Школьная забастовка: за что борются в школе тубельского

В московской школе самоопределения № 734 им. А. Н. Тубельского назрел конфликт между новым директором и всеми остальными — учителями, старшими школьниками и родителями. Последние 11 января провели митинг, на котором требовали отставки директора Сергея Москаленкова. Его обвиняют в разрушении традиций школы

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского

Сергей Москаленков пришел в школу в мае 2017 года. По словам родителей, они изо всех сил пытались выстроить конструктивный диалог с новой администрацией: проводили семинары, встречи, рассказывали про школьный уклад и традиции.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Директор в свою очередь утверждает, что сделал все для того, чтобы найти общий язык с теми, кто работал в школе задолго до его прихода, — созывая летом собрания, на которых готов был обсудить курс дальнейшего развития школы.

Все стороны конфликта говорят о том, что конструктивного диалога так и не случилось. Родители — впрочем уже успевшие разделиться на более и менее радикальные лагеря, — утверждают, что директор разрушает многолетние демократические устои школы.

А в новогодние каникулы демонтировали спортивный комплекс, который считался гордостью школы и любимым местом отдыха учеников. Родители об этом узнали только после праздников.

Директор же утверждает, что все его шаги обусловлены заботой о безопасности учащихся.

О том, какие нововведения пришли вместе с новым директором в школу самоопределения, согласились рассказать многие родители.

Так, Мария Батова говорит, что большинство родителей сразу отнеслись к Москаленкову с недоверием, так как на всех собраниях он не отвечал прямо на вопросы родителей, уходил от ответа, а потом принимал решения без ведома и согласия родителей и учителей.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Лайфхак: как поступить и учиться на филфаке рудн

Оценим за полчаса!

«Начал он с мелочей, например, убрал из учительской кофейный автомат — безопасность. Затем начались запреты», — рассказывает Мария. Старшеклассникам запретили до конца уроков выходить из здания школы. «То есть даже во время перемены: выйти подышать воздухом — нельзя. Сходить домой за чем-то — нельзя.

Сходить в ближайший магазин купить воды или перекусить — нельзя. И это при том, что дети старших классов задерживаются в школе допоздна, до семи вечера. А уже с трех часов столовая, например, закрыта», — возмущается родительница.

на всех собраниях он не отвечал прямо на вопросы родителей, а потом принимал решения без их ведома и согласия

Дополнительные занятия и кружки в школе с приходом нового директора стали платными. Из детского сада при школе без объяснения причин выбросили мягкие конструкции для ежедневного праздника цирка.

В подвале стояли спортивные тренажеры, которые тоже пропали в одночасье. Декорации для спектаклей, также хранящиеся в подвале, выбросили.

Директор объяснил это тем, что хранить подобные вещи в школе небезопасно.

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского Митинг родителей Даша Храмцова

Комплекс противостояния

Следующим камнем преткновения стала библиотека, которую директор хочет убрать, так как по плану школы место, отведенное под библиотеку, «не там». «Всю жизнь было там, а теперь не там!» — возмущаются родители. А последней каплей для всех стал демонтаж спортивного комплекса, построенного по методике Реутского.

Родители утверждают, что он абсолютно безопасен, что можно заключить из опыта многолетнего пользования. «Удариться или упасть можно и без всякого комплекса. Но именно наш комплекс — не банальная шведская стенка, а развивающий 3D-комплекс, построенный, к слову, на деньги родителей, — вдруг стал мешать. Мой сын плакал, когда узнал, что комплекса больше нет.

Я слезы сына не прощаю никому», — говорит Мария Батова.

По словам родителей, спортивный комплекс, который и послужил катализатором активного противостояния, митинга и забастовки, обошелся родителям примерно в 300 тысяч рублей. За его сохранение единогласно выступили все. Что не помешало директору демонтировать его в новогодние каникулы.

Тогда родителями было принято решение устроить однодневную забастовку. 11 января дети не пошли учиться в школу — вместо них к школе на митинг пришли более 200 рассерженных родителей, которые требовали считаться с их мнением и вернуть комплекс на место. Реакция директора не заставила себя ждать.

В день забастовки в школе были выключены школьные видеокамеры и электронная система пропусков. Публично директор сделал заявление, что никаких забастовок не замечено, а многие дети просто еще не вернулись с каникул.

Родители уверены, что эти меры были предприняты для того, чтобы департамент образования не узнал о волнениях в школе.

спортивный комплекс, который и послужил катализатором противостояния, обошелся родителям в 300 тысяч рублей

Каролина Солоед — не только одна из родителей, но и секретарь управляющего совета школы — рассказала ТД, что конфликт школы самоопределения с директором Москаленковым шире, чем просто спор о спортивном комплексе.

«Последние десять лет мы жили немного в стороне от столбовой дороги развития современного образовательного процесса, как его понимает департамент. От всей этой имитации бурной деятельности, которую так любит департамент, нас все это время ограждал предыдущий директор.

И эта история — про то, что период застоя закончился и начался очень бурный период насильственной адаптации к тем придурковатостям, которые вводил департамент все эти десять лет.

И нам нужно осмыслить не только что нам теперь делать, но и где мы были эти десять лет», — начинает свое объяснение Каролина.

Листайте карусельку.???????? Пока в школе каникулы и все такие довольные-расслабленные, наш новый директор покусился на святое.

Он демонтировал наш спорткомплекс в начальной школе! Гордость и любовь детей и родителей, место, где дети выпускали энергию, в конце-концов, это уникальная разработка, аналогичной которой в Хорошколе радуются и хвастаются.

Это отвратительно, вот так на каникулах, подленько, взять и разобрать! Родители и педагоги в шоке, дети еще не знают((( При всем при том, что о спорткомплексе велся отдельный разговор и директор обещал его не трогать.

Просто опускаются руки и нет слов((( Нашу школу разрушает человек, которому нет дела до детей, педагогики и гуманного воспитания. Страшный человек( #школатубельского #школасамоопределения #москаленковуходи #школа734 #департаментобразованиягородамосквы #обжголовногомозга

A post shared by Юля. Монтессори педагог (@julietty.b) on Jan 9, 2018 at 9:57am PST

По ее словам, ощущается, что новый директор не знаком с ценностями педагогики А. Н. Тубельского: «Тут с одной стороны конфликта — казарменный стиль управления, а с другой — педагогика Тубельского, которая, как и вся великая педагогика, была построена вокруг ребенка. Там совсем другие ценности: чувства ребенка, отношение к нему, взаимоотношения между ребенком и взрослым.

