Современный русский: на спорные вопросы ответят эксперты

Задачи лингвистической экспертизы подробно рассмотрены в основных статьях, которые связаны с определением смысла, значения, значения в контексте ситуативной и коммуникационной роли любых речевых продуктов, то есть текстовых или речевых материалов. Возможно исследование значения, смысла и другие параметры информационных объектов, размером от одного и до неограниченного объема слов. Рассмотрение и изучение различных ситуаций и дел, оказание квалифицированной помощи.

Лингвистическая экспертиза: общая классификация задач

Рассмотрим подробно вопросы, которые ставятся на разрешение эксперта по самым распространенным случаям. Также далее приведена видовая классификация, которая классифицирует задачи экспертизы на: идентификационные, классификационные, диагностические.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

В данном случае эксперт отвечает на два вида задач – это диагностические и идентификационные. И это разделение демонстрируется на примере услуги «экспертиза наименований».

Диагностические задачи лингвистической экспертизы решают:

  • соответствие нормам языка;
  • уникальность, индивидуальность;
  • коннотации, отрицательные или положительные;
  • каковы этимологические, словообразовательные, ассоциативные системные связи спорного слова (сочетания слов) с лексикой русского языка;
  • может ли наименование каким-либо образом вводить в заблуждение;
  • не содержит ли наименование явной или скрытой пропаганды вражды, насилия, и других противозаконностей.

Идентификационные задачи лингвистической экспертизы решают:

  • сходство общих черт, подвергающихся сравнению: графические, семантические, фонетические, стилистические, или какие-либо другие характеристики;
  • тождество (можно ли назвать сходными) различных наименований, которые исследует лингвистическая экспертиза.

Экспертиза текста в «Центр экспертизы и оценки «ЕСИН»: возможность комплексных исследований

Лингвистическая экспертиза активно помогает расшифровывать видео, звуковых материалы и файлы по следующим видами экспертных исследований, также функционирующие в нашей организации:

  • фоноскопическая экспертиза;
  • экспертиза аудио и видеозаписей;
  • техническая экспертиза документов;
  • психолого-лингвистическая экспертиза;
  • компьютерно-техническая экспертиза.

Таким образом, информация может быть снята с любых носителей и видов носителей (даже с поврежденных), при помощи наших опытных специалистов, и восстановлена в случаях необходимости. Возможно установление точного, дословного содержания текстов и продуктов речевой деятельности, представленных в любом виде.

Вопросы лингвистической экспертизы

По значению текста и слов, выражений и терминов:

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Топ-50 перспективных профессий в колледжах

Оценим за полчаса!
  • в определенном интересующем контексте, имеют ли сравниваемые спорные слова, выражения или фрагменты, значение противоположное, или тождественное;
  • использовано ли спорное слово, словосочетание, в определенном значении;
  • определение максимально определенного значения спорного слова, выражения, фрагмента;
  • какое явление, лицо, или предмет определены спорным словом, выражением, словосочетанием, фрагментом.

По некоторым видам правонарушений

Источник: https://esin-expert.ru/expertiza/stati-po-teme/lingvisticheskaya-ekspertiza-zadachi-i-voprosy-ekspertam

7 уловок сознания, из-за которых мы принимаем неверные решения

  • Почему принц Гарри и Меган Маркл сложили полномочия и отказались от престола
  • 14 свежих сериалов, с которых однозначно стоит начать новый год
  • 8 зазорных привычек, за которые больше не будет стыдно
  • 15 свежих фильмов для всех, кто устал смотреть на Новый год одно и то же
  • Если вы бегаете по своей жизни кругами с криками: «Я ничего не успеваю», то прочтите это
  • Слова и фразы, на которые надо наложить табу, но мы продолжаем их использовать
  • Жители 11 стран рассказали о поступках туристов, которые бесят местных до зубовного скрежета
  • 20+ твитов, в которых шутят психологи, но накрывает почему-то всех
  • 25+ известных всем мест, в которых фотограф увидел гораздо больше, чем замечают обычные туристы
  • 13 новых фильмов для женщин, которые стоит посмотреть каждой
  • 30 животных, которые своими пушистыми лапками разгонят все хмурые тучи над вами
  • 17 непредсказуемых СМС-переписок, в которых сложно предугадать исход
  • 20+ негласных правил, которые давно пора принять на законодательном уровне
  • 13 кинозвезд, для которых идеальный спутник на крутом мероприятии — это мама
  • 17 крутых мам, которые не вписываются ни в какие стереотипы
  • 17 твитов от мам и пап, которые точно познали, что значит быть родителем

Источник: https://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/7-ulovok-soznaniya-iz-za-kotoryh-my-prinimaem-nevernye-resheniya-1765815/

Частые вопросы о лингвистических экспертизах

Необходимость в проведении лингвистической экспертизы возникает тогда, когда имеется спорное речевое произведение, которое необходимо исследовать с точки зрения его формы и/или содержания.

Целью лингвистического исследования текста является получение ответа на вопросы о наличии или отсутствии в тексте языковых признаков тех или иных явлений, о содержании текста, о форме представления информации в тексте.

Проведение лингвистической экспертизы может быть необходимо в следующих случаях: в делах об унижении чести, достоинства и деловой репутации, в делах о клевете, в делах об экстремизме.

Также лингвистическая экспертиза назначается в случаях, когда необходимо установить степень сходства товарных знаков и других объектов интеллектуальной собственности, выявить признаки плагиата, признаки угрозы в тексте, установить смысловое содержание какого-либо текста, выявить завуалированную информацию в устных разговорах и в письменной речи. Лингвистическая экспертиза занимается также исследованием функционирования рекламной продукции.

Пределы компетенции лингвиста-эксперта и юриста сильно различаются.

