Герман греф: -систему образования нужно было менять вчера

Герман Греф: -Систему образования нужно было менять вчера

Противники ЕГЭ могут использовать главу Сбербанка Германа Грефа для борьбы с экзаменом Владимир Жабриков © URA.RU

Противники Единого государственного экзамена (ЕГЭ) неожиданно получили влиятельного союзника. В свои ряды они намерены рекрутировать главу Сбербанка Германа Грефа. В ходе заседания Восточного экономического форума он заявил о необходимости «убить школьные экзамены». Борцы с ЕГЭ расценили это как хороший знак.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

«Я ненавижу процесс оценивания, я ненавижу экзамены», — признался Греф, добавив, что у него «не клеится с системой образования». По словам банкира, существующий процесс обучения «убивает всяческое желание учиться». Он выразил мнение, что из школы люди выпускаются «с инвалидностью»: они привыкают к подобной системе и ожидают, что их «всю жизнь будут оценивать».

Заявление главы Сбербанка активизирует борьбу с ЕГЭ, уверены эксперты

Игорь Меркулов © URA.RU

Глава Национального родительского комитета Ирина Волынец заявила «URA.RU», что ее организация готовится обращаться к Грефу на тему ЕГЭ, чтобы представить ему свои предложения по ликвидации экзамена. Организация последовательно выступает против ЕГЭ и приводит против него многочисленные аргументы. По словам Волынец, Греф может стать «отчасти их сторонником».

«Мы не выступаем против системы оценки как таковой, контролировать знания необходимо — но по сути, а не по форме.

ЕГЭ же ориентирован, во-первых, на техническую, бюрократическую сторону, а во-вторых, предполагает не глубокое знание предмета, а натаскивание, дрессировку», — пояснила собеседница агентства.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Вузы смогут получить лицензию удаленно

Оценим за полчаса!

Волынец также призналась, что рада тому, что глава Сбербанка «обратил внимание на эту проблему».

По мнению автора и ведущего программы «Умники и умницы», профессора Юрия Вяземского, теоретически Герман Греф может выступать против ЕГЭ. Он рассказал, что Греф всегда был противником механической проверки знаний, поддерживая креативный, более творческий подход.

Герман Греф: -Систему образования нужно было менять вчера

Германа Грефа некоторые видят в качестве лоббиста отмены Единого госэкзамена

Владимир Андреев © URA.RU

«Вся жизнь — экзамен. Человек каждый месяц сдает экзамены. Я долго боролся с ЕГЭ. Какой это может быть единый экзамен, когда один — Эйнштейн, а другой — дурак! Нам нужны эйнштейны, дураков у нас и так много.

Я все это пытался доказывать и одному министру образования, и другому. А потом на одной из „прямых линий“ услышал, как маленькая девочка спросила президента Путина — когда же, наконец, отменят ЕГЭ. И ответ был очень короткий: никогда», — пояснил Вяземский.

В то же время он признал, что дискуссия о ЕГЭ окончательно не завершена.

О том, что после заявления Германа Грефа вопрос ЕГЭ может войти в повестку «URA.RU» заявил и первый зампред думского комитета по образованию Олег Смолин. По его мнению, если для школьников отменить экзамены, как это предлагает глава Сбербанка, то тогда придется вернуться к прежней системе — до появления Единого госэкзамена вузы проводили свои вступительные испытания.

Герман Греф может стать лоббистом тех, кто сегодня выступает против Единого госэкзамена, считает сопредседатель экспертного совета аналитического агентства «Национальный Эксперт» Сергей Журавский. «Греф на сегодняшний день является далеко не последним человеком в стране.

Очевидно, что тема образования, которую он регулярно затрагивает, очень ему близка. Вполне возможно, что он может стать именно тем тараном, при помощи которого попытаются сломить ЕГЭ», — пояснил «URA.RU» Журавский.

Он считает, что Греф располагает не только политическим и аппаратным весом для этой задачи: «Он руководит огромной структурой, он — практик, и своими глазами видит ущербность сегодняшнего образования».

Источник: https://ura.news/articles/1036278772

Греф хочет окончательно добить российскую систему образования

?

Category: Греф хочет окончательно добить российскую систему образования

Греф призвал отменить школьные экзамены

Экзамены лишают желания учиться, считает глава Сбербанка Герман Греф.

По его мнению, школьники готовы работать только в условиях предстоящей оценки.

Герман Греф: -Систему образования нужно было менять вчера

  • «Это катастрофа… Одна из моих личных целей — убить экзамены», — заявил он в ходе пленарной сессии Сбербанка на Восточном экономическом форуме.
  • По словам Грефа, из школы дети уже выходят «инвалидами», так как настолько привыкают к системе оценивания, что в дальнейшей жизни при ее отсутствии расслабляются и не готовы что-либо делать.
  • В прошлом году глава Сбербанка заявил, что узкоспециализированные «математические» школы, в которых детей «пичкают» одним предметом — пережиток прошлого, а математики и программисты в будущем будут все менее востребованы.
  • Ссылка.

Этот экзаменационный инвалид, разбираясь в образовании как свинья в апельсинах, исподволь настойчиво проталкивает идею трёхклассного бесплатного образования. Сначала ЕГЭ, затем отмена экзаменов, а дальше…

https://sozero.livejournal.com/5199796.html

Герман Греф: -Систему образования нужно было менять вчера

Об этом заявил глава Сбербанка Герман Греф.  Он считает, что экзамены лишают школьников желания учиться. И что отказаться от классической системы экзаменов в школах. По мнению топ-менеджера, дети привыкают к системе оценивания в учебных заведениях и после выпуска становятся «инвалидами», не способными что-либо делать без постоянного надзора.

«Это катастрофа… Одна из моих личных целей — убить экзамены»,— заявил господин Греф в ходе пленарной сессии банка на Восточном экономическом форуме (цитата по «РИА Новости»).

………………

Герман Греф и ранее «радовал» своими заявлениями и предложениями в сфере образования.

Так прежде  Герман Греф, например назвал физико-математические школы пережитком прошлого: математики и программисты, как считает банкир, в будущем будут все меньше и меньше востребованы. По мнению главы Сбербанка, дети должны быть равномерно развиты, и необходимы специалисты всех профилей и «всех дарований и талантов».