Много этических, нравственных вопросов, связанных с демократическими ценностями. И сейчас родители борются не только и не столько за материально видимые вещи, как тот же комплекс. Речь идет не о комплексе и зачем-то выброшенном инвентаре, который еще со времен Тубельского накапливался и был дорог.

Это в чистом виде конфликт Лопахина и Раневской — когда на помойку отправляют не просто вещи, а символы».

Спасать идеи

Об идеях, которые воспитываются в школе самоопределения, согласилась рассказать выпускница школы № 734 Кристина Котельникова: «Школа дает свободу мысли, как бы это высокопарно ни звучало.

Учителя с учениками в хорошем смысле на равных: если у ученика какая-то проблема, он может, не боясь, прийти за советом к любимому учителю. Все вопросы решались по-человечески, а нас учили отстаивать собственное мнение.

Был прекрасный совет школы, в который входили и учителя, и ученики, и выпускники — и обсуждалось все в первую очередь в пользу учеников. А не просто собирались взрослые люди и решали за детей, как им лучше».

Кристина утверждает, что на ее памяти первый раз в истории школы произошел подобный конфликт: «Я до сих пор общаюсь с выпускниками, которые активно участвуют в жизни школы, все говорят, что такое в нашей школе впервые. Даже если раньше и бывали какие-то споры и проблемы, они решались коллегиально, всем было очень важно прийти к общему мнению. А тут ощущение, что человек (директор. — Прим. ТД) не понял, в какую школу он пришел».

По мнению Каролины Солоед, сейчас в школе речь идет о том, что надо спасать не только материальные ценности, но и идеи тоже. Иначе педагогика Тубельского «рискует быть забытой, а она того совсем не заслуживает».

«Когда мы шли на митинг, мы не знали, чем все закончится. По откликам родителей других школ на события в Школе А. Н. Тубельского, видно, что проблема унификации школ коснулась многих.

Так, родители других школ просят поддержки и спрашивают, как они могут перенять опыт школы № 734 по отстаиванию своих родительских прав.

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского 1988 год. Директор московской школы № 734 кандидат педагогических наук А. Н. Тубельский Иванов Олег/ТАСС

Следует отметить, что большинство вышеперечисленных проблем пока не коснулось учебного процесса на уроках.

Вероника Николаевна Денисова, учитель начальной школы, рассказала, как этот конфликт видят учителя: «Пока в отношении того, что происходит в классе, за закрытыми дверями, прямо на уроке, я не могу сказать, что сильно ощущается этот прессинг и в нашей работе что-то принципиально изменилось, во всяком случае в начальной школе. А вот люди, которые больше поддерживали административную жизнь школы, напрямую работали с директором и решали с ним постоянно какие-то вопросы, — они столкнулись с большими сложностями, бюрократией и неуважением. Когда директор пришел, был самый конец учебного года, мы две финальные недели как-то прожили, стараясь по возможности за этот короткий период жизни школы продемонстрировать Сергею Александровичу наши ценности, наше отношение к наследию Александра Наумовича Тубельского».

педагогика Тубельского «рискует быть забытой, а онА этого совсем не заслуживает»

В конце прошлого учебного года Москаленков торжественно заверял педагогов и родителей, что готов сохранять принципы и традиции школы. Летом он сам организовал стратегическую сессию для обсуждения будущего школы, группа добровольцев из числа учителей и родителей совместно с администрацией все лето собиралась для работы над программой развития школы по итогам этой сессии.

«Но даже на этих встречах уже стало ясно, что мы совершенно по-разному понимаем смысл многих понятий в образовании, ценности наши сильно расходятся, — продолжает Вероника Николаевна. — С сентября эта работа вообще не ведется.

Сейчас педагогов напрягают разногласия не только в фундаментальных вопросах (что есть образование, самоопределение, как может существовать демократия во взросло-детском сообществе и так далее), но и в жизненных, повседневных, чувствуется недоверие к нам и к нашему опыту, к педагогам, которые уже много лет работают, к тому, что мы в этой школе уже многое пробовали».

Также учителя жалуются на формализм и бумажную волокиту, которая, по мнению администрации, должна организовать порядок и наладить функционирование процессов, а на деле «отнимает у педагогов силы и время, так необходимые для творческой работы с детьми, невротизирует их».

«Мы просто привыкли — и при Александре Наумовиче, и после него — так или иначе к коллегиальному управлению: директору было естественно обсуждать с нами вопросы на равных, нам можно было критиковать директора, он мог критиковать нас.

Теперь же мы все время ждем, что еще какое-то решение будет принято без обсуждения, за нашей спиной, и это негативно, с нашей точки зрения, скажется на работе с детьми. Мы всегда хотели образовательный процесс и наши уроки чем-то насытить, придумывать новые творческие формы работы.

И мы были готовы к трудностям, для нас всегда был важен неформальный образовательный процесс и его результат, связанный с развитием личности ребенка, мы никогда не искали легких путей, готовы были к тому, что придется чем-то усложнить себе жизнь, при том, что это не будет напрямую работать на внешний рейтинг, — что тоже является большим расхождением с позицией нового директора.

Наверное, принципиальное разногласие можно сформулировать так: мы много лет занимались в школе поиском нового, отвечающего нашим представлениям о смысле и целях образования, а сейчас нас пытаются загнать в рамки признанного, предписанного и одобренного сверху», — подчеркнула Денисова.

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского Митинг родителей Даша Храмцова

Односторонняя коммуникация

«Мы, учителя, довольно неоднородная компания, — уточняет учительница. — У всех есть свое мнение, да и родители уже разделились на более и менее радикальных. Родители, находясь снаружи, возможно, подозревают нас в некой инертности по сравнению с ними, но не думаю, что это так. Просто наша цель — сохранить возможность продолжать работу с детьми.

