Как будут повышать престиж российского образования

Роль школьного учителя в жизни человека сложно переоценить.

Однако сопровождающие эту профессию высокая ответственность, эмоциональная нагрузка и не слишком привлекательные зарплаты становятся причиной того, что педагогов постоянно не хватает, хотя они все время нужны.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

В преддверии Дня учителя эксперты, опрошенные порталом „Будущее России. Национальные проекты”, оператором которого является информационное агентство ТАСС, обозначили пути решения этой проблемы и рассказали, как можно привлечь в отрасль молодых специалистов.

Стратегическая задача

Повышение социального статуса российских учителей, крайне важное для привлечения молодых и амбициозных специалистов, — одна из главных задач национального проекта „Образование”. Качество образования напрямую зависит от высокой квалификации педагогов.

Положение учителей в обществе россияне оценивают в среднем на 3 балла из 5 возможных, свидетельствуют данные прошлогоднего опроса ВЦИОМ. При этом почти каждый десятый (9%) респондент считает, что профессия учителя не входит в число престижных.

Тем не менее, по оценке опрошенных порталом экспертов, профессия педагога становится в России все более востребованной.

Но предстоит еще решить массу различных проблем — как социально-экономических, так и морально-психологических, — для того чтобы повысить ее престиж и справиться с кадровым дефицитом.

Со школьной скамьи

Опыт стран с самыми успешными сегодня системами образования (Сингапур, Китай и другие) показывает, что престиж профессии педагога формируется еще в школе, рассказала заместитель директора центра социализации и персонализации детей Федерального института развития образования (ФИРО) Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) при президенте РФ Ирина Пастухова. По ее словам, в первую очередь нужна эффективная система профессиональной ориентации школьников, предоставление им возможности попробовать силы в качестве вожатого или помощника учителя.

„Конечно, в младших классах общеобразовательной школы возможно только ситуационное понимание ребенком своих внутренних ресурсов.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Инструкция: как сдать часть 2 егэ по истории

Оценим за полчаса!

Но уже тогда можно выявить и поддержать тех, кто проявляет склонность к педагогической деятельности”, — говорит Пастухова.

Она считает, что уже в средней и старшей школе можно создавать ориентирующие специальные педагогические классы, организовывать волонтерские отряды, проводить конкурсы.

Как будут повышать престиж российского образования Валерий Матыцин/ТАСС

Пастухова полагает, что процесс выбора профессии стоит поддерживать с самого детства, поскольку успехи будущего педагога напрямую зависят от того, насколько осознанно тот предпочел специальность. Человек должен быть уверен в том, что сможет справиться с серьезными физическими и психологическими перегрузками, и обладать необходимыми для этой работы качествами.

„Если мы говорим о престиже профессии учителя, то образовательная система должна формировать модель собственного воспроизводства”, — считает эксперт аппарата Общероссийского профсоюза образования кандидат педагогических наук Раис Загидуллин. По его словам, нацпроект „Образование” стоит расширить проектами организации педагогических классов.

Руководитель образовательной программы „Педагогическое образование” института образования НИУ ВШЭ Олег Федоров согласен с тем, что в школах должно появиться раннее профориентирование, но в возрождении педагогических классов, существовавших в 1980–1990-е годы, он необходимости не видит.

Харизматичные лидеры и цифровое образование

По оценке Ирины Пастуховой, сейчас будущих работников сферы образования готовят 339 вузов. При этом, согласно данным министра просвещения РФ Ольги Васильевой за май 2019 года, России не хватает примерно 10–11% педагогов.

Эксперты считают, что для решения проблемы нехватки учителей необходимо не только администрирование, но и мотивация молодежи с учетом современных тенденций в образовании.

В частности, директор института психологии и образования Казанского федерального университета (КФУ) Айдар Калимуллин считает, что нужно усилить предметную подготовку учителей в вузе.

„Это боль современной школы, — заявил он порталу. — Ситуация с качественными и количественными показателями учителей в области математики, физики, химии и биологии достаточна критична”. По словам Калимуллина, необходимо вернуться к практике распределения студентов, обучающихся на бюджетной основе, так как иначе в перспективе страна может остаться без учителей по многим школьным предметам.

Кроме того, по его словам, в условиях растущей нехватки учителей необходимо увеличивать бюджетный прием на заочные места.

Калимуллин также указал на важность подготовки учителей широкого профиля для сельских школ. „В реальности это уже и происходит, когда учителя преподают по три-четыре предмета, но часто они к этому бывают не готовы.

Это надо принять и помочь им в этом”, — отмечает эксперт, напоминая о том, что уже с 2020 года в российских регионах стартует реализация программы „Земский учитель”, предусматривающая 1 млн рублей компенсации поступившему на работу в сельскую школу учителю.

Как будут повышать престиж российского образования Владимир Смирнов/ТАСС

Раис Загидуллин считает, что педагогическим вузам в целом необходима дополнительная финансовая и ресурсная поддержка, и предлагает систему „опорных” высших учебных заведений этого профиля.

По идее эксперта, такие вузы могли бы модернизировать свою учебную базу и создать новые качественные образовательные программы, в том числе цифровые, которые бы позволили учителям улучшить качество работы и повысили бы престиж педагогов.

По словам Ирины Пастуховой, также крайне важно, чтобы поступивший в педвуз студент не разочаровался в сделанном выборе.

„Только харизматичные преподаватели и непрерывная педагогическая практика в различных формах, в том числе и за рамками образовательного процесса, позволят студенту обрести индивидуальный стиль обучения и овладеть столь широким кругом необходимых современному учителю компетенций”, — заявила она.

Учатся на педагога, но становятся ли им?

В августе глава Минпросвещения рассказывала, что лишь 70% поступивших на педагогические специальности получают дипломы и только половина выпускников „доходит до школы”.

Опрос экспертов показал, что ситуация с привлечением молодых кадров в школы зависит от региона. Некоторые представители вузов видят рост востребованности профессии учителя и возросшую осознанность ее выбора у абитуриентов, другие, наоборот, отмечают падение ее престижа и популярности.

