законы

Заявление на ЕГЭ, перемены в МГУ и трагедия в пермской школе

Школьная охрана сработала хорошо, а причину ЧП стоит искать в другом месте, отметил губернатор Алексей Глазырин © URA.RU

Глава Прикамья Максим Решетников 16 января провел внеочередное заседание правительства, посвященное нападению на детей и учителя в школе №127.

Губернатор отметил, что причину трагедии нужно искать не в системе безопасности учебного заведения, которая, по его словам, сработала хорошо, а совсем в другом.

По итогам жуткого происшествия в пермской школе могут быть внесены серьезные изменения в федеральное законодательство.

Открывая внеочередное заседание правительства, Максим Решетников попросил присутствующих воздержаться от скоропалительных выводов до тех пор, пока силовики не разберутся в ситуации.

«Наша задача — это здоровье пострадавших детей и учителя», — заметил глава региона. Сейчас здоровью раненых четвероклашек ничего не угрожает.

Мальчика с ранением глаза увезли в Москву для более качественного оказания медицинской помощи, рассказал министр здравоохранения Дмитрий Матвеев.

Учительница Наталья Шагулина пришла в сознание, ее отключили от аппарата ИВЛ, и теперь она может говорить. «Первыми словами педагога были: «Как мои дети? Я не смогла сделать все, чтобы их защитить», — процитировал Наталью Шагулину губернатор, дополнив доклад главы минздрава.

Следующим выступал мэр Перми Дмитрий Самойлов. Он рассказал, что сейчас школа №127, где произошла трагедия, закрыта. «Занятия возобновят, как только дадут добро правоохранительные органы», — пояснил градоначальник.

Решетников попросил на время вынужденных каникул занять детей — например, экскурсиями. Глава Перми в своем докладе поблагодарил за работу чиновников. «Хочу выразить признательность минздраву», — сказал Самойлов. «И врачам», — заметил губернатор.

«И врачам», — согласился мэр.

Также главы города и региона обсудили систему безопасности в школах Перми. Решетников заметил, что система безопасности в школе №127 сработала очень хорошо. «И охрана сработала, и тревожные кнопки.

Ольга Юрьевна (Васильева — министр образования РФ, экстренно приехавшая в Пермь после ЧП — прим. ред.

) дала сегодня высокую оценку по этой части, но давайте посмотрим, что нужно еще сделать», — добавил губернатор.

При этом глава региона отметил, что главная причина, из-за которой в школе разыгралась трагедия, кроется вовсе не в системе безопасности. «Существуют законодательные барьеры, из-за которых комиссии по делам несовершеннолетних не могут выявить потенциально проблемных подростков и взять их на контроль.

Давайте посмотрим, что мы здесь можем сделать на краевом уровне и какие предложения мы можем выдвинуть коллегам на федеральном уровне», — сказал Решетников. Он добавил, что по поручению премьер-министра Дмитрия Медведева Ольга Васильева возглавила рабочую группу по системному решению подобных ситуаций.

Решетников подчеркнул, что оба подростка, напавшие на детей и учителя, не относились к проблемным по тем критериям, которые приняты сейчас. Молодые люди из благополучных семей с приличным достатком. В завершении губернатор попросил проверить работу комиссий по делам несовершеннолетних.

Позже, выступая перед журналистами, замглавы Пермской гордумы Алексей Грибанов намекнул журналистам на возможность серьезных изменений в федеральном законодательстве. В частности, они могут касаться медицинской тайны в отношении несовершеннолетних.

«Есть проблема взаимоотношения школы, родителей и здравоохранения. Медики, защищая права ребенка, скрывают диагнозы. И бывший ученик школы 127, обладая таким диагнозом, выпал из поля зрения и школы, и комиссии по делам несовершеннолетних, и это в конечном итоге привело к трагедии. Здесь надо совершенствовать законодательство на федеральном уровне», — заметил депутат.