И мы действительно боимся того, что нас могут лишить возможности работать так, как того требуют традиции нашей школы и наши общие ценности, поэтому мы несколько осторожны и стараемся думать о последствиях. Но мы точно не хотим сидеть, молчать, бояться и ничего не делать.

Тем более теперь у нас на вывеске написано имя Александра Наумовича Тубельского, хотелось бы все же соответствовать принципам, а не просто ходить под этой надписью».

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского Сергей Москаленков http://cog734.mskobr.ru/

Директор школы Сергей Москаленков не согласен с обвинениями в его адрес. Более того, он обвиняет в недемократичности своих коллег и родителей учеников школы: «Это не диалог на самом деле, когда одна сторона только требует. Это какая-то односторонняя коммуникация».

Впрочем, директор признает, что его решение о демонтаже комплекса тоже можно назвать односторонней коммуникацией, но считает, что в его случае это оправданно: «Когда ты видишь травму у ребенка своими глазами, советоваться о том, как оказывать первую медицинскую помощь, — это поспешный факт. Я не закрываю глаза на мнение родителей, но решение должно быть безотлагательным.

Вопросы безопасности надо проработать не с точки зрения быть или не быть. Для меня вопрос “быть” не стоит».

То, с какой поспешностью убрали спортивный комплекс, Москаленков объясняет тем, что не в каникулярное время это было бы опасно делать. Также вопрос был безотлагательным.

С претензиями родителей насчет потраченных ими на комплекс средств директор не согласен: «Деньги были потрачены на благотворительной основе, да.

Но дело не в этом! Оборудование передано в пользование школы, значит, и решение об эксплуатации и состоянии принимает школа, точка», — пояснил Москаленков.

Впрочем, директор надеется на скорое и благополучное разрешение конфликта: «Считаю, это рабочий вопрос на стройке образовательного процесса появился с приходом новой команды, которая, конечно, будет обновляться.

Но мы справимся с этим, все нормально». Не все стороны конфликта настроены так же радужно. Но все ждут 25 января, когда произойдет очередное открытое заседание управляющего совета школы.

Очередной разбор полетов назначен на эту дату.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

борьба за права дети образование

Источник: https://takiedela.ru/2018/01/shkola-tubelskogo/

В школе самоопределения имени тубельского прошли митинг и забастовка: около 70% детей не пришли в школу

Школьная забастовка: за что борются в школе ТубельскогоВ школе самоопределения имени тубельского прошли митинг и забастовка: около 70% детей не пришли в школу

11 января дети и родители Школы самоопределения им. А.Н.Тубельского провели митинг и предупредительную забастовку. Из 216 учеников начальной школы на учебу пришли только 54 ребенка (25%), в средней школе — 10-30% детей в зависимости от класса. Многие родители подали директору заявления о причинах неявки детей — «в знак протеста», поскольку руководство школы отключило систему «проход-питание», чтобы по ней невозможно было отследить количество детей в школе.

В 8-30 утра у входа в здание школы №734 началось собрание родителей и старшеклассников, в котором приняли участие более 150 человек. Одно из требований — восстановление в течение пяти дней спортивного комплекса в рекреации 3-го этажа, разобранного во время зимних каникул.

Также родители и дети требуют возвращения в школу демократических принципов управления, когда решения принимаются совместно педагогическим коллективом, учащимися и родителями.

На данный момент система взаимодействия директора с родителями и педагогами построена по абсурдному (но так любимому чиновниками) принципу: ответы на любые обращения даются только через 30 дней, что бесконечно затягивает решение любого вопроса.

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского

До 9 утра родители и ученики ждали окончания переговоров представителя Совета родительских комитетов Эмиля Аюпова с чиновницей Департамента образования Москвы.

Но после возвращения Эмиля стало понятно, что директор школы и представитель Департамента ничего кроме обещаний «подумать и разобраться» предложить не могут. Тогда родители потребовали выхода «к народу» директора школы Сергея Москаленкова.

Читайте также:  Ученые расскажут о применении больших данных

Директор прямо отвечать на вопросы о судьбе комплекса не хотел, стремясь отвечать на все вопросы «дежурной» фразой «я вас услышал». По его словам комплекс небезопасен для детей.

Родители настаивали на том, что спортивный комплекс сертифицирован и сертификат действует до 2020 года, а существование этого городка имеет большое значение для образовательного процесса. Они требовали связаться с разработчиками комплекса и получить от них подтверждение его безопасности.

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского

Собрание постепенно переросло в стихийный митинг. Многие родители высказывались намного более категорично: они обвиняли директора в развале уникальной образовательной системы, созданной в школе ее основателем — Александром Наумовичем Тубельским, и требовали отставки директора.

Одна из активисток Совета родительских комитетов Каролина Солоед рассказала, что заседания управляющего совета школы длятся по пять часов и проходят в режиме противостояния.

Она заявила, что все надежды на диалог закончились — директор к нему не стремится, и озвучила текст обращения к интеллигенции, научному и педагогическому сообществу России с просьбой поддержать действия детей и родителей в их деятельности по спасению уникальной школы.

На собрании общественности школы №734 было озвучено предложение начать подготовку массового митинга, если требования о восстановлении спортивного городка не будут удовлетворены, а также направлять в адрес Департамента образования Москвы письма о нарушении директором Устава школы. Родители пока еще надеются, что департамент примет решительные меры.

Дополнительная информация: 8-915-480-86-54 (Руфь, член Совета родительских комитетов школы им.Тубельского)

Сайт детей, родителей и выпускников школы №734 им.Тубельского — http://734.msk.ru/

Видео в фейсбуке с пустующими школьными классами и подсчетом детей в начальной школе 

Источник: http://NetReforme.org/news/v-shkole-samoopredeleniya-imeni-tubelskogo-proshli-miting-i-zabastovka-okolo-70-detey-ne-prishli-v-shkolu/

«Не хватает свободы»

Поводом для забастовки, которая прошла 11 января, стал демонтаж спортивного комплекса. Поводом, но не причиной: конфликт назревал не меньше полугода.