Специалист в области лингвистической экспертизы отвечает на вопросы, связанные с лингвистическими признаками спорного текста: в частности, на вопросы о форме представления информации в тексте (утверждение/ мнение/ оценка), о верифицируемости (возможности проверки на соответствие действительности) того или иного высказывания, на вопросы о содержании спорного отрезка текста, на вопросы о наличии в тексте лингвистических признаков тех или иных явлений (угрозы, плагиата), о наличии в тексте завуалированной информации, о наличии в тексте каких-либо призывов и т.п. В компетенцию лингвиста не входит правовая квалификация деяния: квалификация высказываний как порочащих честь и достоинство, наносящих вред деловой репутации; определение способности речевого произведения вызвать религиозную, национальную и пр. рознь, вражду; установление факта плагиата и т.д.

В соответствии с действующим законодательством, проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам, причем судебная экспертиза производится как государственными судебными экспертами, так и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями. В качестве лингвиста-эксперта может выступать лицо, обладающее специальными знаниями в области лингвистики, то есть имеющее высшее филологическое или лингвистическое образование. Специалисты в области лингвистической экспертизы проходят также специальную подготовку по экспертным направлениям.

В соответствии с законодательством, услуги экспертов-лингвистов не подлежат обязательной сертификации.

Круг вопросов, на которые может отвечать лингвистическая экспертиза, очень широк, однако, согласно требованиям законодательства, вопросы не должны выходить за рамки специальных знаний эксперта-лингвиста.

Для разных видов дел (об унижении чести и достоинства, об оскорблении, об экстремизме, о клевете и т.д.) существует список типовых вопросов, которые обычно ставятся перед экспертом.

Конкретный список вопросов, на которые отвечает эксперт-лингвист в ходе проведения экспертизы, варьируется в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

В ходе проведение лингвистической экспертизы перед экспертом может ставиться широкий круг задач, в частности:

  • изучение текста с точки зрения выделения в нём высказываний, содержащих сведения об определённом лице, установление отнесённости тех или иных высказываний к конкретному лицу, определение формы представления информации, возможности её верифицировать;
  • установление значений слов и выражений, функционирующих за пределами литературного языка, неологизмов и прочей лексики, значение которой не зафиксировано в словарях;
  • установление наиболее вероятного понимания неоднозначного отрезка текста;
  • сравнение двух или нескольких текстов на предмет установления авторства, выявление общих и различных индивидуально-речевых характеристик авторов текстов;
  • сравнение двух или нескольких текстов на предмет выявления признаков плагиата, определения оригинальности произведений;
  • изучение товарных знаков, фирменных наименований, рекламных текстов, слоганов с целью установления степени сходства и возможности их смешения.

Лингвистические экспертизы являются одним из направлений современной прикладной лингвистики и используют теоретическую базу данной науки.

При проведении лингвистических экспертиз используются разнообразные методы анализа различных уровней текста – лексический, морфологический, синтаксический, семантический анализ, а также пропозициональный анализ, компонентный анализ значений слов, контекстуальный и дискурсивный анализ и т.д.

Лингвистическая экспертиза текста исследует различные продукты речевой деятельности: письменные тексты (газетные, журнальные публикации, книги; рекламные сообщения и листовки, письменные выступления, тексты документов), устную речь (отдельные высказывания и разговоры).

Помимо этого, лингвистическая экспертиза занимается анализом продуктов Интернет-коммуникации, а также исследованием таких объектов, как товарные знаки, доменные имена, фирменные наименования, которые могут включать в свой состав не только текстовую, но и графическую составляющую.

Для проведения лингвистической экспертизы необходимо предоставить текст или высказывание, подлежащие исследованию, а также сведения о ситуации, в которой данный текст или высказывание были предъявлены.

Если необходимо проведение экспертизы устного высказывания или разговора, лингвисту-эксперту нужно предоставить аудиозапись разговора (при ее наличии) либо текст высказывания или разговора, зафиксированный на бумаге участниками или свидетелями речевой ситуации.

Материал для проведения лингвистической экспертизы может быть предоставлен как в форме письменного (печатного или рукописного) текста, так и в форме аудио- или видеозаписи. В отдельных случаях лингвистическая экспертиза может иметь дело с графическими объектами (в случае исследований, связанных с товарными знаками).

Специалист в области лингвистической экспертизы может отвечать только на те вопросы, ответ на которые лежит в области его специальных знаний. Иными словами, эксперт-лингвист не может дать ответ на вопросы, связанные с правовой квалификацией деяния, с выявлением нарушений законодательства, установлением факта плагиата и т.д.

Эксперт-лингвист анализирует только языковую сторону явлений и отвечает на вопросы о наличии в исследуемом тексте языковых признаков того или иного явления, о том, в какой языковой форме выражено содержание текста, каково содержание текста и т.п.

Вопросы эксперту-лингвисту нужно формулировать таким образом, чтобы ответ на них лежал в области лингвистики.

Заключение, которое готовит эксперт по результатам лингвистической экспертизы, включает в себя исследовательскую часть заключения, в которой, в частности, описываются методики, применяемые в ходе проведения исследования для получения ответа на поставленные вопросы, описание исследования и полученные в результате выводы. Описание методов исследования и собственно исследования подразумевает использование специфической терминологии, относящейся к области лингвистики и неизвестной лицам, не являющимся специалистами в данной области. По этой причине в исследовательскую часть заключения включаются сведения об используемых терминах с их пояснением. Выводы, полученные в результате проведения лингвистической экспертизы, формулируются в форме ответа на поставленные перед лингвистом-экспертом вопросы и не употребляют специфических терминов, кроме использованных при постановке вопросов.

Лингвистическая экспертиза может проводиться как по решению суда, органов следствия или дознания, так и по инициативе частных лиц. В первом случае принято говорить о судебной лингвистической экспертизе, во втором о досудебной экспертизе, а в третьем случае речь идёт о внесудебном исследовании.