Напомним, 15 января двое подростков 15 и 16 лет с ножами напали на четвероклашек и их учительницу прямо посреди урока. Старший — выпускник этой же школы, который состоял на учете у психиатра. Ученики школы отмечают, что у мальчика были вспышки агрессии и даже попытки суицида. По данным официальных источников, из-за психологических проблем подросток пять лет был на домашнем обучении.

Источник: https://ura.news/news/1052320131

Нарушения на ЕГЭ: у пермских выпускников нашли шпаргалку и телефон

Заявление на ЕГЭ, перемены в МГУ и трагедия в пермской школе

Источник: Вести — Пермь

Выпускники 11-х классов школ Пермского края писали свой последний ЕГЭ. По выбору это были литература и физика. Теперь, как говорят сами ребята, можно вздохнуть свободно и ждать результатов.

Для выпускников это уже третий экзамен, два основных — математика и русский язык — позади, и по всей видимости, уже наученные горьким опытом, берут с собой аж по пять черных ручек, мало ли что.

Выпускник: «Нужно с собой брать минимум 10 ручек, чтобы пять оставить себе, а остальные раздать одноклассникам».

Кто-то сдаёт физику, кто-то — литературу. В коридорах шумно, как на перемене между уроками. Но многие признаются, что всё это очень волнительно. Ещё бы, такой контроль.

Стандартный набор сдающего: паспорт, ручки, шоколад, вода, калькулятор, для тех, кто пишет физику, и линейка.

Те, кто в штабе ППЭ (пункте проведения экзаменов), пристально в экраны будут смотреть в последний раз. Обстановка здесь рабочая, но никто не скрывает, что ждут завершения многосерийной эпопеи под названием ЕГЭ.

Татьяна Гурова, руководитель пункта проведения экзаменов: «Завершение будет, когда мы сдадимся со всеми материалами, и нам Москва подтвердит, тогда мы только выдохнем».

Несмотря на всю строгость процедуры, условия для мозговой деятельности что надо. Есть и специальные классы для ребят с ограниченными возможностями здоровья.

Ольга Бурматова, сопровождающий ассистент: «Моя помощь заключается в том, чтобы заполнить вместе стандартный бланк, то есть перенести ответы на бланк, проконтролировать».

В этом году испытали себя единым государственным более 13 тысяч человек, среди них 11 тысяч — выпускники этого года. Так как первые экзамены стартовали ещё в конце мая — результаты по предметам, что были в числе первых, уже известны, как и нарушения. Их два. У одного телефон, у второго — шпаргалка.

Раиса Кассина, министр образования и науки Пермского края: «По шести предметам есть хорошие результаты. Нет оснований думать, что у нас ребята не получат аттестаты. Математику вообще сдали ближе к пятерке, большинство, примерно 60%, базовую. Хорошо сдали информатику. Много стобалльников по информатике».

Несмотря на то, что закончился основной период, есть ещё дополнительный, для тех, кто не справился с обязательными предметами или не смог присутствовать на экзамене по уважительной причине.

Сотрудникам пункта сдачи ЕГЭ можно выдохнуть, последний экзамен завершен. А вот выпускникам еще предстоит понервничать, ведь еще предстоит дождаться результатов, а потом еще и поступить в вуз.

Источник: https://news.mail.ru/society/33857439/

Каникулы коронавирусного режима

Депутаты Пермской городской думы предложили объявить в школах карантин в целях предотвращения распространения коронавируса. В администрации сообщают, что город не может принять такое решение, так как оно пойдет вразрез с постановлением краевых властей.

Думцы считают, что для продолжения учебного процесса школы необходимо обеспечить большим количеством антисептиков и защитными масками на каждого ученика.

В данный момент сделать это невозможно, поэтому учреждения лучше совсем закрыть, и, по мнению депутатов, как можно скорее.

Вчера на заседании комитета гордумы по социальной политике часть депутатов призвала сотрудников мэрии ввести карантин во всех школах Перми. В думе это обосновывают тем, что часть учреждений уже закрылась, а количество детей, перешедших на дистанционное обучение, стремительно растет.