Так, Айдар Калимуллин рассказал, что в последние годы бюджетный набор в педагогические вузы растет. На сегодняшний день в рамках педагогического направления в КФУ обучаются 9 тыс. студентов, а ежегодно из стен вуза выпускаются 2 тыс. человек. При этом в последние годы примерно половина абитуриентов поступает на платную форму обучения.

„Последние 10 лет для педагогического образования была характерна такая ситуация, когда в педагогические вузы приходили далеко не лучшие выпускники школы. К счастью, в КФУ ситуация изменилась за последние два-три года. Ряд абитуриентов выбирает педагогическую профессию сознательно”, — сообщил он.

Средний показатель ЕГЭ абитуриентов, претендующих на обучение в КФУ по педагогическому профилю, превышает 78 баллов и ежегодно растет. В вузе отмечается достаточно высокий конкурс, причем на программы как бакалавриата, так и магистратуры.

„В нашем вузе выстроена система сопровождения и отслеживания наших выпускников. По итогам мониторинга, около 87% выпускников с дипломом педагога успешно трудоустраиваются. Правда, в основном в городские школы”, — добавил Калимуллин.Как будут повышать престиж российского образования Сергей Бобылев/ТАСС

Проректор Тюменского государственного университета (ТюмГУ) Иван Романчук сообщил, что его вуз за последние пять лет принял на обучение по направлению „Образование и педагогические науки” более 3,5 тыс. студентов.

При этом средний балл поступающих на педагогическое направление составил от 62 до 74.

„Это достаточно высокий балл, и он говорит о целенаправленном, осознанном выборе абитуриентами своей будущей профессии”, — считает он.

„В последние годы наметился небольшой рост среднего балла абитуриентов. Мы видим, что в педагогику теперь почти не идут случайно, «потому что легко поступить», и по другим подобным причинам. Абсолютное большинство абитуриентов делает вполне осознанный выбор”, — добавила директор школы педагогики Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Оксана Мартыненко.

С другой стороны, заместитель директора Арзамасского филиала Нижегородского государственного университета им. Н. И.

Лобачевского Александр Пряников рассказал, что по итогам прошедшей приемной кампании на внебюджетные места по многим направлениям поступили всего два-три человека, в лучшем случае — пять.

„Большинство наших выпускников идут работать по специальности, но окончательно остается в школах очень малое количество людей. Примерно через год они перестают там работать, иногда самые приверженные профессии специалисты уезжают на работу в Москву”, — посетовал он.

Денежный вопрос

По данным ВЦИОМ, 55% россиян называют маленькую зарплату основной причиной, по которой молодые люди не становятся учителями. Действительно, те представители вузов, которые заявили порталу о повышении востребованности профессии учителя, сообщали также о достижении „достойного уровня” зарплат педагогов в их регионе, и наоборот.

„Мы проводим исследования среди своих студентов по вопросу, насколько привлекательна для них карьера в педагогике, и видим достаточно ожидаемую картину.

Они, конечно, понимают, что учитель — это не та профессия, которая помогает человеку обогатиться, но вместе с тем им хочется иметь элементарные гарантии того, что зарплата будет позволять жить достойно”, — рассказала Оксана Мартыненко.

По ее словам, на сегодняшний день в Приморском крае этот вопрос решен, стартовые зарплаты молодых учителей помогают им успешно начать карьеру.

„Престиж профессии учителя снижается в последние годы по ряду причин, среди которых одно из ключевых мест занимают недостаточный уровень оплаты труда, отсутствие социальных гарантий и материальной поддержки молодых учителей”, — заявил в свою очередь Александр Пряников.

„Хотелось бы, чтобы учитель получал достойную зарплату”, — подчеркнул Олег Федоров. При этом он отметил, что сейчас предпринимаются большие усилия для решения этого социально-экономического вопроса.

„Так, базовая зарплата учителя должна быть не ниже, чем средняя зарплата по экономике региона.

Кроме того, наличие стимулирующей части зарплаты позволяет руководителям экономически мотивировать преподавательский корпус”, — пояснил представитель института образования НИУ ВШЭ.

Как будут повышать престиж российского образования Виктор Драчев/ТАСС

Эксперты подчеркнули, что необходимо решать и другие вопросы материального характера, которые бы позволили повысить социальный статус учителей. Это касается таких социальных гарантий, как предоставление жилья, компенсация отдыха, улучшение условий труда, что, в частности, включает в себя снижение „бумажной нагрузки”.

„Когда 30% времени учителя уходит на непрофильную деятельность — заполнение отчетов и бесконечные проверки, — то, конечно, люди, которые по призванию шли учить детей и общаться с людьми, начинают разочаровываться в выбранной профессии, и происходит процесс психологического выгорания”, — заявил Федоров.

Повышение квалификации и карьерный рост

По мнению экспертов, росту престижа профессии педагога может содействовать развитие сети постдипломного образования и создание в России четкой системы продвижения учителей по карьерной лестнице.

Так, в пресс-службе Московского педагогического университета (МПГУ) привели пример Сингапура, где разработана модель профессионального роста учителей (TGM). Она стимулирует преподавателей постоянно учиться, брать на себя ответственность за профессиональный рост и личное благополучие.

Пять желаемых результатов TGM таковы: специалист по этическому воспитанию (ethical educator), компетентный профессионал (competent professional), способный учиться вместе с учениками преподаватель (collaborative learner), локомотив развития ученика (transformation leader) и связующее звено коллектива (community builder).

„В России учитель — это человек, у которого практически нет горизонта карьерного роста, — рассказал Олег Федоров. — Из 100 педагогов два-три могут стать завучем, один — директором, и на этом карьера заканчивается”.

По его словам, таким образом возникает необходимость выстраивания другой модели профессионального роста.

„И здесь внедрение к концу 2020 года национальной системы учительского роста педагогических работников в рамках нацпроекта «Образование» может стать решением этой задачи. Когда у нас будут вводиться новые должности старшего учителя, ведущего учителя, учителя-наставника, это может создать условия для повышения привлекательности профессии”, — считает эксперт.