Школа Тубельского — одна из немногих доживших до сегодняшнего дня авторских школ, которые расцвели в конце 80-х — начале 90-х, когда педагоги-новаторы получили возможность воплощать свои идеи на практике.

Александр Тубельский создал Школу самоопределения, основной идеей которой стал личный выбор ученика. Дети стали участвовать в управлении школой, получили возможность самостоятельно выбирать свою образовательную траекторию. В школе отказались от отметок как главного стимула обучения.

Плюс кружки, проекты, театральные постановки, экскурсии, уроки в музеях…

Тубельский умер в 2007 году. Следующие 10 лет школу возглавляла его ученица Юлия Грицай. Все это время школа оставалась своего рода заповедником — даже когда в остальных московских учебных заведениях вовсю шел процесс централизации и унификации. Правда, школе №734 все же пришлось объединиться с коррекционной школой №442; при этом в составе школы уже был детский сад.

В мае этого года департамент образования снял Юлию Грицай с поста директора, и новым директором стал молодой кемеровчанин, учитель ОБЖ Сергей Москаленков.

В школе Тубельского к назначению нового директора отнеслись настороженно. Тем не менее учителя и родители решили познакомить его с ценностями и традициями своей школы. И надеялись, что он решит наболевшие хозяйственные вопросы.

Что мы не хотим потерять

Маргарита Ленская-Бараз, мама прошлогодней выпускницы и независимый наблюдатель на нынешних встречах родителей с администрацией, рассказывает: «Мы сразу составили список школьных дел, которые для нас важны и которые мы не хотим терять. Получилось несколько страниц.

Тогда мы поделились по группам и в течение всего лета группами ходили к директору и рассказывали — каждая группа про какую-то важную тему. Директор слушал, кивал и соглашался. В образовательный процесс он не вмешивался.

Но постепенно все привычные школьные процессы начали тормозиться».

Первое сентября всегда проходило на козырьке школы — нет, нельзя, опасно. Родители устроили в школе благотворительную ярмарку — нет, в школе ничего нельзя продавать за деньги… Усилилась охрана.

Дело даже не в том, что в школу ни войти, ни выйти без пропуска, что от нее требуют участвовать в рейтингах и зарабатывать деньги на дополнительном образовании — все московские школы уже давно так живут, и это не злая личная воля директора, а общая тенденция столичного образования. Дело в том, что сам уклад школы начал необратимо меняться. И меняется он в незаметных мелочах.

Школьные праздники всегда были почти семейными — а теперь 1 сентября выступает представитель Рособрнадзора в форме; на выпускном директор спрашивает, почему не включили гимн, а на Новый год распоряжается снять сделанные детьми гирлянды флагов разных стран мира, потому что не заметил среди них флага России.

«В этом году нам не дали денег на декорации к спектаклю, — говорит восьмиклассница Настя Кузнецова. — Ну ладно, денег нет. Но старые декорации, которые можно было взять, просто выкинули — а ведь мы их сами рисовали, сидели в школе до восьми вечера! Я бы их лучше домой забрала».

Возмущает школу даже не то, что делается, а то, как это делается — административно, молча, в приказном порядке. «Постепенно, понемножку подменяются понятия и откусываются маленькие кусочки свободы», — говорит учитель Екатерина Тимашпольская.

Не мог ценить он нашей славы

«Мы говорим на разных языках», «разговор слепого с глухим» — это я слышала почти от каждого собеседника в школе Тубельского (из них 4 — представители родителей, 6 — школьники, 7 — учителя). Здесь никогда ничего не делалось по административному распоряжению руководителя, здесь все решал Совет школы. Коллегиальность — принцип, на котором она основана.

У директора своя логика — рациональная, административная: декорации хранить негде, держать ворота открытыми — угроза безопасности, спортивное оборудование должно быть сертифицировано, проведение выпускного регламентировано приказом департамента, комплекс травмоопасен и должен быть демонтирован. Родители возражают: причина последней травмы — ребенок споткнулся о плинтус возле комплекса, другой упал на лестнице. «Нам что теперь, и лестницы убрать?» — спрашивают родители.

А школьники в опустевшем холле, где был спорткомплекс, нарисовали мелом на полу классики.

Да, дети любили комплекс, он был важной частью школьной жизни. Но дело не в нем, а в несовместимости органической, демократической, вольной школьной жизни с унификацией, стандартизацией, формализацией, которая подчиняет себе не только внешнюю, но и внутреннюю жизнь школы.

«Дети» — вообще слово не из словаря директора, — говорят родители. — В его словаре есть слово «обучающиеся».

«Мы говорим об участии детей в управлении школой, а директор — о развитии ученического самоуправления, — добавляют учителя.

 — Когда шли выборы в Управляющий совет (а у нас обычно все кандидаты в общем списке — и дети, и учителя — и все голосуют за всех), он никак не мог понять: у вас что, дети за учителей голосуют? Как это? Зачем?»

Стилистические разногласия

В петиции, требующей защитить школу Тубельского и отправить Сергея Москаленкова в отставку (на 18 января ее подписали более 15 тысяч человек), речь идет о необходимости восстановить школьные институты самоуправления, фактически отмененные при новом директоре: Совет школы (он, по мысли Тубельского, может наложить вето даже на решения директора), Конституцию школы и Суд чести.

Конституция — свод понятных детям правил, по которым живет школа, — называлась «Имею право». Тубельский считал, что она должна была обновляться каждые три года — потому что люди должны подчиняться законам, которые они сами создали.

Позиция директора Москаленкова, говорят учителя, такова: конституция у нас одна — Конституция России, а у школы есть устав.

Вообразите, однако, как пятиклассник читает устав школы: «Собственник имущества Учреждения, при недостаточности имущества Учреждения, на которое может быть обращено взыскание, несет субсидиарную ответственность по обязательствам Учреждения, связанным с причинением вреда гражданам».

Суду чести директор не разрешает собраться: «Это меня родители спросят: на какой такой суд моего ребенка потащили? Зачем суд, когда есть дисциплинарная комиссия?» — приводят его возражения учителя и родители.

Суд чести — идея Януша Корчака. В него входят старшеклассники и учителя, которых выбирает вся школа — как самых справедливых.

Несколько лет назад суд заглох, но в позапрошлом году его восстановили по инициативе детей.