Читайте также:  музыкальное образование в россии

«Многие заведения, учитывая сложную эпидемиологическую ситуацию, самостоятельно принимают различные решения: эта закрывается, та нет, тут на усмотрение родителей. С чем это связано? Неужели у нас дети везде разные? Я считаю, должен быть один системный подход»,— заявил зампред комитета по социальной политике Александр Буторин.

Четыре школы Перми с 17 марта объявили досрочные каникулы в качестве профилактической меры распространения коронавируса. На неделю раньше начали отдыхать учащиеся СОШ №2, 94 и 122 и гимназии №17. С четверга планируется объявить каникулы в лицее №9.

В остальных общеобразовательных учреждениях города введено свободное посещение. Родитель может написать заявление, и его ребенок будет переведен на дистанционную форму обучения.

В этом случае школа должна обеспечить возможность удаленного освоения программы учеником. Отметим, в школе №22, где обучается ребенок пермяка с диагностированным COVID-19, все учащиеся занимаются дистанционно.

По данным на 16 марта, на дистанционном обучении находился 1% всех школьников Перми, 17 марта их число увеличилось до 7%.

Заместитель главы пермской администрации по социальному блоку Людмила Гаджиева отметила, что, несмотря на это, мэрия не может объявить карантин. По ее словам, решение ввести свободное посещение было принято на уровне краевого правительства, городские власти в этом случае самостоятельно действовать не могут.

«Единая логика краевых руководителей заключается в том, чтобы обеспечить свободу выбора для родителей. Также у каждой школы есть право самим устанавливать сроки каникул, и некоторые им воспользовались. Пермь — часть Пермского края, поэтому мы работаем по краевым документам.

Если завтра-послезавтра в регионе будет принято иное решение, мы подстроимся»,— сообщила госпожа Гаджиева.

Депутат Олег Бурдин считает, что введение карантина в школах не будет противоречить логике краевых властей. Если же город действительно не вправе принять такое решение, то надо как можно скорее транслировать это предложение на высший уровень.

На комитете подняли вопрос о том, что если занятия продолжатся, школы необходимо будет обеспечить средствами дезинфекции и индивидуальной защиты для каждого ученика и педагога.

Господин Бурдин отметил, что в данный момент решить такую задачу невозможно, и это главная причина, по которой школы лучше закрыть: «Объявить карантин проще, чем завозить в учреждения антисептики и маски, которые надо менять каждый час. Да, и давайте честно признаемся, такое количество масок мы сейчас просто нигде не найдем».

По словам начальника пермского управления по вопросам общественного самоуправления и межнациональным отношениям Лидии Королевой, вопрос поставок масок прорабатывается, однако точные сроки назвать пока нельзя.

Также гос­пожа Королева сообщила, что в администрации ежедневно проводятся заседания КЧС (комиссии по чрезвычайным ситуациям).

По заданию краевого правительства мэрия готовит справку о готовности города к эпидемии по всем направлениям (связь, дорожные сети, продуктовые запасы).

На данный момент в Пермском крае зарегистрировано два случая инфицирования COVID-19. По данным оперативного штаба по борьбе с коронавирусом, в России число заразившихся достигло 114 человек.

Екатерина Артемова

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4291919

Подростки, устроившие резню в пермской школе, в СИЗО играют в футбол и готовятся к ЕГЭ

Детей и их учительницу выписали из больницы

Пермскую учительницу, пострадавшую при нападении на школу, выписали из больницы. Состояние Натальи Шагулиной врачи оценили как удовлетворительное и разрешили пациентке продолжать лечение дома.

— Травмы Натальи Васильевны оказались очень серьезными, она перенесла тяжелую операцию, — рассказали «Комсомолке» в ГКБ № 4, где педагог провела почти месяц. — Говорить о выходе на работу пока преждевременно, пациентка будет продолжать лечение в условиях дневного стационара.

