Оld school: греф назвал современное образование -школой xix века

Оld school: Греф назвал современное образование -школой XIX векаГреф: школьное образование в России осталось на уровне XIX века

Герман Греф известен своими выступлениями с парадоксальными оценками всего и вся. Особенно категоричен Герман Оскарович в том,  в чём не понимает ни бельмеса. Одна из таких областей — образование. На днях он отбомбился по образованию и российской школе, выступая перед директорами школ Московской области. Давайте насладимся речью не мальчика, но оракула. Мои робкие возражения вставляю после  инициалов А.Ш. 

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Российские школы в подходах к обучению детей остались на уровне XIX века. Об этом заявил глава Сбербанка Герман Греф, выступая на семинаре для директоров школ Подмосковья, сообщает RNS. «Проблема нашей школы, в моем понимании, что она осталась школой XIX века. Современную школу родил Вильгельм фон Гумбольдт в униженной Германии, завоеванной Наполеоном. Стране нужно было родить солдат.

Гениальный Гумбольдт для своего времени подал идею всеобщего образования и создания из молодежи такой армии учеников», — сказал он. По его мнению, основа обучения осталась той же.«Великий министр образования Японии в то время в 1850 году честно писал, что нынешняя система насильного образования не несет счастья школьнику, она создана для государства. Лучше не скажешь», — отметил Греф.

А.Ш. А чего хочет Греф? Образования для воспитания счастливых Митрофанушек? Без учета интересов государства? Без учета потребности в кадрах, обеспечивающих выживание, а лучше бы процветание государства? Тогда ясно куда клонит господин Греф.

Читайте также:  Новые правила по медалям и на каких егэ больше стобалльников

Как считает глава Сбербанка, главная трансформация, которую должна пройти российская школа, — это переход от преподавания знаний к преподаванию навыков.

А.Ш. Тушите свет! Школа не имела и никогда не будет иметь задачи преподавать навыки. Просто потому, что навыки не преподают (только не говорите об этом Грефу — расстроится). Навыки, как автоматизированные умения, формируются в процессе многократного выполнения однотипных действий.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Только хорошо бы, чтобы ученик понимал, что он делает, почему получается именно такой результат, верный ли он, и т. п. А это существенно зависит от того, остались ли в преподавании предмета остатки фундаментального подхода, который «реформаторы» образования уничижительно называют «излишним академизмом».

При этом Греф назвал министра образования самым важным в правительстве. «Самый важный министр в правительстве — это министр образования. Если у нас плохой министр здравоохранения, общество это может выдержать.

Если у нас плохой министр экономики, мы поднапряжемся, но и это переживем. Но если у нас плохой министр образования, если у нас плохая система образования, у страны нет будущего. Это самое страшное», — добавил он.

Источник: https://rns.online/economy/Gref-shkolnoe-obrazovanie-v-Rossii-ostalos-na-urovne-XIX-veka—2017-05-19/

В январе 2016 года Геман Греф заявил: Россия – проигравшая страна.

Читайте также:  Финансовая грамотность появится в детских садах

Оld school: Греф назвал современное образование -школой XIX века
См. подробный комментарий с интересными ссылками на биографию Грефа, объясняющие его антироссийский разрушительный потенциал. http://www.shevkin.ru/novosti/gref-valit-s-bol-noj-golovy-na-zdorovuyu/

Источник: http://NetReforme.org/news/gref-shkolnoe-obrazovanie-v-rossii-ostalos-na-urovne-xix-veka/

Герман Греф об образовании в России и за рубежом | Глобал Диалог

Оld school: Греф назвал современное образование -школой XIX века

Когда ездите на Запад и видите различия между моделями управления, это мобилизует вас или же — наоборот — деморализует?

Если бы подобное выбивало меня из седла, выводило из равновесия, банально не смог бы работать. Наоборот — понимаю, что у России колоссальный потенциал для развития, повышения производительности. Любое несовершенство — это хорошая новость, потенциал для приложения сил.

Знаете, основная проблема не в том, что мы отстали в каких-то технологиях. Гораздо печальнее, что нам не удается готовить человеческий капитал (human capital) того качества и теми темпами, которых требует время.

Этот дисбаланс куда существеннее и преодолеть его сложнее. Все остальное решаемо, это не сложности, а возможности.