На мой взгляд-экзамены в школах нужны. Сторонник классических экзаменов, как в прошлом были, а не тесты-вопросы и ответы на нихна которые можно и на удачу верно ответить.

А если совсем отменить экзамены в школах, как предлагает Г.Греф, то как можно будет оценить знания выпускника?! У него же тогда и аттестата с оценками не будет.

И ещё-экзамены дисциплинируют ученика, приучают его готовиться к их сдаче.

Как вы считаете-нужны экзамены в школах или их можно отменить. как предлагает Греф?!

https://amarok-man.livejournal.com/4558824.html

Источник: https://sell-off.livejournal.com/36026427.html

Хитрый план Германа Грефа. Зачем убивать экзамены в школах

Герман Греф: -Систему образования нужно было менять вчераОбщество

За что глава Сбербанка так ненавидит российское образование

Герман Греф: -Систему образования нужно было менять вчера

Игорь Руссак / Росконгресс

Президент Сбербанка Герман Греф снова раскритиковал российское образование. По его мнению, экзамены в школах нужно отменить, поскольку они убивают всякое желание учиться, а из нынешних школ дети выходят с «инвалидностью». «Русская Планета», кажется, разгадала хитрый план Германа Грефа. Делимся своими соображениями.

Что сказал Греф?

Выступая на Восточном экономическом форуме, глава Сбербанка заявил, что от классической системы экзаменов в школах пришла пора отказаться.

«Я вам честно скажу одну из главных вещей, которые я вынес из школы, — я ненавижу процесс оценивания, я ненавижу экзамены. Это катастрофа».

Одна из моих личных целей — убить экзамены

 — цитирует слова Грефа агентство ТАСС.

Он добавил, что дети в учебном заведении привыкают к системе оценивания, а потом она исчезает, и во взрослой жизни люди расслабляются. По мнению Грефа, дети из школы уже выходят «с инвалидностью», не способными что-либо делать без постоянного надзора.

Уж не знаем, благодаря чему тогда Герман Греф смог построить столь успешную карьеру, раз он ничего хорошего не может сказать о школе. И с чем связана нелюбовь бывшего министра к российскому образованию, мы тоже не берёмся судить. Но история у этой нелюбви долгая.

Так, в 2017 году, Герман Греф заявил, что наша школа застряла в XIX веке. И привёл в подтверждение слова министра образования Японии, который в 1850-м году писал, что система насильственного образования не несёт счастья школьнику, поскольку создана для государства. А идеальная школа, по мнению Грефа – та, которая преподаёт не знания, а навыки.

А в прошлом году Греф набросился на физико-математические школы. По мнению главы Сбербанка, они устарели и совершенно не нужны. Вместо этого, по мнению Грефа, нужно равномерно развивать в детях «дарования и таланты», а не пичкать их «монопредметами», как в советские годы.

Разумеется, на столь резкие высказывания Грефа последовала реакция. Например, министр просвещения Ольга Васильева привела цифры, которые «говорят ярче, чем цитата уважаемого Германа Оскаровича»:

У нас за последние 10 лет наши студенческие команды по информатике и программированию были победителями на международных олимпиадах, равных нет. У нас есть указ о стратегии развития нашей страны, майский указ, у нас сейчас грандиозные планы о создании 15 математических центров

— заявила она.

И это правда. Медали, которые регулярно привозят русские школьники из-за рубежа – настоящий повод гордиться Россией. Это вам не мельдоний и многомиллиардные вливания в спорт.

Как можно вообще говорить о каком-то развитии, о высоких технологиях, о цифровизации, если отменить углублённое преподавание базовых математических дисциплин? А математика, как известно, царица всех наук.

Не верите – спросите у Перельмана. А заодно поинтересуйтесь, где он теперь живёт…

Идеальная школа – это…

Герман Греф, как известно, сторонник глобализации. И быть может, он и правда искренне хочет, чтобы наша школа стала конкурентной на мировом рынке. Чтобы учителя перестали заставлять учеников зубрить даты и факты, а дети умели мыслить самостоятельно. Идея-то хорошая, да только вот результаты прогрессивных школьных реформ на Западе пока говорят об обратном.

Главной ценностью в западных школах объявлен ученик и его комфорт. Ярким примером можно назвать школьную реформу в Финляндии: там с недавних пор отменили такие предметы, как «физика» или «литература», а вместо них школьники изучают темы и события в комплексе. Например, изучение истории Европы включает в себя собственно историю, а также географию, политику и иностранные языки.

С одной стороны, это хорошая идея – так у ребёнка формируется объемное мышление, он учится видеть связь событий и процессов друг с другом. В Финляндии дети не приходят в школу слишком рано – нужно выспаться. Им не ставят оценок до старших классов – стресс вреден.

С другой, по мнению самих финнов, отказ от домашних заданий и от принуждения детей к учёбе дал обратный эффект: атмосфера в школе стала слишком расслабленной.

И, несмотря на первоначальный положительный эффект – высокие рейтинги финских школьников в PISA (Programme for International Student Assessment), финнов уже несколько лет обгоняют азиаты, Китай и Корея, а учёбу в этих странах расслабленной назвать никак нельзя.

Вернёмся к нашим баранам, то бишь, к нашей многострадальной школе. Действительно, 80% знаний, которые ученики получают за партой, в реальной жизни им не пригодятся. А в наше время знания устаревают быстрее, чем успевают просохнуть чернила в школьных методичках…

Откроем маленькую тайну. В школы дети идут не за знаниями. А за самим процессом изучения чего-нибудь. Именно в процессе учёбы в мозге формируются нейронные связи. С ними всё просто: чем их больше – тем лучше. Да, вашему ребёнку никогда не пригодятся знания о том, как именно устроены жгутики у бактерий.

Но вот нейронные связи, которые возникли в его голове при изучении всех этих сложных предметов, по которым ещё и пришлось ужасные экзамены сдавать – это пригодится точно. И будет лучше, если образовательная программа будет не новомодной, а классической.

Иначе мы рискуем воспитать в детях не критическое мышление, а самый банальный нигилизм.

Что же будет, если наша школа, как того хотел бы Греф, и правда перестанет воспитывать будущих математиков? Кто-то скажет – для обслуживания трубы нам не нужны математики. И будет прав.

