Как интернет изменит образование: эксклюзивное интервью coursera

Добрый день. Многие знают и пользуются известной площадкой для онлайн образования Coursera.org. Я тоже принадлежу к их числу. Пройдя пару курсов, я стал интересоваться внутренней кухней.

Я связался с несколькими преподавателями и попросил их дать письменное интервью. О том что получилось читайте далее. На вопросы отвечают:

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Берзо́н Николай Иосифович, профессор, доктор наук.

Автор курса «Финансовые рынки и институты», ВШЭ.

Как интернет изменит образование: эксклюзивное интервью Coursera

Paolo Prandoni, PhD. Вместе с Martin Vetterli ведет курс «Digital Signal Processing» от École Polytechnique Fédérale de Lausanne

Как интернет изменит образование: эксклюзивное интервью Coursera

Jim Fowler, PhD. Вместе с Bart Snapp и Jenny George ведет курс «Calculus One» от The Ohio State University. Так же он является автором курса «Calculus Two»

Как интернет изменит образование: эксклюзивное интервью Coursera Готовы? Поехали! Почему вы решили сделать он-лайн курс? Берзон Н.И. Я читаю аналогичный курс в ВШЭ, и, когда университет решил войти в Coursera и записать ряд курсов, я сказал, что готов в этом деле поучаствовать. Я просто не представлял, во что ввязался)) Вообще, в Coursera так просто не попадешь. Они долго проверяли университет, качество преподавания, и так далее. И когда они дали добро, тогда руководство ВШЭ решило что мы запишем 11 или 12 курсов. Ну и я сказал, что готов. Paolo Prandoni. Нам посчастливилось оказаться в близком контакте с Daphne Koeller, когда она запустила Coursera, и мы решили внести свой вклад в мир глобального свободного образования, создав курс Signal Processing. Jim Fowler. Я очень хочу, чтобы больше людей занимались математикой. С помощью новых, интересных, увлекательных знаний, я хочу вовлечь большое количество студентов в математику, и неважно, будут они заниматься ей для удовольствия или профессионально.

Насколько тесно в процессе работы происходит взаимодействие с сотрудниками самой Coursera?

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  А кому сейчас легко: преподаватели жалуются на работу

Оценим за полчаса!

Берзон Н.И. Практически никак. У нас есть служба (учебно-методическое управление), которая взяла все организационные вопросы на себя. На меня легла только подготовка материалов, презентаций, лекций ну и прочего. Так что Coursera мне никак не мешала. Paolo Prandoni. Не очень тесно. Платформа, хотя и не совершена, является понятной. Jim Fowler. Не слишком тесно при работе над этим курсом, хотя, я часто говорю с ними о других вещах.

Расскажите, как происходила подготовка курса. Сколько человек в этом участвовало? Сколько ушло времени на запись лекций и подготовку тестов?

Берзон Н.И. Обычно я читаю этот курс в магистратуре ребятам, которые выбрали специальность «Финансовые рынки и институты». Мне оставалось лишь адаптировать его к отсутствию коммуникации со слушателями. Я постарался максимум информации разместить на слайдах, это первое. Второе, я понимал, что слушать могут люди, которые будут далеки от финансов, поэтому некоторые вопросы упростил, не вдаваясь в нюансы, важные для специалистов. Paolo Prandoni. Сначала мы приготовили слайды для видео. Потом мы записали голос, который комментировал слайды на планшете Wacom. Наконец, мы записали введения с преподавателем для каждой лекции. Таким образом, подготовка каждой лекции занимала приблизительно 5 человеко-дней. Jim Fowler. Мне необходимо около 10 часов для записи одного часа лекций, включая редактирование. Чтобы это стало возможным, я разработал «autocutter», о котором вы можете прочитать на github. Он справляется с редактированием за нас.

Какие трудности вы испытали при оформлении курса? Есть ли какие-то «тестовые студенты» на которых проходила обкатка курса до его публичного открытия?

Берзон Н.И. В основном, чисто технические сложности. Например, нельзя на съемки приходить в полосатой рубашке, нельзя чтобы галстук был в крапинку. Еще мне было сложно адаптировать лекции к формату записи. Обычно моя лекция идет полтора часа, а запись идет фрагментами по 10-15, иногда 20 минут. И необходимо было лекцию разбить на несколько блоков, причем каждый должен нести в себе завершенную мысль. Вот это было сложно. Но, тем не менее, все получилось хорошо. «Тестовых студентов» не было. Мы могли контролировать записи до их размещения. Так, после записи ролика, мне его присылали. Я смотрел, если мне что-то не нравится, то мы это переписывали.

Paolo Prandoni. Курс основан на дисциплине, которую мы читаем в EPFL уже 6 лет, так что мы получили достаточно обратной связи для создания первой версии курса. Сегодня у нас третий запуск курса и обратная связь от онлайн сообщества помогает нам постоянно улучшать курс.

Jim Fowler. Сначала, запись и редактирование были очень трудными – было много нарезок, а то, что нам необходимо сделать, было трудно объяснить другому человеку (например, «каждое второе видео снимается сверху вниз» так как мы снимаем очень много математического контента). Autocutter решил эту проблему. Нет, у нас нет тестовой аудитории. Насколько я знаю, нет легкого способа сделать материал на Coursera доступным только для тестовой группы студентов. Наоборот, я рассматриваю MOOC-студентов как «тестовых» для тех вещей, которые я хотел бы сделать в Университете Огайо. Я могу запустить большой «учебный эксперимент» в MOOC, который не смог бы сделать «в реальности», и мы получим много интересных данных по обучению Calculus.

На большинстве курсов работает команда, состоящая из лекторов и TA. Сколько человек было в вашей команде, как между ними распределялись роли?

Берзон Н.И. Мне помогали Анна Петрикова, аспирант моей кафедры. Сергей Володин – старший преподаватель моей кафедры. Роли я, конечно, распределил, но потом они все равно перемешались. Сергея, так как он хорошо делает слайды, я попросил привести презентации в приличный вид. Также, Сергей аккумулировал вопросы, заданные на форуме. На вопросы, которые он способен был дать ответ, он отвечал, а остальные присылал мне. Задача Анны заключалась в подготовке тестов. У меня, конечно, тесты были, я ей их передал, а она их расширила. По каждой неделе мы писали 30 тестов. Она их дорабатывала, потом я их еще раз просматривал, что-то исправлял и отсылал назад. Она же их сопровождала, поскольку автомат проверки иногда давал сбои.

