Как россияне относятся к школьным психологам

Как россияне относятся к школьным психологам

24 Декабря 2014

Обращение за психологической помощью и поддержкой к другим людям для большинства россиян нормой не является: 78% обычно не просят совета, когда испытывают душевные переживания. Помощью профессиональных психологов пользовались немногие. Более того, 57% россиян исключают возможность обращения к психотерапевту, объясняя это тем, что «у них все хорошо» (23%) или они «сами могут выбраться из проблем» (14%). Тем не менее читают о психологии и смотрят передачи на эту тему довольно многие. скачать данные
Как россияне относятся к школьным психологам

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

ФОМнибус – репрезентативный опрос населения от 18 лет и старше. В опросе участвовали 1500 респондентов – жителей 100 городских и сельских населенных пунктов в 43 субъектах РФ. Интервью в режиме face-to-face проходили по месту жительства респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,6%.

материалы

90% россиян – в Центральном ФО 97% – признали: зима в этом году была теплее обычного. 69% опрошенных такой тёплой зимы не помнят, 18% говорят, что такое уже бывало. В отношении к погодной аномалии люди разделились: 48% тёплая зима понравилась, 44% – нет

48% россиян довольны организацией вывоза мусора, 11% (в Дальневосточном ФО – 28%) – недовольны; 40% расценивают ситуацию в этой сфере как удовлетворительную. Плату за вывоз мусора 41% участников опроса считают очень большой, 49% – терпимой, приемлемой

Довольны ситуацией в своем регионе 45% россиян, недовольны – 49%. Больше всего довольных – среди москвичей и относительно обеспеченных граждан, недовольных – в группе 46–60-летних, среди необеспеченных, жителей малых городов и Дальневосточного ФО

Относительно статуса 31 декабря – рабочий это должен быть день или выходной – в стране наблюдается консенсус: 83% участников опроса высказались за то, чтобы день этот был нерабочим. В прошлом году работали 31 декабря 53% работающих граждан

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Чем бы ни тешилось: самые необычные студенческие кружки и сообщества

Оценим за полчаса!

Выбирая, какой праздник больше значит для них – Новый год или Рождество, – 56% россиян назвали Новый год и аргументировали: «с детства праздник, а Рождество не привыкли отмечать», «всей семьей отмечаем», «новую жизнь ждем всегда». Для 23% больше значит Рождество: «праздник религиозный, а я верующий»

Источник: https://fom.ru/Obraz-zhizni/11885

Школьный психолог: когда к нему нужно обращаться и чем он может помочь?

  • Теги:
  • Рекомендации специалистов
  • 7-12 лет
  • подросток

Как россияне относятся к школьным психологам

Приходилось ли вам когда-нибудь обращаться к школьному психологу? Наверное, многие родители ответят на этот вопрос примерно так: «К счастью, нет». А зря… Должность педагога-психолога была включена в номенклатуру должностей педагогических работников довольно давно, около 20 лет тому назад. Сегодня психолог есть во многих школах, а в некоторых образовательных учреждениях даже созданы собственные службы психологической помощи, куда бесплатно могут обращаться как дети, так и родители. Однако, несмотря на это, родители до сих пор не понимают, кто такой — этот школьный психолог, и считают, что к нему нужно идти только в том случае, если у ребенка что-то не в порядке с психикой. Мы решили развенчать этот миф и рассказать о том, чем может быть полезен школьный психолог каждому ребенку.

Основные принципы работы школьного психолога

В первую очередь, школьный психолог — это специалист, который обязательно должен иметь высшее психологическое образование, и для него в первую очередь действуют правила Этического кодекса психолога.

Согласно кодексу, любая информация об учениках должна храниться в сейфе у школьного психолога, доступ к которому есть только у него, и он не имеет права разглашать сведения третьим лицам.

Исключение составляет информация о противоправных действиях: если психологу становится известно о совершенном преступлении или подготовке к преступлению, он обязан сообщить об этом в правоохранительные органы.

Кроме того, психолог обязан сообщать клиенту (в случае школьного психолога — школьнику) о результатах любого исследования, которое проводилось.

Еще один важный принцип, которым должен руководствоваться школьный психолог — принцип непредвзятости. Задача специалиста — выслушивать разные, порой противоречивые, мнения и разбираться в них.

Основной плюс этого принципа заключается в том, что психолог не заинтересован в разрешении конфликта в чью-то пользу — он смотрит на ситуацию со стороны и нейтрально относится к конфиденциальной информации.

Психологи проходят специально подготовку, в результате которой способны создавать атмосферу доверия и находить контакт с любым клиентом, даже самым сложным.

Чем психолог может помочь ребенку?

К психологу стоит обращаться в любых ситуациях, касающихся школьника и его семьи. Школьный психолог может помочь с вопросами профориентации, с решением проблем в семье, в межличностных отношениях, с учебой и т. д.

Однако не нужно воспринимать школьного психолога исключительно как специалиста, который работает с проблемами детей. Его роль позитивна — он помогает ребенку безболезненно пройти стадии социализации и раскрыть свой потенциал.

Работать с детьми психолог начинает еще до школы: он участвует в составлении программы тестирования будущих первоклассников, может проводить с ними собеседования, выявлять степень готовности к школе и давать родителям полезные рекомендации.

Вообще основную часть своего рабочего времени школьный психолог посвящает различного рода диагностикам. Например, он может выяснить, успешно ли у первоклассников проходит процесс адаптации к школе.

Специалист проводит тестирование, результаты которого передает учителям и администрации школы, но только в виде общего итога (например, «70% учеников успешно адаптированы»).

Данные о конкретных учениках не могут быть разглашены, а с неадаптированными детьми психолог должен работать лично и конфиденциально, чтобы справиться с проблемой.

Также психолог может проводить диагностику детско-родительских отношений, исследовать отношения внутри класса, изучать особенности личности школьников, уровень их мышления, внимания.

Важная составляющая работы школьного психолога — профориентационная диагностика, которая помогает разобраться в способностях учеников и распределить их по профильным классам — в гуманитарный, в технический, в научно-естественный и т. д.

Часто именно благодаря тестированиям и исследованиям психолог выявляет проблемы как во всем классе, так и у конкретных учеников, которые пока еще незаметны со стороны, но которые могут перерасти в катастрофу. В этом случае школьный психолог должен проводить коррекционные занятия, которые могут быть как групповыми, так и индивидуальными.