Это только кажется, что научные достижения Запада связаны исключительно с тем, что там прогрессивные школы. Для себя они растят удобный демократический планктон, а настоящие мозги закупают в других странах – в Азии, в России в том числе.

Если и будет какой-то практический эффект от изменения нашей системы образования – то разве что утечка мозгов на Запад и правда наконец-то прекратится. Нечего будет экспортировать.

Ну что, Герман Оскарович, в этом состоит Ваш хитрый план?

темы

Источник: https://rusplt.ru/society/hitryiy-plan-germana-36769.html

Греф стал главным куратором министра просвещения Кравцова | Площадка Михаила Мороза

Герман Греф: -Систему образования нужно было менять вчера

Свершилось то, что давно должно было свершиться – «теневое правительство» России выходит из тени и берет бразды правления страной в свои руки. Убежденный глобалист, член совета J.P. Morgan International Council, председатель попечительского совета Высшей школы экономики и публичный сторонник «толпо-элитарной» модели управления господин Герман Греф де-факто возглавит координационный совет по развитию российского образования. «Цифровой» министр просвещения Сергей Кравцов на отчетных фото с трепетом смотрит на своего, по нашему мнению, персонального руководителя и куратора. При таком раскладе переход к базовым навыкам и компетенциям, персональным траекториям развития, искусственный интеллект вместо живых учителей вместе с полным разрушением русской школы, увы, становится вопросом ближайшего времени.

Недавно мы подробно рассказывали о планах ростовщиков во главе с Грефом полностью захватить власть после того, как Сбербанк был куплен Минфином и стал частью государственной машины, а следовательно – получил функции госуправления. Также мы освещали трансформацию Сбера при Грефе в огромного спрута-монополиста.

Как заявлял сам его хозяин, «Сбербанк сейчас значительно больше, чем банк».

Постоянно подпитываемая депозитами Минфина и кредитами Центробанка корпорация Грефа, лишь на бумаге находящаяся в юрисдикции РФ, последовательно прибирает к рукам образование, мобильные и интернет-сервисы, функции сотового оператора, вынашивает планы по маркировке продуктов и фармацевтики и даже профилактике безнадзорности несовершеннолетних.

Что касается российского образования, проваливший защиту кандидатской диссертации в Питере господин Греф уже давно протянул к нему свои руки.

И его взгляды на развитие этой важнейшей сферы хорошо известны: «Физматшколы – это пережиток прошлого», а все экзамены и фундаментальные проверки полученных знаний надо поскорее «убить» – ведь они вызывают такой сильный стресс у учеников.

Просто удивительно, как персонаж, за плечами которого постоянно была многомиллиардная господдержка, ничего не смыслящий в педагогике и прославившийся высказываниями типа «вы говорите страшные вещи, вы хотите передать власть, фактически, в руки населения» умудряется поддерживать свой авторитет в высоких кабинетах и получать карт-бланш на любые токсичные «реформы». Причем реформы эти, естественно, не его ноу-хау: все идеи банкстера – просто коряво переведенная калька с директив Всемирного банка, а также методичек его «уважаемых партнеров» из Йеля и Стэнфорда, где Греф и его команда топ-менеджеров регулярно «повышают квалификацию».

О том, что сделает Греф с российским образованием, можно составить представление по материалу «Катюши» «Антиобразование будущего: Греф, Кузьминов и Фрумин представили практическое пособие по ликвидации русской школы».

 Он был посвящен совместной методичке Института образования ВШЭ во главе с содомитом Исаком Фруминым и Сбербанка под названием «Универсальные компетентности и новая грамотность: чему учить сегодня для успеха завтра» (УКНГ).

Если пересказать еще раз вкратце и по-простому, Греф и его хозяева-глобалисты очень сетуют на то, что сегодняшнее «школьное (пока еще – фундаментальное) образование не позволяет селективно отбирать учащихся». Они планируют готовить к «следующим ступеням обучения» (колледж, вуз, наука) «отдельных счастливцев» — так на практике будет реализована их социал-дарвинистская идея образовательной сегрегации, деления общества на «служебных людей» с «базовыми компетенциями» и их хозяев.

Читайте также:  Университет итмо стал чемпионом мира по программированию

«Универсальные компетенции» для членов нового глобального общества ограничиваются креативностью, системным мышлением, способностью взаимодействовать с разными людьми в одной команде, саморегуляцией, готовностью выполнять различные задачи.

Фундаментальные знания, предметы и дисциплины заменяются «новой грамотностью», которая делится на «базовую инструментальную грамотность» и «базовые современные специальные знания и умения».

Неслучайно прославившийся своими гомо-похождениями замруководителя Высшей школы экономики Исак Фрумин на своем образовательном интенсиве на острове Русский проговорился: Греф заказал ВШЭ определить тот минимум, который необходим для воспитания «людей одной кнопки».

Похоже, что заказ был успешно выполнен. Итак, либерал-глобалисты считают, что для большинства людей будет достаточно уметь:

  • «— читать и писать (способность воспринимать и создавать информацию в различных текстовых и визуальных форматах, в том числе в цифровой среде,
    — считать (способность применять математические инструменты, аргументацию, моделирование в повседневной жизни, в том числе в цифровой среде,
  • — программировать (способность воспринимать и создавать информацию на формальных языках, языках программирования).
  • — гражданская «грамотность»,
    — навыки финансового поведения (финансовая «грамотность»),
    — базовые навыки использования правовых норм (правовая «грамотность»),
    — экологическая «грамотность»,
    — научная, технологическая «грамотность»,
  • — «грамотность» в области здоровья».

Дополнительно они предлагают преподавать такие «модули», как:
Обратите внимание: в планах Грефа сотоварищи нет упоминаний о биологии, химии, физике, астрономии, геометрии, не говоря уже об истории, литературе, философии, мировой художественной культуре и др. дисциплинах, прямо влияющих на формирование мышления, гражданскую самоидентификацию и мировоззрение человека. Вместо них ученикам будут прививать «инициативность» (возможность разобраться в любой ситуации без помощи учителя), а также обращение к поисковикам в интернете — в случае пробелов в познаниях.

Если кто-то до сих пор не понял, что происходит, вот вам цитата из Германа Грефа от мая 2017 года: «Главная задача нынешней системы образования — совершить переход от преподавания знаний к преподаванию навыков.