Paolo Prandoni. Мы с Мартином создали лекции. Потом привлекли пять аспирантов для работы над домашними заданиями, два человека работали над видео и три TA поддерживают форум.

Jim Fowler. Мы запускали этот курс три раза подряд. В этот раз Dr. Jenny George была ответственным лицом, так что она просмотрела большинство видео, писала вопросы, отвечала на сообщения и делала анонсы. Мне нравится работать с моделью «великодушного диктатора», когда один человек постоянно полностью контролирует курс и может изменять его, когда считает нужным. Когда мы первый раз размещали курс, я создал много контента (например структуру курса, шкалы и политику оценок), а так же написал бэкенд, являющийся модифицированным кодом Khan Academy, интегрированным в нашу платформу, построенную на алгоритмах скрытых Марковский моделей и адаптивного обучения. Математический парсер был написан на JavaScript Steve Gubkin разработал упражнения MOOCulus. Bart Snapp руководил написанием учебника и записывал больше видео, когда он руководил курсом.

Чем вы руководствовались, составляя структуру курса?

Берзон Н.И. Своим курсом в ВШЭ. Paolo Prandoni. Мы постарались сделать курс похожим, насколько это возможно, на курс в EPFL. Цель заключалась в создании высококачественного курса по цифровой обработке сигнала, который мог бы использоваться как в университете, так и вне его. Jim Fowler. Это хороший вопрос, я приверженец старой школы. Некоторые ожидают от MOOC «современных» методов, но я не считаю необходимым менять учебный план. Calculus One представлен в онлайн всего лишь видео, учебником, и случайно сгенерированными вопросами, но по содержанию он очень близок к стандартному курсу AP Calculus AB. Надеюсь, многие люди смогут повторно использовать курс для достижения поставленных целей.

На курсе лекции публиковались по недельно. Они записываются так же «на ходу» или все было готово заранее?

Берзон Н.И. Все лекции были сделаны до открытия. Университет нанял компанию, которая специализируется на записи роликов. Там был режиссер, оператор, звукооператор и т.д. Знаете, это оказалось не все так просто. Я приходил, мы записывали, потом что-то переписывали, потом уже был монтаж. Но в любом случае делалось все централизовано. О времени. У меня 9 лекций, приблизительно по 1,5 часа. Каждая лекция записывалась часа 4. Поскольку некоторые вещи приходилось перезаписывать. Ну, например, когда ты ведешь лекцию, и где-то ошибся, можно сказать: «ой, ребята извините», поправиться, и дальше поехали. Тут же так не сделаешь

Paolo Prandoni. Большинство видеолекций было готово до начала курса. Они слишком напряженные, чтобы записывать их писать на ходу.

Jim Fowler. Мы делали видео по ходу курса. С Autocutter это не так долго

Если в тестовых заданиях обнаружится ошибка, есть ли возможность ее исправить, перезачесть тест или удалить его из оценки вовсе?

Берзон Н.И. Это как-то возможно, но детали я не знаю. Paolo Prandoni. Да мы можем исправить или удалить вопрос. Jim Fowler. В зависимости от ситуации. Если ошибка затрагивает только формулировку проблемы, то она может быть исправлена без существенных затруднений. Если проблема в неверном ответе, тогда необходимо будет снизить оценку за тест, или не учитывать этот тест в финальной оценке.

Известно, что сертификаты участники получают спустя какое-то время. Но оценки за контрольные известны заранее. Почему происходит задержка? Обработка не автоматизирована? Как вообще происходит подведение итогов и формирование сертификатов?

Берзон Н.И. Не смогу ответить, это технические вопросы. Саму форму сертификатов делали наши ребята из учебно-методического управления. Paolo Prandoni. Сертификаты готовятся Coursera. Мы не можем контролировать это время. Jim Fowler. Мы ждем до того момента, когда последняя возможность для кого-либо сдать работу истечет. Что обычно означает пару недель с момента окончания финального экзамена. Само вычисление финальной оценки занимает несколько часов, после чего мы удостоверяемся в корректности вычислений, и только потом отправляем запрос на изготовление сертификатов. После того, как запрос будет отослан, тоже есть задержка.

Каковы ваши личные впечатления от такого нового формата преподавания? Какие проблемы и перспективы MOOC Вам видятся?

Берзон Н.И. Смотря с какой точки зрения посмотреть. С точки зрения университета это абсолютно правильный шаг. Потому что на моем курсе было свыше 16 000 человек, а что еще можно лучше придумать для пиара университета? Причем я думал, что меня будут слушать ребята только из России и стран СНГ, а слушали из Америки, Германии, Израиля и Франции. Для университета то, что он вошел в этот глобальный тренд – это абсолютно правильное стратегическое решение. С точки зрения меня, как преподавателя. Первое, тяжело читать курс в пустоту. Я не вижу аудитории, я не вижу глаза студентов, я не понимаю их реакции: понимают они меня или нет. Преподаватель, который читает лекцию, сродни артисту, который выступает на сцене, и артисту важно, чтобы был полный зал. Мне тоже это важно. У меня в университете лекция превращается в беседу, дискуссию, некое обсуждение. Я ребятам могу сказать: «На следующей неделе мы будем обсуждать облигации, я рекомендую прочитать главу такую-то». Это позволяет не рассказывать азы на лекции и переключиться на проблемы. А тут с нуля – это тяжело. Но потом привык. Второе, физически дискомфортно стоять на одном месте во время записи. Ведь когда я читаю лекцию, я оживляю ее с помощью работы с доской (рисую формулы, графики). А тут все очень статично, это было тяжело. Я предлагал сделать запись по время обычно лекции, но, как мне объяснили, это было бы раза в три сложнее, чем студийная запись. Кроме того, это потребовало бы больше оборудования (например, трех камер вместо одной). Хотя, наверное, когда-нибудь я попробую и этот формат. В целом о MOOC. Не так давно я прочитал в интернете статью немецкого профессора, который пишет, что через лет 10-15 останутся только сильнейшие университеты, которые встали на путь MOOC. Это сделает образование качественным, доступным и дешевым. Действительно, зачем мне заканчивать третьесортный вуз, если я могу получить знания от ведущих профессоров мира? Это его прогноз, не мой. Но какая-то доля правды в этом есть. От себя замечу, что, все-таки, вербальное общение необходимо и студенту и преподавателю. Поэтому онлайн курсы полностью все равно не вытеснят традиционный формат обучения.