Так, например, если в классе обнаруживаются «симптомы» буллинга (травли), то психолог должен выявить жертву и зачинщиков, провести беседы со всеми, кто задействован в травле, разобраться в причинах такого отношения одноклассников друг к другу, провести ряд групповых занятий, направленных на сплочение коллектива, и, конечно, помочь жертве буллинга справиться с ситуацией.

Когда к психологу стоит обращаться родителям?

Еще одна задача школьного психолога — консультирование родителей и учителей. Причем, вопросы, с которыми взрослые обращаются к этому специалисту, могут быть разными, и совсем необязательно, что это будут проблемы.

Мама может прийти к психологу, чтобы просто спросить, хорошие ли у ее ребенка отношения с одноклассниками, нет ли у нее трудностей с профориентацией или адаптацией (если, например, ученика перевели в новую школу) и правильно ли родители строят отношения с подростком.

Если в семье возникают ситуации, которые травмируют ребенка (развод родителей, смерть кого-то из близких, серьезные материальные трудности), то мать или отец также могут прийти и рассказать о них психологу, чтобы специалист был в курсе, внимательнее следил за поведением ребенка и был готов оказать ему поддержку.

Если же ребенок стал замкнутым, необщительным, если он не хочет ходить в школу или же часто приходит домой в слезах, то это тоже повод как можно скорее обратится к школьному психологу.

Вообще любые ярко выраженные изменения в поведении ребенка должны насторожить родителей, и в этом случае лучше вовремя попросить помощи у специалиста, чем ждать, пока ситуация выйдет из-под контроля и обернется катастрофой.

Возможно, что никаких серьезных проблем психолог не выявит, но подскажет, как поддержать школьника и сохранить с ним доверительные отношения.

Часто к школьным психологам обращаются и учителя за помощью в разрешении конфликтов с учениками, а также в случае, если у школьника резко упала успеваемость, и учитель не может понять, почему это произошло.

Тогда по запросу педагога психолог проводит диагностику и, если это необходимо, коррекцию. В моей практике был случай, когда у ученика упала успеваемость, с чем ко мне обратился его классный руководитель.

А в итоге я выявила суицидальные наклонности у школьника и долго работала с ним в дальнейшем для устранения этого патологического состояния.

В целом, школьный психолог осуществляет деятельность, направленную на сохранение психологического здоровья школьников. И если вы до сих пор не знаете, где в вашей школе находится кабинет психолога, то, может быть, пришло время об этом узнать и познакомиться со специалистом, который не менее значим, чем классный руководитель?

Екатерина Сафонова

Как россияне относятся к школьным психологам Хорошо ли ребенку в школе

Часто родители не знают, что происходит с ребенком, пока он в школе, нравится ли ему в классе. Пройдя этот тест, вы узнаете какие отношения у вашего ребенка с одноклассниками и нравится ли ему школьная жизнь.

Пройти тест

Источник: https://www.ya-roditel.ru/parents/base/experts/shkolnyy-psikholog-kogda-k-nemu-nuzhno-obrashchatsya-i-chem-on-mozhet-pomoch/

Школьный психолог: зачем он нужен и с чем к нему обращаться

Семь лет назад я работала школьным психологом. Помню, переживала, когда слышала от детей: «Я не пойду к психологу — со мной все нормально» или «Я и так здоров». Хорошо помню и перепуганные глаза мам и пап, когда после родительского собрания просила их зайти ко мне. Тогда складывалось ощущение, что меня путают с психиатром и боятся, что буду выписывать справки с диагнозами. 

Радует, что сейчас психолог вызывает меньше тревоги и напряжения. Но для того, чтобы понять, чем занимается психолог в школе, уместно разобраться в таких понятиях, как «психиатр», «психотерапевт», «психолог».

Чем отличаются психолог, психиатр и психотерапевт?

ПСИХИАТР — врач с высшим медицинским образованием. Лечит тяжелые формы психического расстройства — психозы (шизофрения, биполярное расстройство и многое другое). В своей работе использует медикаментозное лечение.

ПСИХОТЕРАПЕВТ — врач с высшим медицинским образованием. Лечит более легкие формы психического расстройства — неврозы (депрессия, страхи, тревога). Помимо медикаментозного лечения использует в своей практике психотерапевтические методы лечения без использования препаратов.

МЕДИЦИНСКИЙ ПСИХОЛОГ — специалист с высшим психологическим образованием, не обязательно медицинским. Часто работает в больницах и других лечебных заведениях. Занимается диагностикой, консультативной деятельностью и долгосрочной работой с пациентами, используя психологические методы лечения. Не назначает медикаментозное лечение.

ПСИХОЛОГ — специалист с высшим психологическим образованием. Не имеет отношения к медицине. Работает со здоровыми людьми, которые столкнулись с жизненными трудностями или кризисами. Не назначает медикаментозное лечение. Иногда может работать с больным, который находится под наблюдением психиатра.

Зачем нужен школьный психолог?

Чем именно должен заниматься психолог в школе, часто не понимают не только родители, но и сам педагогический коллектив. Я думаю, каждый школьный психолог сталкивался с ситуацией, когда учитель приводил к нему «непослушного» ученика с ожиданиями, что он в кратчайшие сроки сделает из «хулигана» послушного, спокойного и примерного ученика. 

Что же входит в компетенцию школьного психолога:

  • диагностика;
  • просветительская деятельность (объяснять, что такое психология, зачем нужна, чем конкретно занимаются на уроках психологии);
  • рекомендации педагогам касательно формирования учебного процесса, учитывая индивидуальные особенности ребенка или класса в целом;
  • рекомендации ученикам по результатам тестирования или по их индивидуальному запросу;
  • консультативная работа по запросу школьников;
  • рекомендации родителям;
  • информационная работа — информировать родителей и учителей о психологических особенностях детей разного возраста;
  • профориентационная работа — исследование способностей школьников;
  • тренинговая работа — групповая работа по раскрытию внутреннего потенциала, саморазвитию, пониманию себя.

