Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

За пять лет учебы в средней школе – с пятого по 11 класс – детям придется изучить 235 произведений по литературе. Министерство образования и науки РФ разработало новую редакцию Федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС), в которой подробно прописано содержание каждой учебной дисциплины: что, когда и в какой последовательности изучать. Но утвердить изменения ведомство пока не может: ряд экспертов категорически против принятия нового документа. На днях более 800 членов «Гильдии словесников» — учителей-филологов и преподавателей из разных городов России – обрушились с критикой на Министерство образования за перегруженность программы по литературе, отсутствие в ней вариативности и «популярных среди детей произведений». В ведомстве пояснили, что изменения понадобились для исполнения поручения президента по созданию единого образовательного пространства, а ФГОСы вовсе не отменяют «творчество учителя». Зачем понадобились новые стандарты, чем недовольны «словесники» и их оппоненты – в материале Накануне.RU.

Обсуждение новых стандартов началось не вчера. Преподаватели вузов привыкают к ФГОСам «третьего поколения» с 2013 г., для высшего образования проекты стандартов появляются регулярно – отдельно по каждому направлению подготовки. Со школьным образованием сложнее: в 2009 г. появились ФГОСы второго поколения для 1-4 классов, в 2010 г.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

– для 5-9 классов, в 2012 г. – для старших классов.

Но до сих пор в стандартах не было конкретики – содержания дисциплин, эту роль выполняла «примерная основная образовательная программа», где указывались общие характеристики каждого предмета, максимальный объем нагрузки, а в случае с литературой – перечень произведений для изучения.

Примерная программа служила ориентиром для авторов рабочих учебных программ. Учитель мог пользоваться ей как конструктором, как из кубиков складывая пункты программы в собственный план обучения.

«Учитель имеет возможность строить образовательный процесс разными способами: может выбрать учебно-методический комплекс (УМК) и следовать ему, может при необходимости откорректировать программу выбранного УМК и, наконец, опираясь на ФГОС и примерную программу, может разработать собственную рабочую программу в соответствии с локальными нормативными правовыми актами образовательной организации», — говорилось в описании к документу.

В Министерстве образования и науки решили, что должной универсальности предыдущие ФГОСы вкупе с «примерной программой» не привносят. Единство образовательного пространства страны, которое гарантирует Конституция, требует конкретных предписаний: что, когда и в какой последовательности изучать школьникам.

«Наполнение ФГОС конкретным содержанием позволит обеспечить единство образовательного пространства на всей территории России, а также гарантии качества образования. Изменения, вносимые в ФГОС, касаются только обязательной части основной образовательной программы.

При этом у школ сохраняются свобода и самостоятельность в формировании вариативной части с учетом выбора участников образовательных отношений», — гласит сообщение на сайте Минобрнауки о прошедшем 3 октября 2017 г.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Снова-здорово: стоит ли идти на второе высшее

Оценим за полчаса!

заседании федерального учебно-методического объединения по общему образованию.

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

Обсуждение новых ФГОСов в Минобрнауки

На тот момент ФГОСам не хватало конкретики: стандарты общего образования получили всего 35% положительных отзывов, поэтому их решено было наполнить содержанием и «исключить рамочный характер».

Как раз таки это и не понравилось экспертам – «словесникам» и они 19 марта 2018 г. опубликовали открытое письмо, где и выразили свое недовольство ФГОСами по литературе. Члены «Гильдии словесников» обвинили Минобрнауки в нелогичности, лишении школы вариативности, «попирании основ закона об образовании и академических свобод, которые определены школам».

«Прочитать и обсудить на уроках все включенные в программу (часть нового стандарта) тексты вдумчиво и качественно невозможно. Программа перегружена произведениями (235 произведений за пять лет обучения), зачастую объемными и имеющими сложную художественную природу.

Это исключает возможность полноценного их освоения, создает риск формального, поверхностного разговора о них на уроке. Произведения жестко прикреплены к классам, в которых они изучаются.

Однако ученики и классы всегда разные, внутренний возраст ребенка зачастую не совпадает с номером класса.

Программа исключает литературу, популярную среди детей: современную литературу, литературу, написанную для подростков», — говорится в обращении председателя «Гильдии», главного редактора журнала «Литература» Сергея Волкова, которое подписали 819 человек.

«Словесники» считают «примерную основную образовательную программу» оптимальным документом и предлагают с его помощью продолжить развитие литературного образования.

«В данный момент уже существует «примерная программа», в которой есть обязательный список литературы. Единство образовательного пространства им обеспечивается, для родителей есть гарантии того, что школьники обязательно прочитают русскую классику.

Зачем так сильно расширять этот список и регламентировать последовательность изучения, непонятно.

Неужели составители хотят, чтобы тексты русской литературы изучались поверхностно, неглубоко, бегло? Разве не является это неуважением к классике?» – недоумевают члены «Гильдии» Григорий Маршалик, Антон Скулачев и Игорь Сухих.

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

Спустя некоторое время на возмущенное заявление «Гильдии» отреагировали в Минобрнауки. На заседании совета 21 марта министр Ольга Васильева пояснила, что в новой редакции ФГОСов собран тот минимум, который обязан знать каждый учащийся.

Да, минимум по литературе – это 235 произведений, но «словесники» старательно не замечают того, что большая часть из них – стихотворения, отметила Васильева.

«В «Гильдии словесности» начинают визжать и кричать, как вы убрали вариативность и (хотите) ввести 235 произведений с пятого по девятый классы, но при этом стыдливо умалчивая, что 2/3 произведений — это стихотворения. Они (авторы письма — прим. ред.) хотят, наверное, чтобы выбор произведений в десятом классе был безграничен», — сказала министр образования в эфире радио «Вести FM».

Новые ФГОСы не отменяют творчество учителя, но важно понять, в чем оно заключается, подчеркивают чиновники Минобрнауки.

«Вряд ли оно состоит только в том, чтобы определять, когда, в какой год обучения должна изучаться та или иная тема по учебному предмету.

Подлинное творчество учителя проявляется в формах организации урока, разнообразии методик, которые он применяет на уроках», — сказала директор Федерального института педагогических измерений Оксана Решетникова.

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

Добавить конкретики во ФГОСы просили сами учителя, рассказал заместитель президента Российской академии образования, заместитель председателя Федерального учебно-методического объединения общего образования при Российской академии образования Виктор Басюк.

«Действующие стандарты с начала своего внедрения в 2010 году вызывали немало вопросов у педагогического сообщества. Часть из них была связана с тем, что эти стандарты отличались от предыдущих отсутствием конкретного содержания образования.