Paolo Prandoni. Мы думаем, это прекрасный инструмент, который не заменит университеты, но сможет дать многим людям улучшить свои навыки и знания. Это большая работа со стороны учителя, но и большое вознаграждение.

Jim Fowler. Я думаю что лучшее в этом новом формате это разнообразие студентов. MOOC обогащает людей со всего мира, не зависимо от того, где вы живете. Как результат, появляется больше людей, которые занимаются математикой. Как потенциальная проблема, меня очень волнует большая зависимость от видео. Моя любимая аналогия выглядит так: обучение один-на-один это любительский театр, тогда как MOOC это больше похоже на фильм или телевидение. Но эта аналогия простирается глубже: при создании постановки или видео нам будут необходимы АКТЕРЫ. Я не хочу, чтобы люди больше смотрели математику, я хочу, чтобы они больше занимались ей. Я надеюсь, что разнообразие онлайн сообщества решит эту проблему. MOOC объединяет множество людей, которые хотят больше вместе заниматься математикой, так что я не сильно волнуюсь. Это многообещающий тренд.

Читайте также:  Инструкция: как сдать часть 2 егэ по химии

Есть ли, с вашей точки зрения, недостатки именно у самой платформы Coursera?

Берзон Н.И. Проверка тестов делается в автоматическом режиме, нас туда не пускают. И иногда там происходили какие-то непонятные сбои. И неправильные ответы выдавались за правильные. Нам приходилось звонить и исправлять ситуацию. Paolo Prandoni. Платформа не дружественна к пользователю, как мы привыкли ожидать от многих веб-платформ. Работа должна быть закончена, но это постепенный процесс. Jim Fowler. Улучшить можно все. Лучшее, что может быть в Coursera это то, что мы можем получать данные для нового цикла разработки. На этом видео я рассказываю более подробно:

Есть ли у Вас планы на будущее связанные с MOOC, если да, то какие?

Берзон Н.И. К сожалению, не все здесь зависит от меня. Жду решения университета. Я бы курс повторил. Тем более что по повторяющимся вопросам на форуме я вижу, что не все я смог доходчиво объяснить. Такие фрагменты, конечно, надо переделать. И у меня есть задумки для еще одного курса. Paolo Prandoni. Мы рассматривает сотрудничество с другими университетами для актуализации и согласования программы. Jim Fowler. Я хочу сделать курсы по геометрии и топологии.

Какова статистика курса?

Берзон Н.И. 16289 – записалось. Лекции прослушаны 237 849 раз. Тесты написаны 41 518 раз. Средний бал по неделе варьируется от 7,6 до 8,6 (из 10). 1 939 студентов получило сертификат с отличием (более 80 балов), 545 обычный сертификат (более 50 но менее 80). Не получили сертификат 14 164 студентов. Paolo Prandoni. На курс подписывается около 20 000 студентов, из них около 1 000 получают сертификат. Jim Fowler. На курс было подписано 185 021 студентов, из них 5% сдали экзамен. Один из преподавателей (Kevin Werbach, курс Gamification, University of Pennsylvania) отказался давать интервью, но в конце курса выложил подробное статистическое видео, краткая выжимка для тех, кому хочется больше цифр, под спойлером. GamificationПодписались – 78351 студент (81600 в 2012, 66438 в 2013 году). Для 46% студентов это был первый курс. 20% покинули курс до его окончания 169 страны (24% студентов из США), что больше чем в прошлый раз (150 стран) Половой состав: 62% мужчины ( 66% и 67% в предыдущие запуски) 77% уже работают. Из тех, кто учится, 83% имеют степень бакалавра, 43% степень магистра. Об активности на курсе. 51 341 (66%) просмотрели весь курс (обычный показатель 50-60%). 10 593 тем на форуме было открыто. Более 100 000 peer assessment от 6 936 студентов было выполнено. О результатах курса. 61% выполняли все p2p задания, 75% писали экзамен. Сертификаты (набрано более 70% баллов) получили 4510 студентов это 5,8% от общего числа(10,1% в 2012, 8,4% в 2013). Эти данные согласуются с другими курсами, и выглядят даже хорошо. В целом по Coursera успешно сдают курсы только 2-3% студентов. Я постоянно экспериментирую с курсом, что-то меняю в зависимости от обратной связи. Этот запуск был удлинён на 4 недели (общая продолжительность 10 недель). С этим я связываю уменьшение процента успешного прохождения.

Курс будет отредактирован и запущен снова осенью. Я так же работаю над Gamification Two.

P.S. Большое спасибо мой супруге, за редактирование моего корявого перевода.

Источник: https://habr.com/post/223603/

Как продавать образование в интернете: Интервью Елены Масоловой (Eduson) с Дафной Коллер (Coursera)

Как интернет изменит образование: эксклюзивное интервью Coursera Елена МАСОЛОВА Серийный предприниматель (Darberry, AddVenture), совладелец образовательного сервиса Eduson

Елена:

— Недавно вы рассказали о географии пользователей вашего ресурса, и неожиданно Россия оказалась на одном из первых мест. Можете поделиться какой-то статистикой о российских пользователях? На каких странах вы сфокусированы?

Дафна:

— У нас есть студенты из 196 стран, и мы не фокусируемся ни на одной из них. Россия всегда была в первой пятёрке.

США — абсолютный лидер по числу студентов, Индия вторая, потом идут Бразилия, Россия, Англия, Канада. У нас около 2,35% российских слушателей.

Мы были бы очень заинтересованы в сотрудничестве с ведущими российскими образовательными учреждениями в части размещения контента на нашей платформе.

  • Елена:
  • — Сколько людей у вас работает и чем они занимаются: разработка, производство видеороликов, регистрация новых пользователей?
  • Дафна:

— У нас 40 сотрудников, 23 из них — веб-инженеры, которые поддерживают платформу и занимаются разработкой. Десять человек занимаются поддержкой лекторов (помогают преподавателям курсов с созданием видео, слайдов, тестов). Мы не производим контент сами. У нас есть небольшой отдел развития бизнеса, который разрабатывает модели монетизации и ищет партнёров.

Елена:

— Вы с Эндрю Нг — два основателя компании. Кто из вас занимается стратегией, а кто — оперативным управлением?