Современную школу родил Вильгельм фон Гумбольдт в униженной Германии, завоеванной Наполеоном. Стране нужно было родить солдат. Гениальный Гумбольдт для своего времени подал идею всеобщего образования и создания из молодежи армии учеников.

Сегодня основа обучения остается такой же, что является гигантской проблемой страны».

Итак, образовательная система как непрерывный процесс накопления и передачи знаний, являющихся достоянием всего человечества, Грефу сотоварищи более не нужна. Они намерены с пеленок формировать профориентацию каждого человека (персональная карьерная траектория), ограничивать его узкими рамками и базовыми навыками, из которых невозможно вырваться до конца жизни. В классической русской/советской средней школе, обучение конкретной профессии в приоритетах отсутствовало — ставилась задача выпустить разносторонне развитую личность с широким кругозором, которая на следующем этапе сама определится со своим будущим.
«Благотворительный» фонд Грефа «Вклад в будущее» еще в 2017 году стал спонсором международного образовательного проекта, продвигающего «смещение акцента от предметных знаний к универсальным навыкам». Он стал своего рода манифестом форсайтщиков-трансгуманистов, намеренных последовательно идти к своей задаче. И сейчас, когда глава госбанка-монополиста Греф де-факто будет рулить всем отечественным образованием, эта задача близка к реализации.
Для глобальных космополитов до недавнего времени был проблемой тот факт, что массовое фундаментальное образование в нашей стране пока является сферой ответственности социального государства – по крайней мере, так это прописано в Конституции. Но это препятствие, как видим, ими успешно ликвидировано – в Правительстве ныне рулят цифровики-технократы, которые сами с радостью отдают власть в руки глобалистам. И теперь можно как бы легально, под соусом развития «цифровой экономики» и новых технологий, превращать все школы, колледжи, вузы и научные институты в частные лавочки Грефа сотоварищи, где будут штамповать «лояльных исполнителей» для нового рабовладельческого строя. Сбербанк теперь сам – часть Правительства. Тезис «государство – это Греф» из анекдота стал нашей действительностью…
Уничтожение русской школы Греф начнет с «головы» – с полной переработки ФГОСов, в которых на сегодня, усилиями теперь уже экс-министра Ольги Васильевой, еще оставалась фундаментальность, конкретика и единство образовательного пространства. Примечательно, но после посиделок с Кравцовым Греф уже сам анонсировал запуск в 2020 г. некой новой образовательной платформы, над которой работа, оказывается, велась целых три года. Вели ее спецы Сбербанка, надо полагать, без каких-либо согласований с родительским и учительским сообществом.

«Нам, конечно, нужно работать в полном контакте, будут также руководители Рособрнадзора, что критически важно для нас, <…> очень многое в регулировании придется менять, под это нам придется менять образование, программы образовательные, систему управления вузами, мотивацию вузов, учителей переподготавливать», – заявил Греф.

Источник: https://maxpark.com/community/7285/content/7050183

«Неповоротливые империи рушатся». Как Герман Греф менял Сбербанк | Карьера и свой бизнес

Герман Греф: -Систему образования нужно было менять вчера

В 2007 году, к удивлению мирового финансового сообщества, бывший министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф стал новым СЕО Сбербанка. В 43 года он обладал впечатляющим послужным списком в государственных структурах, но никогда не работал в коммерческих организациях. Греф родился в семье этнических немцев в небольшом селе Северного Казахстана, окончил юридический факультет Омского государственного университета по специальности «правоведение». В 1990–1993 годах обучался в аспирантуре юридического факультета Ленинградского университета (специализация «экономика»). После работы в администрации Санкт-Петербурга в 1991–1998 годах он переехал в Москву, где в 1999 году стал руководителем Центра стратегических разработок, основанного для разработки концепции экономического развития России. Команда экспертов и специалистов, собранная в центре, предложила программу действий для долгосрочного развития страны, и она легла в основу первых реформ Владимира Путина, результатом которых стал существенный рост экономики. В 2000 году Греф возглавил Министерство экономического развития РФ и приобрел репутацию либерала-реформатора. СМИ приписывали ему многие достижения нулевых, такие как либерализация системы налогообложения, создание Стабилизационного фонда и вступление России во Всемирную торговую организацию. Греф работал с Путиным еще в Санкт-Петербурге, поэтому, будучи на посту министра, имел прямой доступ к президенту. Многие эксперты считали его потенциальным преемником Путина, но Греф решился на кардинальные изменения и пришел в Сбербанк.

Тем не менее в банковском секторе он оставался новичком. Российские СМИ скептически оценили его назначение, намекая на отсутствие опыта и некоторый романтизм нового СЕО, но Греф присутствия духа не утратил.

Со своей легендарной трудоспособностью, работая по 16 часов в сутки, он погрузился в дела Сбербанка и прежде всего поставил три цели: стать банкиром, создать команду и сосредоточить внимание Сбербанка на эффективной работе. «Моя мотивация была проста: я хотел показать, что крупная государственная российская компания может достичь уровня мирового класса».

За последующие годы вера Грефа в собственную способность побеждать нисколько не ослабла, несмотря на мировой финансовый кризис, экономический спад в России и геополитическую напряженность.

Жажда большего

По выражению Льва Хасиса, первого заместителя председателя правления Сбербанка, «для Грефа нет ничего невозможного». Его неудовлетворенность текущим положением вещей и жажда большего широко известна. В 2015 году, сразу после окончания крупномасштабной модернизации IT-системы Сбербанка, Греф заявил, что она уже устарела и требует обновления.

Александр Торбахов, экс-руководитель блока «Розничный бизнес», говорил: «Я встречал много выдающихся людей, но личность Грефа уникальна как в положительном, так и в отрицательном смысле!» С таким руководителем, как СЕО Сбербанка, работать нелегко. Он не только много работает и ожидает того же от других, но и очень самоуверен и не всегда корректен в выражениях.

Греф скор на критику и нечасто хвалит подчиненных. Он легко закипает и склонен терять счет времени, что нарушает распорядок дня и его самого, и подчиненных. Однако один из заместителей СЕО говорит: «Увлекательность того, что мы с ним делаем в Сбербанке, компенсирует все эти неудобства».

Греф также заставляет топ-менеджеров вести здоровый образ жизни, открыто критикуя тех, чью физическую форму считает несоответствующей, и сам каждое утро пробегает 16 километров.