Несомненно, в новых стандартах было и остается очень много преимуществ, но учителя много говорили о том, что очень сложно разрабатывать рабочую программу, когда сам стандарт не определяет конкретное содержание образования.

Поэтому, несмотря на то, что есть примерные образовательные программы с более широкой детализацией, Министерство образования и науки приняло решение включить минимум содержания в сами стандарты как в нормативные документы», — рассказал эксперт корреспонденту проекта «Социальный навигатор»МИА «Россия Сегодня».

Над обновлением документа работали, как утверждают в Минобрнауки, более 300 специалистов: представители Российской академии наук, Российской академии образования, Федерального института педагогических измерений, Московского педагогического государственного университета. Проект новых ФГОС обсуждался даже с детьми — участниками региональных этапов всероссийской олимпиады школьников, подчеркнула Васильева.

235 произведений на пять лет — минимум или перегруз? Эксперты разошлись во мнениях.

Список литературы из новых ФГОСов — спорный, согласился с членами «гильдии словесников» президент Всероссийского фонда образования, доктор педагогических наук, академик МАНПО, профессор Сергей Комков.

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе«В ФГОС по литературе действительно было внесено немыслимое количество, так называемых, «литературных произведений», которые ученик должен изучить с пятого по 11 класс. Многих из этих авторов не знают даже профессиональные писатели. При этом из школьной программы по литературе были исключены многие произведения русской классической литературы и произведения известных российских писателей. Что, естественно, вызвало вопрос: а по какому принципу производился отбор литературных произведений для школьной программы? Ответить на данный вопрос до сих пор никто не может», — рассказал Накануне.RU Сергей Комков.

Но праведный гнев «словесников» разделили не все: журналист, один из авторов проекта «Последний звонок» Константин Семин обратил внимание на то, что предлагают взаимен 235 классических произведений члены «гильдии».

«[Авторы обращения недовольны] восстановлением жесткого списка изучаемых авторов, вследствие чего на корабль современности будут насильственно возвращены сброшенные с него: Пушкин, Есенин, Шолохов, Горький и многие другие «несвоевременные» фамилии.

Действующая сейчас асмоловская «Примерная образовательная программа» потому и называется примерной, что очерчивает лишь двенадцать «обязательных» писателей и поэтов. Все остальное — на усмотрение конкретного учителя.

А это позволяет впаривать детям хоть стишки Орлуши, хоть прозу Резуна, хоть беллетристику Акунина; недовольны ограничениями, которые новый ФГОС по литературе накладывает на творческую фантазию «господ-словесников» и аппетиты книжных издательств.

Проще говоря, сейчас ради абстрактной вариативности нужно печатать много учебников по литературе, а придется один или два. И креативить будет сложнее, и хайпа на уроках поубавится«, — написал Константин Семин на своей странице в «Фейсбуке».

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

Так «словесники» комментируют обязательные к изучению произведения из новых ФГОСов

«Словесники», по словам журналиста, издеваются над подрастающим поколением – такой вывод Семин сделал, изучив списки литературы для школьников, составленные членами «гильдии»:

«Ну вот как вам, допустим, рассказ «Язык» из нынешней «Примерной программы»? Автор — некто В.Голявкин. Не слышали о таком? Не беда! Зато дети в курсе: «Ребята работали. А Петя сел на ступеньку. И так сидел. Очень нужно работать! Но сидеть надоело.

Он кошку увидел. Поймал её. Показал кошке шиш, посвистел кошке в ухо, подул на неё, скорчил несколько рож, спел три песни, язык показал. Она его цап лапой по языку! Он сразу петь перестал.

Заорал, кошку выпустил и помчался к ребятам… Лучше поздно, чем никогда!»

Семин обратил внимание, что среди недовольных ФГОСами «словесников» оказался бывший министр образования Андрей Фурсенко: на днях он предложил вице-премьеру Ольге Голодец притормозить утверждение новых стандартов.

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

Профессор Сергей Комков удивился действиям бывшего министра образования.

«Что касается позиции бывшего министра Андрея Фурсенко, то я в нее не верю! Потому что он лично был причастен к изменению школьных ФГОС! И должен разделить долю ответственности за то, что сделали чиновники Минобрнауки», — заявил Сергей Комков.

Сторону Министерства образования в споре о новых ФГОСах заняла Национальная родительская ассоциация, которая в 2015 г. просила министра образования Дмитрия Ливанова сделать процесс обучения «максимально универсальным», чтобы при переходе из одной школы в другую ребенок не попадал в стрессовую ситуацию.

«Нас услышали. Разработанный ФГОС – это ответ на запрос родительского сообщества, решение, направленное на создание по-настоящему единого образовательного пространства, в котором учителя, дети и родители ориентируются на четко сформулированные цели, задачи и результаты образования.

Нам непонятна суета вокруг проекта, обвинение авторов в непрофессионализме и стремлении урезать академические свободы учителя и права выбора образовательных траекторий. ФГОС – минимальный, четкий набор необходимого, ниже которого не имеет права опустить свою планку ни один педагог.

Но ведь выше-то можно!» – сказано в обращении ассоциации.

В Министерстве образования и науки сообщили, что проект новых ФГОСов будет доработан и рассмотрен повторно. Предложения по совершенствованию документа будут внесены до 28 марта.

Источник: https://www.nakanune.ru/articles/113799/

Новая версия ФГОС: «Будем думать о том, как проверяющим угодить»

Почему новый стандарт называют «чудовищно несовременным», а Минобрнауки подозревают в аффилированности с «Просвещением»

Новая версия Федерального государственного образовательного стандарта продолжает будоражить педагогическую общественность. Волну недовольства подняли учителя русского языка и литературы, но после детального изучения выяснилось, что нарекания есть ко всем предметам. Более того, во ФГОС, которые не удалось принять быстро и тихо, начали искать коррупционную составляющую.

Критики отмечают, что новые стандарты созданы под учебники издательства «Просвещение». В «Просвещении» это предположение называют неверным. Представители других издательств говорят, что новый ФГОС для них — это большие затраты, но они не пойдут ни в какое сравнение с затратами регионов на переоснащение библиотечных фондов. Подробности в материале «Реального времени».

Новую версию ФГОС рассмотрят в июне и, возможно, уже с новым министром образования. Надо сказать, что стандарт, по которому обучаются сейчас, в 2010 году вызвал такие же ожесточенные споры, утвердили его только спустя два года и для министра образования Андрея Фурсенко он стал последним.