  1. Дафна:
  2. — Мы делим эти обязанности поровну.
  3. Елена:

— Какой ваш самый популярный курс? Сколько пользователей на него подписаны? Какие курсы пользуются наибольшей популярностью — предпринимательство, программирование, создание игр?

Дафна:

— 180 000 человек подписались на курс Think Again: How to Reason and Argue от Duke University. 125 000 человек подписались на «Введение в финансы» Мичиганского университета. Мы не научились предсказывать, какой курс станет популярным. Сначала мы думали, что это будут прикладные курсы о развитии карьеры и получении новых профессиональных навыков, но это не так.

Елена:

— Если 100 000 студентов записались на курс, вы не можете обеспечить индивидуальную проверку заданий каждого и вынуждены использовать тесты. Эссе тоже нельзя использовать (если только они не оцениваются другими студентами). Как вы решаете эту проблему?

Дафна:

— Во-первых, компьютерная оценка намного шире. Она включает в себя математические выражения, задачи по программированию, физические модели, построение таблиц в Excel.

Конечно, мы хотим задавать открытые вопросы, и написание эссе тоже важно. Мы также ввели перекрёстную оценку работ, когда каждый студент должен оценить работы пяти сокурсников, а потом оценки суммируются.

Это тоже часть обучения: вы видите пять направлений мысли и пять способов решения проблемы.

Елена:

— Один из преподавателей Coursera Марк Морли сказал, что около 3% записавшихся студентов доходят до стадии финального экзамена и лишь 1,5% сдают его. Если это типичная ситуация, то вы, очевидно, хотели бы удерживать больше пользователей. Что вы для этого делаете?

Дафна:

— Около 5-8% из всех записавшихся студентов успешно проходят курсы. Но 40-45% из тех, кто сдал свою первую домашнюю работу, сдают выпускной экзамен. Это достаточно высокий процент.

Ещё выше (75%) число людей, готовых платить $30-70 за особую подписку Signature Track, которая позволяет в конце получить сертификат. Финальная цифра может быть низкой из-за того, что люди не собирались сдавать экзамены.

Мы выяснили, что очень важно создать безрисковую среду, где каждый мог бы начать обучение, не опасаясь провала, и не платить несколько сотен долларов за непонятный курс.

Елена:

— Coursera не ставит своей целью получение прибыли, но вы привлекли $22 млн от венчурных фондов, которые обычно рассчитывают на десятикратный возврат инвестиций. Поделитесь планами монетизации, курсы останутся бесплатными?

Дафна:

— Coursera всегда будет предлагать бесплатные курсы. Мы хотим сделать качественное высшее образование доступным для массовой аудитории. Для упрощения доступа, мы верим, надо снять все ценовые барьеры.

Мы разрабатываем несколько стратегий монетизации: плата за сертификат, за доступ работодателей к контактным данным успешных студентов. Некоторые учебные заведения готовы платить за наш контент.

В любом случае, мы делимся выручкой с нашими партнёрами из университетов.

Елена:

— Как вы планируете потратить деньги инвесторов? Развитие сайта, маркетинг?

Дафна:

— Мы не тратим деньги на маркетинг, наша популярность растёт органически. Это сарафанное радио: люди делятся контентом, рекомендуют нас друзьям. Мы планируем потратить инвестиции на развитие нашей платформы и операционные расходы. Amazon Web Services присылает большие счета за хостинг видеоканала каждый месяц.

Елена:

— Всё больше проектов в онлайн-обучении привлекают инвестиции, конкуренция будет жёсткой. Что определит лидеров сегмента — качество контента, удобство сервиса, размер маркетингового бюджета, опыт основателей в интернет-бизнесе?

Дафна:

— В конечном счёте всё сведётся к качеству контента. Платформа и технологии тоже важны, но отличные курсы от лучших лекторов — ключ к успеху.

Елена:

— Вы считаете университеты потенциальными конкурентами? Могут они сами выйти в онлайн без партнёров, чтобы продвинуть свой бренд (а не заработать денег)? До сих пор они опасались выходить в онлайн, чтобы не повредить своим существующим доходам от офлайн-обучения?

Дафна:

— Мы определённо считаем университеты партнёрами, а не конкурентами. У них есть потрясающие преподаватели, а мы даём платформу, которая распространяет курсы. Производить контент — не наша компетенция. Мы дополняем друг друга.

  • Елена:
  • — Вы верите, что через 10 лет компании вроде McKinsey или Goldman Sachs станут нанимать людей без традиционного диплома, но, скажем, c 50 прослушанными онлайн-курсами?
  • Дафна:

— Не совсем. Через 10 лет многое изменится, но диплом не потеряет свою ценность. Роль онлайн-обучения будет расти, но оно не заменит традиционное образование.

Елена:

— Сал Хан уже учит миллионы людей в своей KhanAcademy, и он, возможно, самый узнаваемый преподаватель в мире. Почему нам нужны тысячи учителей математики, если один человек может учить всех?

Дафна:

 — Плохо полностью исключать человеческие отношения из процесса обучения. Они ценны. Студентов вдохновляют преподаватели, они выбирают свой путь в жизни, глядя на них. Самый эффективный способ обучения — смесь стандартных онлайн-курсов и уроков местного ментора, который знает каждого студента лично.

  1. Елена:
  2. — Поможет ли онлайн-образование сократить разрыв между разными странами?
  3. Дафна:

— Для развивающихся стран онлайн-сервисы — единственный способ сократить разрыв в образовании и дать студентам навыки, необходимые в XXI веке. Традиционные модели не могут масштабироваться достаточно быстро.

К примеру, в Индии надо построить 51 500 новых кампусов. Это нереально. Coursera предлагает альтернативный способ распространения качественного контента среди людей, которым он больше всего необходим.

Мы верим, что образование — базовое право человека, а не привилегия.

H&F благодарит проект KnowledgeStream за помощь в организации интервью

Фотография Елены Масоловой — Иван Куринной для Forbes Woman

Источник: https://www.the-village.ru/village/business/interview/149415-dafna-keller-coursera-vs-elena-masolova-kak-dolzhno-byt-ustroeno-onlayn-obrazovanie

Coursera разрешила университетам по всему миру использовать свои лекции в учебных программах

Как интернет изменит образование: эксклюзивное интервью Coursera iStock

Образовательная онлайн-платформа Coursera запустила проект, который позволяет университетам использовать лекции ресурса в обучении студентов и преподавателей. Цель Coursera — чтобы вузы по всему миру имели доступ к актуальным знаниям.