«Как ни странно, основные обращения в суд были от 5–6-классников, — вспоминает Маргарита Ленская-Бараз.

 — Они уже вышли из-под крылышка учителей началки, которые помогали им разбирать конфликты, но сами справляться с ними еще не научились. И тогда им на помощь приходили старшие».

«Здесь важно не только разрешение конфликта, но и межвозрастное общение, и то, что младшие понимают: в школе есть старшие, которые могут их защитить», — говорит учитель Евгения Соловей.

«Суд чести — это орган, который решал проблемы, не поддающиеся административному решению, — рассказывает член суда 11-классник Владимир Шурупов. — В прошлом году мы рассмотрели несколько десятков дел — обычно это дела об оскорблении, обиде, обзываниях, срыве уроков. Эти суды действительно помогали и воспитывали».

Похоже, разногласия между школой Тубельского и ее новым директором — чисто стилистические, как у Синявского с советской властью: Конституция «Имею право» и типовой устав школы, корчаковский Суд чести и дисциплинарная комиссия, граждане школы и контингент обучающихся.

Административный саботаж

Одна из основных учительских и родительских претензий к директору — невыполнение обещаний. Список бесконечен: у логопедов нет своего кабинета, нет специалиста по ЛФК, который нужен чуть ли не всем детям в третьем корпусе; в том же корпусе до сих пор не работает продленка, так что дети сидят и ждут родителей возле охранника. И так далее, и так далее.

«В июне в школе прошла стратегическая сессия, на которой учителя, родители и администрация выработали дорожную карту развития школы под названием «Открытая школа плюс», — рассказывает учитель Ольга Шавард.

 — Сейчас ни один из предусмотренных шагов не реализован: дорожную карту надо было утверждать на Управляющем совете, сначала его никак не могли выбрать, теперь он собирается раз в месяц и занимается совершенно другими проблемами».

Но даже если Управсовет что-то решил, директор еще должен издать локальный нормативный акт, чтобы решение вошло в жизнь. А локальных актов нет — например, о дополнительном образовании в детсаду, оно так и не работает. Девятиклассник Ярослав Кручинин, член Управляющего совета, объясняет: «Решения совета тормозятся в том, что касается жизнедеятельности, уклада школы.

Решаемыми оказываются экономические вопросы: с ними справляются быстро, понятно и наглядно. А вопрос Суда чести, например, так и не решен. Принятие решений больше не основывается на том, что так будет лучше для ребенка, ученика, гражданина школы. Сейчас авторским школам приходится нелегко.

Сейчас особенно трудно тем, кто готов генерировать новые идеи: для этого не хватает свободы».

Эмиль Аюпов формулирует родительские требования лаконично и жестко: «Образец поведения, который дает директор, — невозможен в педагогике. Это человек без моральных обязательств.

Он говорит неправду, он не выполняет обещаний. Ему не надо быть рядом с детьми. Его управленческие решения подрывают педагогические основы школы.

Мы не хотим играть в революцию — мы хотим, чтобы были дети и была педагогика».

Сейчас школа фактически находится в состоянии итальянской забастовки: предельно точное соблюдение правил и должностных обязанностей приводит к саботажу и параличу деятельности.

Так что демонтаж спорткомплекса стал чем-то вроде выстрела Гаврилы Принципа. Около 70% родителей не привели в школу своих детей 11 января в знак протеста. По словам родителей, директор в ответ отдал устное распоряжение социальному педагогу собрать документы на эти семьи и передать их в комиссию по делам несовершеннолетних, поскольку родители нарушили право детей на образование.

Связаться с Сергеем Москаленковым не удалось: пока этот текст готовился к печати, его не было в школе. Он был занят решением проблемы спорткомплекса.

Разработчик комплекса Сергей Реутский и производитель БИОМ предложили свою помощь и назвали срок восстановления комплекса: две недели. Сергей Москаленков выдвинул альтернативный вариант: установить новый комплекс.

Когда? «Сроки мы в ближайшее время озвучим однозначно», — ответил директор родителям 17 января. Родители опасаются, что история затянется до конца учебного года.

Теперь все ждут 25 января — на этот день назначено открытое заседание Управляющего совета, которому придется обсуждать вспыхнувший конфликт.

Сказывается ли ситуация в школе на ее повседневной жизни? «В школе заметно напряжение из-за того, что администрация не понимает правил и традиций. Директор с нами не коммуницирует, — говорят восьмиклассницы Арина Злотникова и Полина Шурупова. — Учителя не молчат: мы благодарны им за то, что они обсуждают с нами ситуацию, что никак не пострадали уроки. Но все напряжены».

«То, что всегда было смыслом школы, теперь отодвигается на задний план, — говорит десятиклассница Тася Продан. — Нам дают понять: если хотите — делайте сами, а мы тут ни при чем.

Зато потом в отчетности хвастаются. У нас всегда в школе была семейная атмосфера, люди разных поколений общались на равных.

Для нас норма, что директор общается с учениками, что мы не куча народу, который просто здесь учится, что мы — семья».

Прямая речь

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского сопредседатель профсоюза «Учитель»:

— Сейчас школа Тубельского — одна из немногих школ в Москве, которая не вписывается в систему городского образования. Естественно желание московского руководства ее в эту систему вписать. Способ, которым это делается, — грубый и негодный. У директора ясная позиция: школа должна быть выше в рейтинге, должна зарабатывать деньги, в ней должна быть высокая зарплата, остальное его не волнует. Я точно знаю, что учителя все лето продумывали, как сочетать требования департамента со спецификой школы, стали думать о внебюджетных фондах. Но директор не выдает учителям документов о финансировании школы, не дает Управсовету документов, необходимых для его работы.

Если еще неделю назад я думал, что департамент образования может принудить директора к переговорам и стороны взаимно определят свои отношения в письменном виде, то теперь я думаю, что спасти ситуацию может только назначение нового директора и что это должна быть авторитетная фигура в педагогическом сообществе — либо менеджер-технократ, который получит указания вести себя корректно, решая ту же стратегическую задачу, но ничего не ломая.