Лингвистическая экспертиза проводится на основании постановления или определения суда, в котором должны быть изложены вопросы, поставленные перед экспертом-лингвистом, указаны материалы, предоставленные для проведения экспертизы, а также прочие данные, необходимые эксперту.

По результатам внесудебного лингвистического исследования специалист готовит заключение, оформляемое в соответствии с требованиями законодательства. После ходатайства одной из сторон данное заключение может быть использовано судом в качестве письменного доказательства.

Решение о том, кто оплачивает проведение судебной лингвистической экспертизы, принимает суд. Расходы по проведению экспертизы могут оплачиваться как истцом, так и истцом и ответчиком.

В соответствии с действующим законодательством, по завершении дела на сторону, проигравшую данное дело, суд возлагает возмещение другой стороне всех понесённых ей судебных расходов, в том числе и расходов по проведению судебной экспертизы.

Чтобы назначить судебную лингвистическую экспертизу, необходимо запросить сведения о том, возможно ли проведение такого вида экспертизы в данном учреждении, имеет ли данное учреждение право на проведение судебных экспертиз, запросить сведения об эксперте, который будет проводить лингвистическую экспертизу: его фамилию, имя, отчество, данные об образовании, стаже работы в области лингвистических экспертиз. Затем необходимо вынести судебное постановление или определение о назначении экспертизы. В постановлении (определении) указывается наименование организации, которой поручено проведение экспертизы; вопросы, поставленные перед лингвистом-экспертом; предупреждение о даче заведомо ложного заключения; сведения о лице, на которое возложена оплата расходов по проведению экспертизы; список предоставленных на исследование эксперту-лингвисту материалов.

Читайте также:  Планы на неделю с 25 сентября по 1 октября

Лингвист-эксперт представляет своё заключение в письменной форме, однако в случае необходимости эксперт может быть вызван в суд для личного участия в судебном заседании для дачи ответов на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением. Чтобы вызвать эксперта на судебное заседание, необходим письменный вызов из суда. В соответствии с действующим законодательством, участие эксперта в судебном заседании осуществляется на платной основе.

Выводы, получаемые в результате проведения лингвистической экспертизы, могут носить как категорический характер, так и характер предположения. Достоверность выводов, получаемым в результате проведения лингвистической экспертизы, зависит от предоставленного материала: его объёма, полноты (достаточности для проведения необходимого анализа), качества.

В настоящее время имеются специализированные методики, применяемые в лингвистической экспертизе текста, которые позволяют достичь максимальной степени достоверности результатов. Лингвистический анализ основан на имеющихся в тексте фактах и позволяет делать объективные выводы в результате проведения лингвистической экспертизы теста.

При проведении судебной лингвистической экспертизы эксперт предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, в соответствии со ст. 307 УК РФ. Эксперт-лингвист даёт подписку о том, что он предупреждён об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Материал, предоставленный лингвисту, может оказаться неполон и недостаточен для выведения категорических, стопроцентно точных заключений.

Однако лингвист-эксперт не имеет права самостоятельно собирать материалы, необходимые для исследования, он работает только с предоставленными ему материалами. Поэтому очень важно предоставлять достаточные по объёму и удовлетворительные по качеству материалы на исследование.

Также при необходимости эксперт направляет в суд ходатайство о предоставлении ему недостающих сведений — документом, образцов текста и прочих материалов.

При проведении лингвистической экспертизы или исследования эксперт-лингвист может использовать лишь ту информацию, которая содержится в исследуемых текстах. Эксперт-лингвист не может использовать внеязыковую информацию, свои знания о мире и о каких-либо фактах, а также на информацию, содержащуюся в каких-либо других текстах, кроме предоставленных ему для проведения исследования.

Возможна ситуация, когда выводы, полученные экспертом в результате проведения лингвистической экспертизы, вызывают сомнения у суда или одной из сторон конфликта, либо когда обнаружены новые обстоятельства дела, требующие проверки имеющегося заключения эксперта-лингвиста.

В подобных случаях возможно проведение рецензирования экспертного заключения – исследование предоставленного заключения с точки зрения наличия в нём экспертных ошибок, с точки зрения его научной обоснованности (правомерности применённых методик, корректности и достоверности выводов и т.п.), с точки зрения соответствия законодательным нормам.

Результаты рецензии могут использоваться для опротестования имеющегося экспертного заключения и назначения новой экспертизы.

Лингвистическая экспертиза назначается постановлением или определением суда. Лингвистическое исследование проводится по инициативе частных лиц. Исследование может, в частности, проводиться по инициативе одной из сторон конфликта, решаемого в судебном порядке, в таком случае возникает необходимость использования заключения лингвиста-эксперта в суде.

Результаты лингвистического исследования, как и результаты судебной лингвистической экспертизы, оформляются в заключении в соответствии с требованиями законодательства и могут использоваться в суде в качестве письменного доказательства.

При необходимости исследования сложных объектов, включающих в свой состав не только текст, но и различные невербальные объекты (графические изображенияи пр.

), а также при необходимости получить ответ на вопросы, относящиеся к разным областям знаний (например, к лингвистике, психологии, социологии, культурологии), назначается комплексная экспертиза.

К проведению экспертизы в таком случае привлекаются, кроме лингвистов, и другие эксперты, обладающие специальными знаниями в различных областях науки и техники. Существуют различные виды комплексных экспертиз, включающих лингвистическую экспертизу как составную часть:

  • психолого-лингвистические экспертизы;
  • культуролого-лингвистические экспертизы;
  • фоноскопические и лингвистические экспертизы;
  • автороведческие и лингвистические экспертизы;

и пр.

Сроки проведения лингвистической экспертизы варьируются в зависимости от конкретного дела – от поставленных вопросов, объёма и сложности исследуемого материала. Как правило, проведение лингвистической экспертизы занимают от 10 до 15 рабочих дней с момента поступления материалов.