Среди всех описанных в книге атлетических лидеров именно Греф взял очень высокую — почти недосягаемую — планку фокуса на развитие. Он утверждает, что у него комплекс «недоучки», и борется с ним.

Греф с почтением относится к ученым и экспертам, но извлекает знания из всех возможных источников — от сотрудников, работающих на первой линии в отделениях, до СЕО глобальных корпораций.

Греф всегда выискивает новые идеи и без колебаний опробует их на практике.

Сбербанк учится танцевать

Сбербанк (Сберегательный банк России) был создан в 1841 году декретом царя Николая I. В советское время оставался единственным поставщиком розничных банковских услуг — каждый гражданин, открыв личный счет, был его клиентом.

В 1987 году в ходе перестройки банк получил свое нынешнее название — Сбербанк России — и после распада СССР остался единственным банком, который продолжил работу в новых условиях. К 2007 году активы Сбербанка составляли более $190 млрд, благодаря чему он стал самым крупным банком Восточной Европы и 33-м банком в мире. Его филиальная сеть состояла из 20 тыс.

банковских отделений по всей стране. Сбербанк со штатом в 262 тыс. человек (2007) был одним из крупнейших работодателей в России — и во многих регионах страны единственным финансовым учреждением.

Но, несмотря на хорошие финансовые показатели, он оставался огромной и неповоротливой машиной, печально известной плохим сервисом, устаревшими методами работы и советским менталитетом сотрудников. По части эффективности и производительности он отставал не только от ведущих международных банков, но и от частных российских.

В 2007 году, когда предыдущий СЕО Андрей Казьмин перешел в ФГУП «Почта России», большинство топ-менеджеров также уволились (или были уволены) из Сбербанка. Новый СЕО нанял Ward Howell (компанию по подбору руководителей), чтобы собрать высокопрофессиональную команду.

Сергей Воробьев, старший партнер Ward Howell, вспоминает: «Грефу были нужны самые талантливые — суперпрофессионалы с супермотивацией.

Мы привыкли говорить кандидатам, что есть компании, начинающие с нуля, так называемые greenfield, есть компании, работающие на основе уже каких-то имеющихся объектов, так называемые brownfield но Сбербанк был настоящим blackfield. Мы искали революционеров».

В новую команду вошли представители ведущих международных компаний — Денис Бугров (McKinsey), Антон Карамзин (Morgan Stanley) и Виктор Орловский (IBM). Тем не менее Герман Греф никогда не прекращал искать наилучших кандидатов за пределами и внутри Сбербанка.

В последующие годы к команде Грефа присоединились Александр Базаров (Deutsche Bank, Credit Suisse), Сергей Горьков (НК «ЮКОС») и Лев Хасис (Walmart, X5 Retail Group), а Макcим Полетаев и Александр Морозов пошли на повышение внутри Сбербанка.

В сентябре 2008 года Сбербанк представил стратегию развития на ближайшие пять лет и озвучил цель — стать одним из ведущих мировых финансовых институтов. Банк планировал увеличить чистую прибыль в 2,5–3,5 раза, обеспечив рентабельность собственного капитала выше 20%, и сократить штат на 15–20%.

В центре внимания прежде всего была операционная эффективность, но Греф хотел достичь ее путем обучения и инноваций, а не резким сокращением расходов. В своем первом послании сотрудникам Сбербанка (форма коммуникации, которая потом станет традицией) СЕО установил курс на путь перемен для 262 тыс. человек:

«Наши конкуренты во многом научились работать эффективнее и быстрее, часто лучше понимают потребности клиентов и активнее на них реагируют. Нужно помнить уроки истории: неповоротливые империи рушатся. Интересы клиентов меняются, у них теперь есть широкий выбор, и нам надо измениться хотя бы для того, чтобы просто сохранить свои лидирующие позиции на рынке».

Как мы уже говорили, Греф — активный сторонник бережливого производства (философии менеджмента, разработанной в Toyota): он посчитал, что Сбербанк — подходящее место для его применения. Под руководством Грефа была создана производственная система Сбербанка (ПСС).

Она охватывает разные сферы, такие как оптимизация бизнес-процессов, развитие системы менеджмента (система ключевых показателей эффективности KPI и мотивации), продвижение новых ценностей, — и постоянно эволюционирует.

Для крупномасштабного внедрения ПСС Греф выбрал менеджера с солидным опытом работы в Сбербанке — Максима Полетаева, на то время самого молодого управляющего одним из региональных банков.

Полетаев поехал учиться в школу бережливого производства в Кейптаун, а затем возглавил большую группу руководителей Сбербанка в поездке по заводам Toyota в Японии.

Для обучения персонала в Москве и Нижнем Новгороде были открыты две lean-лаборатории (Lean-лаборатория — внутренняя площадка компании для обмена опытом и экспериментов. Цель лаборатории — объединение разных знаний и практик с целью совершенствовать и развивать бережливое производство. Прим. ред.), в которых к 2012 году обучились 75 тыс. сотрудников Сбербанка. Греф тоже прошел этот курс и получил «черный пояс», подтвердив высшую квалификацию.

Обучение персонала

СЕО и команда Сбербанка понимали, что изменить процессы и процедуры недостаточно, банк — это прежде всего люди: их навыки, мотивация и поведение. Как говорит Греф, «Если мы хотели получить ведущий финансовый институт, нам был нужен человеческий капитал высокого качества, а у нас его не было.

Даже с точки зрения базового образования мы были в невыгодном положении: большинство наших менеджеров окончило провинциальные вузы в самые худшие времена, в конце 1980-х и начале 1990-х, когда наша система образования практически рухнула. Нам пришлось заняться их образованием».

Герман Греф уверен: чтобы стать банком мирового уровня, Сбербанку необходимо иметь корпоративный университет мирового уровня — и второе должно предшествовать первому.

Он предложил профессору Валерию Катькало, декану Высшей школы менеджмента при СПбГУ (единственной российской бизнес-школы, вошедшей в список топ-100 Financial Times), возглавить Корпоративный университет Сбербанка. Банк инвестировал более 10 млрд руб. в строительство ультрасовременного кампуса в Подмосковье.