Письмо с требованием остановить реформу образования тогда опубликовал Сергей Волков, учитель русского языка и литературы школы №57 Москвы, под ним подписалось более 20 тысяч человек. ФГОС времен Фурсенко сокращал обязательные предметы в старших классах до четырех, из этого списка исключалась и литература.

Но мнение общественности в итоге учли, и список обязательных предметов был расширен.

В этот раз волну недовольства также подняли учителя русского языка и литературы.

Под письмом Гильдии словесников подписалось более 900 человек, которые недовольны тем, что новая версия ФГОС — это жесткий список литературы и закрепление произведений по годам обучения.

Так авторы ФГОС планируют создать единое образовательное пространство, чтобы ребенок чувствовал себя комфортно, переходя из школы в школу. Однако эксперты указывают, что это делает невозможным учет индивидуальных особенностей учеников.

— Если нормально учить, если воспитать, сохранять и поддерживать любовь к чтению, правильному изучению литературных произведений, то ребенок с легкостью сможет переходить и осваивать разные типы программ, независимо от того, где он учился ранее.

Не закреплением единых списков и обучением по единому учебнику достигается комфортное состояние ребенка, — считает Елена Пенская, один из критиков новой версии ФГОС, доктор филологических наук, профессор, руководитель школы филологии НИУ ВШЭ.

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

— Почему о новом стандарте говорят в основном словесники? Потому что по другим предметам у нас нет или мало реально действующих учительских ассоциаций. И сказать некому. Или просто словесники привыкли читать и анализировать тексты? А в стандарте и по другим предметам много чего интересного.

В частности, с точки зрения возрастного соответствия. Например, в курсе ОБЖ второго года обучения от учеников требуется «формулировать основы репродуктивного здоровья населения и понимать его роль для национальной безопасности Российской Федерации».

Пятиклассники должны будут изучить такие темы: «Репродуктивное здоровье — составная часть здоровья человека и общества. Роль взаимоотношений в формировании репродуктивной функции. Нежелательные мотивы вступления в сексуальные отношения». На другом уроке они изучат «Помощь при алкогольном отравлении».

Отработку, видимо, будут проводить на членах собственных семей, — иронизирует тот же Сергей Волков, сейчас — главред журнала «Литература» и преподаватель филфака ВШЭ.

Надо отметить секретность, с которой пытались принять новый стандарт. С его содержанием члены Общественного совета познакомились за несколько дней до заседания. На общественное обсуждение за полгода до этого была представлена другая версия ФГОС, к ней нарекания тоже были, но не в таком объеме.

«Издательство «Просвещение» не имеет отношения к разработке изменений ФГОС»

Заминка с принятием ФГОС общего образования, рассмотрение которого откладывали дважды — с 19 на 21 марта, потом на 4 апреля и в итоге перенесли на июнь, возникла не только из-за недовольства педагогов.

Введение единого учебника для единого образовательного пространства затронуло чьи-то финансовые интересы. Критики нового ФГОС утверждают, что стандарт подгоняют под учебники издательства «Просвещение». По данным «СПАРК», выручка предприятия в 2016 году составила 12,6 млрд рублей, чистая прибыль — 2,5 млрд.

Объем госзаказа по 44-ФЗ у него стабильно растет: в 2014 году он составлял 2,8 млрд рублей, в 2015-м — 4,1 млрд, в 2016-м — 5,1 млрд, в 2017-м — 7,8 млрд.

Как сообщали СМИ, руководил группой разработчиков ФГОС профессор Сергей Зинин из Федерального института педагогических измерений, а в роли соавторов выступили Елена Зинина и Лариса Новикова. Последние являются авторами пособия «Я сдам ЕГЭ. Литература. Модульный курс.

Практикум и диагностика» от издательства «Просвещение». Куратором данной работы выступила заведующая редакцией русского языка и литературы АО «Издательство «Просвещение» Людмила Клевцова, а одновременно с разработкой нового ФГОС коллектив занимался созданием учебника по литературе все для того же издательства.

В отличие от Гильдии словесников, поднявших волну критики против ФГОС по русскому языку и литературе, «за» высказалось Общество русской словесности, которое считают лоббистом интересов министра образования Ольги Васильевой.

Читайте также:  Планы на неделю со 2 по 8 октября

Сразу после Общественного совета Минобрнауки, который заблокировал принятие ФГОС, Общество русской словесности провело свое заседание с участием Васильевой, где дало положительную оценку стандарту.

Состоят в президиуме Общества сенатор от Калининградской области Олег Ткач, которого считают реальным бенефициаром АО «Издательство «Просвещение», принадлежащего кипрской Prosveshcheniye Holdings Limited и швейцарской DPK Investment Fund, и Владимир Узун, президент издательства.

Председателем совета директоров «Просвещения» с 2014 года был Аркадий Ротенберг. По данным «Ведомостей», бизнесмен перестал быть совладельцем издательства в марте 2017 года.

В самом «Просвещении» опровергают аффилированность с Минобрнауки и уточняют, что изменение ФГОС принесет издательству серьезные финансовые затраты, а не обогащение.

— Предположения, сделанные в ряде изданий, основаны на недостоверной информации. Издательство «Просвещение» не имеет отношения к разработке изменений ФГОС. Более того, любая правка существующих стандартов влечет за собой полную переделку уже разработанных учебников.

Эта работа станет значительным финансовым обременением для издательства. Это плановый процесс со стороны регулятора, утверждающий нормы, которым издательства должны соответствовать.

Так, после изменений 2010 года издательство «Просвещение» было вынуждено переработать 451 наименование учебников. Работа по адаптации учебников под ФГОС 2010 года заняла у «Просвещения» около семи месяцев.

Изменения стандартов всегда затрагивают всех издателей, на которых ложится финансовая нагрузка по переработке всех материалов, — сообщили «Реальному времени» в пресс-службе издательства.

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

Критики нового ФГОС утверждают, что стандарт подгоняют под учебники издательства «Просвещение». Фото the-1.ru

«Затраты на переделку учебников не пойдут ни в какое сравнение с затратами регионов на переоснащение библиотечных фондов»

Об огромных финансовых затратах на переделку уже разработанных учебников говорят и другие издатели. При этом они уточняют, что эти затраты не пойдут ни в какое сравнение с затратами регионов на переоснащение библиотек новыми учебниками.

— Принятие ФГОС в предложенной к обсуждению редакции потребует существенных изменений в действующих учебниках. Это не означает, что в них появится что-то, чего нет в действующих учебниках.

