О чем волнуются студенты отраслевых вузов

О чем волнуются студенты отраслевых вузов

Казалось бы, что может измениться в жизни студента и самом студенте на время обучения? На самом деле с первого по пятый курс учащийся кардинально меняется. Предлагаем рассмотреть «эволюцию» студента от поступления до выпуска из ВУЗа и наглядно увидеть, какие перемены он претерпевает.

Особенности студентов-первокурсников

Отличить новичка от опытного просто. Он выделяется из толпы следующими чертами:

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!
  • пугливость и волнение. Новое здание, новые люди, новые знакомства – все это может поставить человек в ступор. Кто-то легко идет на контакт, другие же – сторонятся новшеств и долго присматриваются к новым людям. Как правило, первокурсники ходят небольшими компаниями (10-15 человек).

О чем волнуются студенты отраслевых вузовЧем отличаются студенты первых курсов

  • приходит до начала занятий. Новое расписание и ритм жизни – к этому первокурснику предстоит привыкнуть. Он боится опоздать, боится неприязни со стороны преподавателя и пр. Поэтому предпочитает приходить на пары за 20-30 минут до их начала.
  • до конца не понимает и волнуется, когда слышит такие слова, как «физкультура», «зачет», «сессия» и пр.
  • старательно выполняет каждое задание, посещает библиотеку и все занятия по расписанию, стараясь не пропускать.

Особенности студентов второго курса

Эти учащиеся уже знают правила ВУЗа, какой педагог и как относится к предмету, его требования и пр. Здесь психологический портрет второкурсника уже отличается от новичка:

О чем волнуются студенты отраслевых вузовОсобенности студентов вторых курсов

  • если на лице первокурсника видно волнение и пугливость, то у второкурсника более уверенный взгляд, он спокоен и менее суетлив;
  • устанавливает новые контакты на основе определенного расчета, выгоды и пр.;
  • хорошо ориентируется в ВУЗе и его филиалах, уже знаком с разными кафедрами и иными структурными подразделениями;
  • подготовка к занятиям уже не столь тщательная, но готовность их достигает 75-80%, посещаемость также немного снижается (студент выборочно посещает предметы);
  • перед зачетной неделей и сессией сохраняется волнение, но уже не в такой явной форме, как у первокурсника. Он обладает общими знаниями и знает, как проходит экзамен, зачет и пр.

Особенности студентов третьего курса

Третьекурсники отличаются самоуверенностью. Им практически неведом страх и волнение. Они могут опоздать на пару или вовсе не явиться на занятия, их подготовка зависит от настроения и желания, но исправлять полученные «неуды» они стараются до наступления сессии, так как уже знакомы с действующим порядком.

По идее, на третьем курсе начинают преподавать профильные дисциплины, но студентам они даются нелегко. Несмотря на это они продолжают верить, что это несложно, и смогут все освоить за одну ночь.

Многие преподаватели отмечают, что третьекурсники становятся наглыми, язвительными, но подобные черты в большей степени зависят от воспитания.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  75% выпускников колледжей находят работу в течение года

Оценим за полчаса!

Особенности студентов четвертого курса

Четверокурсники находятся в предвкушении: «еще вот-вот, чуть-чуть и выпуск». Они постоянно интересуются у выпускников, как и что делать, что им предстоит испытать и пр.

Преподаватели становятся более требовательными к четверокурсникам. Как правило, образовательная программа старших курсов предусматривает написание преддипломной курсовой работы и выполнение отчета по производственной практике.

Фактически уже на четвертом курсе студенты выполняют 50% дипломной работы.

О чем волнуются студенты отраслевых вузовСтуденты четвертого курса

Четверокурсники обладают достаточными знаниями, чтобы начать работать в рамках выбранной специализации. Они уверены в собственных силах, объективно оценивают ситуацию, знают, кто из преподавателей требователен, а кто лоялен и умело пользуются этим.

Особенности студентов пятого курса

Пятикурсники считают себя героями, пережившими «целые сражения» (зачеты, сессии, курсовые работы и пр.).

На самом деле, чем ближе к выпуску ГОСам, тем больше выпускники напоминают первокурсников: в их глазах царит ужас и страх, волнение, руки трясутся, они постоянно зубрят и читают и т.д.

Выпускники буквально мучают преподавателей и днем и ночью, чтобы выполнить диплом на высшем уровне.

К концу пятого курса студент превращается в специалиста, который владеет достаточными знаниями и навыками. Данный факт остается подтвердить на защите диплома. Нередко пятикурсники уже работают, а написание диплома заказывают у авторов (исполнителей). Перед защитой они стараются разобраться, что же «понаписывал» исполнитель и как это преподнести комиссии.

Только после защиты они обретают уверенность в собственных силах и строят дальнейшие планы: куда устроятся на работу/переведутся/продолжат обучение и пр.

Таким образом, с покорением каждого нового курса студент становится более яркой и самоуверенной личностью, которая объективно оценивает ситуацию и пользуется всеми возможными методами для достижения собственной цели. Вместе со знаниями и профессионализмом, растет личность.

Источник: https://disshelp.ru/blog/osobennosti-studentov-vseh-kursov-ot-pervokursnika-do-vypusknika/

Студентам грозит дистанционное проживание

Минобрнауки пока не станет расселять из-за коронавируса студенческие общежития: министр Валерий Фальков оставил этот вопрос на усмотрение вузов. Он подчеркнул, что ректоры должны учитывать интересы и возможности студентов.

Из крупных российских вузов пока лишь МГИМО принял решение о выселении иногородних студентов: они уже завтра должны покинуть общежития.

Студенты-международники жалуются, что им сложно за столь короткий срок найти съемное жилье в Москве; другие не могут уехать из-за подорожавших билетов и перекрытых границ.

Вчера глава Минобрнауки Валерий Фальков в онлайн-режиме провел встречу с ректорами. «Мы сняли очаги распространения инфекции — лекционные аудитории, аудитории для практических занятий,— но остались общежития,— сказал он.— Какие-то вузы уже приняли решение, что закрывают их. Но единого для всех нормативного решения быть не может, надо исходить из интересов студентов».

Господин Фальков призвал не удерживать студентов, которые хотят вернуться домой и продолжить обучение по интернету. Но попросил ректоров учесть, что «часть студентов не хотели бы уезжать, потому что это финансово затратно, либо в силу других причин».