По мнению Федорова, российская система постдипломного педагогического образования на протяжении последних лет переживает очень серьезный кризис.

„На нее выделяется огромное количество денег, но вопрос, насколько эффективно они расходуются, остается открытым”, — заявил он и пояснил, что повышение квалификации, как правило, не является адресным, а носит нормативный характер, то есть сводится к толкованию новых образовательных стандартов, нормативных документов и предметных концепций. По его словам, система не работает с профессиональными запросами конкретного учителя, у которого зачастую нет возможности выбрать учреждение для обучения. „Как правило, это одно-единственное региональное учреждение повышения квалификации, и, к сожалению, не факт, что профессионализм его специалистов каждые три года повышается”, — добавил Федоров.

Как будут повышать престиж российского образования Владимир Смирнов/ТАСС

Федеральный проект „Учитель будущего” нацпроекта „Образование” предполагает организацию системной работы по непрерывному развитию профессионального мастерства учителей и существенному обновлению содержания программ повышения квалификации.

Этому, в частности, будет способствовать развертывание федеральной сети центров непрерывного повышения профессионального мастерства педагогических работников.

„Возможность в удобной форме получать непрерывное профессиональное образование — это один из важных факторов карьерного роста”, — считает Александр Пряников.

Оксана Мартыненко в свою очередь отмечает важность для молодых учителей вопроса оснащенности и качества школьного пространства.

„Молодым учителям, как и любым современным молодым людям, хочется работать в хорошо обустроенных школах, где, в частности, можно использовать цифровые технологии”, — рассказала она.

По словам Мартыненко, это дает молодым специалистам возможность самореализации и позволяет получать удовольствие от работы, так как они понимают, что делают ее качественно.

„Нацпроект «Образование» во многом как раз об этом — о развертывании цифровой среды для школ, строительстве образовательных учреждений нового поколения, и эти аспекты тоже влияют на повышение престижа профессии учителя”, — считает она.

Создание положительного образа

Александр Пряников сетует, что в СМИ и социальных сетях часто выводят на передний план негативную информацию об учителях, в то время как о положительных примерах почти никто не говорит.

„Необходимо предпринять шаги по формированию позитивного социального имиджа учителей. Материалы, освещающие современность педагогической деятельности, работу молодых учителей, педагогические конкурсы, социальные акции, окажут позитивное влияние на отношение общества к профессии учителя”, — уверены в пресс-службе МПГУ.

Олег Федоров отмечает, что в обществе сложился стереотип об учителе как работнике сферы услуг и сформировалось потребительское отношение к его деятельности, что необходимо менять. Этому может, по мнению эксперта, поспособствовать появление хороших фильмов о работе педагогов.

Источник: https://futurerussia.gov.ru/nacionalnye-proekty/nuznye-no-nedoocenennye-kak-povysit-prestiz-professii-ucitela

Что и ради чего уничтожает нацпроект «Образование»?

16 октября 2019 | Время чтения 10 мин

Галина Смирнова, 16 октября 2019, 10:33 — REGNUM Нацпроект «Образование» изначально ставит не те цели, концентрируясь в первую очередь на необходимости, которая озвучивается уже много лет подряд, которая ставилась во главу угла и в предыдущих госпрограммах — сделать высшее образование в России привлекательным для иностранцев и вдвое увеличить число заграничных абитуриентов.

Читайте также:  Учебники по русскому языку и математике проверят на экспертизе

Как будут повышать престиж российского образования

Ну как можно повысить престиж отечественного образования в глазах иностранцев, когда его престиж упал в глазах россиян? Когда обеспеченные россияне предпочитают при возможности отправлять своих детей обучаться за рубеж! Дети чиновников, которые ратуют за повышение престижа российского образования, обучаются за границей, и эти же чиновники занимаются созданием госпрограмм.

Может, для начала этим самым чиновникам нужно задать самим себе честный вопрос — почему они предпочитают учить своих детей за рубежом и, ответив честно на поставленный вопрос, уже и создавать проекты, которые будут нацелены на решение тех самых проблем, из-за которых они больше ценят зарубежное образование!

Как будут повышать престиж российского образования

Студенты в Оксфорде

Independent.co.uk

Почему-то кажется, что предпочтения обеспеченных людей в пользу иностранных образовательных учреждений кроются далеко не только в самом уровне получаемых знаний. Думается, что проблему нужно рассматривать шире — комплексно и связывать ее с развитием экономики и повышением престижа жизни в самой стране.

Если бы в России было достаточно рабочих мест с достойной заработной платой и возможностей открытия и ведения своего бизнеса по понятным, честным правилам, то, вероятно, от желающих работать здесь, а значит учиться, не было бы отбоя.

Тогда и наши сограждане меньше бы смотрели по сторонам, а иностранцы охотнее бы ехали за получением образования именно сюда, с дальнейшими планами на продолжение деятельности в России. Ставить же целью привлечение иностранцев просто лишь ради обучения не имеет смысла.

Что они будут делать после получения российского диплома — поедут работать в свою родную страну?

Ратовать за высшее образование, по сути, как части глобального участника международной образовательной системы также не имеет смысла в принципе. Потому как Россия до сих пор не является полноправным участником этого самого глобального мирового экономического рынка.

Нужно развивать образовательную систему из потребностей экономики страны при содействии непосредственных ее участников — предприятий.

Собственно, именно этим сейчас занимается та самая международная ассоциация WorldSkills International, которая на самом деле ничего нового так и не придумала, а лишь воссоздает образовательную систему Советского Союза и пропагандирует ее как личный позитивный опыт.

Высшее образование России претерпело уже столько нападок и критики, что непонятно, как оно еще существует. Среднее, которое также подвергалось активной критике, реформировалось, и некоторые эксперты уже считают его пережитком прошлого.

Спрашивается, зачем в рамках нацпроекта «Образование» создавать 100 центров опережающей профподготовки и 5 тысяч современных мастерских, когда у нас простаивают не загруженные на 100% мощности кластеров и технопарков, где и могли бы заниматься школьники и студенты. Разве что создавать их нужно там, где эти кластеры отсутствуют.