— Дорогие сотрудники ГКБ №4! Хочу от всего сердца поблагодарить вас за то, что спасли мне жизнь, — после выписки Наталья Шагулина поблагодарила всех сотрудников «четверки». — Я увидела рядом с собой много людей, влюбленных в свою профессию. Благодарю вас всех за доброжелательную и теплую атмосферу, которая помогла мне быстро вернуться к привычной жизни.

Четвероклашки с нетерпением ждут, когда их любимый классный руководитель вернется в школу. Все дети, которые также получили травмы, выписаны из больницы и вернулись к учебе.

— Слава Богу, все страшное позади, у нас все хорошо, — сообщила нам мама одной из пострадавших девочек.

ЧП в пермской школе 127, напомним, случилось утром 15 января. Двое подростков, спрятав лица под темными капюшонами, ворвались в кабинет, где шел урок труда в 4-м «Б». В этот момент классный руководитель Наталия Шагулина объясняла мальчишкам и девчонкам, как мастерить поделки из дерева.

Парни напали с ножом на женщину (она получила 17 ударов), а потом стали бить малышей — старались наносить удары по голове и шее, чтобы уж наверняка убить. С колотыми и резаными ранами в больницу были доставлены девять четвероклашек.

После резни нападавшие нанесли несколько ножевых ранений друг другу. Раны оказались поверхностными и не опасными для жизни. Есть версия, что после нападения они хотели убить друг друга.

Лев и Александр не чувствуют вину за то, что сотворили социальные сети

Играют в футбол и готовятся к ЕГЭ

Суд принял решение арестовать нападавших прямо в их больничной палате. им предъявлено обвинение в покушении на убийство нескольких человек. Сейчас 16-летний Александр (он ученик этой школы) и 17-летний Лев находятся в пермском следственном изоляторе для несовершеннолетних.

— Это один из лучших изоляторов на территории Пермского края, — рассказали «КП» правозащитники. — Здесь находятся мамы с малолетними детьми и несовершеннолетние, в отношении которых расследуются уголовные дела, а также те, кто обжалует приговор или ждет перевода в исправительную колонию.

Условия содержания несколько отличаются от взрослого изолятора. Оборудованы два учебных класса, где подростки занимаются по программе вечерней школы и даже сдают ЕГЭ. С «воли» родители могут передавать для них необходимые книги и учебники.

Детям положена прогулка — два часа в день. Желающие могут принимать участие в спортивных играх, на территории колонии есть футбольное поле.

— Для несовершеннолетних разработан улучшенный рацион питания, в который включены фрукты, мясо, молочная продукция, — рассказывают общественники.

— Камеры, в которых сидят дети, типовые, ничем не отличаются от взрослых. Но существует разделение по категориями.

Преступники, совершившие убийства, преступления против половой неприкосновенности, содержатся отдельно. В особенности от тех, кто впервые преступил закон.

На допросах подростки молчат

Как рассказали нам в правоохранительных органах, Лев и Александр не раскаиваются и не испытывают никакого чувства вины за то, что сделали. Ведут себя в СИЗО тихо и спокойно.

Зачинщик преступления — Лев — поклонник темы массовых убийств в США. Группы в соцсетях, где муссировались подробности преступлений, настолько зомбировали парня, что он решил повторить «подвиг» американских школьников. Сейчас это основная версия преступления.

  • — Эти подростки хотели славы, хотели стать антигероями и привлечь таким образом внимание общества к своим персонам, — считают эксперты.
  • Оба подростка наняли себе адвокатов и по рекомендации защитников воспользовались правом отказаться от дачи показаний.
  • Дело ведет Следственный комитет, сейчас следователи ждут результатов психолого-психиатрической экспертизы, которая установит степень вменяемости обвиняемых.