В нашем центре проводятся консультации по вопросам, связанным с назначением и проведением лингвистических экспертиз и исследований; возможно проведение экспресс-анализа материалов, подлежащих исследованию, и предварительная оценка результатов; также осуществляются письменные консультации – в письменной форме предоставляются ответы на вопросы, поставленные перед лингвистом-экспертом, без проведения полного исследования и без оформления полного экспертного заключения.

При проведении автороведческой экспертизы выявляются индивидуально-авторские признаки, проявляющиеся в предоставленном на исследование тексте. Признаки могут относиться к разным уровням организации текста: к уровню пунктуации, орфографии, синтаксиса, лексики, стиля.

В случае, когда на исследование предоставлен текст, подвергавшийся редактированию и корректуре, уровни орфографии и пунктуации не представляют большого интереса для исследования, так как признаки, выявляемые для этих уровней, являются результатом действий корректора.

Однако на синтаксическом, лексическом и стилистическом уровне индивидуально-авторские признаки сохраняются и в этом случае.

В результате проведения лингвистической экспертизы эксперт может ответить на вопросы о том, был ли текст создан в каких-либо необычных условиях: было ли оказано на автора психологическое давление, находился ли он под угрозой. Об этом свидетельствуют некоторые особенности организации текста: выбор употребляемых синтаксических конструкций, подбор лексики и под., выявляемые в ходе проведения лингвистической экспертизы

Наиболее распространёнными среди различных видов лингвистических экспертиз являются экспертизы по делам об унижении чести, достоинства и деловой репутации. Кроме того, часто проводятся экспертизы, связанные с обнаружением признаков плагиата в тексте, с установлением авторства текста.

Лингвист-эксперт при проведении экспертиз не может полагаться лишь на собственное знание языка, так как такой подход не дал бы желаемой точности и объективности результатов.

Лингвист-эксперт в своей работе опирается на различные источники информации: на толковые словари (в том числе словари лексики, не входящей в состав литературного языка: разговорной, жаргонной лексики), словари фразеологизмов, грамматики, энциклопедические словари и справочники, на научную литературу, посвящённую различным областям лингвистики.

Если для эксперта на разрешение поставлены вопросы вида:

  • «Хотел ли говорящий возбудить ненависть по отношению к какому-то лицу»
  • «Можно ли утверждать, что автор сознательно хотел возбудить ненависть и вражду по отношению к некому кругу лиц»

то на такие вопросы эксперт отвечать не в праве, так как эти вопросы направлены на установление формы вины и выходят за рамки компетенции эксперта.

Нет, такого рода вопрос является оценкой состояния воспринимающего угрозу и выходит за рамки компетенции эксперта-лингвиста.

Источник: https://sudexpa.ru/faq/chastye-voprosy-o-lingvisticheskikh-ekspertizakh/

Спорные моменты в изучении русского языка. Синтаксис

При изучении русского языка возникает довольно много вопросов, ответить на которые иногда довольно трудно не только ученикам, но и преподавателям.

Сложности возникают при изучении всех разделов русского языка, в данной работе я более подробно остановлюсь на изучении спорных моментов, связанных с синтаксисом.

В современном языкознании пока не существует единых ответов на вопросы, которые связаны с односоставными предложениями и функцией главного члена в них, а также с границами определения словосочетания.

Основными единицами синтаксиса является словосочетание и предложение. Каждая из них обладает своими характеристиками и назначением.

Время с середины XVIII по конец XIX вв. считается периодом становления русской синтаксической традиции. Всестороннее изучение данного раздела начинается с работ известного учёного Михаила Васильевича Ломоносова.

Именно этот специалист высказался о необходимости разделения синтаксических единиц — словосочетания и предложения.

Идеи трудов Ломоносова получили своё продолжение в работах Востокова Александра Христофоровича и Барсова Антона Алексеевича.

Учение Барсова заключалось в исследовании не только словосочетаний, но и предложений. Многие специалисты утверждают, что именно Антон Алексеевич впервые ввёл понятие «сложное предложение». Востоков в своём труде «Русская грамматика» выдвинул тезис о двусоставном предложении как наиболее используемом в русском языке.

К началу XX века предложение становится главным предметом изучения синтаксиса. Предложение разделилось на простое и сложное. Простое предложение представляет собой слово или сочетание слов, характеризующееся смысловой и интонационной законченностью и наличием одной грамматической основы.

Классификация простых предложений в современном русском языке может осуществляться по разным основаниям. Одной из основных характеристик простого предложения является односоставность/двусоставность.

Определяется данное положение количеством главных членов (наличие и подлежащего, и сказуемого или наличие только подлежащего/сказуемого).

Первое специальное исследование односоставных предложений принадлежит учёному Дмитрию Николаевичу Овсянико-Куликовскому. Впоследствии традиционная школьная практика начала квалифицировать односоставные предложения с одним главным членом — подлежащим (номинативные) и одним главным членом — сказуемым (определённо-личные; неопределённо-личные; обобщённо-личные; безличные).

На данный момент учебные программы по-разному рассматривают односоставные предложения и роль главного члена в них. Существуют проблемы отделения номинативных предложений, определения функции главного члена предложения.

  • Согласно Словарю лингвистических терминов «Номинативное предложение — это односоставное предложение, главный член которого, обозначающий наличие, существование предмета или явления в настоящем или вне времени, выражен именем существительным, личным местоимением, субстантивированной частью речи, и имеет форму именительного падежа».
  • Помимо именительного падежа существует ещё несколько признаков номинативного предложения:
  • 1)       Отсутствие времени (Ср. «Утро»/ «Было утро» и «Будет утро»);

2)       Утвердительное значение («Какой прекрасный день!»). Номинативные предложения не могут быть отрицательными или вопросительными;

3)       Утвердительная интонация.