Или почему бы не стимулировать, например, финансово предприятия, которые и могли бы помогать образовательной системе в подготовке кадров и для себя же эти кадры воспитывать? Или как можно сделать доступной систему дополнительного образования и вовлечь в нее к 2024 году до 80% детей в возрасте до 18 лет? Ведь допобразование стоит денег.

А большинство семей с детьми сводят концы с концами, им не до дополнительного образования.

Здесь государству все-таки наконец-то нужно определиться и расставить приоритеты — страна создает привилегированный класс, которому доступно платное получение знаний, и потом, возможно, теряет этот класс в пользу зарубежных и других стран, где будет запрос на кадры, или расширяет доступ к бесплатному допобразованию всем, предоставляя, таким образом, возможность для дальнейшей конкуренции друг с другом на благо своей страны.

Как будут повышать престиж российского образования

Студенты в лаборатории кафедры распределенных интеллектуальных систем СПБГПУ

A.I

Вместе с реализацией нацпроекта нарастает критика высшего образования. Нельзя сказать, что критикуют не по делу. Как раз наоборот.

Все, что озвучил судья Конституционного суда Константин Арановский в «особом мнении» в рамках своего решения по делу «о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 3 Закона Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации», рассматриваемого судом в связи с жалобой гражданина М. В. Чайковского, имеет место быть. Судья не открыл вселенную, и его заявление в том или ином виде озвучивали многие эксперты. Только на этот раз господин Арановский как судья вынес, по сути, вердикт, представив довод, который не позволит в правоприменительной практике полноценно опираться в законах на такое понятие, как «квалификация». А именно в «особом мнение» говорится:

  • «Теперь же многое располагает к тому, что скоро придется, быть может, в самых разных правоотношениях повременить со строгой обязательностью дипломов, пока не появятся веские доказательства тому, что вузы восстанавливают автономию».
  • Или: «Пока административная часть сообща с активистами ведет себя как устроитель и хозяин образования, определяет его архитектуру и судьбы, бесперспективно и незачем тратить силу закона на обязательность дипломов, которая в этом случае теряет конституционно-правовые основания».
  • Арановский подчеркнул, что если бы профессиональное образование уверенно гарантировало квалификацию обладателей дипломов, то в конституционно-правовом балансе интересов и ценностей это имело бы иной, вероятно, вес, который дал бы больше оснований поддержать авторитет диплома, чтобы обладание им было условием осуществления свободы труда и связанных с нею прав.

Произошедшие реформы высшего образования не позволяют рассчитывать на стабильное качество образовательного продукта.

Судья говорит о том, что некоторое время назад межведомственная группа при правительстве России приступила к работе, которая должна была привести к очередному пересмотру правил аккредитации вузов и к распределению их на три категории: базовую, продвинутую и ведущую.

Базовым вузам предстояло перейти на онлайн-курсы, что сделало бы их учебно-консультационными пунктами с дистанционным, видимо, обучением подобно интернет-пунктам, где стоимость услуги включала бы и диплом.

Периферийные эти вузы-ячейки вошли бы в пирамидальные структуры как рядовые члены и там бы практиковали коучинг, прививали бы «компетенции», как прививают лидерство и комплаенсы на мастер-классах и тренингах в духе сетевого маркетинга.

Ведущим вузам, случись это все, предстояло бы готовить учебные продукты для распространения их в дальнейшем по сети через «продвинутые» вузы среднего звена. Тогда бы, конечно, вузы снизили издержки за счет масштабов и ресурсов сети при сокращении штата преподавателей. Такие начинания неизменно пользуются поддержкой в административном сословии и среди активистов, они постоянно там зреют и получают иногда реализацию.

Не все видят пользу и от введения международных стандартов, предусматривающих бакалавриат и магистратуру, притом, что признания в международном сообществе российских дипломов так и не происходит.

Указывает судья и на низкие зарплаты преподавателей, и на их высокую загрузку не в пользу обучающего процесса. Причина в том, что преподаватели вынуждены заниматься отчетностью, соисканием грантов и рейтингов, мониторингом графиков, в общем, всем тем, что ценят службы ректората и ведомства, но что вовсе не нужно самим педагогам и тем более — студентам.

«Субординация и отчетность под началом администраторов угнетают преподавание и науку, когда вузы уступают свое самоуправление, академическую свободу, стиль и обслуживают систему, которая выдает разрешения на профессию. Автономия — обязательное условие деятельности вуза, и если считать, что российские вузы к ней не способны, то нереальны и расчеты на хорошее образование и на дипломы, разумеется», — отмечает Арановский.

Как будут повышать престиж российского образования

Константин Викторович Арановский

Kremlin.ru

К чему же клонит судья, говоря правильные вещи в нужное время — а именно на волне критики высшего образования и, вероятно, нужно думать, как раз после известных историй, связанных с участием студентов российских вузов в митингах в Москве и задержанием некоторых из них?! Давайте вспомним развитие этих событий. Как указывали оппозиционные СМИ, в 2019 году российские студенты, как никогда, оказались политизированными, несмотря на то, что в принципе всегда участвовали в политике. Но этот год был особенным!

Как писало издание «Медуза», наряду с участием студентов и аспирантов в протестных акциях, в крупнейших вузах стали появляться альтернативные органы студенческого самоуправления, которые не только борются за права учащихся и решение бытовых вопросов, но и занимаются правозащитной деятельностью — например, собирают средства в поддержку студентов, задержанных на митингах или арестованных по политическим мотивам.

Спецкор издания с помощью мнений отдельных студентов указывала на то, что администрации вузов не приветствуют политические выпады студентов, придерживаясь принципа «университеты вне политики», мол, руководство учебных организаций чинит различные препятствия, например, ограничивает финансирование дипломных работ, в результате чего данные студенты начинают рассуждать о зависимости вузов от власти, причем доносят они свое мнение посредством оппозиционных СМИ.