По его словам, в данной ситуации «разумными мерами» было бы «закрыть общежития от посещения посторонними, вести санобработку и организовать измерение температуры». «Если по общежитиям нужны будут решения со стороны министерства, мы эти решения примем. Но пока это находится в ведении ректоров»,— сказал господин Фальков.

Ранее “Ъ” сообщал, что 16 марта МГИМО (подчиняется не Минобрнауки, а МИДу) объявил в своих общежитиях двухнедельный карантин и дал студентам пять дней на то, чтобы они выехали.

Позже начальник управления МГИМО по воспитательной работе Станислав Суровцев сказал студентам, что карантин, скорее всего, будет продолжаться до конца семестра.

Студенты сообщили “Ъ”, что господин Суровцев объяснил необходимость выселения в том числе переводом на новый формат обучения: общежитие полагается студентам очной формы, а теперь оно будет происходить дистанционно.

Вчера проректор МГИМО Андрей Байков на собрании в общежитии №2 («Вернадского») заявил студентам, что вузам дано указание «готовиться к приему экзаменов и защите в дистанционном формате»: «Соответственно, мы вас расселяем на четыре, пять, шесть месяцев. И в условиях, когда кампус будет полностью закрыт, никакого смысла вам здесь находиться нет».

В пресс-службе МГИМО заявили “Ъ”, что вуз считает общежитие «неотъемлемой частью кампуса»: «Поэтому если закрывается учебное здание, то закрываются и здания, где проживают студенты». О том, будет ли возвращена студентам плата за проживание (от 3,5 тыс. до 7 тыс. руб. за семестр), пока неизвестно.

«Я в шоке. Мы с соседками только вчера ближе к вечеру узнали о расселении. Теперь придется в срочном порядке переезжать,— сказала “Ъ” магистрант МГИМО Мария.— А для этого надо быстро, за пару дней, найти съемную квартиру». У иностранцев ситуация еще сложнее.

Екатерина, приехавшая учиться в МГИМО c Украины, говорит, что «поехать домой варианта нет, ведь Украина закрыла пропускные пункты на границе». Есть еще и проблема дорогих авиабилетов или даже отмены рейсов. Глава Азербайджанского клуба МГИМО Шамиль Гулиев сказал, что «университет никого бросать не будет».

По его словам, вуз поможет иностранным студентам вернуться домой, для чего, в случае необходимости, будет договариваться с посольствами.

В вузе отвечают, что если студент не может покинуть общежитие до 20 марта «в связи с тяжелой ситуацией», его проблема «будет рассматриваться в индивидуальном порядке» комиссией, в состав которой входят как студенты, так и представители администрации.

Только за 17 марта заявления написали около 100 человек. Как именно им помогут, пока неизвестно. По информации “Ъ”, один из возможных вариантов — продление срока выселения до 28 марта.

На встрече со студентами Сергей Синицын отметил, что «возможность материальной помощи рассматривается» вузом.

Однако для этого к заявлению необходимо приложить справку о своих доходах и членов семьи, чтобы «никто не воспользовался ситуацией».

«Я просто не знаю, что мне делать. Возвращаться мне некуда: родители уехали в длительные командировки. Денег у меня только 20 тыс. руб., снять квартиру я на них не могу, надо еще на что-то есть»,— рассказала студентка бакалавриата МГИМО.

Она написала заявление в комиссию 17 марта, однако ответа еще не получила. Бумагу написал и студент с Дальнего Востока: «У меня нет средств уехать в родной город, билеты стоят в районе 16 тысяч».

Он отметил также, что не понимает, как будет учиться дистанционно, учитывая разницу во времени.

МГИМО — пока единственный в России крупный вуз, где в качестве профилактики коронавируса решили расселить общежития.

Другие университеты ограничились различными ужесточениями режима проживания. Так, с 17 марта запрещен проход гостей в общежитие МГУ.

Обучающиеся, которые вернулись из-за границы, проведут двухнедельную изоляцию в филиале общежития, где им предоставят одноместные комнаты.

«С 16 марта студенты переведены на индивидуальные учебные планы, многие учащиеся из Подмосковья и других близлежащих регионов выразили желание уехать домой. Места в общежитиях при этом остаются за ними,— рассказал “Ъ” проректор НИТУ МИСиС Вячеслав Хван.

— Для тех, кто перешел на индивидуальный учебный план, но остался в студгородках, функционируют учебные комнаты, оснащенные компьютерами с интернетом». Он добавил, что для студентов, которые вернулись из-за границы, оборудованы «изоляторы», сейчас в них находятся 20 человек.

Сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность» Андроник Арутюнов считает, что руководство вузов, расселяющих общежития, должно как минимум обеспечить студентов билетами домой.

«Но мне кажется странным стимулировать студентов к перемещению и подвергать их и окружающих дополнительному риску,— считает он.

— Более того, если они вернутся в небольшие города и заболеют там, то шанс, что они получат такую же по качеству медицинскую помощь, как в Москве, невысок».

Елизавета Ламова, Александр Черных

О чем волнуются студенты отраслевых вузов

Последние новости о коронавирусе в России

Читать далее

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4292688

Почему вы решили поступать в отраслевой вуз?

Газета «Гудок» (Москва), №120 – 17 июля 2018 года.Ольга Чибышева, студентка ИрГУПСа: 

– Ещё в школе я поняла, что хочу получить техническую специальность. Гуманитарные дисциплины давались мне легче, однако интереснее было изучать точные науки. Кроме того, специалисты с железнодорожным образованием ценятся отраслевыми работодателями и востребованы на рынке труда. 

До поступления в университет я не подозревала, что меня ждёт, и переживала, понравится учиться или нет. Поступила на специальность «Эксплуатация железных дорог» по направлению «Магистральный транспорт».

Сейчас, по прошествии первого учебного года, я точно могу сказать, что сделала правильный выбор. Мне нравится, что помимо получения знаний здесь есть возможность проявить свои творческие способности.

Мне интересно выступать с докладами и сообщениями перед аудиторией. 

Несомненно, после окончания университета я свяжу свою жизнь с железными дорогами. 

Сергей Купченко, студент ДВГУПСа: 

– Недавно я успешно сдал последнюю сессию первого курса. Обучаюсь по целевому направлению в Институте тяги и подвижного состава.  В своё время я выбрал для поступления железнодорожный вуз, потому что инженерное образование престижно. Железная дорога будет существовать всегда, а значит, не стоит волноваться о том, что в будущем могу остаться без места работы. 