Есть много обидных стереотипов о психологах в школе, которые часто формируют сами же учителя. Вот некоторые из них:

  • психологи в школах ничем не заняты;
  • ничего не умеют толкового и полезного;
  • если есть проблемные ученики — это ответственность только психолога;
  • школьными психологами работают только молодые девушки после института, а потом уходят в декрет.

Мне очень хочется встать на защиту школьных психологов, которых часто бросают в школу без какой либо поддержки и разъяснения их зоны ответственности.

Иногда молодые специалисты не имеют элементарных методик и прочих материалов для работы.

Даже личный кабинет есть не у всех и считается скорее роскошью, чем необходимостью. Я, например, все два года своей школьной карьеры просидела в музее войны и каждый раз перед 9 мая получала от директора приказ вынести все свои вещи оттуда. 

Как россияне относятся к школьным психологам

Кто несет ответственность за психологическое здоровье школьников?

Но давайте вернемся к тем самым проблемным ученикам и разберем, почему не всегда это зона ответственности только школьного психолога. Начнем с того, что поведение ребенка, которое может быть нестабильным, с проявлениями недопустимых социальных форм, часто — более глубинная проблема, чем просто нежелание вести себя спокойно, послушно, правильно. 

У таких детей бывают сложности в семье, с друзьями, внутренние конфликты. Иногда серьезные неврозы появляются после воздействия на такого ребенка извне. На лечение такого ребенка может потребоваться длительное время, и тогда этим должен заниматься психолог, который прошел специальную подготовку. Школьный психолог такой подготовки может не иметь, и это не входит в его обязанности.

С какими вопросами нужно обращаться к детскому психологу

Родителей часто интересует, почему, имея школьного психолога, надо идти к другому специалисту и платить деньги. Очень радует, когда на приеме родители говорят: «Нас к вам направил школьный психолог». Тогда становится понятно, что человек точно понимает, чем он занимается в школе, и свой уровень ответственности.

Бывает, родители сомневаются в уместности своих вопросов. Этого не нужно бояться. Возможно, в процессе общения с психологом у вас возникнут новые вопросы — не менее важные, чем те, которые тревожили вас раньше. Конечно, дети меняются, и запросы родителей, да и самих детей, тоже меняются. 

Читайте также:  Лайфхак абитуриента: как сдать егэ и поступить

Сейчас очень много родителей обращаются к психологу с такими трудностями:

  • компьютерная зависимость;
  • ребенок (чаще подросток) ничего не хочет, нет интереса в жизни;
  • плохо учится;
  • как ребенку пережить смерть близкого человека;
  • вопросы профориентации;
  • сложные взаимоотношения в семье и со сверстниками;
  • как ребенку пережить развод родителей;
  • энурез/энкопрез;
  • чрезмерная обидчивость ребенка;
  • ребенок плохо ест.

Важно сказать, что нет какого-то определенного списка вопросов и сложностей, с которыми можно приходить к психологу. Все индивидуально. Дети разные, и случаи их тоже разные. 

Бывает, родители хотят скорректировать свои отношения с ребенком. Мы встречаемся, допустим, раз в месяц, обсудить некоторые сложности, и ребенка я даже не вижу при этом. Иногда дети приходят домой и рассказывают родителям, чем занимались у психолога. И часто родителям непонятно, что же такого волшебного делает психолог, что ребенку становится легче. 

психологшкольный психолог

Источник: https://promum.com.ua/vazhno-znat/shkolnyj-psiholog-zachem-on-nuzhen-i-s-chem-k-nemu-obrashhatsya/

Сколько россиян обращаются к психологам?

Лишь 4% опрошенных предпочитают обращаться к специалистам при возникновении психологических проблем. Остальные же чаще обсуждают эти проблемы с близкими или пытаются решить их самостоятельно. Как россияне относятся к психологам и психотерапевтам и верят ли в эффективность их работы — в новом исследовании «Анкетолога».

Результаты исследования

С кем вы предпочитаете делиться своими внутренними проблемами и переживаниями?

С кем вы предпочитаете делиться своими внутренними проблемами и переживаниями?

Посещаете или посещали ли вы когда-либо психолога/психотерапевта?

Посещаете или посещали ли вы когда-либо психолога/психотерапевта?

Верите ли вы в то, что психологи/психотерапевты способны помочь людям решить их внутренние проблемы?

Почему вы никогда не посещали психолога/психотерапевта?

Помог ли психолог/психотерапевт в решении вашей проблемы?

Скрываете/скрывали ли вы от своего окружения факт посещения психолога/психотерапевта?

Как вам кажется, обратились ли бы вы к психологу/психотерапевту, если бы у вас появились какие-либо психологические проблемы в будущем?

Как вам кажется, если бы вы обратились к психологу/психотерапевту, столкнулись бы вы с непониманием/насмешками от людей из вашего окружения?

Как бы вы могли оценить доступность услуг психологов/психотерапевтов в вашем регионе?

Как вам кажется, развита ли в России культура обращения за помощью к психологам-консультантам/психотерапевтам?

Большинство россиян (64%) делятся своими проблемами и переживаниями с близкими, 43% также предпочитают решать свои проблемы самостоятельно, и лишь 4% — обращаться за помощью к психологу или психотерапевту.

Однако чуть больше трети россиян (34%) хотя бы однажды были на консультации у специалистов этого профиля (17% — один раз, 12% — несколько раз, 4% — проходили курс сеансов, 1% — ходят в настоящее время).

Остальные 66% никогда не ходили к психологу или психотерапевту.

В основном потому, что в этом просто не было необходимости (45%), потому, что не поверили в эффективность этой меры (32%), решили, что это дорого (24%), не смогли выбрать хорошего специалиста (11%), не захотели копаться в собственных проблемах (10%).

Верят, но не обращаются

Россияне скорее доверяют психологам и психотерапевтам: 63% опрошенных думают, что они смогут помочь людям решить их проблемы. При этом 57% респондентов, ходивших к этим специалистам на консультации, сказали, что это действительно помогло.

В целом лишь 4% опрошенных уверены, что в России развита культура обращения за помощью к психологам при необходимости, а 84% считают, что это не так. Отметим, что 12% россиян, обращавшихся за консультацией к этим специалистам, скрывали это от всех, включая близких. Еще 40% говорили  только самым близким, а 48% — не скрывали ни от кого.  