Компания Coursera запустила проект Coursera for Campus, сообщили Inc. в компании. Чтобы использовать лекции онлайн-платформы, университетам теперь не нужно быть частью партнерской экосистемы Coursera. Вузы смогут включать в свои программы актуальные для них курсы из более чем 3,6 тыс. наименований.

Курсы могут использоваться не только в обучении студентов, но также и выпускников, преподавателей и сотрудников университетов, отмечают в Coursera. По данным платформы, две трети населения планеты отстают в сфере образования и приобретения востребованных навыков.

Это связано, считают в Coursera, с ограниченными возможностями образовательных программ и проблемой найма преподавателей-экспертов.

«Мир меняется так быстро, что ни один университет не может создать современную конкурентоспособную образовательную программу, не вступая в партнерства с лидерами индустрии или другими ведущим университетами», — сказала Inc. директор по онлайн-обучению НИУ ВШЭ Евгения Кулик.

ВШЭ стала первым российским университетом, заключившим пилотное соглашение с Сoursera for Campus об участии в проекте. Курсы онлайн-платформы уже включены в учебные планы 1,1 тыс. студентов ВШЭ, рассказали в университете.

В Coursera for Campus доступны курсы по разным областям, таким как проектирование и машиностроение, бизнес, анализ и обработка данных, право, здравоохранение, искусство, дизайн и другие.

В апреле Сoursera привлекла $103 млн на запуск платформы по поиску работы. Компанию в 2011 году основали профессора Стэнфордского университета Дафна Коллер и Эндрю Ын.

Источник: https://incrussia.ru/news/coursera-otkryla-svoi-lektsii/

Как интернет меняет образование? Отвечает CEO сервиса Coursera

«Афиша Daily» поговорила с CEO одного из главных проектов в сфере онлайн-образования Coursera Джеффом Маджионкалдой о будущем образования, грядущей эпохе всеобщего процветания и о том, почему учеба теперь — это на всю жизнь

— В начале октября на конференции EdCrunch ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов заявил, что его университет планирует заменить все лекции онлайн-курсами. Для России это очень революционное заявление. Что вы думаете о таких планах?

— Да, это безусловно революционно. ВШЭ — молодой университет, но он готов играть не по правилам. В Штатах и Европе много и давно критикуют классическую университетскую модель преподавания «мудрец на сцене» (sage on a stage).

Проблема в том, что, когда профессор долго что-то рассказывает за кафедрой, это трата времени, в первую очередь — преподавателя.

Полтора часа безостановочного говорения — можно без потерь посмотреть и в записи, а ценное время профессора куда эффективнее использовать для работы на практических занятиях, коллабораций и дискуссий.

То, что хочет сделать «Вышка», полностью соответствует главным образовательным трендам. Многие наши партнеры — Университет Дьюка, Университет штата Иллинойс, Университет штата Мичиган — собираются подключать всех своих студентов к MOOC (онлайн-курсам. — Прим. ред.), но не готовы пока полностью отказываться от лекций. В этом смысле инициатива ВШЭ действительно уникальна.

Моя дочь учится на втором курсе в Университете Дьюка и говорит, что большая часть ее одногруппников рады смотреть лекции с телефона вместо того, чтобы к восьми утра идти на пару. И речь не только о Дьюке, большинство молодых людей хотят учиться так.

— Вы не думаете, что мотивация при обучении онлайн у студентов ниже? Кажется, что учиться в группе с другими людьми гораздо проще, чем когда ты наедине со смартфоном?

— Когда слушаешь лекцию, то не общаешься с другими студентами. А если отвлекаешься, то можешь упустить смысл всего занятия. Это серьезный недостаток лекций: если что-то не понял или прослушал, назад не отмотаешь.

На видео же можно пересмотреть важный кусок, включить субтитры, включить двойную скорость показа.

Я абсолютно уверен в пользе совместной работы на семинарах, но идея замещения лекций видеоформатом мне кажется интересной.

— Но я спрашиваю о другом: сложнее ли заставлять себя учиться онлайн?

— Согласен, когда ты приходишь в аудиторию, легче фиксировать внимание на том, что говорит лектор. Важно, что ты не можешь заниматься на лекции чем-то еще, тебя ничто не отвлекает. Перед тобой не всплывают пуш-уведомления. Обучаясь вне аудитории действительно важно фокусироваться на задаче.

Правда, я заметил, что молодым людям куда проще не отвлекаться во время совещаний и не проверять поминутно соцсети. Может быть, дело в том, что они выросли в окружении технологий и для них это более привычно.

Подробности по теме

Почему миллениалы — не лентяи? Объясняет Малкольм Харрис

Почему миллениалы — не лентяи? Объясняет Малкольм Харрис

— Как вы считаете, какие технологии больше всего повлияют на сферу образования в ближайшие, скажем, три года?

— Самую большую революцию в образовании за последние десять лет сотворил видеостриминг. Учиться с помощью видео очень удобно, и, уверен, этот формат еще долго будет одним из главных. В IT-образовании значительно все упростила возможность программировать в браузере. Вы слушаете лекцию и сразу пробуете что-то делать — запускать или устанавливать дополнительный софт не нужно.

Другая важная для продолжительных программ вещь — инструменты для коллаборативного обучения. Интеграция в курсы Zoom (сервис для проведения видеоконференций. — Прим. ред.) и Slack открывают огромные возможности. Вы нажимаете на кнопку и тут же видите своих партнеров по обучению. Так можно дистанционно выполнять сложные групповые проекты.

Если говорить про будущее, то, думаю, в ближайшие пять лет мы увидим много реализаций VR-технологии. Думаю, она будет востребована во многих сферах — в ведении переговоров, лидерстве, менеджменте, оценке эффективности сотрудников.

Читайте также:  Замечания в дневниках рассказывают историю страны и школы

— Как вы будете использовать виртуальную реальность?

— Скорее всего, мы станем говорить по ходу курса: «Наденьте VR-очки, сейчас вместе с профессором и другими студентами вы окажетесь в симулированной реальности». Это точно случится.

Люди из традиционного образования часто не понимают, что можно сидеть на лекции, слушать рассказ о каком-то явлении, а потом надевать девайс и физически ощущать, как устроен предмет вашего разговора.