Ожидания от учёбы в ДВГУПСе оправдались. Обучают здесь достойно, дают качественные знания, преподаватели общаются на «вы», лояльны и коммуникабельны. Конечно, бывают и сложности, например, когда нужно выполнить объёмную работу в сжатые сроки, но всё же это высшее учебное заведение, поэтому нужно приложить усилия, чтобы получить достойный результат. 

После окончания университета мне необходимо будет отработать целевое направление. Я планирую остаться в РЖД и двигаться вверх по карьерной лестнице. 

Александр Колесников, абитуриент РУТ (МИИТ): 

– В этом году я окончил школу, сейчас подаю документы для поступления в вузы. Российский университет транспорта – один из моих фаворитов, однако чтобы перестраховаться, подал копии документов ещё в два университета, в том числе Московский государственный юридический университет им. О.Е. Кутафина. 

В будущем хотел бы стать юристом. РУТ (МИИТ) выбрал потому, что слышал много хороших отзывов о его Юридическом институте. Знаю, что бюджетных мест на юридические специальности в РУТ (МИИТ) не так много, поэтому рассматриваю вариант платного обучения. Мне кажется, хорошее образование стоит того, чтобы в него вложиться.

  Впечатления от организации приёмной кампании в РУТ (МИИТ) положительные. Мне нравится, что вуз проникнут атмосферой железных дорог. Успел узнать, что ОАО «РЖД» поддерживает тесные связи с ним и обеспечивает выпускников рабочими местами.

Если раньше я не задумывался над тем, в какой именно сфере я хотел бы работать юристом, то теперь склоняюсь к тому, чтобы стать специалистом по транспортному праву. 

Виктория Голубева, студентка ИрГУПСа: 

– Я учусь заочно в ИрГУПСе по специальности «Информационные системы и технологии». Этим летом закончила первый курс. Год назад, когда была абитуриенткой, выбирала вуз для поступления по его статусу, рейтингам и местонахождению. В пользу ИрГУПСа, помимо всего перечисленного, стало наличие большого количества бюджетных мест на выбранную мной специальность. 

В целом мне нравится обучение в университете, но из-за того, что я учусь заочно, приходится сдавать по три сессии в год, и каждая – по 2–3 недели. Это достаточно сильно осложняет поиск работы. 

После окончания обучения хотелось бы пойти учиться в магистратуру. Если появится шанс попасть в РЖД, то буду этому очень рада. 

Ольга Макарова, студентка ДВГУПСа: 

– Я решила поступать в железнодорожный вуз, поскольку после его окончания смогу получить достойную, хорошо оплачиваемую работу. К тому же я живу в небольшом городе в Забайкальском крае, где железная дорога – градообразующее предприятие. 

Сейчас я обучаюсь по целевому направлению и перехожу на третий курс по специальности «Эксплуатация железных дорог». 

Конечно, учиться не просто, зато есть много интересных моментов. Университет развит во всех направлениях. Из минусов разве что высокие требования к получению повышенной стипендии. 

Илья Алексеев, абитуриент СамГУПСа: 

– Мой отец – железнодорожник, поэтому я со своей будущей профессией определился очень давно. И в СамГУПС пришёл осознанно. Сейчас наступило самое волнительное время – ожидание зачисления. Но у меня неплохие баллы ЕГЭ, так что надеюсь, что всё будет хорошо. 

От обучения в университете жду только положительных эмоций. Конечно, я реалист, поэтому понимаю, что учиться придётся основательно, вдумчиво, порой будет очень сложно.

Но, с другой стороны, родственники уверяют, что студенческая пора – незабываемое время, ведь, как говорится, от сессии до сессии живут студенты весело.

Так что постараюсь взять по максимуму как от учёбы, так и от студенческого времяпрепровождения. 

Дарья Гаркина, выпускница СамГУПСа – 2017: 

– В 2017 году я окончила Самарский государственный университет путей сообщения (СамГУПС). Обучалась на факультете «Строительство железных дорог и информационные технологии». Сейчас я прохожу утверждение на специалиста по охране труда. Планирую связать свою трудовую жизнь с Куйбышевской дорогой.

Читайте также:  Мама хайпанула: краткий подростковый разговорник для родителей

Я целенаправленно поступала в СамГУПС, чтобы продолжить семейную династию железнодорожников. На первом и втором курсах было очень нелегко, даже стала задумываться о том, правильный ли выбор я сделала, поступив в железнодорожный вуз.

Но потом втянулась, учёба стала даваться легче, а сам процесс обучения стал по-настоящему интересным. 

Источник: https://dvgups.ru/press-press/11068-pochemu-vy-reshili-postupat-v-otraslevoj-vuz

Почему одни студенты учатся успешнее других

5 апреля на XIII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества в Высшей школе экономики состоялась сессия «Успешность обучения в вузах» секции «Развитие образования». О том, какие факторы влияют на успеваемость российских студентов, рассказали эксперты НИУ ВШЭ.

Тревожность — залог успеха?

К оценке личностных характеристик человека можно подходить с разных позиций. Но наиболее универсальной может считаться «большая пятерка личностных черт», описывающая базовые качества человека.

Она включает в себя пять основных черт (экстраверсия, сотрудничество, добросовестность, нейротизм и открытость опыту) и довольно часто применяется в психологических исследованиях, в том числе в психологии образования.

Одно из таких исследований представила старший преподаватель факультета психологии ВШЭ Екатерина Орел в докладе «Взаимосвязь «большой пятерки» личностных черт и академической успеваемости студентов НИУ ВШЭ». Помимо пяти перечисленных черт, в исследование была включена дополнительно такая особенность человека, как «склонность к риску».

В выборку исследования попали 176 студентов 2 и 3 курсов факультетов экономики и бизнес-информатики Нижегородского кампуса НИУ ВШЭ.

Использованные методики включали опросник, диагностирующий «большую пятерку», адаптированный под студентов опросник на склонность к риску, в качестве показателей успеваемости были взяты средние баллы оценок за обучение, а также балл ЕГЭ по математике, русскому языку и обществознанию.

Авторы провели статистический анализ нескольких видов. По результатам корреляционного анализа оказалось, что существует статистически значимая связь между баллами по шкале «нейротизм» и ЕГЭ по математике, обществознанию и русскому языку. Также связь обнаружилась между баллами по математике и обществознанию и такой чертой, как «согласие».

По итогам регрессионного анализа выяснилось, что из всех пяти факторов статистически значимая связь имеется между баллами ЕГЭ и такими чертами, как «интроверсия» и «открытость опыту», особенно сильна эта связь с баллами ЕГЭ по обществознанию, что, по словам докладчика, весьма логично. Результаты регрессионного анализа также показали, что личностные черты «интровесия» и «открытость опыту» могут довольно неплохо предсказывать текущую успеваемость студентов нижегородской Вышки.