Корпоративный университет запустил ряд специализированных программ развития менеджмента в сотрудничестве с ведущими международными бизнес-школами INSEAD, LBS и Стэнфордского университета. Программа Сбербанк- INSEAD, например, не имеет аналогов — ежегодно 500 сотрудников становятся слушателями девятимесячного курса, в котором сочетаются традиционное обучение в аудиториях с онлайн-сессиями, групповыми и индивидуальными проектами.

«Саморазвитие стало нашей корпоративной ДНК», — поясняет Валерий Катькало. Сбербанк остается лидером корпоративного обучения: в 2018 году каталог образовательных программ насчитывал более 120 программ.

Греф верит в науку менеджмента; он создал корпоративную библиотеку, в которой собраны книги, «необходимые для наших сотрудников и руководителей», — и это не только деловая литература, но и книги о самосовершенствовании личных качеств, коммуникаций или здоровья.

В Сбербанке говорят, что Греф читает все книги из библиотеки и регулярно проверяет, делают ли это другие сотрудники. Сбербанк приглашает лекторов мирового уровня, собирающих аудитории до 1500 человек. Чтобы охватить такими мероприятиями все 294 тыс.

сотрудников, живущих и работающих в 13 часовых поясах, Сбербанк активно экспериментирует с дистанционным обучением. Так, в 2012 году запущена виртуальная школа, включающая более трехсот мультимедийных программ, видеокурсов и приложений для iPad.

Греф любит повторять, что он директор по персоналу Сбербанка, хотя точно так же мог бы назвать себя директором по обучению. Он не только инвестирует в развитие сотрудников сотни миллионов долларов, но и, как было сказано выше, сам активно участвует в этом процессе.

В многочисленных поездках по регионам Греф общается с клиентами и работниками, выступает в рамках программ развития менеджмента, с 2008 года пишет «послания сотрудникам» и просит их отвечать. Он заставляет и других руководителей делать то же самое.

Каждый день члены правления отправляют по электронной почте сообщение: «Доброе утро, Сбербанк!», мотивирующее сотрудников и содержащее простые советы по улучшению личной эффективности.

В Корпоративном университете используется формат «лидеры учат лидеров», согласно которому каждый член команды руководителей (около 250 человек) регулярно участвует в образовательных программах Сбербанка в качестве преподавателя.

Греф постоянно проповедует стремление к высоким достижениям, личностное развитие, здоровый образ жизни — и на словах, и на деле.

Его «пропаганда» работает: тысячи сотрудников регулярно участвуют во всевозможных спортивных мероприятиях, проводимых Сбербанком, изучают популярные книги по бизнес-психологии и менеджменту.

Читайте также:  В какие вузы можно подать документы онлайн

Департамент управления персоналом даже запустил образовательный проект о здоровой еде и фитнесе для всей компании. Тем не менее СЕО серьезно озабочен корпоративной культурой банка.

«При таких инвестициях в обучение мы обеспечили людей всеми необходимыми профессиональными навыками, но сможем ли мы создать культуру эффективности в стране, где ее никогда не существовало? Без этого Сбербанку не удастся прорваться в высшую лигу».

Греф постоянно анализирует тему обучения и саморазвития, читает книги, общается с экспертами и, конечно же, действует. В 2009 году Сбербанк обнародовал свою миссию: «Мы даем людям уверенность и надежность, мы делаем их жизнь лучше, помогая реализовывать устремления и мечты».

Также разработан свод правил Сбербанка, призванный помогать работникам ориентироваться в их ежедневной рутине, например: «Строить отношения, а не продавать продукт», «Соблюдать не только букву, но и дух требований закона» и — пожалуй, самое важное отражение ожиданий от сотрудников — «Ежедневно улучшать себя и свое окружение». Однако к 2013 году Греф почувствовал необходимость пересмотреть ценности и корпоративную культуру, чтобы превратить их в главный двигатель развития компании. Так появилась книга ценностей Сбербанка: «Я — лидер», «Мы — команда» и «Все — для клиента». Согласно проведенным опросам, фокус-группам и краудсорсинговым инициативам, новые ценности в целом нашли отклик у сотрудников: они сочли, что лидерство и клиентоориентированность уже стали по-настоящему значимыми для организации, в то время как командная работа воспринималась как крайне необходимая и важная вещь, но до сих пор не укоренившаяся на уровне «коллективного бессознательного» корпорации.

Источник: https://www.forbes.ru/karera-i-svoy-biznes/375607-nepovorotlivye-imperii-rushatsya-kak-german-gref-menyal-sberbank

Греф призвал к глобальной реформе системы образования — Atsinis — КОНТ

Герман Греф: -Систему образования нужно было менять вчера Герман Греф, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, и Евгений Ясин. 15-летие ГУ-ВШЭ

Оригинал http://atsinis.livejournal.com…

​Россия по качеству человеческого капитала стоит выше Европы, но это конкурентное преимущество мы быстро теряем, заявил Греф, выступая во вторник на Апрельской экономической конференции ВШЭ.

Чтобы не упустить возможности, России необходим переход к новой модели образования, считает он.

Сегодня качеством образования недовольны все: и ученики, и учителя, и работодатели, 60% которых считают квалификацию сотрудников критически недостаточной, отметил Греф.

При этом в России самый высокий процент людей с высшим образованием — 53,5%. В 2000–2013 годах госрасходы на высшее образование выросли в 21 раз. Однако российские университеты до сих пор не входят в топ-100 в мире по основным глобальным рейтингам, посетовал Греф.

Выпускники в результате не готовы к эффективной работе — отсутствуют требуемые навыки, указал он. «Сегодня система образования чувствует себя хорошо, получает огромные доходы и не хочет ничего менять, она не видит работодателя», — отметил проблему Греф.

Улучшить систему образования можно за шесть лет, оценил экономист. Для этого, в частности, необходимо обновлять вузы от «закрытых систем», которые он отнес к первому поколению, до университетов третьего поколения.

Их ключевая роль в обществе — не защита истины (институты первого поколения) или открытие законов природы (второе поколение), а создание ценности, пояснил Греф.

Подробнее на РБК. Может, Герман Оскарович не заметил, но глобальная реформа образования идет уже, считай, 15 лет.

И наше «преимущество по качеству человеческого капитала» мы быстро теряем как раз благодаря этой реформе, которая превратила школьное образование в ЕГЭ с бахромой, а преподавателей — в составителей программ и отчетов.