Для образования номинативного предложения важно и значение слова. Имена существительные, образующие такие предложения, должны выражать какие-либо явления, состояния.

Выделяются слова, обозначающие время («вечер», «день», «ночь»), состояния природы («град», «мороз») и так далее.

Таким образом, важно учитывать не только грамматические, но и семантические признаки слов, образующих номинативные предложения.

Несмотря на существование довольно чётких грамматических признаков, разнообразность номинативных предложений вызывает множество вопросов среди лингвистов, одним из которых является вопрос функции главного члена предложения. Здесь мнения исследователей расходятся.

Некоторые учёные, в число которых входит Богородицкий В. А., высказывавшийся о том, что предложение не может существовать без субъекта (данная точка зрения раскрыта в «Общем курсе русской грамматики» [1, с. 201–207]), считают главный член номинативного предложения подлежащим. Другие специалисты, в том числе Овсянико-Куликовский Д. Н.

(выразивший в «Синтаксисе русского языка» [2, с.30–37] следующую точку зрения: «только сказуемое способно выразить особое движение мысли, известное под именем „предицирования“») — сказуемым.

Определенная группа учёных разделяет подлежащные (главный член которого выражен именем существительным в именительном падеже, например, «Сейчас уже вечер») и сказуемостные (главный член которого обладает морфологической формой, не допускающей сочетаемости с именительным падежом, например, «Вечереет») номинативные предложения.

Такую позицию разделяет Евдокия Михайловна Галкина-Федорук, которая в своём университетском учебнике «Современный русский язык» [3, с. 131] утверждает, что главный член номинативного предложения может быть и подлежащим, и сказуемым.

Школьная программа также по-разному относится к функции главного члена номинативного предложения. Так, в учебнике русского языка под редакцией М. М. Разумовской [4, с. 86–87] главный член номинативного предложения является подлежащим.

Однако в учебнике русского языка под редакцией Т. А. Ладыженской [5, с. 99] главный член номинативного предложения считается особым членом предложения: «В односоставном предложении только один главный член, и его нельзя назвать ни подлежащим, ни сказуемым.

Это просто главный член односоставного предложения».

В русской грамматике существует множество формальных правил, отражающих признаки и функции номинативных предложений, однако в современной лингвистике до сих пор возникают вопросы об обособлении номинативных предложений от подобных им конструкций, значении главного члена.

Словосочетание — это сочетание двух или нескольких слов (в составе предложения), объединённых грамматически и по смыслу. Изучение словосочетания началось с давних времён.

Уже в первом разработанном синтаксисе грамматик Апполоний Дискол начал изучать явления образования предложений из слов. Позже знаменитый российский учёный Михаил Васильевич Ломоносов в своих трудах обозначает «сочинения слов» главным объектом изучения синтаксиса.

Сам же термин «словосочетание» ввёл в употребление российский лингвист Александр Христофорович Востоков в 1831 году.

Современная лингвистика обладает тремя направлениями в понимании словосочетания:

  1. Широкое понимание словосочетания.

Согласно такой точки зрения словосочетанием является любое грамматическое соединение двух полнозначных слов. Данная теория получила своё начало в работах Филиппа Фёдоровича Фортунатова [6, с.

448–452], разделившего также словосочетания на «полные» — предложения и «неполные» — обычные словосочетания. В соответствии с такой концепцией «полным» словосочетанием будет являться «мама готовит завтрак», а «неполными» — «широкий диван», «большая ложка».

Данную теорию поддерживают многие учёные, такие как М. Н. Петерсон, А. М. Пешковский, В. П. Сухоткин.

  1. Соотнесение словосочетания и предложения.

Данная концепция нашла своё отражение в работах Виктора Владимировича Виноградова [7, с. 389], который противопоставил две основные единицы синтаксиса — словосочетание и предложение.

Согласно определению, данному Виноградовым, «Словосочетания — исторически сложившиеся в языке формы грамматического объединения двух и более знаменательных слов, лишенные основных признаков предложения, но создающие расчлененное обозначение единого понятия».

Единственное различие словосочетания и предложения Виктор Владимирович видел в отнесённости содержания предложения к действительности.

  1. Согласно концепции Виноградова к словосочетаниям не относится:
  2. 1)                сочетания подлежащего и сказуемого (Пр.: Павлик гуляет);
  3. 2)                фразеологические сочетания (Пр.: Рукой подать);
  4. 3)                однородные члены предложения (Пр.: Поёт и танцует);
  5. 4)                сочетания с обособленными членами предложения (Пр.: Листья, падающие с деревьев);
  6. 5)                сочетания слова с производным предлогом (Пр.: Вследствие усталости);

6)                аналитические формы слов (Пр.: Более вкусный).

  1.               Словосочетания — любые непредикативные конструкции.

Данная концепция рассмотрения появилась в трудах российского лингвиста Веры Арсентьевной Белошапковой [8, с. 532]. Вера Арсентьевна разделяет точку зрения Виноградова В. В.

, однако считает, что противопоставление словосочетания и предложения должно основываться только на критерии наличия или отсутствия предикативности. Соответственно, Белошапкова признаёт словосочетаниями любые непредикативные конструкции, основанные и на сочинительной (Пр.

: Красивая картинка), и на подчинительной связи (Пр.: Кисти и краски). Тем самым, Белошапкова расширила понятие словосочетания.

В большинстве школьных учебных материалов словосочетанием называется соединение не менее двух слов, связанных между собой по смыслу и грамматически. Выделяется главное и зависимое слово. Некоторые учебные материалы (Пр.: учебник по русскому языку для 5–9 классов В. В. Бабайцевой [9, с.

194]) также рассматривают сочинительную и подчинительную связь в словосочетании. Большая часть авторов к словосочетаниям не относит только грамматическую основу предложения. В. В. Бабайцева считает однородные члены в предложении словосочетанием с сочинительной связью.