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика»:

— Думаю, разрешение конфликта возможно. Такого рода события и есть содержание образования. Это две недели серьезного жизненного урока. Забастовка из-за комплекса — только результат, следствие столкновения ценностей, следствие управленческих решений. Это богатая педагогическая история в духе Тубельского, ее надо разбирать с детьми.

Я впервые пришел в школу Тубельского 30 лет назад. И я наблюдал там совсем другую картину: родители, воспитанные советской системой образования, так же не принимали Тубельского. На дворе 1987 год — какое еще самоопределение, дайте нам сильную физику и поступление в вуз.

Прошло 30 лет — и выросло поколение родителей, которое прониклось укладом, ценностями школы, культурой диалога и обсуждения.

Эта система координат вступила в противоречие с другой системой, которая тоже имеет право на существование: когда все должно быть регламентировано, должно соответствовать норме.

Диалог между живой системой ценностей у нового поколения родителей и регламентной системой ценностей директора — это и есть жизнь. У директора не хватило опыта сделать это не только содержанием диалога, но и содержанием педагогики — и это надо преодолевать. Кстати, надо отдать должное департаменту образования, который не стал вмешиваться с административными мерами.

25 января в школе будет заседание Управляющего совета. Он сейчас стал ячейкой гражданского общества. Это свидетельствует о том, сколько мы прошли за эти годы — от родительского комитета, который обсуждает выпускной и подарки, до института гражданского общества, который служит площадкой разрешения конфликта.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/01/19/75191-ne-hvataet-svobody

Школьные бунты: Разные люди о том, как протестовали против произвола учителей

Кроме меня была ещё довольно большая группа людей, которым всё это не нравилось. Периодически мы возмущались и вступали из-за этого в перепалки с учителями. С одной учительницей у нас были особенно трудные отношения. Она больше всех приветствовала эту обязаловку, ратовала за дежурства и школьную форму. Она вела у нас экономику. Уроки выглядели так: она читала вслух учебник, а мы должны были всё записывать под диктовку. Потом она собирала тетради и проверяла, насколько подробно мы всё записали. Часто на уроке она заставляла кого-нибудь подняться с места и отчитывала перед всеми. Бывало, тот, кого она отчитывала, начинал плакать. Тогда поднимались остальные, говорили: «Зачем вы так, человеку плохо». Учительница в такие моменты говорила нам, что мы «свора», что набрасываемся на неё «как стая волков». Однажды она стала при всех ругать меня за то, что я грызу ногти — мол, это занятие мне интереснее, чем экономика. Было очень неприятно и стыдно. Кому понравится, что на его дурацкую привычку так громко обращают внимание?

Читайте также:  Мгу и нгу заняли первые строчки рейтинга qs

Эта учительница олицетворяла для нас всё, что было связано со школьной системой и дурацкими правилами. Однажды наше противостояние достигло пика. Это было в одну из суббот. Другие классы не учились, а у нас было два урока экономики подряд. Школьных звонков в нашем здании не было. Между уроками мы пошли на завтрак и случайно засиделись.

Когда мы осознали, что урок уже давно начался, мы решили просто не идти на него. Это был не совсем протест — скорее саботаж. Её «лекции», манера унижать людей перед всем классом страшно надоели. По дороге из столовой мы проходили мимо пустого спортзала и решили остаться там и поиграть в мяч.

Это было скорее импульсивное решение, а не осознанная провокация.

Все наши вещи лежали в кабинете, и в конце урока мы пошли за ними. Выяснилось, что на экономике был только один ученик — самый прилежный мальчик в классе. Когда мы пришли, учительница сначала отреагировала как будто бы спокойно — закончила «лекцию», дала домашнее задание.

А потом сказала: «Ну всё, ребята». И ушла, заперев нас в классе. Мы сидели очень долго — нам всем хотелось есть, было страшно и тревожно. Учительница позвонила нашей классной руководительнице, завучу и всем родителям. Она потребовала, чтобы все пришли в школу.

Родители собирались несколько часов, и всё это время мы были заперты.

Потом нас стали вызывать по одному. Каждый, кого выводили из класса, больше не возвращался, так что мы не знали, что происходит. Телефоны были не у всех, мессенджерами мы ещё не пользовались, и поддерживать связь с теми, кого приглашали в коридор, не получалось.

Когда очередь дошла до меня, я вышла в коридор. Учительница пригласила меня в соседний класс. Там сидели все родители и завуч. Начался настоящий допрос. Его вела мама одного из учеников — кстати, юрист.

Она спрашивала, кто подговорил нас прогулять урок и зачем мы это сделали. Грозилась, что если я не скажу, кто это сделал, то в итоге ответственной сделают меня.

Учительница тоже участвовала — при родителях припоминала каждую мою оплошность ли опоздание. Когда я вышла из кабинета, я расплакалась.

Потом оказалось, что после допроса всех сажали в отдельное помещение — какую-то каморку возле лестницы. Несколько родителей сторожили, чтобы оттуда никто не ушёл. Когда я туда пришла, я увидела, что многие мои одноклассники тоже в слезах. Это был ужасный день, психологически всё это было тяжело.

Было ощущение предательства из-за того, что наши родители все сидели в том кабинете, наблюдали за происходящим и не заступались. Но потом, когда нас отпустили, выяснилось, что из всего класса никто никого не сдал, не свалил ни на кого вину, несмотря на угрозы.

Так что мне этот случай запомнился как наша победа над системой.

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/good-question/245633-school-strike

Родители учеников школы тубельского устроили забастовку из-за действий директора: фото

Руководителя московской школы самоопределения № 734 обвиняют в разрушении традиций учебного заведения.

В Москве родители учеников школы самоопределения № 734 им. А.Н. Тубельского устроили забастовку, массово отказавшись приводить своих детей в учебное заведение. Более того, у стен школы возмущенные мамы и папы школьников провели митинг.

«Нашу школу уничтожает человек, поставленный директором в мае 2017 года, — С.Москаленков, — поясняет одна из возмущенных мам Оксана Розенфельд. — С его приходом из школы была вынуждена уволиться вся бывшая администрация, всегда помогавшая хранить традиции школы и принципы педагогики Тубельского.