Сегодня качеством образования действительно недовольны все — но упало оно как раз благодаря этой разрушительной реформе. Которую Греф предлагает продлить ещё на 6 лет. Что представляют из себя «основные глобальные рейтинги ВУЗов», я уже подробно разбирал.

Переход от индустриальной к постиндустриальной системе требует связать систему образования с рынком, и предпосылки к этому есть — университетами все больше и больше начинают управлять профессиональные менеджеры, сказал президент Сбербанка. Нужно также контролировать результат образования, а не процесс, приглашать больше иностранных преподавателей, а вузы, которые повышают конкуренцию, должны «получать больший кусок пирога» в виде госфинансирования, добавил Греф.

Что значит «университетом управляют профессиональные менеджеры»? То есть если директора большого универмага — профессионального менеджера — завтра назначить ректором МГУ или МФТИ, уровень выпускников резко попрет вверх? Профессиональный менеджер в ВУЗе — это ректор, который прошел путь, начиная с замдекана, и знает всю структуру на всех уровнях университета. Профессиональный менеджер на заводе — это директор, который прошел путь, начиная с начальника цеха.

Совершенная глупость -«Нужно также контролировать результат образования, а не процесс». Можно одиннадцатиклассникам дать контрольную для 8го класса — результат будет формально — отличный, на деле — никакой.

Или, например, уроки истории: не важно, что написано в учебниках и что рассказывает учитель, это процесс, нас это не интересует, если у учеников — пятерки.

Конкуренция среди ВУЗов — тоже прекрасно: педагогический или сельскохозяйственный должен будет конкурировать с медицинским?

Как я уже говорил, идеологический центр образования находится вовсе не в Минобре, он находится в Высшей Школе Экономики. В 1997 году ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов вместе с А. Асмоловым, А. Тихоновым, М. Дмитриевым и Т. Клячко стал автором Концепции организационно-экономической реформы системы образования России.

Она появилась как альтернатива «Основных положений концепции очередного этапа реформирования системы образования РФ», Практически все «концепции образования» (и не только образования), которые легли в основу губительных реформ, писались в «Центре стратегических разработок», в котором активно работают многие деятели из ВШЭ.

Многие, может, удивятся, что директор Сбербанка, не стесняясь, позволяет себе высказываться об образовании. Герман Греф — очень активно «вписан» в эту элитную группу деятелей из ВШЭ. Помимо управления Сбербанком, Греф — председатель совета Центра стратегических разработок, по сути, дочерней структуры ВШЭ.

В 2000—2007 Греф был министром экономического развития и торговли, на этом посту его сменила Эльвира Набиуллина, жена ректора ВШЭ и одного из авторов идеи ЕГЭ Ярослава Кузьминова В 1999—2000 годах Набиуллина — вице-президент фонда «Центр стратегических разработок» (президентом фонда был Герман Греф), в 2000—2003 годах она — первый заместитель министра экономического развития и торговли России — Германа Грефа. То есть это довольно сплоченная и влиятельная группа в элите, маркируемая ВШЭ. Поэтому Греф, говоря об образовании, озвучивает цели и намерения этой элитной группы, ответсвенной за многолетние разрушительные процессы в образовании. И, как мы видим, на достигнутом эта группа останавливаться не собирается.

Источник: https://cont.ws/post/82478

Герман Греф: «У нас очень низкий уровень высшего образования»

В то время, когда ректоры ведущих вузов страны дружно праздновали прогресс наших университетов в очередном международном рейтинге QS, глава Сбербанка Герман Греф решительно опустил руководителей на грешную землю.

— Я думаю, что у нас очень низкий уровень высшего образования. Если в сотне лучших университетов нет ни одного российского, то о чем дальше говорить? — заявил он вчера. (На самом деле это не так – во вполне авторитетном рейтинге британского агентства QS наш МГУ недавно занял 84 место).

Греф согласился с тем, что причин такой ситуации много — провал девяностых годов, проблемы с финансированием. «Но тем не менее это проблема в первую очередь управленцев — правительства, ректоров вузов, по всей вертикали».

На самом деле вузы у нас в стране разные. А, наверное, не все ректоры согласны со словами Германа Оскаровича. Есть у нас динамично развивающиеся национальные исследовательские университеты. Многими достижениями федеральных университетов можно гордиться. Сейчас выстраивается система опорных вузов.

И то, что отечественные университеты с каждым годом прибавляют в предметных рейтингах – то есть не в зачетах «по совокупности всех заслуг», а пока в зачетах по направлениям подготовки – показывает динамику. И про победы наших студенческих команд в различных международных интеллектуальных олимпиадах тоже можно вспомнить.

Хотя, кто спорит, есть и очень слабые вузы. Так и в США далеко не все университеты попадают в топ.

— В любых разговорах о качестве высшего образования самый сложный вопрос в том, как его мерить. До сих пор в мире нет единого мнения на этот счет, — считает заместитель заведующего лабораторией «Развитие университетов» Высшей школы экономики Олег Лешуков, которого я попросил прокомментировать высказывание главы Сбербанка.

— Можно сказать, что в советское время система высшего образования была в целой эффективной, но эффективной именно для того периода, для плановой экономики. А затем Россия и другие постсоветские страны оказались в уникальной ситуации.

Старая система разрушилась (основанная на едином планировании, тесной кооперации с производственными отраслями и системе обязательного трудоустройства выпускников), а новая система попала в ситуацию конкуренции с лучшими западными моделями, которые формировались на протяжение нескольких веков.

Радикально перестроить всю систему высшего образования — очень сложная задача, особенно в условиях недофинансирования. Касательно системы управления — опять же советское наследие сохранило у нас сложную модель управления вузами различными федеральными органами власти, в том числе отраслевыми. А при этом есть еще и вузы регионального подчинения.

Коммуникация в такой сложной модели требует дополнительных усилий. Быстро разрушить старую систему и создать новую сложно. Но успехи на самом деле хочется отметить. Особенно среди участников программы 5-100 (цель этого проекта вывести 5 российских вузов в первую сотню трех авторитетных международных рейтингов).

Российские вузы все больше появляются в международных рейтингах, в том числе и в первых ста позициях по отдельным направлениям и предметам. И это уже большой успех, особенно если сравнить с вложениями других государств в аналогичные программы развития своих университетов.