Странно, что представители международного образовательного сообщества, не признавая российских дипломов, не говорят, конечно, о том, что разделяют взгляды студентов, но защищают их интересы и после задержаний потребовали отпустить на свободу нарушителей правопорядка. В среде представителей российских вузов, как и следовало ожидать, нашлись сторонники международной точки зрения, которые также присоединились к петициям о защите прав нарушителей.

Не отсюда ли растут ноги у «особого мнения» судьи Конституционного суда? Ведь, он не выступает в пользу возврата к советской системе образования, хотя сам вырос именно на ней. И благодаря ей, возможно, дорос до судьи Конституционного суда.

Хотя из открытых информационных источников следует, что карьера Арановского развивалась далеко не поступательно. То есть ему не пришлось пройти тернистый пусть от обычного сотрудника суда до судьи, как обычно должно происходить в российской судебной системе.

Не прошел он и путь, предусмотренный в международных инстанциях, — хотя бы от адвоката до судьи. Судье Арановскому 55 лет.

Он окончил Дальневосточный государственный университет (ДВГУ) по специальности «правоведение» и аспирантуру Ленинградского государственного университета, где обучался вместе с Дмитрием Медведевым, который, будучи президентом России, и назначил его в 2010 году судьей Конституционного суда. До этого Арановский возглавлял Приморскую избирательную комиссию.

Как будут повышать престиж российского образования

Студенты в аудитории

(сс) nikolayhg

Судья высказался в пользу автономии вузов. Но не бывает независимых автономий. Любая автономия зависит от денег. И получение образования — тоже зависит от денег. Студенты зависят от денег — от финансирования родителями. Если не всё, то почти всё зависит от денег.

Не будет государство финансировать вузы, значит, их финансировать будет кто-то другой, и вузы точно так же будут держать отчет за использованные деньги, если не перед государством, то перед другими инвесторами, и будут точно так же использовать образовательные программы, играющие на руку инвесторам, а студенты будут лишь разменной монетой в политике инвесторов, а не государства.

Не знаю как вас, но меня лично настораживает заявление судьи Арановского, который ранее заявлял, что в 1993 году Конституция РФ была принята народом, который осознавал себя частью международного сообщества. Да, в конституции так и говорится.

Но, по-моему, ни тогда и уж тем более сегодня российский многонациональный народ не ощущал себя частью этого сообщества. Международное сообщество не признает российских дипломов и не принимает взгляды большинства россиян, несогласных с проводимыми, в соответствии с международными инструкциями, реформами.

А значит, не признает права, свободы, волеизъявление граждан России.

Какую реформу высшего образования стоит ожидать после заявления человека столь высокого иерархического уровня? Появления автономии вузов с отдельным сертифицирующим центром, который будет вместо госкомиссий принимать экзамены по окончании вузов и решать, выдавать ли диплом и присваивать ли квалификацию? То есть стоит ожидать чего-то похожего на ЕГЭ по окончании средней школы? Но это, как мне кажется, только айсберг того, что на самом деле предстоит пережить системе высшего образования!

Источник: https://regnum.ru/news/society/2749486.html

Как поднять престиж профессионального образования

В связи с расширением использования природных хладагентов и переходом на новые хладагенты, а также в связи с внедрением новых электронных решений и усложнением систем холодоснабжения, все больше внимания уделяется уровню квалификации монтажников систем холодоснабжения и кондиционирования воздуха. Подготовкой и обучением этих специалистов занимается система среднего профессионального образования (наши различные колледжи), и в этой статье мы хотим обсудить некоторые вопросы среднего профессионального образования в холодильной отрасли

Как будут повышать престиж российского образования

Как известно, Президент России Владимир Путин поставил задачи поднять престиж профессионального образования и вывести его на международный уровень. Поэтому закономерно встал вопрос — как это сделать и где этот уровень, как измерить и сравнить образование в России и в мире.

И решение нашлось — в 2012 г Россия вступила в мировое движение WorldSkills International, целью которого является популяризация и продвижение рабочих специальностей, и стала участвовать в международных чемпионатах мира по профессиональному мастерству. Был организован союз «Ворлдскиллс Россия» и компетенция «Холодильная техника и системы кондиционирования», которую возглавил Андрей Анатольевич Пивинский.

Под его руководством началось формирование компетенции, создание специализированных центров компетенции, подготовка преподавателей, организация и проведение чемпионатов.

И после нескольких лет непростой работы был сделан громадный рывок вперед — Россия в компетенции «Холодильная техника и системы кондиционирование» заняла первое место на чемпионате Европы в Швеции в декабре 2016 г (EuroSkills 2016) и потом первое место на чемпионате мира в Абу-Даби (ОАЭ) в октябре 2017 г.

Это результат работы большой команды специалистов под руководством А.А.Пивинского, которая развивала нашу компетенцию и занималась подготовкой сборной команды России. Но данная ситуация не могла полностью отразить динамику развития системы образования и напрямую стать индикатором развития системы подготовки холодильщиков.

И решение снова было найдено — это внедрение демонстрационного экзамена по стандарту WorldSkills, который позволит оценивать динамику развития образования, сравнивать уровни выпускников колледжей и уровни преподавания.

Впервые в 2017 г в профильных колледжах Москвы, Екатеринбурга и Краснодарского края в качестве выпускных экзаменов были проведены экзамены по стандарту WorldSkills, и выпускники самостоятельно в течение 3-х дней собирали различные холодильные системы, искали скрытые неисправности и устраняли их.

Результаты экзаменов размещены в открытом доступе на сайте движения «ВорлдСкиллс Россия» по адресу www.worldskills.ru. Согласно этим данным экзамен сдавали 107 человек и 30% (32 выпускника) показали хорошие результаты на уровне медальона за профессионализм (т.е. справились с заданием и показали качественный уровень средней профессиональной подготовки).

Хочу отметить, что лидерами по качеству образования стали «Екатеринбургский экономико-технологический колледж», «Московский образовательный комплекс имени Виктора Талалихина» и «Вознесенский техникум пищевых производств». Но 37% (40 человек) получили менее 30 баллов из 100, а средний балл составил 36,97 из 100.