И VR можно использовать не только в курсах по физике, но и в бизнесе, на маркетинговых курсах.

— Как технологически меняется платформа прямо сейчас?

— Мы в Coursera считаем, что грань между очным и онлайн-обучением надумана. Люди часто говорят: «Все хотят учиться лицом к лицу». Нет проблем — видеть друг друга можно на экране, не обязательно для этого сидеть в одном классе. На Coursera сейчас двенадцать дипломных программ, и все предполагают постоянное общение в реальном времени с профессорами, ассистентами преподавателей, наставниками.

На одной из наших магистерских программ университет-партнер запустил очень интересный формат: профессор в классе ведет занятие для студентов, одновременно его записывают на видео, которое транслируют обучающимся онлайн.

При этом все студенты могут общаться и задавать вопросы профессору — и те, кто сидит в классе, и те, кто смотрит трансляцию. Это такой процесс трансформации формата — смесь онлайн- и офлайн-обучения.

И лекцию всегда можно пересмотреть, потому что она сразу выкладывается в облако.

— Когда подобная система может распространиться более широко, станет привычной?

— Полагаю, главным ограничивающим фактором будут не студенты, а университеты. Понятное дело, что профессора еще не привыкли стоять перед камерой. Когда тебя записывают на видео, нужно быть несколько более организованным, иметь четкую структуру лекции. А в привычном преподавании довольно много импровизации.

Для преподавателей это будет своего рода вызов. Кроме того, лекции обычно идут час и больше, а формат видео лучше работает с пятиминутными записями. Подачу университетского материала нужно будет подстраивать под эту логику, разбивать лекции интерактивными заданиями, чтобы поддерживать вовлеченность учащихся.

— Каких еще изменений в образовании стоит ждать?

— Если говорить о формате потребления обучающего контента, то огромную роль будут играть мобильные устройства. Все онлайн-обучение будет доступно в таком формате. Будет развиваться использование big data для персонализации обучения.

Одна из новых возможностей Coursera в том, что мы фиксируем результаты всех ответов студентов. Еще до того, как студент приступит к тесту, мы посоветуем ему повторить некоторые материалы, а ниже приложим ссылки на нужные видео.

Одна важная сторона персонализации обучения — персонализация контента, вторая — персонализация поддержки студентов за счет использования различных инструментов.

— О каких инструментах вы говорите?

— Например, мы можем пригласить студента, показатели которого падают, в группу, где он будет заниматься с другими ребятами. Такие приглашения можно отправлять не только от лица преподавателей, но и от других студентов, если они не против. Можно рекомендовать позаниматься с каким-то наставником или изучить дополнительный материал.

Например, вы учитесь по программе, которая стоит $25 000, и плохо справляетесь с курсом, скажем, по статистике. С вами на том же курсе учится студент из Бангладеш, у которого с этой дисциплиной все отлично, и он может стать вашим наставником.

— И за это вы дадите студенту из Бангладеш какую-то скидку?

— Мы пока не решили, как это будет реализовано, но это одна из возможностей. Вообще, я думаю, что онлайн-обучение будет обеспечивать бóльшую социальную вовлеченность, чем очное. Да, встречаться в кафе и обсуждать что-то удобно, но делать это онлайн еще удобнее.

— Один из главных приоритетов для Coursera сегодня — развитие образовательных программ, которые дают полноценное высшее образование. Почему это важно для вас?

— На такое обучение есть очень большой спрос. Многие хотят учиться, но не могут бросить семью и работу ради образования. Не у всех есть $120 000. Людям нужна возможность учиться за другие деньги и в свободное время. И этому запросу гораздо лучше отвечают онлайн-платформы, а не классическое образование.

У меня есть показательный пример. Первую MBA-программу мы запускали с Университетом штата Иллинойс два года назад. Очно по ней каждый год учится 120 человек. Недавно был выпуск нашего первого набора: 90 студентов Coursera получили дипломы.

В этом году на очередной курс по этой программе записалось больше 1500 человек. Из-за такого интереса к программам университеты постепенно выводят все новые курсы в онлайн.

Позиция работодателей тоже понятна: им все равно, где были получены дипломы, если вы действительно все это выучили — они вас наймут.

Подробности по теме

Создательница Coursera советует самые актуальные курсы

Создательница Coursera советует самые актуальные курсы

— Какие, по-вашему, у онлайн-образования есть минусы?

— Общий скепсис насчет того, что онлайн-обучение хуже традиционного. Многие, когда слышат, что человек учился онлайн, думают, что это как-то отличается. А если обучение стоило дешевле, то оно точно хуже.

— Других минусов вы не видите?

— Конечно, есть некоторый элемент веселья, который теряется в онлайн-обучении. Когда учишься очно, можешь встретиться с одногруппниками и выпить пива, поболтать. Социализация в этих двух видах образования устроена по-разному.

— Как вы считаете, какие образовательные направления первыми полностью уйдут в онлайн?

— Думаю, в первую очередь в онлайн уйдут программы по предпринимательству и бухгалтерскому делу. Программы по организации здравоохранения и уходу за больными. Трудно сказать, как быстро будет трансформироваться гуманитарное обучение, но первыми в онлайн точно будут уходить именно магистерские программы.

— А как меняется популярность MOOC на Coursera, какие направления особенно популярны?

— Основатели Coursera Эндрю Ын и Дафна Коллер были специалистами в области data science, и, естественно, первые курсы были именно об этом. В этом компании повезло: если бы ее основали философы, неизвестно, чем бы эта история закончилась.

На их первые курсы по информатике и data science записалась масса людей изо всех стран мира. Увидев это, другие университеты тоже стали размещать свой контент на платформе. Сейчас у нас много программ по гуманитарным наукам, социологии, коммуникациям, лидерству и прочим дисциплинам.

Но самые популярные — курсы, связанные с технологиями, бизнесом и data science.

Подробности по теме

«Универсариум», Eduson, «Вышка» на Coursera и другие русские курсы в интернете

«Универсариум», Eduson, «Вышка» на Coursera и другие русские курсы в интернете

— Сейчас уже понятно, что обучение превратилось в процесс, который продолжается вся жизнь, — так называемое lifelong learning. В какой момент это случилось?