Человеческий капитал нельзя быстро перестроить, и именно здесь у нас начал образовываться большой гэп, разрыв. Между российской и западной системой высшего образования пролегает пропасть.

По школам мы несколько хуже передовых стран, но гигантского отставания пока еще нет. Да, если ничего не предпринимать, и тут быстро и глубоко просядем, однако, повторяю, выправить ситуацию еще можно.

А вот в том, что касается подготовки студентов в вузах, положение дел, на мой взгляд, значительно хуже.

А как же поставленная президентом задача войти в топ-100 лучших университетов мира?

Проект «5-100» рассчитан на семь лет и завершится в мае 2020-го. Планировалось, что в списке лучших окажутся пять наших вузов. Пока же ситуация такова: по итогам 2018 года в QS World University Rankings смог пробиться лишь Московский университет имени Ломоносова, зацепившись за 95-ю строчку.

Американцы, англичане, швейцарцы, немцы, канадцы, японцы, корейцы, китайцы, даже сингапурцы с австралийцами представлены в рейтинге шире. Время, отпущенное на решение задачи, почти вышло, цель не достигнута. Новосибирский государственный университет занимает 250-е место, остальные — еще ниже.

МГТУ имени Баумана — 291-й, Томский университет — 323-й, МГИМО и МИФИ делят 373-ю позицию.

На мой взгляд, стыдно иметь такой уровень высшего образования в стране с богатейшими традициями в области подготовки научных кадров. Это точка стратегического разрыва, требующая серьезной перестройки.

Знаете, как ее провести?

Тут нет ничего хитрого, но мы опять упремся в систему управления. В том числе и вузами. Я вхожу в совет по повышению конкурентоспособности ведущих университетов России и вижу, что в большинстве своем они собой представляют. В мае 2013 года заявки на участие в программе «5-100» подали 54 вуза, из которых 36 были допущены к конкурсу.

Половина членов аттестационного совета — иностранцы, поэтому было рекомендовано делать презентацию на иностранном языке. Прислушались к пожеланию три университета. Три! И речь не о председателях колхозов откуда-нибудь из сибирской глуши, а о ректорах крупнейших вузов, ученых XXI века, в котором вся наука, к сожалению, на английском.

Мы недавно издали книжку «Университеты третьего поколения». Один из признаков такого вуза — преподавание на английском языке. Сегодня основные научные работы во всем мире пишут и публикуют по-английски. Это делают немцы, китайцы, испанцы с французами.

Невладение английским равносильно признанию, что ты не обладаешь современными знаниями, лишен доступа к ним.

Многим соискателям я задавал вопрос: «Вот вы решили сейчас попасть в сотню лучших вузов планеты, при этом возглавляете университет уже много-много лет.

Что мешало поставить такую цель раньше и попытаться ее решить? За полтора десятка лет ваш вуз с 460-й позиции поднялся на 459-ю.

Каким волшебным образом он прыгнет за год на сотни строчек вверх?» Меня умиляет стандартный ответ: «Задача не стояла входить в топ-100». Очаровательно, правда?

Когда просишь уточнить, за счет чего произойдет этот скачок, ответ получаешь такой, что лучше его не воспроизводить. Не хочу никого обидеть, но серьезные задачи так не решить, никогда ничего не добиться.

Учреждая Корпоративный университет Сбербанка, вы хотели подать пример другим?

Такой цели не преследовали, но у нас получилось учебное заведение хорошего уровня, которое занимает топовые места в мировом рейтинге себе подобных. Оно входит не в сотню, а в тройку мировых лидеров. По крайней мере, с 2014 года, момента основания, ни разу не выпадало из первой пятерки.

А Хорошкола?

Это частный благотворительный проект, не имеющий отношения к Сбербанку. В него вложены исключительно личные деньги — мои и еще восьми партнеров.

Мы пытаемся построить идеальную школу будущего с платформенным образованием, основанным на индивидуальных траекториях и дающим определенный набор навыков. Именно так: не только знаний, но еще и навыков.

Помимо hard skills, «жестких» профессиональных навыков, обязательно должны быть digital skills — им в обычных школах не учат, а владение «цифрой» в наше время жизненно необходимо.