Вот такой у нас сейчас уровень. В этом ключе интересно сравнить сами системы образования России и Европы. С нашей системой образования все знакомы, и о ней можно не рассказывать. А в Германии, например, очень широко применяется так называемая дуальная система образования (хочу отметить, что в России недавно были приняты соответствующие законы, и это тоже сейчас допускается).

В данной системе учащиеся после окончания средней школы устраиваются на работу и затем совмещают практическую работу с обучением в учебном заведении — т.е. три недели в месяц они работают, а четвертую неделю учатся (учебу оплачивает компания работодатель).

Как будут повышать престиж российского образования

Такая параллельная работа и учеба продолжаются 3,5 года, и к моменту окончания учебы у выпускников уже более трех лет практической работы.

У учебных заведений очень тесные связи с отраслью и компаниями, которые фактически одновременно выступают заказчиком обучения своего сотрудника и потребителями этого обучения (при этом учебные заведения находятся полностью на самообеспечении и напрямую заинтересованы в высоком качестве своего обучения, самостоятельно рекламируют и продвигают свои услуги).

В нашей стране заказчиком обучения выступает Министерство образования, потребителем является холодильная отрасль (сотни и тысячи различных холодильных компаний) и это, к сожалению, совершенно разные миры, не связанные между собой. И этот разрыв несомненно влияет на отрасль.

Очень важно его уменьшить или устранить, установить связку между образованием и отраслью, и для этого необходима более тесная совместная работа. Например, совместная разработка профессиональных стандартов, совместная разработка федеральных образовательных стандартов, участие компаний в проведение лекционных и практических работ, помощь с материально-техническим оснащением и т.д.

Читайте также:  Минобрнауки сможет устанавливать сроки проведения экзаменов

Компания «Данфосс» всегда уделяла большое внимание образованию и многие годы сотрудничала с ВУЗами и колледжами — мы помогаем с оснащением, проводим различные лекции и семинары, рассказываем ребятам про самые современные продукты и решения, про новые тренды и новые применения. В рамках этой работы с 2016 г компания «Данфосс» является партнером движения «ВорлдСкиллс Россия» в компетенции «Холодильная техника и кондиционирование воздуха» и принимает участие в развитии компетенции и повышении уровня профессионального образования.

Но необходимы серьезные шаги и со стороны колледжей, большинство из которых «невидимо» живут в своем мире (в смысле, что их никому не видно). Например, в Москве более тысячи различных компаний занимаются монтажом и обслуживанием холодильного оборудования и систем кондиционирования. Но сколько из них знает про столичные холодильные колледжи? Наверное, 20-30 компаний.

Колледжам нужно заявлять о себе на профильных выставках, участвовать в работе ассоциации, размещать свою информацию в профильных СМИ, приглашать компании к себе на лекции и семинары и т.д.

(известность колледжей для компаний особенно актуальна в сфере того, что, помимо обучения студентов, эти колледжи часто также являются центрами повышения квалификации и компании могут направлять туда своих сотрудников).

Также важно отметить, что во многих странах Европы внедрена сертификация на право монтажа и обслуживания систем холодоснабжения и кондиционирования (в основном это связано с усложнением оборудования и негативным влиянием используемых фреонов на экологию). Такие центры сертификации организованы на базе учебных заведений, и выпускники учебных заведений автоматически получают сертификаты первой категории, т.е. допуск на право монтажа и обслуживания любых систем холодоснабжения и кондиционирования.

В России работа по организации таких центров сертификации находится на начальном этапе, но мы надеемся, что через некоторое время система сертификации будет внедрена, и заниматься монтажом будут только грамотные специалисты.

Но пока зачастую монтажом и обслуживанием пытается заниматься неквалифицированный дешевый персонал, пришедший из других отраслей, без специального образования, что снижает уровень заработной платы в отрасли и, соответственно, престиж специальности для будущих холодильщиков.

Помимо этого, с внедрением центров сертификации и ограничением неквалифицированных рабочих кадров потребуются новые колледжи, чтобы обучить и восполнить такое количество неквалифицированных монтажников грамотными специалистами (при этом уже сейчас при сравнении с Германией ее население почти в два раза меньше, чем в России, а колледжей больше).

Не могу не отметить еще один положительный момент. В Европе в университеты поступает много выпускников средних профессиональных образовательных организаций. Такие инженеры, уже имеющие несколько лет практической работы и несколько лет обучения в колледже, получая после этого теоретические знания в университете, несравнимы с выпускниками наших университетов.

Как будут повышать престиж российского образования

И очень здорово, что с 2017 г движение «ВорлдСкиллс Россия» работает с высшими учебными заведениями — начались практические обучения студентов, проводятся соревнования между ВУЗами (финал чемпионата России прошел недавно на ВДНХ), внедряются внутренние практические экзамены. Несомненно, что дополнение этих практических навыков повысит профессионализм будущих инженеров.

Источник: https://www.holodinfo.ru/rubrics/kadry/kak-podnyat-prestizh-professionalnogo-obrazovaniya/

Крах образования в России: почему упал престиж профессии учителя — МК

Упадок в средней и высшей школе — прямое следствие культивируемого неравенства во всех сферах жизни

Надо сказать, личный транспорт считался тогда роскошью: не всякий мог себе его позволить. Наш «почвенник» много трудился, вел большое количество уроков, классное руководство, почти все складывал в кубышку и за два года сумел накопить на «Жигули». Да еще установить в салоне японскую магнитолу с реверсом, что считалось верхом шика!

Сегодня трудно представить, чтобы молодой педагог из сельской глубинки за пару лет заработал себе на авто. В лучшем случае может рассчитывать на велосипед с передним багажником в качестве бонуса.

Конечно, учителя и раньше жили небогато, но отношение к профессии было уважительным — хотя бы по социальным благам и гарантиям государства. Труд учителя славили в кинематографе, литературе, в стихах и песнях.