В подавляющем большинстве случаев все содержательные элементы есть, но они даны в других классах, в другой логике развития понятийного аппарата, в другой последовательности, демонстрируются на других примерах и другом материале.

Иными словами, предметные результаты, полученные по окончании уровня, те же, а средства его достижения иные. При этом мы рискуем метапредметными результатами — навыками коммуникации, целеполагания.

Затраты, которые понесет корпорация «Российский учебник», будут существенны, но они не пойдут ни в какое сравнение с затратами регионов на переоснащение библиотечных фондов новыми учебниками, — сказал «Реальному времени» Александр Брычкин, генеральный директор корпорации «Российский учебник», в которую входят издательства «Дрофа», «Вентана-Граф», «Астрель».

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

— Аффилированность, несмотря на кажущуюся легкость формулировки, — слишком серьезное обвинение. Да и дело, по большому счету, в другом. Нельзя всерьез представить такую ситуацию, в которой останется и будет существовать в системе образования продукция только одного учебного издательства.

При любом развитии событий мы думаем о детях и учителях, которые будут стоять у доски.

Трудно будет представить уроки в школе без учебников физики Перышкина, биологии Пасечника, химии Габриеляна, литературы Ланина, учебных материалов для начальной школы Виноградовой и многих других, которые завоевали широкое признание в профессиональном педагогическом сообществе и используются учителями уже на протяжении многих лет. Обсуждение проекта ФГОС продолжается, мы надеемся на то, что оно окажется максимально конструктивным и результативным. Поэтому говорить о каком-то изменении на рынке сейчас преждевременно, — говорит Брычкин.

Зато лоббирование интересов определенных издательств в новой версии ФГОС заметили педагоги.

— Я не разбирался в финансовой стороне дела, но что я точно знаю — этот стандарт делает законным только одну программу и только один или два учебника из множества хороших качественных учебников, прошедших государственную экспертизу.

Более того, перечень тем в единственной законной программе по литературе в проекте нового ФГОС совпадает с оглавлением двух существующих учебников, причем совпадает практически дословно. Это учебники, созданные под руководством Коровиной (издательство «Просвещение», — прим. ред.

) и Зинина (издательство «Русское слово», — прим. ред.).

Учитывая, что этот проект составлялся тайно, мнение общественной рабочей комиссии не учитывалось, об этом писала и Наталья Солженицына, я предполагаю, что этот ФГОС создавался специально, чтобы лоббировать интересы, связанные конкретно с этими учебниками, — сказал «Реальному времени» Антон Скулачев, учитель литературы гимназии №1514 Москвы, член Гильдии словесников.

«Этот стандарт чудовищно несовременен»

Скулачев обращает внимание на то, что новый ФГОС бессмыслен: «Формально он издается для того, чтобы выполнить поручение президента о конкретизации предметного содержания образования, чтобы те предметные результаты, которые прописаны в существующем стандарте, были более конкретные и ясные. На самое деле, это поручение уже было выполнено два года назад, когда были приняты примерные программы. Поэтому смысла в этом документе, который пытались принять в спешке, нет».

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

— Стандарт игнорирует навыки XXI века, навыки, связанные с творческим мышлением, с метапредметными умениями, проектными навыками — игнорируется все, что сверхвостребовано в современном мире.

Вместо того, чтобы учить школьников понимать, думать, рассуждать, стандарт предлагает заучивать готовые клише и определения. Кстати сказать, стандарт по литературе состоит из этих клише, которые пришли к нам из 50-х годов XX века.

Более того, в этом стандарте очень забавная вещь — из года в год навыки, которыми должен овладеть ученик, прописаны методом копипаста: из одного класса скопипастили в другой, — говорит Скулачев.

Недоумение ФГОС вызвал и у родителей. В интернете они делятся своими впечатлениями, тоже подмечая «копипаст».

— Стандарт по физкультуре: «Становись!», «Равняйсь!», «Смирно!», «Вольно!», «Шире шаг!», «Чаще шаг!», «Реже!»; построение в две шеренги; перестроение из двух шеренг в два круга; передвижение по диагонали, противоходом, «змейкой»; повороты кругом на месте, рапорт учителю; расчет по порядку; перестроение из одной шеренги в три уступами, из колонны по одному в колонну по три и четыре в движении с поворотом» — это в первом классе, во втором то же самое, и в третьем, и в четвертом — все никак не научатся? Окружающий мир: «В результате третьего года обучения ученик научится находить на карте мира Российскую Федерацию». Думаю, с учетом размеров РФ, эта задача по плечу и первокласснику. И нигде с первого по четвертый класс не упоминается сортировка мусора и вообще возможность переработки, энергосберегающие лампочки, утилизация батареек. Никаких солнечных батарей и ветряной энергии! Музыка: ученики начальной школы должны уметь «читать по нотной записи партию отдельного музыкального инструмента в ритмической партитуре, включающей освоенные метры и ритмические формулы, различать на слух звучание симфонического, русского народного, духового оркестров и отдельных инструментов». Каких «отдельных»? А если не отличу альт от скрипки, тогда что? Мне кажется это перебор для начальной школы, — пишет Ольга Лебедева.

— Большинство так и будет учить «по-своему», а вот рабочие программы, очень нужные проверяющим, и контрольно-тематическое планирование опять заставят переделывать.

И будем думать не о том, как уроки вести, а о том, как все написать так, чтобы проверяющим угодить.

Мне кажется, что все эти изменения нужны, чтобы проверяющим была работа, — подытоживает учитель начальных классов из Новокубанска Ольга Асафьева.

ОбществоОбразование

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/95605-pochemu-kritikuyut-novuyu-versiyu-fgos

Педагоги бьются за русскую классическую литературу Учителя выступили против Гильдии словесников, критиковавшей новые федеральные госстандарты

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературеПедагоги бьются за русскую классическую литературу Учителя выступили против Гильдии словесников, критиковавшей новые федеральные госстандарты

Продолжается история с новыми федеральными государственными стандартами (ФГОС). В ответ на демарш учителей литературы (Гильдия словесников), восставших против новых ФГОС по своему предмету, педагоги средней и высшей школы начали сбор подписей в поддержку документа. Собрано уже более 13 тыс. подписей.

Напомним, ранее министерство заявляло, что ФГОС был согласован со всеми заинтересованными ведомствами, организациями и структурными подразделениями, а также частично получил одобрение совета Минобрнауки по федеральным государственным образовательным стандартам. И до 28 апреля, когда он, доработанный, вернется на рассмотрение совета, осталось совсем немного времени.