Таким образом, основное число школьных учебных материалов отражают концепцию рассмотрения словосочетания, разработанную В. А. Белошапковой.

В современной лингвистике наблюдается движение за присвоение словосочетанию более низкого статуса, некоторые и вовсе высказываются за исключение словосочетания из числа единиц синтаксиса. Также вводятся новые синтаксические единицы, которые противопоставляются словосочетаниям. Например, синтаксема, синтаксическая словоформа и т. д.

В современной лингвистике распространены все названные точки зрения. Каждая из них имеет своих сторонников и противников, споры между которыми не утихают. Однако для более чёткого понимания словосочетания, для качественного синтаксического разбора необходимо следовать только одной концепции в рассмотрении словосочетания, нельзя объединять положения всех перечисленных направлений.

Читайте также:  Самым популярным егэ по иностранному языку стал экзамен по английскому

В заключение необходимо сказать, что на сегодняшний день в русском языке существует множество спорных моментов. В том числе и в синтаксисе имеются вопросы, чётких ответов на которые до сих пор не найдено.

В своей статье я рассказал лишь о малой части данного раздела — темы номинативного предложения и словосочетания — и выяснил, что существуют проблемы определения главного члена номинативного предложения, обособления самого номинативного предложения от подобных конструкций, понимания значения словосочетания. Также я изучил различные взгляды учёных на проблемы синтаксиса русского языка, предлагаемые пути решения.

Проанализировав школьные и университетские учебные материалы, стало понятно, что обучающимся, к сожалению, преимущественно даётся только одна точка зрения, а альтернативные варианты разрешения существующих проблем не предоставляется.

Данный подход в обучении, безусловно, необходимо менять.

К примеру, учащимся, заинтересованным в изучении русского языка, можно выдавать специальные пособия, в которых будут отражены все существующие точки зрения специалистов по спорным вопросам в языке.

Литература:

  1.     Богородицкий В. А. Общий курс русской грамматики. — 5 изд. — М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1935. — 357 с.
  2.     Овсянико-Куликовский Д. Н. Синтаксис русского языка. — 2 изд. — СПб.: Издательство И. Л. Овсянико-Куликовской, 1912. — 358 с.
  3.     Галкина-Федорук Е. М. Современный русский язык. — М.: УРСС, 1954. — 204 с.
  4.     Русский язык. 8 класс. Учеб. для общеобразоват. учреждений/ Разумовская М. М., Львова С. И., Капинос В. И. и др., Под ред. Разумовской М. М., Леканта П. А. — М.: Дрофа, 2009. — 269 с.
  5.     Ладыженская Т. А., Дейкина А. Д., Тростенцова Л. А. и др. Русский язык. 8 класс. Учеб. для общеобразоват. Учреждений — М.: Просвещение, 2014. — 271 с.
  6.     Фортунатов Ф. Ф. Избранные труды. — М.: Издательство Министерства просвещения РСФСР, 1956. — 472 с.
  7.     Вопросы грамматического строя /, Под ред. Виноградова В. В., Баскакова Н. А., Поспелова Н. С. — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1955. — 483 с.
  8.     Современный русский язык. Учеб. для филол. спец. ун-тов / Белошапкова В. А., Брызнунова Е. А., Земская Е. А. и др., Под ред. Белошапковой В. А. — 2 изд. — М.: Высшая школа, 1989. — 800 с.
  9.     Бабайцева В. В., Чеснокова Л. Д. Русский язык. Теория. 5–9 класссы. — 17 изд. — М.: Дрофа, 2008. — 319 с.

Источник: https://moluch.ru/young/archive/30/1785/

Может да, а может нет: ВС рассказал, что делать при неясной экспертизе — новости Право.ру

Суд не может сам разрешать вопросы, которые требуют специальных познаний – для этого проводятся экспертизы. Например, специалист в области почерковедения может подтвердить или опровергнуть подлинность подписи на завещании.

Но что делать, если эксперт пришел к вероятностному выводу, и даже повторное заключение неполное и противоречивое? Областной суд проанализировал отношения наследодателя и предполагаемой наследницы и принял свое решение. Но Верховный суд указал на ошибку нижестоящей инстанции.

Его указания пригодятся в любом деле, в котором оспаривается подпись на документе.

Наследодатель, который решил написать завещание, не обязан говорить об этом наследникам по закону. Они могут узнать о документе спустя много лет после его составления, когда настанет время получать наследство. Поэтому споры о подлинности завещания встречаются часто. Об этом рассказала юрист КА «Юков и партнёры» Ирина Орешкина.

По ее словам, в каждом шестом подобном разбирательстве назначается почерковедческая экспертиза, и от нее обычно зависит, признают ли завещание недействительным. Правда, эксперт не всегда может точно ответить на поставленные вопросы, отмечает партнер юргруппы «Яковлев и партнеры» Кира Корума.

Так случилось и в одном из дел, которое дошло до Верховного суда. 

В нем эксперт изучал завещание дважды, но так и не смог четко сказать, подписал ли его наследодатель или кто-то еще. Как выйти из сложной ситуации с двумя неясными заключениям, разъяснил Верховный суд в определении 41-КГ 17-2:

Суд не может подменить специалиста и сам ответить на вопрос исходя из фактических обстоятельств дела. Если заключение неполное, нечеткое, противоречивое – следует назначить еще одну (повторную или дополнительную) экспертизу.

Эта позиция может пригодиться в любых делах, в которых оспаривается подпись на документе, полагает Корума.

Экспертиза или факты

Такие указания гражданская коллегия ВС дала в деле Наталии Заболотной*, которая судилась с племянницей своего мужа Николая Татьяной Полозовой*. В 2010 году Заболотные сочетались браком, а спустя четыре года мужчина умер, оставив после себя дом и участок, купленные в 2002-м.