— Большую роль сыграла возрастающая скорость инноваций. Трансформация началась еще после первой промышленной революции, но самые значительные изменения произошли с развитием цифровой экономики. Темпы, с которыми мы получаем доступ к новым сегментам рынка труда благодаря глобализации и цифровизации стали куда выше.

Многое изменило появление интернета, а затем смартфонов: они позволили всем участвовать в обсуждении идей и обмене знаниями. В итоге уровень и скорость изменений всех сфер жизни очень выросли и продолжают расти, как и скорость создания новых знаний.

И поэтому навыки, которые оставались релевантными на протяжении десяти, двадцати или тридцати лет, теперь востребованы в разы меньше — десять, пять лет или всего 2 года.

— Следуя такой логике, думаешь, что скоро технологии будут развиваться так быстро, что, когда мы будем заканчивать обучение, оно уже будет терять актуальность. Такое возможно?

— Думаю, что скоро на глобальном рынке труда люди будут конкурировать не только между собой, но и со стремительно растущим миром машин. Но есть и оптимистичный ракурс, с которого можно смотреть на прогресс. Недавно я прочитал прекрасную книгу гарвардского профессора Стивена Пинкера «Enlightenment Now» о прогрессе человечества.

Там рассматриваются многие сферы жизни — образование, здравоохранение, болезни, бедность, войны и многое другое. И, анализируя их, Пинкер приходит к выводу, что скоро нас ждет эпоха процветания. Производство еды, одежды, выработки энергии, доступ к информации станут такими дешевыми, что жизнь людей станет очень комфортной.

И она будет требовать совсем небольших усилий, чтобы получить то, что нам нужно.

Условно говоря, роботы будут выполнять всю основную работу, а у нас будет много свободного времени.

За последние сто лет произошла масса позитивных сдвигов: трудно представить, сколько времени высвободило одно только изобретение стиральной машины. Сегодня мы можем работать меньше и при этом иметь крышу над головой, одежду, еду. И я хочу верить, что мы вступим в эту эпоху процветания и сможем больше времени уделять получению опыта и творчеству.

— Не получится так, что все это освободившееся времени человеку придется тратить на учебу?

— (Смеется.) Может быть. Но, пожалуй, все-таки не всем. Когда я закончил работать в Financial Engines, мы с семьей много путешествовали, и одна из поездок была по Амазонке в Перу. По дороге мы останавливались в небольших деревнях посреди тропического леса, где нет даже дорог.

И у людей там были солнечные панели, мобильные телефоны, радиовышки на склонах ближайших гор. Они стирают одежду в Амазонке, но при этом у них есть доступ к современным технологиям. То есть даже люди с низким уровнем образования могут пользоваться достижениями цивилизации.

Эффективность производства вещей и идей сегодня так высока, что их стоимость становится очень низкой.

— Давайте вернемся из светлого будущего в сегодняшнюю Россию. Какие онлайн-курсы наиболее популярны в нашей стране?

— Социальные науки, информатика, бизнес-курсы и data science — вот четверка самых популярных направлений.

Чуть позже мы пришлем вам точную информацию о самых популярных программах (по предоставленной Coursera информации, наибольшее количество регистраций из России за последние 365 дней было на курсах «Введение в машинное обучение» от ВШЭ и «Яндекса», «Основы программирования на Python» от ВШЭ и специализации «Программирование на Python» от МФТИ и Mail.Ru Group. — Прим. ред.).

— В России сейчас сильно не хватает айтишников. По разным подсчетам дефицит составляет от 1 до 2 млн специалистов. Возможно, такую существенную нехватку кадров закрыть с помощью онлайн-образования?

Источник: https://daily.afisha.ru/brain/10329-kak-internet-menyaet-obrazovanie-otvechaet-ceo-servisa-coursera/

Президент Coursera — РБК

У нас были русские слушатели задолго до того, как появились русские курсы. Многие из них выпустились 10–15 лет назад, и у них не хватает знаний для выполнения нынешних рабочих обязанностей. Дело не в географии, просто людям требуется обновляемая, современная информация. Большинство людей не могут позволить себе роскошь, разменяв четвертый десяток, вернуться на студенческую скамью.

— Аудитория Coursera — это не студенты?

— В среднем по миру 85% наших слушателей — взрослые люди. В Китае чуть больше молодежи, которая использует наши курсы в качестве дополнения к университетской программе. В России, как и везде, наши пользователи — это в основном профессионалы.

— Какая доля таких профессионалов приходит к вам в надежде на карьерные перспективы?

— Половина. 50–55% пользователей приходят к нам в расчете на карьерное продвижение, остальные — если брать мир в целом — делятся примерно пополам. Одни учатся в колледже или готовятся туда поступить, другие просто хотят расширить свои горизонты. Карьерных половина на всех наших рынках.

— Это те люди, которые покупают сертификаты о прохождении курса и приносят вам выручку?

- Да, они покупают сертификаты и они — главные потребители наших специализаций. Человек, окончивший специализацию «Анализ данных» на нашем сайте, может пойти работать аналитиком данных. Это очень важно.

У нас были люди, прослушавшие по 100–150 курсов, полный эквивалент университетского курса компьютерных наук. Но их меньшинство, конечно. Большинство просто учится тому, чего не хватает для следующего продвижения. Начальный курс программирования, скажем.

— На какой рынок вы рассчитываете?

— Каждый год в мире 400–450 млн человек, по разным оценкам, получают высшее образование. Я думаю, что каждый из них мог бы быть нашим слушателем.

Кроме того, есть множество людей, которые хотели бы получить образование, но жизнь не дала им такой возможности. Если добавить их, то наша потенциальная аудитория где-то между 500 млн и 1 млрд человек.

 Это, конечно, оптимистичный сценарий. Так что нам есть куда расти.

Кроме того, сам рынок труда сейчас меняется существенным образом. На место промышленных рабочих мест приходят вакансии информационной эпохи. А это значит, что все большему числу людей надо будет переучиваться и приобретать новые навыки. Так что 1 млрд — это предел при нынешней структуре рынка, а через 20 лет все может быть совсем по-другому.