А вот склонность к риску, как оказалось, отрицательно связана со средним баллом студентов за все время обучения.

И о чем же все это говорит? Полученные результаты означают, что наиболее успешными становятся, как ни странно, тревожные молодые люди.

По всей видимости, для них действительно важны их оценки, они волнуются за свою учебу, а потому и трудятся лучше всех.

Вероятность, что студент будет получать хорошие отметки, повышают и такие качества, как бесконфликтность и стремление к кооперативному поведению. Наконец, осторожность и нежелание понапрасну рисковать также положительно сказываются на успеваемости.

  • По мнению докладчика, полученные выводы могут объясняться особенностью среды, в которой живут и учатся студенты НИУ ВШЭ, но эта гипотеза требует более детального изучения.
  • Скажи, как учится твой сосед, и я скажу, кто ты
  • Директор Института институциональных исследований, проректор ВШЭ Мария Юдкевич в докладе «Эффекты сообучения в «жестких» образовательных программах» представила результаты совместной с ее коллегами из ВШЭ Олегом Польдиным и Григорием Андрущаком работы.

Исследователи на данных о студентах Высшей школы экономики изучили частный случай эффекта среды — так называемый «эффект сообучения».

Проявляется этот эффект в том, что на результаты учащегося оказывают влияние не только его характеристики и усилия, прилагаемые в учебе, но и характеристики и действия студентов группы, в которой он учится. Как это происходит? Когда мы учимся, нас учат не только книги и преподаватели, но и однокурсники.

Если мы общаемся с товарищами умнее себя, то при прочих равных наши собственные успехи в учебе могут повыситься. Можно вместе готовиться к заданиям, разбирать непонятый материал.

Да и сам преподаватель в зависимости от того, с какой группой он работает, сильной или слабой, будет учить быстрее или медленнее, с определенным набором преподавательских техник. Наконец, существует еще и рейтинговая система, и то, как студент соотносит себя с сокурсниками, может сподвигнуть его учиться упорнее или наоборот сдаться, решив, что их ему никогда не догнать…

Эмпирически оценить «эффект сообучения» очень сложно, потому что всегда есть какие-то дополнительные факторы, которые невозможно увидеть и просчитать, есть личный выбор студента что-то делать или не делать, который «смазывает» «эффект сообучения»… Справится с этими проблемами, по словам докладчика, можно в основном двумя способами.

Во-первых, посмотреть на соседей студента.

Если сосед — «ботаник», это одно, «а если сосед после пар предпочитает расслабиться и попить пиво, то и наш студент скорее всего тоже учебник закроет»… Другой способ — изучать студентов, которые учатся на жестко детерминированных программах, что вполне реализуемо в российской системе образования, особенно на младших курсах вузов.

Особенностью образовательных программ НИУ ВШЭ является то, что большинство курсов 1 и 2 годов обучения обязательны, и студенты закреплены за определенными группами, административно формирующимися перед началом обучения. Как показывают опросы, студенты в основном общаются в рамках своих учебных групп. Все это позволяет выделить и измерить «эффекты сообучения».

Исследователи проводили оценку линейных и нелинейных «эффектов сообучения». В итоге им удалось обнаружить специфический нелинейный эффект сообучения, например, в случае с оценками по микроэкономике.

Эффект проявился в том, что наличие в группе студентов с высокими баллами ЕГЭ по математике положительно влияет на обучаемость всех студентов, но особенно на тех, у кого оценки по математике и так высокие. То же самое с макроэкономикой. А в таких дисциплинах, как матанализ или дифференциальные уравнения, «эффекты сообучения» оказываются незначимыми.

Авторы объясняют это тем, что к подобным предметам студенты приходят без какого бы то ни было багажа знаний из школы, и тем, что здесь важней личные способности и усилия каждого студента.

Наконец, был оценен вклад «эффектов сообучения» в суммарный балл за весь первый курс. Оказалось, что на учебу сильных студентов влияет как средний балл ЕГЭ по математике в его группе, так и наличие в группе людей с высокими баллами по математике.

Тем не менее, пока открытым остается вопрос, как именно распространяется «эффект сообучения».

Учатся ли студенты лучше, потому что им стыдно, если они хуже своих более успешных сокурсников, или им просто помогает присутствие сильных однокашников — непонятно. Этот вопрос требует дальнейшего изучения.

Подводя итоги своего выступления, Мария Юдкевич заметила, что представленный доклад — это первое в России эмпирическое исследование «эффекта сообучения» в вузах.

Пророческая сила ЕГЭ

Заместитель директора Международного института экономики и финансов (МИЭФ) Олег Замков представил доклад на тему «Оценки ЕГЭ как индикатор последующих академических успехов студентов международной программы по экономике».

Это исследование включает в себя данные наборов в МИЭФ с 2009 по 2011 год и ставит своей целью проанализировать зависимость успехов студентов МИЭФ по основным дисциплинам первого курса (статистика, матанализ и микроэкономика) от их результатов ЕГЭ.

Кроме того, в анализ были добавлены показатели эффективности усилий студентов уже в ходе обучения, то есть результаты текущего контроля знаний, а также результаты олимпиад, индивидуальные и другие характеристики (пол, регион и прочие).

Для набора студентов 2009 года значимыми для последующего обучения в МИЭФ оказались результаты ЕГЭ по русскому языку и математике.

В 2010 году качество оценок ЕГЭ как предикторов успеваемости студентов в вузе несколько снизилось, особенно низкой была предсказательная способность результатов ЕГЭ по английскому языку, несмотря на то, что обучение в МИЭФ ведется именно на английском.

Как раз тогда в СМИ прошла широкая дискуссия о том, что качество ЕГЭ снижается, и баллы по экзаменам становятся все менее показательными… Однако в 2011 году ситуация улучшилась. И это отчетливо видно по результатам представленного исследования.

Оценки по русскому языку, наряду с математикой, вновь оказались хорошими предикторами успешности студентов по статистике и микроэкономике, а результаты ЕГЭ по английскому стали значимы для всех трех главных предметов на первом курсе МИЭФ.

Кроме того, по результатам анализа экзаменов МИЭФ в декабре 2011 выяснилось, что победители и призеры олимпиады ВШЭ по экономике получают в среднем на 10-12 баллов (из 100) больше, чем другие студенты с теми же оценками ЕГЭ. То есть победа студента на олимпиаде отражает его последующую мотивацию к учебе в МИЭФ.