Когда супруга отправилась их получать, она узнала о завещании. Оказывается, еще в 2001 году муж изъявил волю передать все, чем владеет, своей племяннице Полозовой.

Поскольку наследники по закону (в число которых входит жена) обязательно получают часть имущества, Заболотная и Полозова были записаны долевыми собственницами дома и участка.

Но жена усопшего не готова была с этим смириться и оспорила завещание 2001 года. Хотя документ заверил нотариус, Заболотная была уверена, что подпись сфальсифицирована. Ведь супруг никогда не говорил ей о завещании или о том, что хочет облагодетельствовать племянницу.

С такими аргументами наследница по закону обратилась в Неклиновский районный суд Ростовской области. Тот по ходатайству истицы дважды поручал сличить подпись с другими образцами Марине Сухомуд из «Северокавказского центра экспертиз и исследований».

На основании ее заключений районный суд склонился к выводу, что завещание завизировал кто-то другой (2-1/2016 (2-485/2015;) ~ М-257/2015). Заболотная одержала победу, но недолгую.

Ростовский областной суд, который тоже изучил выводы экспертизы, трактовал их иначе (33-10884/2016). Апелляция сочла, что специалист не дала точного ответа на вопрос, расписался ли в завещании Заболотный или другое лицо.

Областной суд обнаружил в заключении противоречия и неясности и вызвал эксперта для объяснений, но в заседание она не явилась. Поэтому коллегия решила оценить выводы экспертизы в совокупности с другими обстоятельствами. Они были таковы.

Нотариус, заверившая завещание, подтвердила, что оно подлинное и не отзывалось. Своих детей у Заболотного не было, только племянница, и в 2001 году он жил по месту составления завещания.

А его жена получила долю в наследстве и лишь спустя некоторое время стала оспаривать завещание. Это убедило коллегию, что в иске Заболотной надо отказать.

Как разрешить сомнения

Верховный суд решил направить дело на пересмотр – для новой экспертизы. Да, с одной стороны, заключение эксперты – это такое же доказательство, как и другие, и они должны оцениваться в совокупности. С другой стороны – нельзя исходить из фактических обстоятельств там, где нужны специальные познания, отметила коллегия ВС под председательством Игоря Юрьева.   

Марина Костина из «Яковлева и партнеров» поддерживает решение ВС и настаивает на важности специального исследования. «Поскольку сам наследодатель уже не может подтвердить или опровергнуть подлинность своей подписи, нужна новая экспертиза, — говорит адвокат. – Иначе завещание оспорить невозможно».

«При всей неоднозначности решения апелляции» в ней видит рациональное зерно партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Магомед Газдиев.

Судебная экспертиза не имеет исключительной силы, ее выводы можно (и нужно) оспаривать, потому что именно критическая оценка доказательств – залог правильного рассмотрения дела, убежден юрист. По его словам, решение нельзя принять лишь на основе выводов эксперта.

Суд должен указать, почему он с ними согласен (или не согласен) во взаимосвязи с другими обстоятельствами, считает Газдиев.

* — Имена действующих лиц изменены.

Источник: https://pravo.ru/story/view/140145/

Заметки на полях. О конференции «Современная теоретическая лингвистика и проблемы судебной экспертизы»

С началом октября Государственный институт русского языка имени Пушкина собрал на двухдневную конференцию лингвистов-экспертов из разных уголков России и даже зарубежья (Германии, Болгарии, Финляндии, Канады). Коллеги обсудили острые вопросы русскоязычной судебной экспертизы с применением специальных филологических знаний – фоноскопической, лингвистической, автороведческой.

1-е и 2-е октября 2019 года, как говорится, до упора заполнены лекциями и секционными докладами: в Государственном институте русского языка  им. А.С. Пушкина работает международная конференция «Современная теоретическая лингвистика и проблемы судебной экспертизы».

Свои статьи к круглым столам привезли или прислали виднейшие представители лингвистической экспертизы в стране: Анатолий Николаевич Баранов (Москва), Оксана Сергеевна Иссерс (Омск), Николай Данилович Голев (Кемерово), Константин Иванович Бринёв (Барнаул), Елена Станиславовна Кара-Мурза (Москва), Михаил Андреевич Осадчий (Москва), Михаил Александрович Грачёв (Нижний Новгород), Марина Евгеньевна Новичихина (Воронеж), Елизавета Аркадьевна Колтунова (Нижний Новгород), Валерий Анатольевич Ефремов (Санкт-Петербург), Сергей Петрович Кушнерук (Волгоград), Игорь Витальевич Огорелков (Москва), Эльвира Петровна Лаврик (Ставрополь), Индира Аминовна Нефляшева (Майкоп) и многие другие коллеги-эксперты, как государственные, так и негосударственные.

Работало семь секций: №1 «Вопросы лингвистической семантики и дискурс-анализа в приложении к задачам лингвистической экспертизы», №2 «Особенности лингвистического анализа экстремистского дискурса», №3 «Вопросы критической методологии и напряжённые точки лингвистической теории и экспертной практики в отношении вербальных правонарушений», №4 «Понятия, методы и достижения когнитивной лингвистики, психолингвистики, нейролингвистики в сфере судебной экспертизы», №5 «Активные процессы в современном русском языке и новые объекты экспертной оценки», №6 «Теория языковой личности и проблемы диагностики и идентификации личности в устной и письменной речи в судебной экспертизе». Лично я побывала слушателем на седьмой и третьей.

Авторские мастер-классы в рамках краткосрочной программы повышения квалификации представили профессора А.Н. Баранов, М.А. Осадчий и П.А. Катышев.

Пожалуй, за два дня экспертное сообщество коснулось львиной доли тем и проблем, которые встают перед специалистом при производстве экспертизы, – от товарных знаков до вовлечения в деятельность экстремистского сообщества.

Но основной темой, пронизывающей общение коллег, было методическое обеспечение лингвистической экспертизы и осознанно выстроенная госорганами стена между ведомственными методиками и представителями негосударственной экспертизы.