Так что с ним происходит сегодня? Педагоги средней и высшей школы начали сбор подписей в поддержку новых стандартов по литературе, предложенных министром образования и науки РФ Ольгой Васильевой.

В Сети они разместили петицию, в которой призывают поддержать инициативу министра «по воссозданию некогда единого образовательного пространства с высоким качеством содержания учебных школьных программ в России».

«Мы, педагоги средней и высшей школы, категорически не согласны с распространяемым сегодня письмом ряда учителей-словесников, протестующих против введения Министерством образования новых стандартов по литературе, предложенных министром Васильевой.

На наш взгляд, введение этих стандартов – как нельзя более своевременно», – подчеркивается в петиции.

По предложению главы Минобрнауки, пишут они, российские школьники в обязательном порядке должны знакомиться не со 130 произведениями классической русской литературы, а с 250.

Авторы петиции подчеркивают, что разговоры о перегрузке детей несостоятельны.

«Страдают ученики не столько от объема знаний, сколько от нарушения дидактических и методических принципов образования, чем грешат современные ФГОСы, непрерывно сменяющие друг друга», – заявляют учителя.

Во-вторых, считают они, влияние именно серьезной классической литературы благотворно сказывается не только на формировании общей культуры подрастающего поколения и на его гражданском и нравственном воспитании, но и на развитии мышления, речи, памяти и т.д. И ничем не заменимо.

Что хотел сказать автор: учителя критикуют новый стандарт по литературе

В третьих, уверяют авторы письма, поливариативность образовательных программ должна покоиться на незыблемом фундаменте. Иначе вместо нее получается хаос и бессистемность. Для литературы как учебной дисциплины таким фундаментом служат именно произведения классиков. И отмечают, что классика не может «устареть», она вне времени.

Напомним также кратко позицию оппонентов этого письма. По мнению членов Гильдии словесников, выступивших против принятия новых ФГОС, рассматриваемый сегодня документ (в части, касающейся преподавания литературы) составлен непрофессионально. Программа перегружена произведениями, «зачастую объемными и сложными».

Словесники уверены, что проект аннулирует существующие линейки учебников литературы – дети будут обязаны изучать только то, что предусматривает программа для конкретного класса. «В итоге учителя, планируя занятия, не смогут учесть возрастные и психоэмоциональные особенности и возможности школьников», – считают они.

Предложенный в проекте документа список произведений, по их оценке, также не учитывает интересов ученика и учителя, отстал от современной науки о литературе и не отвечает вызовам времени. Кроме того, единообразие рабочих программ по всей стране, которое прописано в проекте, противоречит п.

7 ст. 12 Федерального закона № 273 «Об образовании в Российской Федерации». Гильдия словесников выступает против жесткого распределения произведений по годам обучения и невариативного, неструктурированного списка. И предлагает продолжить работать по «Примерной основной образовательной программе».

Позиция министерства именно по этой части требований такова: «Наполнение ФГОС конкретным содержанием позволит обеспечить единство образовательного пространства на всей территории России, а также гарантии качества образования».

Вот такие ножницы. С одной стороны, декламируемое «единое образовательное пространство», с другой – «учительские свободы». И та и другая сторона ждут, что их ожидания будут учтены в принимаемых стандартах.

Источник: http://NetReforme.org/news/pedagogi-byutsya-za-russkuyu-klassicheskuyu-literaturu-uchitelya-vyistupili-protiv-gildii-slovesnikov-kritikovavshey-novyie-federalnyie-gosstandartyi/

«Как можно пройти Толстого за восемь уроков?»

В среду, 21 марта, Совет по стандартам при Минобрнауки обсудит проект новых образовательных стандартов изучения литературы в российских школах с 5 по 9 класс. Как заявили в ведомстве, новые стандарты должны создать «единое образовательное пространство, которое позволит школьникам беспрепятственно продолжать обучение на любом этапе в любой школе России».

Ведомство планирует сформировать единый для всей страны перечень произведений, четко прикрепленных к конкретным классам.

Сам список литературы планируется расширить до 235 произведений (вместо 145 в существующем стандарте), которые школьники должны прочитать за пять лет. Существенную часть от этого списка, впрочем, составляют стихотворения, относительно небольшие по объему.

Вместе с тем из программы будут исключены ряд современных произведений, либо важных для формирования мировоззрения, либо просто популярных среди детей.

В частности, исчезнуть могут «Тополиная рубашка» и «Мальчик со шпагой» Владислава Крапивина, «Мы» Евгения Замятина, «Властелин колец» и «Хоббит, или Туда и обратно» Джона Р. Р. Толкина.

Новый стандарт от Минобрнауки вызвал критику со стороны учителей, преподавателей вузов и методистов. Гильдия словесности опубликовала открытое письмо, в котором резко высказалась в адрес конкретных нововведений.

В частности, недовольство учителей вызвало то, что детям, перешедшим, например, в шестой класс, придется не только изучать новый материал, но и наверстывать упущенное (по новым стандартам) за пятый.

Кроме того, учителя утверждают, что школьники не смогут вдумчиво изучить так много произведений за такой сжатый срок.

Научный руководитель по лицейским программам Института образования НИУ ВШЭ Наталия Любомирская считает, что подход к преподаванию литературы в связи с новыми стандартами не изменится.

— Особых изменений в подходе не вижу. Это выглядит не как желание воспитывать грамотного читателя, который бы любил литературу на протяжении всей жизни, и не как стремление проводить действительно глубокий анализ произведений.

В данном случае качество предлагается заменить количеством: в человека стараются впихнуть по максимуму «здесь и сейчас», как будто он никогда больше ни одной книжки не откроет.

Но это может привести к тому, что охота читать будет отбита.

— Из нового кодификатора школьной литературы могут убрать произведения современной литературы. Не потеряют ли школьники интерес к литературе из-за этого окончательно?

— Я боюсь, что хуже уже не будет — попросту некуда. И так уже все сведено к полному формализму.

  • Еще 15 лет назад был разговор о том, что «Войну и мир» Толстого в школе проходят всего за восемь уроков, что является профанацией чистой воды.
  • Как можно Льва Толстого или того же Федора Достоевского брать в одном ряду с еще сотней авторов и говорить, что мы за три урока разберем по полкам, что такое «Преступление и наказание»?
  • — На ваш взгляд, 235 произведений за пять лет — это действительно слишком много для среднестатистического школьника?