Но особенно неожиданным оказались результаты анализа по переменной «пол», которая обычно оказывается незначимой. По словам докладчика, юноши при прочих равных имеют значимо более высокие оценки, чем девушки.

Можно предположить, что молодым людям есть что терять, и они получают на 4 балла (из 100) больше девушек, чтобы избежать негативных армейских последствий…

Однако после добавления в регрессионную модель оценок за промежуточные экзамены МИЭФ в марте-апреле 2012 года стало ясно, что к концу учебного года постепенно «съедается» вклад оценок ЕГЭ как индикатора знаний при поступлении, и во все большей мере усиливается роль мотивации студентов, эффективности их усилий по освоению программы.

Еще один интересный вывод, которым поделился Олег Замков, связан с региональными характеристиками студентов. Некоторые исследования показывали, что «региональный вклад» оказывался порой значимым.

Однако применительно к результатам студентов МИЭФ оказалось неважно, из какого региона приехали студенты.

Таким образом, оценки ЕГЭ хоть и не являются идеальными предикторами будущей академической успешности, все же позволяет более или менее точно спрогнозировать, как будут учиться студенты.

Такие разные отчисления

Аналитики Центра внутреннего мониторинга ВШЭ Елена Колотова и Иван Груздев представили доклад «Исследование феномена отчислений студентов в российских вузах». Исследование проводилось на студентах НИУ ВШЭ и состояло из трех этапов.

Прежде всего, авторы пытались оценить масштаб отчислений и влияние различных факторов на вероятность этого печального события. С помощью серии интервью с отчисленными студентами авторы хотели узнать причины отчислений и понять, какие дисциплины вызывают у студентов наибольшие трудности.

Наконец, был проведен онлайн опрос, чтобы выяснить распространенность причин отчислений.

Как оказалось, примерно треть студентов не завершает свое обучение в срок, но они в большинстве своем продолжают учиться, возвращаются из академических отпусков, восстанавливаются, поступают вновь. В магистратуре уровень отчислений ниже, порядка 20%, но из тех, кто все же отчисляется, доля вернувшихся значительно меньше.

При этом наибольший процент отчислений приходится на летние месяцы, сразу после первого курса, — далеко не все студенты могут сдать накопившие за первый курс «долги». Кроме того, выяснилось, что наибольшему риску отчислений подвержены студенты мужского пола, учащиеся коммерческого отделения, студенты, поступившие по льготам, и иногородние.

А вот победа на олимпиаде является в некотором роде предиктором того, что студента не отчислят…

Стоит отметить, что в категорию отчисленных попадают как студенты, которые ушли по своей воле, так и принудительно отчисленные. Очевидно, что причины этих событий весьма разнятся. 25 нарративных интервью со студентами с различных факультетов показали, что студентов бакалавриата чаще именно отчисляют. А вот магистры предпочитают уйти добровольно.

Бакалавров в основном отчисляют за непонимание обязательности правил университета, некоторые, например, предпочитают верить «легендам», что в Вышке и с пятью «незачетами» можно продолжать учиться…

Еще одна известная причина — абулия, когда студент понимает, что он должен сделать свои задания, но в силу необъяснимых и таинственных причин у него на это не хватает воли.

Магистры же чаще всего бывают слишком заняты вне ВШЭ или просто осознают, что в данный момент учиться им не хочется, а потому лучше уйти.

Эпопея с отчислениями для бакалавров и магистров заканчивается тоже совершенно по-разному. Магистры не очень расстраиваются и пытаются переключиться на что-нибудь другое. А вот бакалавры переживают отчисление как личную трагедию и срочно хотят снова начать учиться.

Презентации к докладам:

Алина Иванова, специально для Новостной службы портала ВШЭ

Источник: https://www.hse.ru/news/science/50712512.html

Крах вузов: в России создается альтернативная система образования :: С.-Петербург :: РБК

Между тем, учиться студенты должны, потому что объективные требования к квалификациям при нынешнем темпе технологического прогресса все время растут.

При этом работодатели жалуются на неадекватность качества вузовского образования потребностям рынка (есть, конечно, редкие исключения).

По словам студентов, которых со второго или третьего курсов бизнес начинает привлекать на свои проекты, основной дефект их подготовки — недостаток базовых знаний, затрудняющих им освоение конкретных технологий и программ, необходимых для выполнения заказов компаний.

Откровенная халтура

Проблемы вузов обусловлены, на мой взгляд, не только устаревшими и неадекватными рынку правилами и стандартами Минобразования, на которые любят ссылаться сами вузы, но также негибкостью, косностью, а то и просто плохой организацией образования.

Так, в одном из весьма престижных университетов Петербурга от студентов первого и второго курсов IT-специальности требуют писать методическую работу по физкультуре на 20 страниц. Там вообще преподают целый ряд необязательных для основной специальности предметов.

Студенты видят причины, с одной стороны, в консерватизме ректора с «советским» менталитетом, с другой стороны — в его желании «подкормить» своих старых друзей-преподавателей.

В то же время на профильные предметы, по мнению студентов, учебных часов выделяют недостаточно, учат плохо (из-за низкой квалификации преподавателей), а некоторые полезные предметы не преподают вовсе. Доходит до того, что наиболее мотивированные студенты сами, по собственной инициативе, параллельно учатся на платных частных курсах, где получают знания и навыки, необходимые для профильной специальности.

В другом, тоже престижном петербургском вузе один профессор, относительно молодой доктор наук по инновационной специальности, пожаловался: «Перед началом учебного года меня вызвали и сказали — ты прочитай пару каких-нибудь спецкурсов по своей специальности.

Я спросил — по каким направлениям? Мне ответили — выбери сам. Из чего я заключил, что никакой системы в подготовке студентов у нас нет. Когда начал читать, оказалось, что студенты не знают базовых вещей. Пришлось мою заумь сворачивать и читать базовый курс».

Компании — вместо вузов?

В такой ситуации бизнес, устав ждать от государства адекватной реформы вузов, стал ускоренным темпом выстраивать альтернативную систему образования. Многие более ли менее крупные компании начали создавать собственные центры обучения — корпоративные университеты, летние школы и т.д. Так компания ЦРТ создала летнюю школу машинного обучения STC ML School.

Программа этой школы состоит из 16 часов лекций и 40 часов практики по теме аудиовизуального распознавания эмоций. Подобных программ пока нет в вузах, а запрос бизнеса велик. Корпоративный университет создал, например, «Сбербанк», как впрочем и другие крупные компании.