Начались увольнения педагогов. Новый директор открыто заявил педсоставу, что это только начало, хотя ранее обещал родителям, что бесценных педагогов будет беречь. За несколько месяцев школу и детсад покинули более 20 сотрудников.

На сегодня в школе уничтожены явления, являющиеся краеугольными камнями педагогики Тубельского: конституция школы, суд чести, общешкольный совет. Стиль общения с педагогами, которые профессиональней, опытней его в несколько раз, а зачастую и много старше, — хамский и неуважительный…»

В раздел платных услуг были переведены все мастерские, что сделало невозможным участие детей в общей работе по подготовке к праздникам, в проектной деятельности…

«Сейчас — новые попытки директора школы продолжить увольнения учителей, якобы из-за недостатка фин.ресурсов.

При этом, без согласования с Управляющим советом, устанавливаются прожекторы на фасаде, закупается некое оборудование. И никаких комментариев. Требования Упр.совета предъявить финансовые документы многократно игнорируются директором.

Все прежние и новые ученические и совместные проекты наталкиваются на стену директорских запретов и крючкотворства, зарубаются на корню», — продолжает Оксана Розенфельд.

Кроме того, по словам родителей школы, официальная страница учебного заведения «ввела жесткую цензуру»: все неприятные руководству комментарии и неудобные вопросы удаляются.

И последняя капля, которая переполнила чашу терпения. В каникулы тайно был демонтирован уникальный спортивный комплекс Реутского, на котором дети проводили под присмотром педагогов все перемены.

«Подобные комплексы, много позже, были поставлены в Новой школе и Хорошколе Германа Грефа, о чем он с гордостью рассказал министру образования. С детского сада дети учатся владеть телом, преодолевать психологические и физические границы.

Переговоры о комплексе шли с Москаленковым с осени. Он уверил всех, что занимается его сертифицированием и комплексу ничего не грозит. Итог — тайный демонтаж. А сертификат, которого ему не хватало, оказывается, давно есть у производителя, но за ним никто не обращался…

Дети в шоке, да и мы тоже», — подытожила свой рассказ о ситуации возмущенная мама одного из учеников.

Директор Сергей Москаленков имеет собственное видение данной ситуации. По его словам, спортивный комплекс был небезопасным: ученики не раз получали травмы. Как утверждает руководитель школы Тубельского, демонтированный комплекс довольно долго эксплуатировался, и «никто точно не знает, когда и как его ремонтировали».

Есть какая-то информация, но документально это нигде не подтверждено. Комплекс не был безопасным в той мере, в какой должен быть,

— цитирует слова Сергея Москаленкова «Мел».

Однако данные объяснения директора возмущенных родителей явно не устраивают. «Мало того что он не учитывает интересы детей и родителей, обладает низкой педагогической компетенцией, он безграмотно распределяет бюджет школы. Как только комплекс был демонтирован, директор тут же объявил конкурс на 400 тысяч рублей на новый комплекс.

Зачем тратить бюджетные деньги на то, что отлично функционировало и отвечало требованиям безопасности? Зачем демонтировать комплекс в середине учебного года, когда первоклашки его уже освоили и активно используют? Чтобы показать свою власть? Чтобы показать, кто в школе хозяин?» — недоумевает мама одного из учеников Анна Смирнова.

«Нас возмутило, как был демонтирован спортивный комплекс. Тайно, пока никого нет, — поясняет Вадим Злотников, бывший учитель школы им. Тубельского и отец пятерых детей, которые учились и учатся в школе.

— _Комплексу уже 30 лет, его разработал преподаватель физкультуры Сергей Реутский. Это часть его методики, по которой дети учатся правильно и безопасно двигаться.

Это огромный комплекс психофизического развития и заменить его на «просто комплекс» — нельзя».

Кроме того, комплекс покупали на деньги родителей, и поддерживали его тоже родители. Нельзя было демонтировать таким варварским способом.

По словам мужчины, митинг у стен школы длился около двух часов. Когда директор появился перед возмущенными родителями учеников, ему поставили ультиматум: за пять дней демонтированный спорткомплекс должен быть восстановлен.

«Если комплекс изуродован и его нельзя восстановить, будем подавать иск к ответственным лицам за его демонтаж. Мы будем требовать, чтобы директор восстанавливал комплекс за свой счет. И намерены довести все до конца. Вся эта ситуация — кризис доверия!» — подытожил Вадим Злотников.

Источник: https://letidor.ru/novosti/roditeli-uchenikov-shkoly-tubelskogo-ustroili-zabastovku-iz-za-deystviy-direktora-12-01-2018.htm

Московская школа Тубельского добилась отставки директора: что дальше?

Москва, 2 февраля 2018, 13:15 — REGNUM Скандал в московской школе №734 им. А.Н. Тубельского на данный момент завершился отставкой директора, заявила корреспонденту ИА REGNUM мама ученицы 5-го класса и выпускницы школы Анна Смирнова 2 февраля.

Кроме того, в школе провели открытый управляющий совет, на котором было принято решение о проведении общественных мероприятий по поиску кандидатуры на должность директора школы. Сейчас рабочая группа, в которую входят педагоги и учителя, составляет критерии для отбора кандидатов. Основными критериями будут являться разделение принципов педагогики А.Н.

Тубельского, умение договариваться и пройденная аттестация в департаменте образования города Москвы (ДОгМ).

«На данный момент мы можем подвести промежуточные положительные итоги нашей работы. Во-первых, мы добились ухода Сергея Москаленкова с занимаемой должности директора. Сергей Александрович написал заявление с просьбой освободить его от должности директора по семейным обстоятельствам. ДОгМ подписал это заявление.

Во-вторых, был проведен открытый Управляющий совет школы, на котором присутствовали педагоги, родители, старшеклассники и эксперты из разных областей, так или иначе связанных с образованием.

Кроме того, в результате работы рабочей группы по восстановлению игрового-спортивного комплекса было принято решение о восстановлении комплекса совместно с рядом мероприятий, увеличивающих безопасность использования», — подчеркнула она.

По словам родителя, обстановка в школе всё равно остаётся напряжённой из-за общей ситуации неопределенности. Однако теперь школьная общественность понимает, как можно добиваться своих целей, используя правовое поле.