Известно, что Лев имеет психиатрическое заболевание. Какое именно, не разглашается. Как выяснила «КП», шесть лет назад парень жестоко избил в школе девочку и двух мальчиков. Тогда его, 11-летнего, поставили на внутришкольный учет. Затем ребенку провели серьезное обследование и регулярно направляли в психоневрологическую клинику. Видимо, не помогло…

  1. Если нападавших признают вменяемыми, им грозит до 10 лет лишения свободы.
  2. Почему на пути подростков, напавших на детей в Перми, оказалась всего одна учительница (подробности)

Источник: https://www.kp.md/daily/26795/3829860/

Учительницу объявили «позором школы» за случайно зазвонивший во время проверки ЕГЭ телефон

После невинной оплошности заслуженному педагогу с 20-летним стажем «не рекомендовали» заниматься образовательной деятельностью

Одиннадцатиклассники по всей стране сдают ЕГЭ. Обстановка накалена до предела, все на нервах. Доходит до сумасшествия. Вопиющий случай произошел с учителем английского языка московской школы № 1018 Александрой Витальевной ШКУРИНОЙ.

Директор распорядился уволить педагога за то, что во время экзамена раздался звонок ее телефона – женщина забыла выложить его из кармана.

О том, что нельзя проносить на ЕГЭ любые гаджеты известно, но то, как наказали допустившего оплошность преподавателя, не входит в законные рамки. Подробностями этой истории поделилась дочь учительницы Елена ШКУРИНА.

Публикуем ее рассказ полностью (орфография, пунктуация и стиль автора сохранены) и считаем, что Александре Витальевне обязательно надо помочь восстановить справедливость.

— Моя мама — Александра Витальевна Шкурина, учитель английского языка с двадцатилетним стажем, обожаемый учениками, немного даже помешанный на своей работе и в школе практически ночующий, в один день превратилась в «позор школы», и первого июня ее вынудили написать заявление об увольнении по собственному желанию; и всё, теперь она не учитель, а так. Вынудил её сделать это директор школы № 1018 Головин Алексей Дмитриевич.

А случилось вот что: мама не первый год участвует в качестве эксперта в проверке ОГЭ по английскому языку, и в этом году во время этой самой проверки аудирования мама забыла из кармана достать телефон. И он, конечно, зазвонил. Она выключила звук и извинилась, телефон убрала.

Кто-то из присутствующих коллег не грустя настрочил донос о нарушении правил проверки, и через несколько дней маму уже вызывают на ковер к директору школы, и там под крики «вы позор школы» директор требует, чтобы она срочно написала заявление об увольнении по собственному желанию.

Якобы таким образом он спасает ее от увольнения «по статье» — кстати, по какой статье в этом случае ее должны были уволить, мы так и не выяснили. Мама просит дать ей проработать еще хотя бы неделю — вечером следующего дня она должна везти свой класс в Санкт-Петербург.

Директор непреклонен.

Да, мама совершила большую ошибку, написав это заявление. Но её прессанули так, что она даже мне не позвонила. Никому не позвонила, растерялась и написала. То есть да, она нарушитель, она и правда забыла телефон в кармане и этого не отрицает.

Никаких бумаг о том, что нельзя, ибо увольнение, она не подписывала, но им, проверяющим, говорили о том, что нельзя телефон с собой. Забыла, заработалась, отвлеклась.

Чтоб было понятно, в каком состоянии проверяющие учителя находятся во время всех этих проверок, добавлю, что они работают семь дней в неделю в этот период (пятидневная учебная нагрузка, суббота и воскресенье — сама проверка работ).

Она не разговаривала по нему и никаких действий, кроме отключить звук-извиниться и убрать его подальше, не совершала. Хотя я все-таки не до конца понимаю, как телефон поможет проверяющим экзамен экспертам, ну да ладно.

НАЖМИТЕ ДЛЯ УВЕЛИЧЕНИЯ. Инфографика: ege.edu.ru

«Департамент требует крови»

На следующий день после всей этой замечательной истории директор уже рассказывал, что ему, мол, пришло требование сверху, из департамента образования — уволить сотрудника именно что по статье и теперь он героически, но при условии отсутствия шума, привлечения родителей, юристов, СМИ и вообще чьего-либо внимания и каких-либо действий со стороны мамы, спасет ее от этого — от волчьего билета, от строчки в резюме с которой ее ни в одну школу страны за такой «позор» не возьмут. После оказалось, что это все эти песни про спасение и взять обратно — вранье, конечно.