Как показывают опросы работодателей, дипломы корпоративных университетов ценятся ими, как правило, выше вузовских.

«Когда начал читать спецкурсы, оказалось, что студенты не знают базовых вещей. Пришлось мою заумь сворачивать и читать базовый курс»

В то же время такая система не вполне соответствует критериям классического корпоративного образования — это скорее вынужденное замещение государственного высшего образования. Бизнес, судя по выступлениям участников круглого стола, осознает, что преподавание — это, вообще-то, особая профессия, требующая специальных навыков и способностей.

Кроме того, сегодня любая профессиональная область требует междисциплинарных навыков, которые редко встречаются у узких специалистов, например «чистых» программистов. Да и организовать полноценную образовательную систему — это не то же самое, что наладить эффективную работу коммерческой компании. Нужны профессионалы из системы образования.

По этим причинам многие компании не пытаются «изобретать велосипед», а предпочитают сотрудничать с вузами, реализуя совместные проекты подготовки студентов. Например, «Яндекс», начав с создания собственной школы анализа данных, потом пошел по пути реализации образовательных проектов в партнерстве с университетами.

Так, пять лет назад «Яндекс» вместе с ВШЭ создал собственный факультет компьютерных наук, а сейчас вместе с СПбГУ запускает образовательную программу в бакалавриате, участвуя в проекте как содержательно, так и финансово.

Таким образом бизнес создает по-сути систему образования, альтернативную даже не столько вузовской (вузы сотрудничают с компаниями), сколько государственной, то есть, регулируемой Министерством образования.

Счетчик включен

Судя по набирающей силу тенденции, российские вузы может в самое ближайшее время постичь участь французской Сорбонны, которая из некогда очень престижного вуза превратилась по многим специальностям в «богадельню», дипломы которой работодатели уже не воспринимают всерьез, предпочитая брать на работу выпускников Эколь Политекник / Эколь Нормаль Сюперьёр (ENS) или различных Гранд Эколь.

Читайте также:  Все в вуц: как изменятся военные кафедры в вузах

Чтобы этого избежать, российские вузы должны провести две основные реформы. Одну — для радикального повышения качества базовой подготовки студентов. Требования к такой базе должны быть детально проработаны представителями бизнеса совместно с авторитетными вузовскими профессорами.

А чтобы вузы эти требования выполняли, должны быть выработаны четкие и жесткие критерии оценки, в соответствии с которыми должна проводится регулярная аттестация вузов.

Нынешнюю систему критериев при аттестации следует переделать так, чтобы главным стал критерий качества базовой подготовки, «вес» которого должен превышать 50%.

Важно, чтобы в такой аттестации ключевую роль играло не Министерство образования, а работодатели, например, в виде особых квалификационных комиссий. И вузы, не соответствующие этим критериям, должны без жалости расформировываться.

Российские вузы может постичь участь Сорбонны, которая из некогда престижного вуза превратилась в «богадельню»

Вторая реформа должна обеспечить необходимое экономике количество студентов по каждой актуальной специальности. Для этого придется переделать планы приема в вузы — количество бюджетных мест по дефицитным специальностям должно возрасти в разы.

И тут решающее слово тоже должен сказать бизнес. Если государство не найдет на это дополнительные средства, а продолжит тратить миллиарды на помпезные игрушки и войны, их найдет бизнес. Но это будет означать крах вузовского образования.

И счетчик уже включен».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: https://www.rbc.ru/spb_sz/17/04/2019/5cb6d1109a79478bb3ffc057

В россии изменятся правила финансирования вузов

Комитет по образованию и науке Госдумы предлагает поддержать отраслевые вузы, дать им дополнительные средства, включить в субсидии деньги на капитальный ремонт, строительство и реконструкцию и оплатить преподавателям курсы повышения квалификации в ведущих университетах и научных центрах.

Среди других рекомендованных комитетом мер – налоговые льготы для вузов, поддержка «непрофильных» специальностей в отраслевых университетах.

Почему такое пристальное внимание к отраслевым вузам? В высшей школе изменились правила финансирования и университеты, которые относятся к разным ведомствам – Минсельхозу, Минкультуры, Минздраву и другим – в этом году недополучили до 10% нужных средств.

В России сейчас около 500 государственных вузов. Все специальности в них разделены на четыре группы. Каждая группа имеет свою базовую стоимость (в среднем от 70 до 130 тысяч в год на человека), плюс поправочные коэффициенты.

Это и есть сумма, которую вузу дает бюджет на обучение каждого студента. В итоге вышло, что базовая сумма, к примеру, на подготовку врача – 76 тысяч рублей в год. Реальные затраты в два-три раза выше.

Эти цифры прозвучали на парламентских слушаниях в комитете.

За что вузы получают корректирующие коэффициенты? «В том числе, за право самостоятельно разрабатывать стандарты обучения (это, например, МГУ), за обучение инвалидов, высокий средний балл ЕГЭ первокурсников, за доходы от науки и публикации, соотношение числа преподавателей и студентов», – пояснил председатель комитета по образованию и науке Госдумы Вячеслав Никонов.

К сожалению, все эти показатели не учитывают отраслевую специфику вузов. Получается, что больше денег имеют ведущие, крупные университеты, в которые приходят самые сильные абитуриенты. А региональным едва хватает на выплату зарплат преподавателям.

При финансировании вузов не компенсируются затраты на капитальный ремонт, покрываются лишь расходы на содержание имущества.

При этом специфика вузов и тут не берется в расчет – сельхозвузу, допустим, надо содержать коровники, свинарники, тепличное хозяйство, а у педвуза ничего этого нет. Почти все вузы Минкультуры размещены в памятниках архитектуры и искусства.

Содержание этих зданий — огромные расходы. Учителя-предметника можно выучить и в группе, а вот оперного певца – только индивидуально.

В итоге из-за этих финансовых нюансов сельскохозяйственные университеты недополучили в этом году больше трех миллиардов рублей, вузы Минздрава – больше пяти миллиардов, Минкультуры – два миллиарда рублей.

«Мы постарались выровнять ситуацию с этими ведомствами», – пояснил на заседании комитета по образованию и науке Госдумы статс-секретарь Минобрнауки Павел Зенькович.

По мнению председателя комитета Вячеслава Никонова, этой меры все же мало. Нужно менять подходы к финансированию отраслевых вузов и учитывать особенности.