Выборка исследования

C 1 по 2 октября с помощью онлайн-панели «Анкетолог» было опрошено 1600 жителей РФ. Выборка отражала социально-демографические параметры населения РФ. Погрешность при 95% доверительной вероятности не превышает 2,5%. 

Источник: https://iom.anketolog.ru/2019/10/02/psihologicheskaya-pomosh-v-rossii

ВЦИОМ: 88% россиян никогда не обращались к психологу

Как сообщает Всероссийский центр изучения общественного мнения, только 12% россиян обращались за профессиональной психологической помощью к специалисту.

За последние девять лет на 11% увеличилась доля россиян, заявляющих, что стрессовые ситуации в их жизни практически никогда не случаются или случаются редко (29% в 2010 г. и 40% в 2019 г.).

Также с 52% до 35% сократилось число тех, кто иногда сталкивается с неприятностями и стрессами. При этом доля россиян, часто испытывающих стресс, изменилась незначительно (15% в 2010 г. и 17% в 2019 г.

), а тех, кто пребывает в нем постоянно, – увеличилась с 3% до 8%.

О том, что часто или постоянно сталкиваются со стрессами, говорят преимущественно представители женской аудитории (29%), молодежь в возрасте от 18 до 24 лет (29%). Напротив, о том, что испытывают стресс и сталкиваются с какими-либо неприятностями редко или практически никогда, чаще говорят мужчины (48%).

  • «Мутабор». Игра для тех, кто хочет вернуть себя «настоящего»
  • 3 200 руб.
  • Участвовать

Относительно стратегий выхода из стрессовых ситуаций россияне делятся на две группы: тех, кто преимущественно обращается за помощью (58%), и тех, кто предпочитает искать выход из ситуации самостоятельно, без чьей-либо помощи (42%) [1].

Так, первая стратегия чаще распространена среди респондентов в возрасте от 18 до 24 лет (66%), от 25 до 34 лет (74%), от 35 до 44 лет (74%), а также среди женщин (63%), жителей крупных городов: численностью более миллиона человек (69%) и от 500 до 950 тыс. чел. (62%).

Предпочитают самостоятельно искать выход из неприятной ситуации / стресса преимущественно люди в возрасте от 45 до 59 лет (45%), старше 60 лет (58%), а также мужчины (48%), жители городов численностью от 100 до 500 тыс. чел (46%) и небольших населенных пунктов численностью менее 100 тыс. чел. (45%) и сел (49%).

Наиболее распространенными способами борьбы со стрессом среди россиян является самоуспокоение, настрой на позитивный исход ситуации (9%), анализ ситуации и поиск решения (9%) и использование успокоительных средств (7%).

Еще 6% выходят из стресса при помощи занятий спортом, столько же стараются отвлечься от ситуации или сменить обстановку (6%).

Справляются со стрессом посредством алкоголя 5% опрошенных, столько же обсуждают ситуацию с близкими людьми или работают (по 5%).

Примерно те же способы россияне порекомендовали бы и своим друзьям, если бы те оказались в стрессовой ситуации.

Так, 10% посоветовали бы проанализировать ситуацию и попытаться найти выход, 9% — встретиться с друзьями или близкими для обсуждения ситуации.

Еще 6% рекомендовали бы другу успокоиться и выдохнуть, столько же – предложили бы собственную помощь и поддержку (6%) или отвлечься, сменить обстановку (6%).

Россияне обращаются за помощью при возникновении неприятной ситуации или стресса чаще всего к ближнему окружению – родственникам, супругам или друзьям. Реже – к психологам или священнослужителям.

Так, например, при семейных проблемах треть россиян обратились бы за советом или помощью к родственникам или родителям (33%), а каждый пятый – к супругу / любимому человеку (21%). Столько же предпочли бы обратиться к друзьям (21%).

Еще 5% обратились бы к психологу, столько же – к священнослужителю (5%).

В случае конфликта между родителями и детьми, россияне предпочитают обращаться за помощью к супругу или любимому человеку (25%), хотя 21% также попросили бы помощи у родителей, а каждый десятый – у друзей (11%). Помощь специалиста предпочли бы 8% опрошенных, а к священнослужителю обратились бы только 2% россиян.

Встреча с целителем

трансово-медитативный аудиосеанс

7500 руб

ПОДРОБНЕЕ

При стрессе, нервозности каждый четвертый обратился бы к супругу или любимому человеку (23%), каждый пятый – к родственникам или родителям (18%), каждый десятый – к друзьям (13%). К психологу в такой ситуации уже обратился бы каждый десятый (10%), к священнослужителю – 3%.

Наряду с этим наименее распространены среди россиян обращения за помощью в стрессовых и неприятных ситуациях к коллегам по работе, а также соседям и знакомым.

Такой способ выбрали бы не более 1% россиян в каждой из перечисленных ситуаций.

Непопулярно среди наших соотечественников также обсуждать сложные жизненные ситуации в интернете – таким образом справляться с указанными ситуациями готовы не более 1% опрошенных.

К профессиональному психологу при возникновении стрессовых и неприятных ситуаций обращался каждый десятый россиянин (12%), преимущественно женщины (15%), респонденты в возрасте от 18 до 24 лет (18%) и от 25 до 34 лет (16%).

Причем в последние полгода обращались за помощью к специалисту только 2% опрошенных. Большинство же соотечественников не имели такого опыта (88%), в особенности представители мужской аудитории (92%) и люди в возрасте от 60+ (90%).

Подробнее о соцопросе: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9939

Источник: https://psy.su/feed/7666/

Большинство россиян заявили о необходимости работы школьных психологов :: Общество :: РБК

Случаи применения учениками оружия в российских школах и колледжах

3 февраля 2014 года старшеклассник пришел с ружьем в московскую школу № 263 и выстрелил в учителя географии, который скончался на месте. Услышавший шум школьный охранник незамедлительно сообщил о случившемся в полицию. Когда на место прибыли сотрудники правоохранительных органов, подросток начал стрелять в них.

При этом был убит один сотрудник полиции, еще один получил ранение. Подростку было предъявлено обвинение в захвате заложников, убийстве и посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов. По результатам проведенной экспертизы старшеклассника признали невменяемым, суд отправил его на принудительное лечение.

Этот инцидент был первым в России случаем стрельбы в школе из гражданского оружия по «американскому сценарию».