«Департамент образования требует крови» — вот что мне сказали коллеги. Бумага из департамента действительно пришла — с требованием разобраться, провести расследование. Но делать этого никто не стал — проще в пятнадцать минут уволить и вообще по другой причине. Ну а дальше цирк с конями.

Вечером следующего дня мама, вроде бы как в статусе частного лица, увозит детей в Питер. Возвращается ранним утром шестого июня и идёт в школу за трудовой книжкой, а она — вот сюрприз — пустая. И ее не отдают. Вместо этого — запугивания и запутывания.

Мама отказывается от формулировки «уволена по соглашению сторон» — ей опять говорят про статью, назвать статью никто не может.

Сегодня она идет в школу и пишет развернутое заявление с требованием вернуть трудовую, после этого получает ее наконец, а там написано, конечно, что уволена она по соглашению сторон. Хотя стороны ни о чем не соглашались.

Мало того, уволена все-таки с волчьим билетом — по приказу директора школы Головина Алексея Дмитриевича, за день до того, как он рассказывал о спасительном молчании, в личном деле мамы (точнее, в некой «системе облачные кадры») поставлена пометка о том, что работать в сфере образования ей «не рекомендовано». Абсурд, подлость, опять абсурд и какое-то просто сумасшествие. Ни разу за почти 20 лет работы в школе — ни одного выговора или замечания, никаких конфликтных ситуаций с директором и коллегами и в один день — вот такое.

Фото Алексея БУЛАТОВА/«Комсомольская правда»

Она разбита и растеряна, 20 лет работы в школах, из них 13 — в гарнизоне на крайнем севере, откуда ее ученики укатывали поступать в столичные инязы без репетиторов и поступали.

Работа на две ставки, бессонные ночи, классное руководство, кружки и бесчисленная внеклассная и внеурочная деятельность, вот эти все курсы, внезапная семидневная рабочая неделя когда начинаются экзамены и учитель несется на проверки — за все это внутри школы не принято благодарить, работать на убой — это такая норма, данность. Но как только что случись — выходит, что человека просто выкидывают, мгновенно. Для мамы это удар, она никогда прежде не оказывалась в подобных ситуациях, она не верит, кажется, до конца что так подло, так жестко с ней могли обойтись. Скольких лет жизни ей стоил этот стресс — боюсь представить.

Я вообще не понимаю как так — по щелчку, по какой-то дурной прихоти, прикрывая собственную персону, человек решает чужую судьбу. Кто-то говорит про требование департамента, кто-то — про личную инициативу А.Д. директора Головина, но факт остается фактом: мама уволена из школы, вот так вот, дико, уродски и подло.

Потрясены как коллеги, так и родители и дети. Как мантра повторяется «только молчите, только ничего не делайте, только никакого шума». Родители молчать не намерены, спасибо им за это, они хотят отвоевать своего педагога обратно.

Но кто все это придумал, что за тренькнувший телефон учитель, ценный специалист выкидывается вон? Я не могу понять — это такая принятая в нашей школьной сфере практика? Оказывается, таких случаев в городе Москва в 2017 году было четыре, но, кажется, выгнал своего сотрудника в панике только директор школы № 1018.

Школьники потеряли неравнодушного и умного учителя, а что выиграла школа в погоне за одобрением департамента образования? Кто вообще от этой истории в выигрыше? Интересно еще и то, что живя на севере мама была лидером местной профсоюзной организации и драла глотки за своих коллег в судах.

А когда дело коснулось ее самой — растерялась.

Друзья, я очень прошу помочь мне и распространить эту историю — я очень надеюсь на то, что мне удастся разобраться в этом абсурде и вдруг выйдет его остановить. Буду рада любым советам, перепостам, рассказам об этом всем, вниманию, и, кроме прочего, мне нужны консультации юристов, которые имеют отношение к образовательной системе. Потому что это несправедливо.

Источник: https://www.eg.ru/society/352487/

Ссылка на основную публикацию