…То, что нужно укреплять и развивать систему управления образованием никто не спорит. Сейчас как раз Минобрнауки собирается обнародовать новую систему распределения бюджетных мест в вузах – в приоритетах будут региональные университеты. Значит, они получат больше денег. И, значит, от вузов нужно требовать эффективного использования вложенных средств, более быстрых темпов развития.

— Для выхода из инерционного режима есть два направления.

Первое — это изменение системы управления вуза и создание наблюдательных советов, чтобы как можно больше заинтересованных в его развитии участников могли оказывать влияние.

А второе — это наличие подлинных программ развития, — не сговариваясь с Грефом, вчера рассказал министр науки и высшего образования Валерий Фальков.

У нас у всех вузов есть «стратегии, концепции или программы развития». На насколько она реалистичны, насколько обеспечены ресурсами, согласованы ключевыми работодателями и региональными властями? В ближайшее время министерство проведет анализу программ развития вузов.

— Эти программы будут, с одной стороны, расширены, с другой стороны, будут перезапущены – частично поменяются правила, формат оценки работы с вузами, ресурсное наполнение. Первостепенное внимание будет уделено стратегиям развития вузов и модели, по которой они управляются, — заявил Фальков.

Кроме того, Минобрнауки разрабатывает законопроект, который должен повысить права и ответственность наблюдательных советов вузов. Сейчас они в основном помогают решать имущественные и организационные вопросы. А должны получить возможность влиять на стратегию развития вузов, считает Фальков.

Источник: https://www.kp.by/daily/27100/4174155/

Глава Сбербанка Герман Греф: «Наше образование несовершенно — систему нужно переосмыслить»

Одна из ключевых тем Восточного экономического форума — новые форматы образования. Стране нужны высококвалифицированные кадры. Их дефицит ощущается во всех отраслях.

Человеческий ресурс — важный элемент для развития страны. Чем образованнее население, тем быстрее развиваются новые технологии и растет экономика.

Но какие это должны быть знания? Этот вопрос обсуждали на пленарной сессии Сбербанка «Образование в транзитном мире: новые приоритеты».

— Мы вступаем в новый технологический уклад, который не имеет стандартов. Мы не понимаем, что является требованиями, критериями, компетенциями в этом технологическом мире, и мы понимаем, что нам важно все это выработать, — заявила Марина Боровская, замминистра науки и высшего образования.

Основная проблема в том, что большое количество знаний, получаемых нами в школе и вузе, неприменима к жизни. И зачастую подается в такой форме, что молодым людям просто-напросто скучно.

— Проблема не в ученике, а в том, как мы ему пытаемся давать эти знания. Как давать так, чтобы он был вовлечен? Это не такая простая задача, и тем более людям из традиционной системы образования.

Сейчас нужно переосмыслить самих себя, понять, что наша система образования, которую мы с вами имеем, несовершенна.

И придумать, как ее усовершенствовать, а потом еще — как создать систему, чтобы она давала качественный результат в масштабах всей страны, — заявил Герман Греф, глава Сбербанка.

По сути, нынешняя система образования была заточена под другие цели. Под работу в условиях индустриального уклада. В человеческой конкуренции выигрывали те, у кого было больше всего разнообразных знаний. Но в век информационных технологий пичкать школьников и студентов огромными объемами информации нет смысла. Практически все можно найти в интернете.

— Ребенок, когда он идет в школу, еще не совсем понимает, что ему нужно, и его насильно надо научить.

Но мы же понимаем, что когда мы насильно кого-то пытаемся научить, мы отбиваем у человека познавательный интерес, мы даем ему то, что ему в данный момент не актуально и не нужно.

И потом, когда он идет в вуз, он ориентирован на получение диплома, потому что традиционно он понимает, что сделать карьеру с дипломом легче, чем без диплома, — говорит Валерия Заболотная, директор АНО «Школа 21».

Другими словами, студент учится не ради знаний, а ради корочки.

— Мне кажется, парадокс в том, что мы сначала детям не доверяем принятие самостоятельного решения, вместо них определяем этот трек. Тем более, что вся система образования это поддерживает.

А потом, когда человек наконец впервые столкнулся с необходимостью принятия самостоятельного решения, куда идти работать, он приходит туда, на что его выучили, и видит, что это не его.

И 2/3 этих самых выпускников принимают решение поменять профессию и страдают потом всю оставшуюся жизнь. И человек потерял 5 лет самой продуктивной жизни, — говорит Герман Греф.

В итоге система образования готовит не тех специалистов, которые нужны работодателям. В большинстве случаев на первом рабочем месте человеку приходится учиться заново.

— Забыли про работодателя. А он играет огромную роль. Когда я говорю с руководителями вузов, я спрашиваю: «Можно узнать, где здесь мы? Вы учите ваших студентов для кого?» Вы меня не спрашиваете, кто мне нужен. Вы кого-то учите, как вы умеете, а он потом ко мне приходит.

И первая фраза, с которой он сталкивается, — забудьте все, чему вас учили в вашем вузе. Этого не должно быть.

Роль работодателя должна быть тоже определена, потому что, в конце концов, все студенты мечтают потом попасть к какому-то работодателю или организовать свой стартап, — уверен глава Сбербанка.

Как считают эксперты, сейчас пришло время сделать образование более персонифицированным. Традиционная школа этого дать не может. В процессе обучения учитель ориентируется на возможности среднего ученика. В итоге кто-то не успевает, а кто-то — не может развить свой потенциал.

— Использование онлайн-платформ позволяет учителю работать с каждым учеником максимально индивидуально. В итоге значительно сокращается время, которое нужно тратить на получение предметных знаний, и освобождается время, которое ученики и учителя могут тратить на разного рода активности, — считает Иван Коломоец, гендиректор и сооснователь портала «Учи.ру».

— Нам важно определить индивидуальные способности ребенка и помочь их развивать. Как только мы научились помогать детям развиваться в их индивидуальной траектории, резко увеличилась скорость развития общества в целом.

Потому что, как сказал Эйнштейн, «если оценивать рыбу по той скорости, с которой она влезает на дерево, то она всю жизнь проживет дурой».

Если вам нужен сборщик орехов, то лучше всего для этого использовать белку, — подытожил дискуссию Греф.

Источник: https://www.kp.kg/daily/26881.3/3924424/

Ссылка на основную публикацию