В декабре 2014 года в раздевалке спортивного зала одной из школ Брянска 15-летний подросток достал пневматический пистолет и несколько раз выстрелил в стены и пол. Одна из пуль рикошетом попала в ногу его одноклассницы.

Изначально школьница умолчала об инциденте: она обратилась в травмпункт, где рассказала, что травму получила на улице по пути из школы. Врачи диагностировали у несовершеннолетней касательное пулевое ранение мизинца стопы и сообщили в полицию.

18 марта 2016 года в Находке молодой человек ударил ножом 15-летнюю ученицу в кабинете директора школы, а затем совершил самоубийство. Девушка умерла. 19-летний юноша хотел выяснить отношения со своей возлюбленной.

В марте 2017 года в одной из гимназий подмосковного города Люберцы во время урока физкультуры один из учеников активировал устройство для отпугивания собак, в результате чего контузии получили четыре человека. Устройство было украдено у другого школьника.

24 апреля 2017 года в компьютерном зале школы дагестанского села Агвали произошел взрыв. В СК сообщили, что причиной взрыва стала принесенная одним из школьников граната. В результате два человека погибли, 11 пострадали. Подросток нашел гранату на улице.

5 сентября 2017 года ученик школы № 1 в подмосковной Ивантеевке напал на учительницу с кухонным топориком, устроил стрельбу из пневматического пистолета и разбросал дымовые шашки. Пострадали учительница и три школьника.

25 октября 2017 года в одной из школ Волгограда в туалете обнаружили тело 14-летнего мальчика с ножевым ранением. Одноклассник погибшего написал явку с повинной.

По его словам, на перемене он показывал друзьям свой нож, и когда оружие находилось в руках у погибшего мальчика, тот неосторожно толкнул его.

Меру пресечения подростку не избирали из-за обстоятельств происшествия и положительной характеристики.

1 ноября 2017 года в одном из московских колледжей нашли тела преподавателя ОБЖ и студента. Тот убил учителя, опубликовал во «ВКонтакте» фото, сделанные после преступления, а затем покончил с собой.

29 ноября 2017 года в школе подмосковного Высоковска ученик несколько раз ударил ножом одноклассника. В качестве причины назывались издевки в отношении напавшего.

15 января 2018 года в одной из школ Перми ученик вместе со знакомым напали с ножами на учащихся 4-го класса. Пострадали девять детей и учительница. Нападавшие также ранили друг друга. Им предъявили обвинения в покушении на убийство двух и более лиц.

19 января 2018 года в школе поселка Сосновый Бор в Бурятии ученик напал с топором на детей и учительницу, а также попытался поджечь здание. Пострадали шесть детей и преподаватель. После задержания нападавший предпринял попытку самоубийства.

18 апреля 2018 года в одной из школ Стерлитамака в Башкирии ученик коррекционного класса напал с ножом на учителя и одноклассницу. Затем он разлил бензин и поджег кабинет. Пострадали четыре человека. Нападавшего арестовали.

17 октября 2018 года студент Керченского политехнического колледжа взорвал на первом этаже здания самодельную бомбу, а после этого начал расстреливать людей из помпового ружья. Погибли 20 человек, сам нападавший покончил с собой.

Источник: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/59c36d6c9a794740ae457c4a

Почему школьные психологи не справляются со своими обязанностями?

В детских коллективах, главным образом подростковых, — всё больше детей с отклонениями поведения. Школьный психолог — первый, кто сталкивается с этим.

Его профессиональная задача — вовремя заметить проблему и начать работу с таким ребёнком. Но порой профессиональный уровень школьных психологов не позволяет им принимать грамотные решения. Это — опасность для всего общества. Ведь сегодняшние «проблемные» дети — будущие члены социума.

Причин тому, что детей с девиациями (нарушениями поведения) в школах становится всё больше, — множество. Это и пресловутая инклюзия, когда ребята с ментальными особенностями учатся вместе с обычными детьми.

И «мода» на приёмные семьи, воспитанники которых тоже нередко отличаются по менталитету от «нормотипичных» школьников.

Если раньше семьи, в которых были дети «с особенностями», жили как бы в отдельном, параллельном, мире, то теперь все миры пересекаются.

Нельзя сбрасывать со счетов и банальных трудных подростков, с детства пристрастившихся к алкоголю и наркотикам, и новые угрозы, которые несёт нам цифровая среда.

«Принеси-подай»…

«Мы не можем уберечь детей от внешних угроз и не можем контролировать эти угрозы. Сегодня этот постулат намного более актуален, нежели 20–30 лет назад, — говорит кандидат психологических наук, декан факультета психологии НГПУ Ольга Андронникова. — Единственное, что мы можем сделать в этой ситуации, — научить их противостоять этим угрозам».

Но кто и как будет учить этому? Ректор Евразийского института практической психологии и психотерапии, кандидат психологических наук Марина Кокляева, ссылаясь на свой опыт работы школьным психологом, жалуется на отношение к психологам со стороны других членов педагогического коллектива: «В понимании завуча и директора школьный психолог — это „свободные руки“, которые можно использовать по принципу „принеси-подай“. Надо отвести детей на олимпиаду — задействуют психолога. Нужно вместе с детьми убрать территорию школы — пусть психолог присмотрит, чтобы школьники не поубивали друг друга лопатами. В конечном итоге вся работа психолога по специальности сводится к составлению отчётов. Одним словом, в школьном коллективе этому специалисту отводится формальная роль».

Очень часто это «выходит боком» и семье, и школе, и обществу. Специалист отдела полиции по делам несовершеннолетних Ленинского района Людмила Баглаева приводит примеры некомпетентности школьных психологов, которые в присутствии детей начинают ругать родителей, совершают другие профессиональные ошибки.

«Часто бывает, что простые полицейские, взаимодействующие с «трудными» детьми, в большей степени психологи, нежели профессионалы с дипломом», — говорит Людмила Баглаева.

Особое положение

Малолетние преступники — отдельный куплет в «песне» про подростковых психологов. По закону, родителям подростка, совершившего не очень тяжкое правонарушение, предлагается два вида наказания на выбор: либо заплатить штраф, либо вместе с отпрыском пройти курс психологических тренингов.