  • Что предлагается
  • – создать опорные отраслевые вузы в регионах;
  • – учитывать при финансировании значение вспомогательного персонала (сотрудников клинико-диагностических лабораторий, опытных полей);
  • – уточнить, что входит в затраты на содержание имущества и учитывать особенности отраслевых вузов;
  • – предусмотреть субсидии на обновление лабораторий;
  • – разработать программу финансирования вузов для обеспечения доступа на размещение научных работ на электронных платформах Scopus и Web of Science;
  • – исключить из мониторинга Минобрнауки результаты ЕГЭ целевиков;
  • – в оценке вузов культуры учитывать творческие показатели преподавателей;
  • – компенсировать затраты на медосмотры преподавателей;
  • – рассмотреть вопрос о выделении бюджетных мест на «непрофильных» специальностях отраслевых вузов с учетом региональной специфики.

Источник: https://vogazeta.ru/articles/2017/9/19/economics/241-v_rossii_izmenyatsya_pravila_finansirovaniya_vuzov

Госдума укажет Медведеву на проблемы финансирования всех отраслевых вузов

Москва, 17 февраля 2017, 11:15 — REGNUM Госдума примет обращение к председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву по проблемам финансирования отраслевых вузов, не только аграрных, но и медицинских, и в сфере культуры, передает корреспондент ИА REGNUM17 февраля. «Важно привлечь внимание в преддверии отчета правительства», — отметил спикер Госдумы Вячеслав Володин, указав на то, что финансирование осуществляется по остаточному принципу.

Он обратился к главам профильных комитетов — подготовить расширенный проект постановления, который касался бы всех отраслевых вузов, а не только аграрных.

Володин указал на то, что глава комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Кашин (КПРФ) предложенным вариантом постановления акцентировал внимание правительства на проблемах аграрных вузов, но проблема намного шире. «Действительно ситуация вопиющая, 42 тыс.

рублей (цифры надо уточнить) приходится на одного студента сельскохозяйственного вуза, а если говорить о вузах, которые имеют отношение к Минобрнауки — 170 тыс. Как вы понимаете, разница сама за себя говорит», — сказал спикер Госдумы.

Однако на этом фоне вызывающе выглядит то, что вузы Минздрава финансируются в объеме порядка 90 тыс. рублей. «Это вузы, где самые большие затраты на подготовку студента, будущего врача, почти в два раза меньше, чем вузы, имеющие отношение к министерству образования.

Гуманитарные вузы, допустим, там для подготовки (нужны) парта и может планшет, а там лабораторное оборудование», — указал парламентарий.

С предложением доработать проект постановления выступил первый вице-спикер Госдумы Александр Жуков («Единая Россия»). «В аграрных вузах финансирование на одного студента намного ниже, чем в других образовательных организациях высшего образования.

Думаю, эта же проблема касается и других отраслевых вузов, в частности медицинских, в сфере культуры, в сфере транспорта, там тоже расходы на одного студента существенно ниже, чем в минобрсковских вузах», — констатировал он.

«Я бы попросил комитет по образованию, может быть, расширить этот проект постановления и в целом обсудить проблему финансирования в отраслевых вузах», — предложил Жуков.

  • Госдума планировала обсудить обращение к председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву по вопросу обеспечения качества образовательной деятельности аграрных вузов.
  • Читайте ранее в этом сюжете: Госдума укажет Медведеву на проблемы аграрных вузов
  • Читайте развитие сюжета: Госдума просит Медведева изменить финансирование отраслевых вузов

Источник: https://regnum.ru/news/economy/2240247.html

Что нужно студентам от вузов в XXI веке

Работодатели озадаченно вглядываются в пропасть между необходимыми им навыками и навыками, которые могут им предложить потенциальные сотрудники.

По данным Всемирного экономического форума, чуть менее 30% компаний считают, что у них есть нужные кадры в области цифровых технологий, а опрос The Wall Street Journal показал, что 89% руководителей с трудом подбирают кандидатов с требуемым набором таких социально-психологических навыков, как командная работа, умение общаться и адаптивность.

Высшему образованию только предстоит выйти на новый уровень и преодолеть этот разрыв. Огромное количество студентов мало что могут вынести из обучения, и слишком многие – 40% – не осваивают четырехлетние программы за шесть лет.

Одна из причин таких неубедительных результатов состоит в том, что учебные заведения не понимают, чего учащиеся надеются достичь, поступая в университет. Иными словами, вузы не рассматривали задачу, которую ставили перед собой поступающие.

Профессор Гарвардской школы бизнеса Клейтон Кристенсен сформулировал теорию Jobs to Be Done («Задачи, которые должны быть выполнены»). В своей книге «Закон успешных инноваций.

Зачем клиент «нанимает» ваш продукт и как знание об этом помогает новым разработкам» он пишет: «Приобретая продукт, мы, по сути, «подряжаем» его для выполнения той или иной работы», т. е.

мы стремимся добиться результата в какой-то жизненной ситуации.

Теория Jobs to Be Done сложилась на основе многолетних исследований, которые один из авторов (Боб Моэста) проводил совместно с Кристенсеном начиная с середины 1990-х гг. Другой автор (Майкл Хорн) помогал применить работу Кристенсена к сектору образования с момента совместного основания Института Кристенсена в 2007 г. и написания в соавторстве книги Disrupting Class в 2008 г.

руководителей российских предприятий, согласно исследованию Центра мониторинга развития промышленности, считают, что студентам вузов не дают хороших теоретических знаний, а 52% респондентов отмечают нехватку практической подготовки.

В опросе участвовали 500 руководителей предприятий.

Главные кадровые проблемы, с которыми они сталкиваются, – дефицит высококвалифицированных рабочих и инженеров (их упомянули 51 и 42% опрошенных соответственно) и специалистов среднего звена: мастеров участков, технологов, бригадиров (30%) 

Теория полезна тем, что позволяет предсказать, как люди действительно будут поступать в определенных обстоятельствах (а не как они на словах собираются что-то сделать), и заостряет внимание на мотивах того или иного выбора.

По сути, люди покупают продукты и услуги не как таковые, а как средства достижения определенной цели.

Эта истина привела покойного профессора Гарвардской школы бизнеса Теодора Левитта к его знаменитой формуле: людям не нужно сверло для дрели диаметром четверть дюйма, им нужно просверлить отверстие диаметром четверть дюйма.