По сей день многие методики, разработанные в государственных структурах Минюста, МВД, ФСБ и Следственного комитета, остаются закрытыми для вневедомственных экспертов. А таких в России на сегодня большинство от общего числа специалистов.

 

В результате обширнейшая область негосударственной экспертизы уже много лет не может справиться с брешью в фундаменте своего здания. Хотя негосударственные эксперты тоже прекрасно выпускают методички и по ним работают — например, эксперты Воронежской ассоциации лингвистов-экспертов под руководством И.А.

Стернина, Сибирская ассоциация лингвистов-экспертов и, разумеется, флагман негосударственной экспертизы — Гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам. Пожалуй, большинство крупных учёных-филологов  так или иначе стремятся создать свои методики.

Однако вопрос в весомости таких методик, хоть и опирающихся на последние достижения в науке, для судей и следователей. 

Наверное, с ситуацией можно было бы сжиться, но такая скрытность госструктур приводит к закрытым для дискуссии решениям государственных экспертов и, как следствие, отсутствию состязательности в суде.

Ярчайший пример — злободневное дело Егора Жукова.

Кстати, пагубном влиянии такого «железного занавеса» в методобеспечении недавно говорил Игорь Вениаминович Жарков, действительный член ГЛЭДИС, в этой публикации.

Нынешняя конференция – один из мостиков над пропастью, разделяющей коллег по признаку наличия пого́н. Но отнюдь не по объёму знаний и опыта. Показательно, что в Гос.

ИРЯ в одном зале, за одним круглым столом вели научную дискуссию и  правоохранители (например, Анастасия Громов из ЭКЦ МВД РФ, Екатерина Цветкова и Ирина Гарт из ГУ криминалистики Следственного комитета и другие), и представители почти всех крупных университетов и научных центров страны (МГУ им. М.В.

Ломоносова, ЮФУ, СКФУ, Кемеровский государственный университет, МГЮА им. О.Е. Кутафина, СГПИ им. А.И. Герцена, СФУ им. М.В. Ломоносова, Гос. ИРЯ им. Пушкина, Институт языкознания РАН, Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, Высшая школа экономики, Башкирский государственный педагогический университет им. М.

Акмуллы, Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова, Пятигорский лингвистический университет, Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского и другие), в том числе узкоспециализированных (как, например, Московский университет МВД им. В.Я. Кикотя).

На мой взгляд, диалог между коллегами в рамках конференции вполне удался. Это подтверждают и сами организаторы. Начальник отдела лингвистических экспертиз и исследований ГБУ г. Москвы «Московский исследовательский центр» («МИЦ») Игорь Огорелков, профессиональный эксперт с большим стажем в правоохранительный структурах, отметил: «Да, конференция получилась».

«МИЦ» наряду с ИРЯ им. Пушкина и университетом Та́мпере (Финляндия) выступил организатором мероприятия. Представители института русского языка обозначили дальнейшие планы: предполагается сделать целую серию научных проектов на базе института, и минувшая конференция была только вторым из них.

Как отметил координатор встречи проректор по науке Гос. ИРЯ им. Пушкина д.ф.н., проф. Михаил Осадчий, движение вперёд в судебной экспертизе невозможно без понимания того, как обстоят дела в «большой науке».

Вполне возможно, что следующий шаг института – своя образовательная программа по лингвистической экспертизе.

По результатам конференции будет выпущен сборник докладов. А прямо сейчас можно скачать программу конференции и ознакомиться с небольшой подборкой основных мыслей и цитат:

Пленарный доклад Михаила Андреевича Осадчего «О некоторых методологических и терминологических проблемах экспертизы по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации»:

https://akinina-lingexpert.ru/wp-content/uploads/2019/10/Osadchij-plenarnyj-doklad.mp3

Доклад Огорелкова Игоря Витальевича «Современное состояние и перспективы развития автороведческой экспертизы» на секции «Теория языковой личности…»:

Доклад Елены Станиславовны Кара-Мурзы «К вопросу о профессиональной этике в лингвистической экспертизе» на секции «Вопросы критической методологии…»:

Вопрос Е.А. Колтуновой А.Н. Баранову о роли психолога в психолого-лингвистических экспертизах (и ответ):

Кстати, некоторой недоработкой организаторов считаю отсутствие на конференции стендов с профессиональной литературой, которую можно было бы купить. Наблюдала, как участники дарят друг другу свои книги, но это единичная практика. Так почему бы в следующий раз не организовать процесс для всех желающих? Я, например, ехала в Москву со стойким желанием вернуться с чемоданом, набитым книгами.

***

Вместо послесловия. Конференция не только очертила пути решения насущных задач, но и обозначила и важнейшие проблемы, решение которых пока не найдено. Например, с экспертной практикой более или менее разобрались, она с годами устоялась.

А как быть с экспертной этикой? СМИ уже открыто называют имена псевдоэкспертов, которые усердно занимаются «заказухой» для нужд обвинителей (например, здесь, а также в этой статье). Похоже, это начало большой кампании по чистке экспертных рядов от нечистоплотных или просто некомпетентных. И не стоит думать, что чистка и огласка могут коснуться только негосударственных экспертов.

Прецеденты уже известны (например, этот). Как знать, возможно профессиональная этика и станет темой следующей масштабной встречи коллег…

Анастасия АКИНИНА.

Фото автора.

Фотогалерея получилась обширной, так что прилагаю её в конце статьи. Ищите себя, делитесь статьёй в интернете, рекомендуйте друзьям! И до встречи на следующих конференциях!

Источник: https://akinina-lingexpert.ru/zametki-na-polyah-o-konferencii-sovremennaya-teoreticheskaya-lingvistika-i-problemy-sudebnoj-ekspertizy/

Ссылка на основную публикацию