Это странно, но большинство семей предпочитают заплатить штраф, нежели «связываться» с психологом. Причина такого недоверия и даже боязни, по мнению Ольги Андронниковой, опять же в том, что профессионализм «врачевателей душ» оставляет желать много лучшего.

Педагог-психолог из Искитима Михаил Полетев поднял проблему школьных конфликтов, которые случаются довольно часто: между школьниками, между школьниками и учителями, между учителями и родителями.

«Сейчас во всех школьных конфликтах психолог принимает сторону директора, потому что подчиняется непосредственно ему, — говорит Михаил Михайлович. — Из-за этого очень часто конфликты остаются неразрешёнными, правые — виноватыми и наоборот».

Михаил Полетаев убеждён, что психолог в школе должен быть на таком же положении, как особист в армии — над коллективом и вне зависимости от руководства.

Сторону Михаила Полетаева принял супервизор, эксперт Росздравнадзора Игорь Лях. По его мнению, «корень зла» — принятая в школе система централизованного подчинения директору. Собственно, именно из этого вытекает не только проблема, обозначенная Полетаевым, но и то, что психолога используют как свободные руки на подхвате, а он не может сказать «нет». По мнению супервизора, школьные психологи должны относиться к иной структуре, например, быть сотрудниками консультативного центра при управлении образования.

Для того, чтобы школьные психологи стали профессионалами высокого уровня, уважаемыми и почитаемыми учителями, родителями и детьми, нужна реформа профессионального образования. «Сейчас даже профессии девиантолога в вузах нет, а девиаций — очень много», — сетует Ольга Андронникова.

Нужны опытные

Руководитель отдела психологического консультирования Пётр Павленко:

— Мы работаем в Кировском районе. Это — рабочая окраина. Психологические проблемы у подростков соответствующие: правонарушения, драки, употребление запрещённых веществ.

Мне часто приходится быть членом комиссий по делам несовершеннолетних, куда малолетние правонарушители приходят вместе с родителями. Там же присутствуют и школьные психологи, и социальные педагоги. Я всегда удивляюсь, когда вижу в этой должности вчерашних выпускников педвузов, которые пугаются, теряются, не знают, что сказать.

Читайте также:  Курсы журналистики для всех возрастов

На мой взгляд, на такую работу надо, наоборот, назначать «матёрых» педагогов, прошедших «огонь и воду», видевших всякое, — вот они и сумеют вразумить трудных подростков. Но зарплаты у социальных педагогов и школьных психологов копеечные, поэтому опытные туда не идут. А директора школ стараются заполнить пустующую вакансию теми, кто приходит «на новенького».

Родители малолетних правонарушителей, которые порой тоже далеко не «агнцы», конечно, не впечатляются лепетом вчерашней старшеклассницы.

В конечном итоге мы вместо воспитательного воздействия получаем обратный эффект — озлобленность и неприятие. И как следствие — малолетний правонарушитель ещё более цинично нарушает закон.

Надо донести до власти, что детский психолог — это важная и нужная профессия. Сейчас отношение в социуме к этой профессии неправильное.

Справляться с психотравмами

Врач-психотерапевт высшей категории, ведущий научный сотрудник Новосибирского НИИ гигиены Рспотребнадзора Павел Москвитин:

— Наша задача — вырастить личность, устойчивую к социальному стрессу.

Мы все постоянно живём в условиях такого стресса: не можем быть уверенными в том, что завтра не останемся без работы, что сможем исправно выплачивать ипотечный кредит, что цены на бензин, услуги ЖКХ и продукты не взлетят до небес. В 90-е годы прошлого века я работал в Кузбассе.

Это очень сложный регион. Именно шахтёры Кузбасса стучали касками на Кузнецком мосту в Москве во время правления Ельцина. Уровень социального стресса там был очень высок. Да и сейчас социальное напряжение сохраняется. А ведь дети — они, как губка, впитывают все настроения и эмоции взрослых.

Мы должны быть профессионалами очень высокого уровня, чтобы суметь оградить наших детей от стрессов и научить их справляться с психотравмами. Предлагаю обратиться к представителям власти, чтобы вывести на новый уровень систему подготовки психологов.

Нужна система профилактики

Главный специалист комитета опеки и попечительства мэрии Новосибирска Елена Локтева:

— У нас есть законодательные документы, которые определяют поле деятельности каждой службы, работающей с детьми. Комитет опеки и попечительства координирует работу этих служб.

Считаю, что надо делать упор на систему профилактики: ведь социальные сироты — дети без попечения при живых родителях, дети с нарушениями поведения — появляются тогда, когда не сработала система профилактики.

Мы сейчас создаём в городе систему медиации — как раз для решения школьных конфликтов и других споров, в которых задействованы дети. Прилагаем ряд усилий, направленных на социализацию детей, оставшихся без родителей, детей-инвалидов, подростков, совершивших правонарушения.

Пожалуй, соглашусь с тем, что психологов нужно больше. Рекомендуемая нагрузка на одного психолога — 30 семей. Это — немало. Но в условиях дефицита кадров одному психологу приходится работать с гораздо большим количеством пациентов.

Миллионы невротиков

■8 млн чел. в России живут в состоянии хронической депрессии.

  • В Новосибирской области 22% старшеклассников признались, что испытывают хроническую депрессию.
  • ■8% из них имеют девиантное поведение.
  • ■500 подростков ежегодно совершают попытки суицида.
  • Источник: монография «Психическое здоровье: психогигиенические маркеры»

Источник: https://news.rambler.ru/education/43204194-pochemu-shkolnye-psihologi-ne-spravlyayutsya-so-svoimi-obyazannostyami/

Два школьных психолога рассказали о тяжелых случаях с детьми — МК

Характерно, что после каждой трагедии всплывал вопрос: а где был школьный психолог? Оказалось, этих специалистов катастрофически не хватает.

Не во всех школах в принципе существует психологическая служба, а там, где она есть, порой всеми вопросами занимается лишь один сотрудник.

Понятно, что, если в среднем в школе учится 500 детей, наблюдать каждого психолог просто физически не сможет.

Случай из практики

Мы обратились с вопросами к школьным психологам Татьяне В. и Инне Д., проработавшим много лет в одной из столичных школ.