Плюс, конечно, soft skills, их еще называют «мягкими», метапредметными компетенциями. Пожалуй, не самое удачное название, ребенку, да и не каждому взрослому понятно, что имеется в виду. Фактически речь идет о коммуникабельности, умении работать в команде, креативности, пунктуальности, уравновешенности, толерантности к критике и так далее.

В России нет стандартов преподавания и измерения подобного рода навыков, нет учителей, владеющих ими, поэтому приходится строить образовательную платформу с нуля, самим задавать параметры. Пока задача не решена, мы находимся в процессе.

  • Ваши дочери учатся в Хорошколе?
  • Конечно!
  • И как успехи?
  • Все в порядке, справляются.
  • За плохие оценки ругаете?

А у нас их нет. Ни плохих, ни хороших. Считаю оценки одним из пережитков, дестимулирующим детей и развивающим в них страх.

Такие взрослые дяденьки, как вы, приходят потом на работу в банк, и мы несколько лет занимаемся тем, что приводим в порядок содержимое их голов, отучая от привычки списывать решения задачи у коллег, представлять себя лучше, чем на самом деле…

Ну и так далее. Люди должны понять: в действительности оценки нужны им, а не нам. Они первыми заинтересованы в объективной оценке. Ведь когда плохо себя чувствуете, вам не придет в голову прийти в больницу с анализами здорового соседа.

Но для изменения традиционной системы оценок нужны новая цифровая платформа и новая школьная культура. Это сделать в масштабе страны непросто.

Погодите, но вы же рассказывали: тем, кто два квартала подряд попадает по результатам теста «5+» в категорию D, в Сбербанке указывают на дверь, просят с вещами на выход. А теперь, оказывается, вы переучиваете, вправляете мозги…

Это совершенно разные вещи. Вы сейчас говорите о личном performance, о том, как измеряется эффективность работы, достижение человеком определенного результата.

Ведь мы берем сотрудника, чтобы он выполнял поставленную перед ним задачу. Оцениваем не знания, а умение реализовать тот или иной проект. Придя на работу, ты должен, как часы, исполнять обязанности, иначе невозможно.

Ты не можешь учиться на живых людях. Тем, кто не справляется, оценка будет снижена.

Это касается и корпоративной культуры. Один из ее параметров — управление собой. Те, кто позволяет себе действия, считающиеся у нас недопустимыми, рискуют работой. Но это касается execution, исполнения, поведенческих проявлений.

Регулярная же оценка помогает нащупать слабые места, понять, почему ты не можешь продвинуться по карьерной или профессиональной лестнице. Это своеобразное зеркало профессионального состояния. Рисуем картинку, показываем, в чем у сотрудника уровень повыше, в чем — пониже.

Где-то это может быть некритично, а где-то — создавать серьезные проблемы для работодателя. Говорим: «Дорогой коллега, у тебя западает performance, надо подтянуть вот тут, тут и тут. Под твой профиль строим индивидуальный план развития, выбирая на этот год два конкретных направления».

Брать больше не имеет смысла — человек физически не справится. Назначается ментор, коуч, которые и помогают выполнить намеченную программу. Есть виртуальная школа, занятия в Корпоративном университете Сбербанка. Выбор широчайший.

Учись хоть в Massachusetts Institute of Technology, который, к слову, на вершине топ-100…

Через год проверяем, наметился ли прогресс.

А традиционная школа, чьи традиции, увы, унаследовала школа российская, строилась по иным принципам. Ученика гнал страх перед плохой оценкой. Как ты получил положительный балл, пользовался ли шпаргалками и подсказками, никого особенно не волновало. В итоге люди жили с искаженным сознанием, когда хотелось не столько уметь, сколько соответствовать представлениям. Казаться, а не быть.

Помню, в какой обстановке мы проводили здесь, в Сбербанке, первые тестирования.

Начальники обставлялись экспертами, и все превращалось в вариации на тему игры «Что? Где? Когда?» Коллективный мозговой штурм, после чего довольный капитан-начальник, он же тестируемый, выдавал правильный ответ, получая максимально высокий балл. Но это же абсолютно нерелевантно! На изменение сложившейся культуры уходят годы.