— Не берусь судить, сколько должно быть книг в программе. Вопрос лишь в том — почему именно эти книги? Но с этим лучше обращаться к школьным учителям, им легче рассуждать на эту тему, опираясь на опыт.

— Часто ли меняются образовательные стандарты по школьным предметам в нашей стране?

— Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) — это рамочный документ, он формулирует планируемые результаты, которые должны быть достигнуты. А уж как этого достигать — должны решать педагоги.

Вводя новый стандарт, чиновники преследуют, как предполагается, благую цель: чем больше требований в стандарты поместить, тем больше шансов, что хоть какие-то из них будут выполнены.

Но это далеко не всегда приводит к желаемым результатам.

— Действительно ли единое образовательное пространство, о плюсах которого так много говорят в Минобрнауки, необходимо в нашей стране?

— Определенные плюсы у этой идеи есть, как минимум для составителей единой для всех школьников хрестоматии. Но к унификации всего надо относиться крайне осторожно: нельзя обтесывать топором всех, кто выбивается на общем сером фоне.

— Как вы считаете, сказалось ли введение ЕГЭ на ценности литературы как школьного предмета?

— С введением ЕГЭ по факту ничего не изменилось. Во-первых, литература для единого госэкзамена — это предмет по выбору. Во-вторых, есть сама идея проведения экзамена в формате ЕГЭ, которая многих не устраивает, а есть качество контрольно-измерительных материалов, то есть самих заданий ЕГЭ.

Второе постоянно растет, задания делают более простыми и понятными, приближенными к кодификатору, но к программе это не имеет никакого отношения. ЕГЭ создается на основе программы, а не наоборот.

И если бы поменяли именно отношение к литературе как к школьному предмету, поменяли бы цели изучения литературы и сделали бы их достойными и актуальными, то и ЕГЭ был бы совершенно другим.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2018/03/20/11689561.shtml

Чем плох новый стандарт преподавания литературы

За попыткой мелочной регламентации изучения литературы в школе маячит идея единого учебника, совершенно ненужного обществу

На всю жизнь запомнился один ремонт: я попросил электрика так протянуть провода в коридоре, чтобы свет включался и выключался и на входе, и на выходе — с двух концов.

Электрик, опытный советский мастер, привыкший, что включать и выключать положено в одном и том же месте, долго мне доказывал, что это невозможно.

Вопрос о том, что в темноте тащиться из конца в конец бессмысленно и неудобно, его не волновал. «Мы, хозяин, — говорил он, — так обучены, нам по-другому нельзя».

То, что происходит с утверждением новых школьных стандартов, особенно по литературе, один в один напоминает логику электрика. Предельно кратко поясню, в чем суть.

В прошлом году началась работа по уточнению содержания Федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС), на основе которых действует средняя школа.

Читайте также:  Инструкция: как выбрать профиль обучения в старших классах

Проект обновленного стандарта был разработан в Минобрнауки и обнародован на сайте министерства для общественного обсуждения; предлагаемые изменения в области литературы вызвали огромное количество нареканий со стороны учителей. Почему?

Потому что все проблемы, которые якобы предполагалось решить в новой версии стандарта, уже решены. Все, что нужно учителю для спокойной работы и для гарантии образовательного единства страны, уже было сформулировано в Примерной обязательной программе по литературе, принятой государством в 2016-м.

Она определила список обязательных для общего изучения произведений — и то, что учитель может на уроках варьировать. Вопреки заверениям чиновников Минобрнауки, вся русская классика, от Некрасова до Чехова и от Твардовского до Маяковского, в полном объеме была гарантирована школам страны.

Плюс к этому было юридически точно описано право работы с современным литературным материалом.

Сторонний человек не может себе представить, что происходит на местах, когда в образовательные документы вторгаются юридически неточные формулировки.

Так, в один из регламентирующих документов попала формула «обязаны изучать русский язык и литературу, а также родной язык и литературу».

По сей день прокуратура заходит в школы областей с преобладающим русскоязычным населением и требует отчета о том, как выполняется норматив насчет «родного языка». Им говорят: «Ну вот же, русский!» И слышат: «А написано и русский, и родной!»

Уточненные стандарты, мало что добавляя к Примерной образовательной программе, в то же время могут ухудшить положение учителя и ученика.

Они втискивают живое литературное содержание в мертвые формулировки, отменяют вариативность, предусмотренную законом об образовании; стандарты подчинены порочной логике — цель не в том, чтобы школьнику интереснее было читать, а в том, чтобы методисту было удобней его контролировать.

Но главная мина замедленного действия заложена в объемных приложениях к стандартам; неслучайно их обнародовали отдельно, поздним летом 2017 года, чтобы учителя не заметили, и провисели они на сайте недолго. Эти приложения не просто отсекают современную русскую литературу от школы, но и фиксируют все книги по классам.

Школам страны указано, в каком классе какое произведение читать. Независимо от психологического возраста учеников, который в разных регионах разный. Независимо от особенностей класса и учителя. Независимо от национально-культурной традиции, сформированной в Татарстане одним образом, в Чечне — другим, а в Карелии — третьим.

По существу, приложения к стандартам заливают русскую словесность в бетон, не давая ей сдвинуться с места. «Тараса Бульбу» — всем — в 6-м классе. Главы из «Тёркина» — только отобранные методистами. Симонова, автора гениальных военных стихотворений, учим через устаревшую в момент создания балладу «Майор привез мальчишку на лафете».

Причем также в указанном классе. И так далее.

И теперь эти железобетонные приложения вместе с катастрофически слабым (смотри комментарии литературоведов и методистов) содержанием стандарта спешно протаскивают через министерский совет. Почему спешно? Потому что за этим маячит тень готового единого учебника по литературе.

Зачем это нужно: и единый учебник, и разблюдовка по классам? Вопрос более сложный.

Про единый учебник ответ может быть один: обществу он незачем. Литература не математика; у нее нет и не может быть единых решений, правильных трактовок и формул. Она вся про сложность жизни, несводимость к готовым схемам, про поиск истины и личную ответственность.

Ни партийные начальники, ни старцы, ни командующие округами, ни министры для нее не указ; она требует от читателя одного — готовности думать своей головой.

Но те, кто нацелился на единый учебник, покушаются не только и не столько на закон об образовании (который, повторюсь, не допускает отказа от вариативности), они покушаются на Конституцию, запретившую единую идеологию.

Литература для этих начетчиков — суррогат идеологии; «мы с ее помощью сформируем общий взгляд на вещи», думают они. Не сформируете. Но по пути попортите многое. И неизбежно вляпаетесь в коррупцию, потому что единая идеология — ​вещь коррупционно емкая.