Татьяна: — До сих пор в школах нет единой системы работы с подростками, которой все придерживались бы. При этом психологическая служба официально введена в школах с 1989 года. Кроме того, психолог чаще всего работает в одиночку, а один в поле не воин.

Когда после очередной трагедии начинается разговор, а где был психолог, хочется ответить, что в глаза всем не заглянешь, и невозможно в одиночку держать руку на пульсе настолько, чтобы все могли расслабиться. Тут все должны работать в комплексе: и классный руководитель, и администрация.

Кроме того, психолог не может работать без согласия родителей. И очень часто именно родители сложных детей отказываются от услуг школьного психолога. У нас такие ситуации были, они типичны.

В этом случае мы только можем давать рекомендации классному руководителю и родителям, работать не индивидуально, а с целым коллективом. Подойти к этому ребенку лично, провести диагностику мы не имеем права.

Инна: — Подростковый возраст — это период, когда изменения происходят достаточно быстро, и, чтобы улавливать их, психологу надо уделять много внимания каждому ребенку. Важно учитывать, что огромная часть жизни подростка проходит в соцсетях.

Несмотря на то что это вопрос спорный и дискуссионный и нет единого мнения о том, должны ли школьные психологи мониторить социальные сети, моя позиция как специалиста такова: можно, если это сочетается с моими ценностями. Я, например, это делала.

На страничках подростка в Интернете можно было увидеть, где начинается травля, можно было отследить, насколько тяжелое у ребенка состояние.

Например, в школе он грустный, но у него жизнерадостная социальная страница, он отмечается в интересных местах, ходит на концерты, соответственно, причин для беспокойства меньше, чем если бы у него был депрессивный контент.

* * *

Татьяна: — У нас в школе было несколько случаев на грани. Иногда сами дети обращались за помощью, иногда мы замечали, что в соцсетях у подростка все совсем плохо, обращались к классному руководителю, выясняли, какая обстановка в семье, затем искали подходы к ребенку, чтобы поговорить с ним.

Были случаи, когда у школьника выявлялись откровенные суицидальные настроения с серьезным риском — тогда мы были обязаны ставить родителей в известность. Ребенку объясняли это так: «Ты извини, но мы не имеем права не сказать твоим родителям». Далее мы с ним оговаривали, что можно сказать, а что нельзя.

После этого вызывали родителей в школу, давали им телефоны экстренных служб, контакты центров психологической помощи. У меня было два случая, когда мы сигнализировали родителям об опасности, а те обращались за помощью к врачам, госпитализировали детей в психиатрические клиники.

Отмечу, что все было конфиденциально, никаких сведений из больниц в школу не поступало. Обе девочки после выписки вернулись в класс и доучились — одна до девяти классов, вторая до одиннадцати. Когда речь идет о психиатрических диагнозах, ими необходимо заниматься, иначе будет хуже.

Иногда приходилось убеждать родителей: ваш ребенок не просто грустный, так может проявляться заболевание… У нас была одна старшеклассница с клинической депрессией, и потребовалась определенная работа с мамой, чтобы настоять на необходимости положить девочку в клинику.

И, к счастью, это помогло, ребенок вылечился и изменился. Истории были разные и довольно непростые. Однажды мы проводили диагностику кризисных состояний, и у одного мальчика были зашкаливающие результаты. Он учился в 9-м классе и переживал несчастную любовь. Мы долго с ним работали.

Понятно, что девочку мы не могли бы заставить полюбить его, мы могли лишь как-то сгладить ситуацию. Парень периодически возвращался к мыслям о суициде, его настроения менялись, а мы были как на пороховой бочке.

Инна: — Я говорила ему: «Я волнуюсь за тебя, мне важно, чтобы ты пришел и рассказал, как твои дела, чтобы я перестала беспокоиться». Возможно, такое отношение неправильно, но это сработало. Удалось снизить градус напряжения и отвлечь его от мыслей о самоубийстве. У подростка эта девочка стала серьезным крушением, он правда ее любил.

Но и в семье его все было непросто: родители расстались, мама переехала в другой город, отец особо парня не поддерживал. «И что, кроме того, как уйти из жизни, я могу сделать?» В целом подростку не хватало помощи и поддержки. Ни о каком психиатрическом диагнозе речь не шла.

Со временем эта боль у него улеглась, но нам долго приходилось поддерживать его на плаву.

Иногда мы выявляли депрессивное состояние у подростков по различным косвенным признакам, например, по длительному выкладыванию депрессивных постов в социальных сетях. Это могли быть фотографии с намеками о том, что жизнь бессмысленна, «и, может, стоит уйти из нее?».

Мы всегда общались с этим подростком, спрашивали, как он себя чувствует, говорили, что мы заметили, что он изменился и переживает непростой период в жизни.

В случаях, когда были серьезные признаки кризисного состояния, такие как выкладывание многочисленных фото с самоповреждением, с порезами, ожогами разных частей тела, мы через классного руководителя выходили на семью.

Как правило, родители знали, что не все в порядке, но не всегда оценивали степень опасности. В большинстве случаев, когда речь идет о самоповреждении, это говорит о том, что ребенок ждет помощи, что ему плохо. Даже если это демонстративное поведение подростка, оно имеет причину.

Однажды ко мне обратилась мама 12-летней девочки. Она очень переживала: у них участились конфликты, и девочка стала резать себя. По всему телу у нее были порезы, причем достаточно серьезные. Мама очень боялась обращаться за помощью, опасалась огласки, волновалась, как бы соседи не узнали.

Тогда мы решили мотивировать девочку регулярно ходить на занятия к школьному психологу. Специально для нее была организована мини-группа детей (ее одноклассников). Мы разработали для них групповые занятия, учили ребят снимать стресс, развивать представления о будущем. Для остальных участников это были просто «витамины», дети ни о чем не догадывались.

На девочке акцентировалось особое внимание, хотя этого никто не замечал, как и ее состояния. Она просто была тихая и грустная, ходила в закрытой одежде, ее порезы никому не были видны. Детям объявили, что это группа для желающих, а ей лично пообещали: «Тебе понравится, приходи».

Так она втянулась в групповые занятия, а потом стала приходить и на индивидуальные, чувствовала, что после них ей становится легче. Не знаю, стали ли лучше отношения девочки с мамой, но порезы прекратились.