В исследованиях, проведенных нами за последние несколько лет, мы собрали более 200 подробных историй студентов, выбирающих ту или иную форму высшего образования – от четырехлетних университетских программ до муниципальных колледжей и от онлайн-обучения до курсов программирования. Мы проанализировали данные и выявили основные задачи, которые, с позиции студентов, должно решить высшее образование.

Мы обнаружили, что существует пять задач, ради выполнения которых люди поступают в вузы. Каждая из таких причин состоит из подталкивающих к принятию решения стимулов, которые варьируются от функциональных соображений («если я освою еще одну специальность, я получу повышение, и это оправдает затраты») до эмоциональных и социальных аспектов. Вот эти пять задач:

Студенты с такой задачей, как правило, хотят получить классический опыт обучения в университете с красивым кампусом и престижным названием, чтобы у них была возможность создать себя заново – в окружении новых людей, с коими прежде нечасто приходилось встречаться. Однако такие студенты редко думают о том, что будут делать после зачисления. Для них успех – это быть принятым.

Студент-математик с такой задачей сказал бы что-то вроде: «Я хочу получить степень по математике в Гарварде». Прогресс для этой группы – это оказаться в одном из лучших вузов (в их понимании).

Что делать учебным заведениям: многие вузы готовы решать эту задачу, потому что получить традиционное университетское образование стремятся многие студенты. Тем не менее количество учебных заведений, которые могут преуспеть в выполнении этой задачи, ограничено.

Такие студенты хотят соответствовать ожиданиям – например, родителей, друзей, консультантов, учителей, наставников или своего сообщества.

Подобно тем, кто стремится попасть в лучшее учебное заведение, обучение в вузе они понимают как следующий логический шаг на жизненном пути. Также у них нет других вариантов (или они их не видят).

Хотя эти студенты безразличны к своему выбору, они успокаивают себя тем, что образование обеспечит им некую подушку безопасности и опору в будущем.

Студент с такой задачей размышляет, например, так: «Мама говорила, что у меня хорошо с математикой, поэтому я решил сюда поступить». Часто такие студенты ставили перед собой задачу попасть в лучший вуз, но не смогли поступить в университет своей мечты, а затем не увидели других вариантов, кроме как сделать то, чего от них ожидают.

Что делать учебным заведениям: рассмотрите возможность предложить учащимся сделать перерыв на год или позиционируйте себя как транзитный вуз – временный пункт назначения для студентов на пути к поступлению в нужное им учебное заведение.

Студенты с такой задачей хотят уйти со своей офисной работы, избавиться от сложившейся привычки, уехать из дома, от родных или из города, разорвать отношения в паре. Они хотят найти место, где у них будет поддержка и проставленная галочка в графе «высшее образование».

Студент-математик с такой задачей скажет: «У меня хорошо с математикой, поэтому я выберу математическую специальность, чтобы найти выход из сложившейся ситуации».

Главное – вырваться из рутины, и, как только это случается, человек понимает, что задача решена.

Как правило, мало кто задумывался, что делать потом, поэтому они тратят слишком много времени, усилий и денег на выбранный образовательный процесс.

Что делать учебным заведениям: перестройте программу первого года обучения, чтобы помочь студентам развивать свои увлечения и понять, что им нравится, а что нет.

Студенты с такой задачей поступают в вуз, когда не могут найти себя в какой-то сфере жизни: они хотят уйти из компании или с текущей должности либо избавиться от какой-то привычки и готовы сделать шаг вперед и стать лучше.

Они обычно чувствуют, что время уходит, им страшно подумать, что будет, если они ничего не предпримут. Они знают, что конкретные практические навыки или сертификаты помогут им снова встроиться в процесс.

Студент с такой задачей может захотеть стать аналитиком данных, потому что это хорошо оплачивается и он понимает, что специализация в математике станет билетом в эту профессию.

Что делать учебным заведениям: формируйте программы с фиксированным набором образовательных форматов, которые позволят с наименьшими затруднениями прийти к желаемым результатам.

Студенты с такой задачей стремятся узнать больше и испытать себя, желая следовать четкому плану и получить определенные практические навыки или сертификаты. В жизни их все в целом устраивает, и теперь они могут выделить время и бюджет для реализации своего видения.

Такой студент интересуется математикой, потому что это поможет ему лучше наладить работу с существующими клиентами или из стремления к более глубоким познаниям. Студенту интересна сама изучаемая дисциплина, при этом у него нет такой же настоятельной необходимости повышать свой уровень, как в предыдущем описанном сценарии.

Что делать учебным заведениям: чтобы привлечь поступающих, сделайте программу (насколько это возможно) менее рискованной, а учебный процесс индивидуальным. В этом случае она будет соответствовать эмоциональным причинам, по которым ее выбрали студенты.

То, что студенты с каждой из перечисленных задач выбрали математику, не означает, что все университеты должны принимать их на программы по математике и что все они будут во всех случаях соответствовать нуждам студентов.

Тем не менее именно так рассуждают и поступают в большинстве колледжей.

Стремясь угодить всем, большинство высших учебных заведений разработали универсальные предложения, которые удовлетворяют далеко не всех, и несут серьезные расходы в попытках угодить студентам с совершенно разными мотивами для поступления.

Вместо этого вузам стоит сделать трудный выбор. Им нужно определить, какую потребность они будут удовлетворять и какой соответствующий учебный процесс они должны предложить, чтобы помочь студентам успешно решить свои задачи.

От этого будет зависеть, как должны быть устроены вузы, что они должны делать хорошо и что они должны делать намеренно плохо.

Также это будет означать, что они не должны принимать студентов, планы которых не совпадают с планами учреждения.

До тех пор пока вузы не поймут, чего хотят студенты при поступлении, и не реорганизуют свою работу соответствующим образом, результаты всего образовательного сектора будут разочаровывать, а платить за это придется студентам, работодателям и обществу.

Об авторах: Майкл Хорн – соавтор книги Choosing College: How to Make Better Learning Decisions Throughout Your Life, директор по стратегическому управлению в Entangled Group и старший партнер компании Entangled Solutions, Соучредитель и заслуженный член Института подрывных инноваций Клейтона Кристенсена.

Боб Моэста – соавтор книги Choosing College: How to Make Better Learning Decisions Throughout Your Life, соучредитель и президент ReWired Group, научный сотрудник Института подрывных инноваций Клейтона Кристенсена, приглашенный лектор в Гарвардской школе бизнеса, Школе предпринимательства Слоуна MIT и Школе менеджмента им.

Келлога при Северо-Западном университете

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2020/01/12/820388-nuzhno-studentam

Ссылка на основную публикацию