Подобные страхи приносятся из школы. Вспомните свое состояние, когда учитель выбирал, кому на уроке решать задачу. «К доске пойдет…» И весь класс замирал, ожидая, чья же фамилия прозвучит, кому в этот раз не повезет. Назвали другого — и все с облегчением выдохнули.

Ужасно! Детские комплексы — самые страшные, от них потом тяжелее всего избавиться.

Что вы можете предложить взамен?

Создаваемая нами образовательная платформа позволяет оценивать прогресс ученика в любой момент времени. Для этого не нужно вызывать его к доске или экзаменовать в конце периода обучения.

На мой взгляд, экзамены должны уйти в прошлое вместе со страхами и боязнью процесса обучения. К сожалению, это уже несовременный и несовершенный способ оценки! Человек понимает, что на кону, и ради достижения цели готов пуститься во все тяжкие. Для ЕГЭ не имеет значения, чем ученик занимался в течение последнего года или двух.

Важно лишь, в каком состоянии он пришел в точку икс. Напрягся, взял высоту, а потом расслабился — и ничего не делаешь. Собственно, раньше система именно так и функционировала.

Надо было несколько раз подпрыгнуть повыше, хорошо сдать выпускные экзамены, потом вступительные, дважды в год помучиться на сессиях, получить диплом через пять лет, а дальше спокойно плыть, куда несет течение.

Читайте также:  Курсы юристов: недвижимость, договоры и увольнения

Но это дорога в никуда.

Мы строим образование принципиально иначе. Все ученики в классе абсолютно разные. Думаю, те, у кого есть двое и более детей, сразу согласятся: каждому критически важны индивидуальные траектории обучения.

Движение ученика по дистанции видно постоянно, он не сможет перейти к следующей теме, пока не разберется и не сдаст предыдущую. Если ребенок что-то не понял и упустил, ему объясняют дополнительно, никаких черных дыр или белых пятен в пройденном материале быть не может.

Встает вопрос, как давать метапредметные навыки, если учебная программа сегодня и так перегружена, дети света божьего не видят. Важно, чтобы весь процесс учебы превращался в получение soft skills, и не было такого, когда школа — отдельно, а повседневная жизнь — отдельно.

Преподавание должно вестись на базе конкретных проектов. Сначала детей надо увлечь общим делом, и тогда они сами начнут тянуться к знаниям, которые им понадобятся для реализации задуманного. Дольше всего дети могут и хотят играть, а мы должны дать им такую возможность.

И усваивать материал можно не только через чтение учебника. Смотри видео, слушай аудио. Кстати, наиболее удачный контент делают не взрослые, а школьники.

Они еще не знают термина customer journey («путешествие покупателя», траектория взаимодействия клиента и продукта — прим. ТАСС), не владеют технологиями маркетинга, тем не менее интуитивно выстраивают эффективную коммуникативную стратегию.

У них манера изложения материала другая, более живая, современная. На этом фоне язык учителей кажется формальным и унылым.

Ребенок не может слушать монолог преподавателя более трех минут, он устает, теряет концентрацию. Любой урок надо превращать в шоу, спектакль, представление.

Вот почему дети готовы часами играть в компьютере или айфоне? Будут резаться, забыв про сон и еду. Контент сделан по-другому, он притягивает. Значит, надо увлечь таким учебным контентом ребят, завернув внутрь навыков и soft skills.

Скажем, на урок кулинарии в Хорошколе трудно попасть — туда очередь.

Занятие ведется на английском, на нем не только учат печь пироги или варить кашу, но рассказывают, как называется вот та приправа либо это блюдо.

На кулинарию рвутся не только девочки, но и мальчики! На уроке они коллаборируются, создают команды, учатся взаимодействовать, проявлять эмпатию, управлять собой. Получают те самые метапредметные навыки.

Но вашим прекрасным детям все равно не избежать встречи с ЕГЭ.

Значит, будем и навыки давать, и к экзаменам готовить. Но система образования все равно движется в том направлении, которое я обозначил.

Надеюсь, и система проверки знаний тоже будет осовременена.

По материалам https://tass.ru/top-officials/6078757.

Источник: https://www.GlobalDialog.ru/articles/german-gref-ob-obrazovanii-v-rossii-i-za-rubezhom/

Герман Греф раскритиковал современное школьное образование в России

Организация ожидает увеличения числа заболевших и погибших в ближайшие дни и недели.