Детская агрессия: откуда она берется

Как спасти поколение от войны, направленной против себя? Спасти юные жизни, здоровье детей, помочь им вырасти счастливыми? Своими размышлениями на этот счет с нами поделилась педагог-психолог Елена Чарочкина:

— Случай в школе в Жулебине — ученик после итогового сочинения размахивал в школе ножом — связан с экзаменами. ЕГЭ и прочие аттестации часто называют причинами нервных срывов. Это так?

— Все в совокупности, нельзя говорить, что только экзамены виноваты. Но когда родители ребенку говорят, что ЕГЭ он не сдаст, внушают неуверенность в собственных силах, а в школе идет не обучение, а натаскивание, дрессура, то некоторые дети на это реагируют очень остро. Другое дело, что форма и содержание экзамена именно дрессуру и подразумевают.

Учителю приходится не материал объяснять, а обучать работе с тестами. Дети не предметы изучают, а тренируются. И вот в ситуации такого стресса, когда тяжело и ученику, и учителю, когда родители не поддерживают, а только психологически давят на детей, вот тогда начинает накапливаться усталость, развивается депрессия.

Результат — проявление аутоагрессии (агрессии, направленной на себя) и ее переход в активную агрессию. Но даже когда подросток достиг крайней точки, то все равно у него есть два пути, куда идти. И трагический сценарий выбирается в том случае, если мы не видим, не замечаем, как этот человек просит о помощи — всеми своими странными проявлениями, всеми своими пугающими публикациями в соцсетях.

Но мы часто даже не догадываемся, что человеку нужна поддержка. И не осознаем, как много рядом психически нездоровых людей…

К тому же проблема молодого поколения заключается в том, что оно совершенно не умеет общаться. Почему это происходит, виноваты ли Интернет, соцсети — трудно сказать. Но все реже и реже у подростков есть друзья, с которыми они могут поговорить по душам.

Вот поделился бы с другом, возможно, стало бы легче. А что происходит сейчас? В огромной компании сверстников каждый чувствует себя одиноко. Здесь важно доказать, что ты крутой, неважно каким способом.

И получается, что в семье поддержка отсутствует, в школе масса проблем, настоящих друзей тоже нет.

— Существуют ли нормы учебной нагрузки, учитывающие психологические особенности подростков? И есть ли тесты, помогающие выявить уровень нервного напряжения, имеет ли смысл тестировать школьников и с учетом результатов корректировать содержание образовательных программ и экзаменов?

— Нормы и СанПиНы были всегда, никто их не отменял и никто не имеет права их нарушать. Бывает, конечно, что учитель не успел объяснить какой-то важный материал и находит способ это сделать, например, вместо урока физкультуры. А что касается психологического тестирования, конечно, существуют системы тестов, помогающие выявить степень психологического напряжения.

Но как их проводить в обязательном порядке? На это могут дать согласие только родители. А многие, по моему опыту, отказываются, относятся настороженно. Количество родителей, дающих разрешение на общение ребенка с психологом, минимально. Взрослые не хотят, чтобы психолог вмешивался, боятся, что обнаружатся какие-то проблемы, что их уличат в родительской некомпетенции.

Другая проблема заключается в том, что психологов в школах не хватает катастрофически, их сокращают, выводят из учреждений с целью экономии бюджетных средств. Их ставки отдают учителям, которые проходят трехмесячные курсы переподготовки.

Три месяца — и ты по совместительству школьный психолог! Кроме того, учителя перегружены, у них нет времени уделять внимания каждому ребенку.

То, что творится в образовании, — это катастрофа. В школы сверху приходят директивы, которые педагоги обязаны выполнять. Обратной связи нет. Конечно, нужно обратить внимание на то, как многие дети реагируют на итоговые экзамены.

У меня была пациентка пятнадцати лет, нервная система которой на фоне предстоящих экзаменов начала «сбоить». Девочка терялась в пространстве, могла заблудиться в своем же дворе, стала писать безграмотно, хотя раньше никаких проблем с русским языком у нее не было.

То есть на фоне стресса у нее пошел мощный откат, так сработала нервная система.

— Можно ли говорить о том, что поток информации СМИ (репортажи об убийствах в школах и пр.) формирует новую модель поведения детей с психиатрическими диагнозами?

— Вполне возможно, но дело не только в потоке информации. Достаточно агрессивные компьютерные игры, фильмы. Ценностный мир поменялся, у нас был Тимур и его команда, а у них что? Сейчас детям нечем восхищаться, некем гордиться.

Ветеранов войны они уже не воспринимают так, как мы. У них есть навязанная религиозная программа, которую они не понимают. Учебное время тратится на рассуждения, которые им неинтересны. Для них это абстракция. А дома их не воспитывают, а ориентируют на успех.

Задача родителя — устроить ребенка в престижный вуз, даже если он не хочет туда поступать. А мама просит психолога убедить его в том, что это необходимо. От одной мамы мне поступил запрос сделать ее ребенка лидером. «Я хочу, чтобы он шел по головам и не соскальзывал».

Мне было так стыдно за эту женщину! Речь шла о ее шестилетней дочке…

— Значит, само общество взрослых виновато в этих детских трагедиях?

— Приведу пример. Подростки приходят на спортивную площадку с тренажерами (подчеркну, не на детскую!), а там гуляют мамы с малышами, хотя есть отдельная площадка для малышей. И вот эти мамы начинают подростков гонять.

А куда, скажите, им деться? Их всегда кто-то ругает, они всегда кому-то мешают. Или в транспорте. Стоит подросток с наушниками. Его обязательно одернет какая-нибудь бабушка. Получается, общество их выдавливает.

Таким отношением можно довести до точки кипения любого человека.

Повторюсь: очень важна здоровая атмосфера в семье, если она есть, ничего плохого с подростком не случится. Если ему есть к кому прийти, прижаться.

Но чаще дома мама хочет видеть отличника-сына, соответствующего ее идеальной картине мира. Общество болеет, стало очень неспокойным, показатели агрессии выросли. Уровень тревоги стал выше, а уровень культуры — ниже.

Все нестабильно, все обострено, и выход агрессии изменился, приняв более опасные и страшные формы.

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/01/29/dva-shkolnykh-psikhologa-rasskazali-o-tyazhelykh-sluchayakh-s-detmi.html

Ссылка на основную публикацию