По существу, единственный рациональный довод, который приводят сторонники жесткого и методически бессмысленного распределения произведений по классам: у нас есть дети военных (и, читай, силовиков), которые могут в течение учебного года переезжать из города в город.

Дети из таких семей сталкиваются с несовпадением программ, в прошлой школе они читали одно, в новом классе приходится читать другое, дети получают двойки. Такое и вправду случается — и хотя число подобных случаев стремится к доле процента, отмахиваться от проблемы нельзя.

Но любой учитель знает, что вопрос решается иначе: достаточно создать кочующему ученику особые условия: он не должен в течение первого месяца-двух проходить аттестацию, ему предоставляется время для вхождения в класс — для этого достаточно двух-трех поправок в бесконечных школьных нормативах.

Вместо простого управленческого решения предлагается система, которая военным не поможет, а гражданским помешает. Потому что технически невозможно во всех школах страны ввести единое расписание. Невозможно клонировать учителей и заставить их преподавать в одном темпе и по одной методике.

Невозможно навязать единые каникулы. Все равно переехавший школьник будет в новом классе читать другую книгу. И вплоть до 9-го класса, где впервые появляются объемные произведения, это не страшно, а начиная с 9-го все и всюду читают одно и то же, от «Евгения Онегина» до «Войны и мира».

Без всякого приложения к стандартам.

Вместо простого набора управленческих действий — архаизация образования. Вместо интересов ученика — удобство контроля. Вместо развития чтения — добивание массовой привычки к книге.

Вместо содержательной дискуссии — откровенная ложь. Казалось бы: считаешь, есть проблема, поищи реальные решения.

Но советский электрик не видел двойных выключателей; он предлагает просто вырубить свет в коридоре, потому что ему так удобней.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/03/23/5ab39ce39a794716b9898e29

Сочинение с грубыми ошибками

19 марта учителя-словесники неожиданно узнали, что на следующий день в Министерстве образования состоится заседание, на котором будут утверждаться новые образовательные стандарты.

Ассоциация «Гильдия словесников» выступила с письмом протеста, под которым подписалось более семисот учителей, методистов и директоров школ. Совет по ФГОС перенесли на 21 марта, и он отправил ФГОС для основной школы на доработку.

Замечания по доработке стандарта должны быть представлены до 28 марта. А 23 марта министерство направило руководителям региональных органов управления образования письмо, в котором просит поддержать на их информационных ресурсах позицию министерства.

В письме подчеркивается, что усилия по изменению направлены на исполнение поручений президента России — создание единого образовательного пространства страны.

Битва вокруг ФГОС по литературе идет уже несколько месяцев. Ее основной смысл сводится к тому, быть или не быть вариативности в преподавании литературы, позволять ли учителю хотя бы некоторую свободу в выборе текстов для работы в классе, нужен ли единый список текстов для изучения и единый учебник для всей страны.

До сих пор выбор текстов регулировался не самим ФГОС: стандарт только выдвигал требования к результату обучения. В соответствии с этими требованиями были созданы примерные образовательные программы, которые в свое время широко обсуждались профессионалами.

Примерная программа для 5–9 классов делила содержание курса на три части: обязательные произведения; обязательные авторы, а их произведения — по выбору; группы авторов по выбору.

На основе такой примерной программы учителя могут создавать свою рабочую программу для своего класса или заимствовать готовую программу.

В этих рамках свобода учителя довольно относительна: он не может отказаться от Гоголя или древнерусской литературы, зато может дать «Слово о полку Игореве» в 8 или в 9 классе, по своему усмотрению, взять не «Шинель», а «Портрет».

Но и эта небольшая свобода создает проблемы для министерства: оно придумало Всероссийские проверочные работы, а как сделать ВПР по литературе в условиях вариативности, совершенно непонятно. И текущий контроль проводить трудно. И вообще, говорят, учителя сами просят: дайте список. Свобода — мучительная штука.

Документ, которого нет

О первой части этой истории «Новая газета» рассказывала летом, когда  в в текст ФГОС впервые попытались внести список литературы из примерной программы.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/03/23/75918-kak-izmerit-literaturu

После критики учителей Минобрнауки доработает новый стандарт по литературе

В Министерстве образования и науки состоялось заседание, на котором обсуждался новый стандарт изучения литературы в школах. Ранее предложения министерства были жестко раскритикованы педагогами, которые заявили, что разработанная программа не только не учитывает интересов ученика и учителя, а также не отвечает вызовам времени и подрывает авторитет российского образования.

На заседании введение нового Госстандарта было решено отложить до последующего обсуждения, сообщил НСН доктор педагогических наук, член-корреспондент Российской академии образования и заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург. По его словам, «дискуссия-полемика не носила конфронтационного характера».

«Мнения конечно разделились, но сказать, что это приняло силу закона нельзя, потому что все-таки большинство людей решило вернуться к этому вопросу, ведь там целый ряд вещей, которые вызывают сомнения. Например, с литературой такой детальный перечень произведений. И отсутствие профилизаций в ряде предметов, которые тоже необходимы», – отметил Ямбург.

Решение повременить с принятием стандарта по литературе поддержало Министерство социального развития и другие участники обсуждения.

В свою очередь глава Минобрнауки Ольга Васильева считает, что замечания по поводу списка литературы, предложенного новым стандартом к изучению в школе, необоснованны. «Разговор оппонентов, что 235 произведений [много] – разговор ни о чем», – заявила министр. Васильева отметила, что в список входит литературная классика, к тому же многое из 235 произведений – стихотворения.

Как ранее сообщал «Новый День», заседание совета по стандартам Минобранауки должно было состояться 19 марта. Однако школьные учителя литературы выступили против принятия нового образовательного стандарта.

В открытом письме они заявили, что проект документа составлен непрофессионально, не опирается на мнения учительского сообщества, содержит множество внутренних противоречий и подрывает авторитет российского образования.

К данному моменту подписи под письмом поставили 817 школьных учителей, методистов и преподавателей вузов.

Москва, Служба информации РИА «Новый День»

Москва. Другие новости 21.03.18

В Екатеринбург из Праги приехали две выдры. / Треть мясных консервов и сливочного масла в Свердловской области оказались фальсификатом. / «Организм дает сбой»: Алла Пугачева пожаловалась на проблемы со здоровьем. Читать дальше

© 2018, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналыЯндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

Источник: https://newdaynews.ru/society/631008.html

7 типичных ошибок учителей литературы

Инна Кабыш – поэт, педагог и автор проекта «Литература 5D» в театре МОСТ – рассказывает о типичных ошибках, которые допускают школьные преподаватели литературы, и о том, как их избежать.