  • Онлайн-образование в цифрах
  • 127 университетов числится у Coursera в партнерах
  • 15 млн слушателей записались хотя бы на один курс
  • 50% составляет прирост аудитории за год
  • 1 млн пользователей Coursera живут в Китае
  • 350 тыс. человек насчитывает русскоязычная аудитория Coursera
  • 5 млн пользователей насчитывается у EdX, крупнейшего конкурента Coursera, созданного Гарвардским университетом и Массачусетским технологическим институтом
  • 4 млн пользователей насчитывается у Udacity, еще одного крупного игрока на рынке, ориентированного на специальности, связанные с компьютерными науками
  • $1,5 млрд заплатил в апреле 2015 года LinkedIn за компанию Lynda.com, провайдера профессионально ориентированных образовательных курсов в интернете

Профессора — рок-звезды

— Вы говорите университетам, какие курсы будут пользоваться спросом?

— Мы потратили много сил на изучение тенденций и маркетинговые исследования, особенно в том, что касается профессиональных компетенций. Обращались к консультантам, анализировали собственные данные — люди же ищут что-то у нас на сайте.

Есть и более тонкие методы. Американская компания Burning Glass собирает данные с сайтов вакансий и методами компьютерной лингвистики определяет, какие навыки чаще всего упоминаются в объявлениях о найме, а также ищут редкие навыки, глядя на вакансии, которые подолгу остаются незаполненными.

Мы просим наших университетских партнеров производить такие курсы — и к счастью, они идут нам навстречу.

— А с работодателями вы сотрудничаете?

— Нет, мы не работаем с нанимателями. Это отдельный очень специальный бизнес. Может быть, с десятком самых крупных, но даже они составляют крошечную часть рынка. Все, что нам нужно от работодателей — это чтобы они сказали вслух то, что уже давно стало правдой, и мы это знаем: они учитывают образование, полученное в интернете, принимая сотрудников на работу.

— Вы делите выручку от курсов с университетами в пропорции 50:50. Для них это важный источник дохода?

— Для больших вузов, конечно, нет, хотя популярные специализации могут существенно дополнять бюджет факультета. Для менее известных вузов курсы важны тем, что существенно повышают узнаваемость. В начале курса мы проводим опрос — кто из слушателей знаком с названием университета, создавшего курс. 40% процентов в большинстве случаев не знают его, в некоторых случаях — 70%.

Наверное, лучшая история успеха - это наш курс «Анализ данных». Я сама работала в этой области, и если бы меня спросили пару лет назад, где лучше всего ей обучают, Университет Джона Хопкинса не вошел бы в десятку.

Но затем у нас появилось потрясающее трио профессоров оттуда — увлеченных, умных и харизматичных. Я думаю, что они уже выучили больше специалистов по анализу данных, чем все американские вузы вместе взятые.

Может, не буквально, но порядок такой — тысячи людей каждый месяц! Они фактически стали рок-звездами.

— У вас бывают совсем непопулярные курсы?

— Даже очень странные курсы иногда находят свою аудиторию, хотя бы несколько тысяч человек. Мой любимый пример — это курс по теории Галуа, по-французски.

Это очень сложный предмет, поверьте, я математик по образованию. Совсем не массовый продукт.

Еще у нас был курс по нанотехнологиям на арабском, который читал профессор из израильского университета, — и все равно его слушали несколько тысяч человек.

Терпеливые инвесторы

— Многие организации, работающие на вашем рынке, — НКО, но у вас коммерческая компания. Это важно?

— Удобно быть НКО, если вы рассчитываете на поток донорских денег. Но мы не верим в такую модель — благотворительность может иссякнуть в любой момент.

Например, фонд Хьюлеттов 10 лет спонсировал открытый университет в Массачусетском технологическом институте, и на эти средства сделали массу полезного.

А затем фонд сказал: это было отличное время, теперь позвольте нам профинансировать что-то еще. И университет остался с $3 млн ежегодного убытка на руках.

Так что мы с самого начала решили, что устойчивая система должна производить достаточную ценность, чтобы люди были готовы платить.

— Для этого надо быть прибыльным. Вы прибыльны?

— Мы пока убыточны, но надеемся выйти в прибыль в ближайшие годы. У нас нет сомнений, что это случится. В первую очередь благодаря нашим специализациям, за которые люди готовы платить, и росту на международных рынках.

— Вы рассматриваете какие-то стратегии выхода?

— Публичное размещение — единственная возможная стратегия, учитывая, что у нас есть инвесторы. Они хотят получить возврат на свои инвестиции, мы обязаны вернуть им деньги.

Мы едва ли можем стать хорошим объектом для поглощения, и в наши планы это никак не входит. Так что когда-нибудь Coursera выйдет на биржу.

Но мы только недавно закрыли раунд С на $66 млн, и это дает нам достаточно средств, чтобы существовать довольно долгое время. Сейчас наша цель — создать успешный в длительной перспективе бизнес.

— Инвесторы не давят?

— На нас никто не давит.

Сейчас компаниям требуется больше времени, чтобы выйти на биржу, потому что, с одной стороны, сейчас уже нельзя проскочить без прибыли, а с другой — когда ты находишься в фазе экспоненциального роста, от тебя ждут очень убедительной пользовательской статистики. На то чтобы стать очень большим и прибыльным, нужно время. Поэтому все запаслись терпением, а наши первые инвесторы — Kleiner Perkins Caufield & Byers и New Enterprise Associates — известны тем, что умеют терпеть.

— С какой скоростью вы растете?

— Аудитория наша выросла за девять месяцев в полтора раза, до 15 млн в месяц. А рост выручки даже обгоняет рост числа пользователей. Мы не только привлекаем новых потребителей, но еще и попали в правильный рынок — со своими специализациями.

Дафна Коллер

До основания Coursera Дафна Коллер была профессором департамента компьютерных наук Стэнфордского универистета (область ее научных интересов — приложение байесовой статистики к машинному обучению).

Академическая ее карьера складывалась исключительно успешно: в 2004 году Коллер выиграла стипендию Мак-Артура, одну из самых престижных наград в США, а в 2014-м стала академиком Национальной инженерной академии.

Coursera Дафна основала в 2012 году вместе с еще одним стэнфорсдким специалистом по машинному обучению Эндрю Ыном, который работает сейчас руководителем калифорнийской лаборатории искусственного интеллекта китайского поисковика Baidu. Оба основателя ведут время от времени курсы на своем сайте — «Машинное обучение» (Ын) и «Вероятностные графические модели» (Коллер).

Андрей Бабицкий

Источник: https://www.rbc.ru/interview/technology_and_media/22/09/2015/55fbea3e9a79471b837cbd07

Ссылка на основную публикацию