Конкурс в педагогические вузы был одним из самых высоких, а выпускников сразу же обеспечивали бесплатной квартирой и даже земельным участком. Преимуществом являлось и 48 рабочих дней оплачиваемого летнего отпуска.

Поэтому молодежь охотно уезжала в село, где даже старики к ним обращались непременно по имени-отчеству. То есть учитель — была особая, почитаемая каста.

Сегодня это не так, хотя власти пытаются улучшить материальное положение учителей, предпринимают для этого какие-то шаги. И даже гордятся тем, что довели среднюю зарплату учителя по стране до 30–35 тыс. рублей. Однако не стоит обманываться: эта средняя цифра — ни о чем. Она выводится из дележа окладов руководства и сотрудников Минобразования, директоров школ и педагогов, вместе взятых.

А если говорить конкретно об учителях, ведущих уроки в классах? Молодой специалист в лучшем случае может рассчитывать на 15–18 тыс. руб., а в сельской местности выходит и того меньше — 8–10 тыс. И как на такие деньги прожить? Давайте спросим у руководителей этих ведомств: а сами вы смогли бы на них прожить? Ответ очевиден.

А вот картинка не из сельской, а высшей школы. По статистике, средние зарплаты ученых тоже растут и уже составляют чуть ли не 100 тысяч рублей в среднем. Но почему-то они продолжают уезжать из России, как с тревогой констатировали недавно в Национальном докладе об инновациях. Причем отток наблюдается среди высокоцитируемых специалистов мирового уровня. В чем же дело?

Недавно довелось обсуждать эту проблему с известным юристом, профессором, опытным преподавателем со стажем в несколько десятилетий. Он с горечью признался, что преподавателей вузов в приказном порядке принуждают самостоятельно зарабатывать деньги.

На некоторых кафедрах есть даже план — сколько ты должен получить. То есть задачу повышения заработной платы государство решило переложить на плечи самих ученых. Ректора, получив право самостоятельно определять себе оклады, лично оказались заинтересованными в подобных «инновациях».

У многих руководителей он в десятки раз превышает средний уровень по вузу.

Сегодня большая часть студентов обучается на платной основе, но преподавателям эти деньги не засчитывают в качестве взноса.

Ни монографии, ни учебники, ни работа со студентами, аспирантами, ни активная деятельность в диссертационных советах никого не интересует. Главное требование — «делайте деньги».

Из-за этого работа их стала невыносимо сложной. Обеспечить вуз дополнительными доходами для ученого — задача невыполнимая.

— Вряд ли, занимаясь коммерцией, можно продвигать науку, — сокрушается профессор, пожелавший сохранить свое инкогнито из-за возможных неприятностей с руководством своего вуза. — И следует ли рассчитывать, что российские университеты выйдут на передовые рубежи при таком подходе?

Не потому ли в России не стало нобелевских лауреатов, ярких ученых, исследователей и глав отраслей уровня Келдыша, Королева, Янгеля, Челомея, Глушко? Не только по своему дарованию, но и масштабам личности. Вместо того чтобы заниматься наукой, вузовские работники озабочены зарабатыванием денег.

Зато в последнее время растет число профессоров и даже академиков среди чиновников высшего звена, депутатов Госдумы, губернаторов, представителей силовых структур. Козырять степенью доктора хоть каких-нибудь наук стало буквально поветрием. В науке о них никто не слышал, но им до лампочки — главное, чтобы звание на визитке присутствовало и ласкало слух и зрение.

Вот начнет кто-то упражняться в красноречии на публичном мероприятии, и тут же понимаешь, кто сам защитился, а кто слямзил с чужой диссертации. Уличенные в плагиате даже не парятся и не стремятся обелить свое доброе имя.

Потому что никто не устраивает публичный разнос, показательную порку и чистку рядов. По всей видимости, чтобы «не выносить сор из избы».

Да и вообще, так много стало этого «сора», что весь не вынести! Разве что вычистить, как авгиевы конюшни…

Упадок в средней и высшей школе — прямое следствие культивируемого неравенства во всех сферах жизни. Молодые ученые вынуждены корпеть в лабораториях и цехах буквально за пару десятков тысяч рублей в месяц. А разного рода топ-менеджеры имеют официальные оклады с пятью–шестью нулями.

Эта несправедливость в том числе ведет к деградации нашей науки, школьного образования, культуры и общего уровня взаимоотношений.

Вовсе не случайно в ноябрьском соцопросе ВЦИОМ именно социальную несправедливость россияне поставили на первое место среди беспокоящих их проблем — ее назвали 68% опрошенных.

Может, нашим чиновникам покажется странным, но наука начинается не в «Газпроме», не в Роскосмосе, не в Росатоме и не в Роснано, а в студенческой аудитории и даже за школьной партой. Именно здесь прорастают зерна знаний и интеллекта, которые потом вызревают в учебных аудиториях, лабораториях НИИ и в научных центрах, продвигая страну к новым технологиям.

Беда в том, что сегодняшние школьники в массе своей не хотят учиться, не читают литературу, не интересуются поэзией, точными науками.

И недостаточно просто их призывать — учитесь! В жизни они видят другие картинки — благополучия и успеха добиваются не благодаря знаниям, а вопреки.

У самых хамоватых, отвязанных, но умеющих приспособиться и выполнять любые приказы начальства больше шансов чего-то добиться, чем у «ботаников» с интеллектом и знаниями. И вообще, самые богатые люди сегодня — футболисты и бойцы без правил, коррупционеры и воры в законе.

Все это во многом следствие того, что статус педагога за последние десятилетия сильно снизился. Сама профессия перестала быть престижной и достойной. Не обещания властей формируют отношение к учителям и к учебе, а реальная жизнь, которую мы наблюдаем каждый день.

Подсознательно чувствуют это и сами дети, поэтому не сильно напрягаются. Чтобы при сдаче экзаменов угадать правильный вариант из трех предложенных, достаточно просто поднатаскаться с репетитором — не обязательно утруждать себя глубинным пониманием предметов.