Ошибка № 1. Нелюбовь к литературе

Чтобы заинтересовать детей своим предметом, нужно, во-первых, самому безоглядно его любить. Литература – не профессия, а образ жизни, путь постижения действительности, себя. И преподаватель должен это являть физически, не только на словах. Любую фальшь дети чувствуют.

Во-вторых, ученикам постарше можно объяснить: литература разительно отличается от всех школьных предметов. Просто так сложилось, что она стоит через запятую с физикой, химией и математикой. На самом деле это не обычный предмет, а единственный вид искусства, затесавшийся в школьную программу.

В-третьих, литература нужна не для того, чтобы ямб от хорея отличать, а чтобы научиться видеть разницу между добром и злом. Это нужно всем. Врачам, инженерам – кому угодно. Книги – это пища, только духовная. Как мы кормим тело, так мы должны развивать и кормить душу.

Ошибка № 2. Усложнение сложного

Для каждого возраста нужна своя методика. Дети должны понимать, что литература не про дяденьку Тараса Бульбу и не про тетеньку Наташу Ростову – она про них. В каждом произведении мы видим, что герой стоит перед выбором.

Я спрашиваю ребят: «А разве это не про вас? Разборки с родиной, у девочек с мальчиками, у мальчиков с девочками, у вас с родителями будут всегда. Вы не обращайте внимания на слова “сюртук” и “армяк”. Подставьте вместо них другие. Вам легче от этого? Вот и хорошо». Нужно все объяснять простыми словами.

Чтобы великая русская литература, эта громадина, которую мы на детей обрушиваем, их не раздавила.

Ошибка № 3. Литература не по возрасту

Получается, что дети всегда читают про взрослых. Дубровский – взрослый парень, ему 23 года. С другой стороны, если мы не заставим их в школе, они никогда не прочитают Пушкина.

Поэтому каждый раз надо придумывать, как «всунуть» взрослое произведение в детскую голову. Но недооценивать детские умы тоже не стоит: они способны расширяться и достигать больших высот, чем взрослые.

Как сказал Андрей Платонов, «правду знают только дети, никто больше не вместит».

Я совершенно не боюсь слова «навязывают», «заставляют». Ребенок – он как больной, которого надо вылечить. Врач же навязывает нам список лекарств, которые мы должны принять. Но при этом я всегда составляю сбалансированный список литературы на лето.

В нем должна быть не только программа на будущий год, но и книги по возрасту. Если ученику 12 лет, то он, конечно, должен прочитать «Дубровского». Но ему нужно прочитать и «Чучело», потому что там дети тоже учатся в шестом классе.

Поэтому в моих списках всегда есть обязательная (программная) часть, книги, которые я подбираю детям по возрасту, а также зарубежная литература. Многие дети очень радуются таким спискам. Им лучше, когда есть компас в существующем море книг.

Исходить из позиции «Пусть читают, что хотят» – тоже неправильно. Тогда их кругозор ограничится комиксами.

Ошибка № 4. Копирование и отсебятина

Важно дать ребенку возможность выражать собственное мнение. Сейчас столько источников информации, что глупо считать себя истиной в последней инстанции.

Но и волюнтаризм в духе «я вот так это вижу, Ромео и Джульетта дураки» ни к чему хорошему не приведет. Преподавателю нужно донести до учеников, что вообще хотел сказать автор, в чем заключается идея произведения.

Только после этого они могут сформулировать свою позицию, отношение к поступкам героев.

Когда ученики копируют мнение учителя, это тоже плохо. Должно быть двуединство. Перед нами – маленькие дети, у них очень много амбиций. Им кажется, что они сейчас такую крутую мысль скажут, что все удивятся.

Но у них нет ни читательского, ни жизненного опыта, ни филологического инструментария, чтобы проанализировать произведения.

Поэтому мы как преподаватели должны расставить для них приоритеты и направить в нужном направлении.

Ошибка № 5. Мы не учим говорить

Умение говорить и писать – это два навыка, которые не дублируют друг друга. Недаром сейчас ввели устную часть ОГЭ. Современные дети часто не умеют говорить – с появлением гаджетов этот навык утрачивается. Поэтому так важно приводить детей в театр, на экскурсию в музеи. Там они слышат образцы речи.

В случае с сочинениями проще, есть определенные клише и структура: введение, основная часть, заключение. Этот навык формируется именно на уроках литературы. А вот учить говорить должны все: преподаватели на других уроках, родители. Дома нужно разговаривать с детьми, а не утыкаться после работы в ноутбуки и смартфоны.

Ошибка № 6. Тупая зубрежка

Родители часто говорят, что не понимают, зачем детям учить стихи наизусть. А это нужно не только для того, чтобы развивать память. Например, в стрессовые периоды психологи советуют читать молитвы или стихи. В такой момент (хотя это и кажется маловероятным) человек может оказаться без смартфона и без интернета. И придется вспоминать строчки классиков самому.

Есть определенный минимум, который каждый образованный человек должен знать.

Я, конечно, стараюсь не загружать детей огромными списками: например, изучаем мы вольнолюбивую лирику Пушкина – и берем для заучивания только одно стихотворение. Захотят – выучат больше.

В старших классах ученики готовятся к поступлению, поэтому работаем в еще более щадящем режиме: одно стихотворение Ахматовой, одно Цветаевой, одно Блока и так далее.

Ошибка № 7. «На ушко» и на перемене

Читать наизусть стихотворения дети должны только перед всем классом – это хорошая традиция российских школ. Те, кто стесняется, либо плохо выучили, либо боятся публично выступать. Так человек и не научится публично выступать, если он будет зачитывать стихотворения на ушко преподавателю на переменах.

Когда я выступала со своей стихотворной программой в Дрездене, ко мне подошла одна женщина и спросила: «Неужели в русской школе до сих пор существует традиция учить стихи? Как же вам везет!» Когда я рассказала об этом ученикам, они очень смеялись. Преподаватели Германии от этой традиции отступились, а в России она жива. Это наше большое достижение, и надо его сохранить.

В конце концов, главная задача преподавателя литературы – это сформировать личность подрастающего ребенка и помочь ему преодолеть психологические барьеры. Мы учим человека быть Человеком.

Источник: https://www.livelib.ru/articles/post/40340-7-tipichnyh-oshibok-uchitelej-literatury

Ссылка на основную публикацию