35 лучших сериалов, вышедших с 2010-го по 2019 год.

Из Краснодара в список попали лишь заведения шеф-повара Андрея Матюхи.

Славное прошлое и перспективное будущее самого северного чая в мире.

Подводим итоги десятилетия: 30 лучших фильмов, вышедших в прокат с 2010-го по 2019 год.

Источник: http://www.yugopolis.ru/news/german-gref-raskritikoval-sovremennoe-shkol-noe-obrazovanie-v-rossii-103372

Греф рассказал об образовании будущего, где нет места экзаменам

Сессия «Школа будущего: куда движется мир? Новые образовательные платформы» собрала аншлаг. Илья Аверьянов, ИА PrimaMedia

Герман Греф выступает за изменение существующей системы образования в России. Ежегодно Сбербанк инвестирует 2 млрд долларов в АНО “Платформа новой школы”, которая занимается разработкой цифровой платформы. В проекте с 1 сентября участвуют 15 российских школ.

Об этом президент правления ведущего банка страны рассказал на полях Восточного экономического форума (Владивосток, 4-6 сентября). Сессия «Школа будущего: куда движется мир? Новые образовательные платформы», модератором которой выступил Греф, собрала настоящий аншлаг.

Подробности – в материале ИА PrimaMedia.

В качестве экспертов на сессии выступили первый заместитель министра просвещения Российской Федерации Павел Зенькович, заместитель проректора по учебной и воспитательной работе ДВФУ Елена Харисова, директор лицея «Технический» Татьяна Киселева, директор по стратегии Яндекс.Учебник Наталья Чеботарь, директор института педагогики Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ), научный руководитель АНО «Платформа новой школы» Елена Казакова.

Сессия «Школа будущего: куда движется мир? Новые образовательные платформы» собрала аншлаг. Илья Аверьянов, ИА PrimaMedia

Директор по стратегии Яндекс.Учебник Наталья Чеботарь. Илья Аверьянов, ИА PrimaMedia

Президент Сбербанка Герман Греф. Илья Аверьянов, ИА PrimaMedia

Первый заместитель министра просвещения Российской Федерации Павел Зенькович. Илья Аверьянов, ИА PrimaMedia

Научный руководитель АНО «Платформа новой школы» Елена Казакова. Илья Аверьянов, ИА PrimaMedia

Сессия «Школа будущего: куда движется мир? Новые образовательные платформы» собрала аншлаг. Илья Аверьянов, ИА PrimaMedia

Директор лицея «Технический» Татьяна Киселева. Илья Аверьянов, ИА PrimaMedia

Заместитель проректора по учебной и воспитательной работе ДВФУ Елена Харисова. Илья Аверьянов, ИА PrimaMedia

Источник: https://PrimaMedia.ru/news/852383/

«У нас нет будущего»: образование в России осталось на уровне XIX века, считает Греф

Школы в России остались на уровне XIX века в подходах к обучению детей. Такое мнение высказал глава Сбербанка Герман Греф в своем выступлении на семинаре для директоров школ Подмосковья.

По его словам, судьба страны находится в руках министра образования России – «самого важного в правительстве».

«Если у нас плохой министр образования, если у нас плохая система образования, у страны нет будущего», – заявил банкир.

Греф назвал главной проблемой российской школы то, что она «осталась школой XIX века», передает RNS. «Современную школу родил Вильгельм фон Гумбольдт в униженной Германии, завоеванной Наполеоном. Стране нужно было родить солдат.

Гениальный Гумбольдт для своего времени подал идею всеобщего образования и создания из молодежи такой армии учеников», – цитирует издание слова банкира. Греф при этом вспомнил высказывания министра образования Японии в 1850 году, написавшего, что «нынешняя система насильного образования не несет счастья школьнику, она создана для государства».

«Лучше не скажешь», – подчеркнул он. Греф отметил, что основа обучения в современной российской школе осталась аналогичной той же, и это «гигантская проблема».

По его мнению, школа должна перейти от «преподавания знаний к преподаванию навыков», поскольку «навыки важнее знаний». Это главная трансформация, которую должна пройти российская школа, полагает он.