С этим набором фрагментарных познаний приходят они в вуз, где ситуация повторяется. А затем, выпустившись из стен высших учебных заведений, эти «митрофанушки» наших дней нехотя отрабатывают часы на службе.

Какое «инновационное будущее» они построят для страны? Вопрос риторический.

В фойе старейшего Стелленбосского университета (ЮАР) висит плакат: «Уничтожение нации не требует использования ядерных бомб или ракет. Достаточно снизить качество образования и разрешить обман при сдаче экзаменов.

Пациенты умирают от рук таких врачей. Здания рушатся от рук таких инженеров. Деньги теряются от рук таких экономистов. Справедливость утрачивается в руках таких прокуроров и судей. Крах образования — это крах нации».

Где Южная Африка и где мы? Но, может быть, стоит этот плакат перепечатать и повесить в кабинеты наших высоких начальников от образования. Пока краха не случилось…

 Надежды на глобализацию не оправдались: ошибочка вышла

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/11/19/krakh-obrazovaniya-v-rossii-pochemu-upal-prestizh-professii-uchitelya.html

Как поднять престиж образования в России?

17:57 25.01.2005

Факты: Валерия Кваснина, преподаватель колледжа, мать троих детей. Увлечение — икебана, вязание, садоводство. На трибуне — Валерия Кваснина, преподаватель Нужно сделать учебу

Факты: Валерия Кваснина, преподаватель колледжа, мать троих детей. Увлечение — икебана, вязание, садоводство. На трибуне — Валерия Кваснина, преподаватель Нужно сделать учебу платной

Вот непонятно, почему у нас, в России, бесплатное высшее образование? Это же разорительно для нашей и так очень не богатой страны. Пора уже начать понимать, что бесплатный сыр может быть только в мышеловке!

Наши программисты, например, оканчивают МГТУ им.Баумана, МАИ, МИФИ, Политехнический и т.д. и, не отработав и года в стране, в которой они получили бесплатное образование, уезжают в Силиконовую долину или в какое-то не менее благоприятное место. А музыканты или танцовщики балета? Тоже бегут за лучшей долей. А ведь их обучение еще более дорого.

Иностранцы целенаправленно перекачивают русские мозги

Наше бесплатное образование — это тоже льгота, и рассчитана эта льгота на всех россиян. Насколько это убыточно для страны, когда уезжают молодые перспективные специалисты, можно не говорить — и так всем понятно.

Недаром сейчас уже в открытую в СМИ говорят о том, что во многих странах законодательно прописана необходимость и целесообразность перекачки мозгов и созданы для таких людей условия максимального благоприятствования.

Некоторые говорят, что если мозги уезжают — это здорово, потому что здесь они все равно никому не нужны. Это не так. Нужны, и еще как! Просто очень удобно говорить: «Я уезжаю, потому что здесь я не нужен».

На самом деле уезжают потому, что там предлагают за ту же работу большие деньги. Кто-то скажет, что это правильно. Правильно, да не совсем.

Вы много знаете стран, где есть качественное бесплатное образование? Нет? А почему? Ответ напрашивается сам собой.

Высшее образование должно стать платным

Поэтому политическим приоритетом в перестройке нашего высшего образования должно стать следующее.

Хотите уехать за рубеж, не отработав энное количество лет, дабы отдать государству то, что оно потратило на ваше образование? Без проблем! Уезжайте! Но перед этим выплатите государству всю сумму, потраченную на ваше образование.

И тогда — до свидания, скатертью дорожка! А если вас так мечтает получить западный работодатель, тогда ему придется выплатить плату за образование самому. И я вас уверяю, что в этом случае его отношение к вам будет несколько иным.

Многие могут сказать, что это еще хуже монетизации льгот. Вполне возможно, но это честно.

Потому что бесплатного ничего не бывает — ведь вы не рассчитываете же, что преподаватели в вузах работают бесплатно? Или электроэнергия и отопление ничего не стоят? Я уж не говорю про все остальные затраты, как то: труд многих предшествующих поколений, которые создавали учебники, научные школы, строили здания. И деньги на это идут из федеральных фондов, а значит, на образование тратятся наши с вами деньги. И почему, если деньги общие (которые, кстати, «отрываются» от других льгот), тратить их должны лишь некоторые?

Здесь не идет разговор о том, что нужно все образование сделать платным — не о том речь. Пусть оно будет номинально бесплатным, но каждый студент должен знать, что год обучения в его вузе стоит некую — немаленькую — сумму, например, 3000 у.е.

И если этот студент захочет сразу после окончания вуза уехать из страны, то эту сумму, умноженную на количество лет, ему придется нашей стране вернуть. И никак иначе.

А так получается, что мы разбазариваем не только наши недра, которые, кстати, невосполнимы, но и наши мозги, которые тоже дорогого стоят. А с чем в итоге мы останемся?

На обучение должны выделяться целевые кредиты

Ведь, строго говоря, бесплатное образование на самом деле — очень дорогая вещь. В результате по всему миру сейчас очень дешево работают наши очень дорогие в обучении специалисты. Кстати, во времена Брежнева была сделана попытка брать с эмигрантов плату за высшее образование — но противодействие Запада уже тогда заставило правительство отступить.

А можно пойти по более жесткому пути и сделать так, как в других странах — в США, например. Студент берет целевой кредит и платит из него за обучение. И выплачивать ему после окончания обучения этот кредит придется не год и не два.

Для тех, кто остался работать в стране по специальности, эти деньги могут «гаситься», например, так: год работы — за год учебы, а тем, кто собирается работать в другой стране, можно будет уехать только после урегулирования имущественных претензий и выплат по этому кредиту.

Выпускники смогут смело уезжать туда, где лучше, но в таком случае на эти деньги можно будет поднять материальную базу в вузах, зарплату преподавателям, да и на гранты для самых перспективных деньги останутся.

Источник: https://www.km.ru/glavnoe/2005/01/25/tribuna/kak-podnyat-prestizh-obrazovaniya-v-rossii

Ссылка на основную публикацию