Напомним, конфликт в московской школе №734, больше известной, как «школа самоопределения» имени Александра Наумовича Тубельского, длился с мая 2017 года, когда департамент образования назначил новую кандидатуру на должность директора. Как заявляли педагоги и родители, после прихода нового директора часть сотрудников была уволена, органы самоуправления перестали работать, мнение детей не учитывалось, и все вопросы решались исключительно в административном порядке.

При этом школа российского педагога-новатора известна во всём мире именно своими демократическими методами работы. Её особенность в том, что ученики могут активно участвовать в управлении школой, самостоятельно выбирать образовательные программы.

В школе существовал «парламент» — Совет школы, в который входили ученики, педагоги и родители.

Действовала форма школьной службы примирения — Суд Чести и была прописана школьная конституция — совместно принятый свод правил, определяющий права и обязанности всех сотрудников школы, детей и взрослых.

«До прихода на должность директора Сергея Москаленкова, этот пост занимала ученица А.Н. Тубельского Юлия Грицай. В школе сохранялись традиции, было единение педагогов родителей и учеников, совместно решались учебные и воспитательные задачи. Юлия Владимировна смогла сохранить независимость школы.

Школа осталась самостоятельной, тогда как все другие школы района были слиты в большие объединения.

Ученики, родители и педагоги чувствовали себя защищёно, доверяя администрации в том, что основные педагогические ценности, ради которых мы, родители, выбрали эту школу и которые помогают педагогам организовывать учебный процесс с наибольшей отдачей от учеников будут сохранены», — добавила Анна Смирнова.

Отметим, как корреспонденту ИА REGNUM заявил член совета Межрегионального профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий, после отставки Москаленкова всё будет зависеть от позиции департамента образования — насколько у него хватит терпения и мудрости назначить на пост директора человека, способного найти общий язык с учителями и понимающего специфику данного образовательного учреждения.

«Всё будет зависеть от позиции департамента образования. На открытом заседании Управляющего совета родители и учителя твёрдо высказали, на мой взгляд, крайнее пожелание — чтобы при подборе нового директора учли их мнение. Если произойдет неприятная вещь, и департамент образования сейчас начнёт просто формально давить, то, я думаю, родители и учителя на этом не успокоятся.

С моей точки зрения в любом случае родителям и учителям придётся договариваться с новым директором. Поднимется самый главный вопрос — о статусе органов самоуправления, вопрос о поиске дополнительного финансирования, об участии профсоюза в управлении школой.

Все это решаться будет, как только департамент образования назначит человека, способного к переговорам», — подчеркнул Луховицкий.

Как сообщало ИА REGNUM, 11 января 2018 года родители, педагоги и представители заинтересованной общественности вышли на митинг, выступая против принципов работы нового директора школы, а учащиеся устроили бойкот и перестали выходить на занятия. Поводом к выступлениям стал демонтаж спортивного комплекса на зимних каникулах без согласования с сотрудниками и учащимися школы.

Читайте развтие сюжета: Скандал в московской школе им. Тубельского: директору пора в отставку?

Читайте ранее в этом сюжете: Родители просят проверить работу главы департамента образования Москвы

Источник: https://regnum.ru/news/2375683.html

Ученики и родители против директора: скандал в московской школе имени Тубельского

В московской школе №734 имени Тубельского разгорелся скандал. Учителя, родители и выпускники протестуют против нового руководства школы.

Акции протеста там начались еще в конце прошлой недели, 11 января, и продолжились петицией на сайте Change.org. В прошлый четверг из-за забастовки даже отменили некоторые занятия — на них просто никто не пришел.

О причинах конфликта рассказал член управляющего совета школы Тубельского Эмиль Аюпов. 

В мае 2017 школу возглавил Сергей Москаленков, и с нового учебного года в экспериментальной школе, работающей по авторской методике несколько десятилетий, начались перемены.

Как говорят родители, из-за реформ уволились 15 учителей, а спортивный комплекс школы был демонтирован. Новое руководство эти претензии отрицает и говорит о простой замене оборудования.

Но скандал уже дошел до того, что 16 января с родителями и учителями школы, добивающихся отставки Москаленкова, будут встречаться сотрудники московского департамента образования.

Эмиль Аюпов: Естественно, такая небольшая проблема [смена оборудования, — прим. Дождь] не могла быть причиной столь резкой реакции. Напряжение копилось, копилось в течение всего периода действия нового директора.

И то, что вероломно, в праздники, когда никто не мог это увидеть и отреагировать, был убран элемент образовательного процесса — родители просто не удержались. Дело в том, что по авторской методике Тубельского, этот комплекс является частью образовательного процесса. Игровой комплекс.

То есть ребята младшей школы, посидев за математикой или за словесностью, должны как-то выплеснуть энергию.

Во-первых, это было сделано без согласования с управляющим советом, с педагогами. Такой резкой необходимости менять оборудование на самом деле нет. Оборудование было установлено всего три года назад. По документам от компании-производителя его эксплутационный срок не менее пяти лет.

Оно в абсолютно нормальном состоянии. Те травмы, которые были у детей, их гораздо меньше, чем ребята получают на лестницах. По такой логике, нужно закрыть лестницы и прыгать в окна. Я думаю, что дело не в реформах, а в том, что понятия о плохом или хорошем, нужном или вредном, у нас и у Москаленкова разные.

 Для школы было абсолютно нормальным, что родители, дети, педагоги могли прийти в школу в любой момент как в свой родной дом. Школа была фактически вторым домом. Так вот уже в августе, когда педагоги вернулись из отпуска, они не смогли попасть в школу.

 Москаленков издал указ, что в школу можно приходить только в рабочее время, либо по его личному приказу.

Он забюрократизировал весь процесс, завязал его на свое личное решение. Пропало обсуждение и вовлечение детей в процесс самоуправления. Это ключевой момент в методике Тубельского. Дети участвуют в управлении, они создают проекты.

 Сергей Ещенко / РИА Новости

Источник: https://tvrain.ru/teleshow/vechernee_shou/ucheniki_i_roditeli_protiv_direktora-455147/

Ссылка на основную публикацию