Банкир также отметил, что судьба образования в России, а, по сути, страны, зависит от министра образования, которого он назвал самым важным в правительстве.

«Самый важный министр в правительстве – это министр образования. Если у нас плохой министр здравоохранения, общество это может выдержать. Если у нас плохой министр экономики, мы поднапряжемся, но и это переживем. Но если у нас плохой министр образования, если у нас плохая система образования, у страны нет будущего, – заключил Греф». – Это самое страшное».

Напомним, в прошлогоднем опросе, проведенном исследовательским центром «Ромир», почти половина респондентов (47%) высказала мнение, что качество школьного образования в Советском Союзе было лучше, чем в современной России.

Вместе с тем каждый пятый (22%) полагает, что качество образования осталось на том же уровне, что и во времена СССР. Об улучшении обучения в школе заявили лишь 15% жителей РФ.

В этом в большей степени убеждена молодежь, хотя сравнивать они могут, видимо, только понаслышке.

Москва, Светлана Петрова

Москва. Другие новости 19.05.17

В Екатеринбурге снесли два кафе по требованию судебных приставов (ВИДЕО). / Уральское предприятие накопило полмиллиарда долга по зарплате. / Несколько вопросов к мэру Ройзману – авторская колонка политического обозревателя Александры Шеиной. Читать дальше

© 2017, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналыЯндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

Источник: https://newdaynews.ru/society/603236.html

О выступлении германа грефа на семинаре для директоров школ

Интересное и дискуссионное выступление Германа Грефа про то, что наша школа застряла в XIX веке. Слушать и вникать однозначно

May 31, 2017 · 2 min read

Удивительное сочетание абсолютно прагматического и современного подхода к образованию, которое декларирует Греф, и непонимающих, скучающих лиц в зале. Такое ощущение, что столкнулись две цивилизации, которые абсолютно не понимают друг друга.

Мне вот интересно, чего ждали от Грефа те, что сидели в зале? Что они поняли про Soft Skills и Digital Skills? Uhta? Конечно, молодчина. Его основной вопрос: «Как научить людей Soft Skills и Digital Skills учителям, которые сами ими не обладают?»

Для него ответ очевиден — начинать с себя.

Я не был бы столь оптимистичен. Не все так просто. Выучивший язык «со словарем» никогда не сможет научить беглому разговорному. Особенно в условиях, когда рядом на этом языке болтают без умолку.

Выступление главы Сбербанка Германа Грефа в Красногорске на семинаре для директоров школ Московской области на тему «Менеджмент и современные подходы в образовании».

1:25. Образование — самая непростая сфера, так как требует очень тонкого подхода. Единого ответа на вопрос «Как?» не существует.

4:06. О трендах. «Мы не всегда видим тренды» (Билл Гейтс). Тренды меняются.

6:30. Если отрасли не используют big data — это отрасли и учреждения вчерашнего дня.

8:42. Сегодня в мире ключевой тренд — демократизация информации, прозрачный мир.

11:00. Демократизация информации — мир становится хрупким и стеклянным.

14:35. Новые тренды — ориентированность и гибкость, важнее клиента нет никого.

17:44. Мы переходим от школ знаний к школе навыков — это ключевая трансформация.

19:50. 200 лет прошло, а основа обучения осталась той же, это гигантская проблема.

30:25. Вопрос «Зачем?» связан с мотивацией. Научить невозможно, можно научиться — за этим стоит мотивация.

32:52. Кто? Проблема подбора учителей — это гигантская сложность.

40:28. Что такое успех? Мы должны давать навыки принятия решений.

51:50 Более вредной специальности, чем психологи, нет. Хотя она необходима. Социальные роли и смена лиц очень запутывают.

53:00. Если у нас плохой министр здравоохранения — общество может это выдержать, если экономики — тоже можно пережить. Если плохая система образования — у страны нет будущего.

58:10. Кошек пасти невозможно, можно только положить в миску что-то, что их привлечет. Как спровоцировать взрослых «детей» на работу?

1:17. Культура создается сначала ритуалами, без пирамиды на первом этапе ничего не построить. Снизу делаются революции, сверху делаются реформы.

Источник: https://medium.com/direktoria-online/anatoliy-shperh-be85271d2a05

Ссылка на основную публикацию