На улучшение позиций российских вузов в рейтингах выделяют по 10 млрд рублей в год

Анна Рында Би-би-си, Москва

На улучшение позиций российских вузов в рейтингах выделяют по 10 млрд рублей в год Правообладатель иллюстрации AP Image caption В 2015 году МГУ попал в пятёрку лучших европейских вузов по версии Thomson Reuters

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Британская Quacquarelli Symonds Ltd. опубликовала новый — третий по счету — рейтинг вузов стран БРИКС: в списке доминируют китайские университеты. Россия заметно уступает Китаю, но только ему: в топ-200 рейтинга у Китая насчитывается 67 университетов, у России – 53.

Первые три места рейтинга достались китайским вузам — Университету Цинхуа, Пекинскому университету и Университету Фудань. В десятке лучших вузов — семь из КНР, и только один российский — МГУ.

Некоторые российские вузы незначительно ухудшили позиции по сравнению с результатами прошлого года. Так, МГУ имени М.В. Ломоносова опустился с третьей позиции на четвертую, Санкт-Петербургский госуниверситет переместился с 12 места на 15, Новосибирский государственный университет – с 18 на 19.

В российских университетах отмечают, что такая частичная «сдача позиций» связана с расширением участников рейтинга: в прошлом году QS ранжировал 200 учебных заведений, тогда как в этом — уже 400.

Но несмотря на некоторое «сползание», в целом многие российские вузы в новом рейтинге стран БРИКС продвинулись, и большинство из Топ-100 улучшили свои позиции с 2014 года.

«Для нас это не критично – плюс-минус одно место. У нас устойчивое положение в рейтингах. На протяжении всего года мы во всех рейтингах росли.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Олимпиады для абитуриентов в сентябре

Оценим за полчаса!

Более того, в аналогичном рейтинге БРИКС и стран с развивающейся экономикой, которое публикует Times Higher Education, у нас два года назад было 10 место, в прошлом году – 5.

Самое важное, на наш взгляд, это наше попадание в топ-5 лучших европейских вузов Thomson Reuters», — говорит заместитель проректора МГУ Леонид Гусев.

У российских лидеров рейтинга хорошие показатели по соотношению числа студентов к числу сотрудников профессорско-преподавательского состава, доли сотрудников с ученой степенью, академической репутации и репутации среди работодателей.

Однако «все плохо с интернационализацией», говорят в Quacquarelli Symonds Ltd.

Плохо с интернационализацией

Например, у МГУ фактически максимальные рейтинги по академической репутации и соотношению числа студентов к числу сотрудников профессорско-преподавательского состава.

Однако по доле международных сотрудников МГУ — на 43 месте.

По количеству опубликованных статей, приходящихся на одного преподавателя, и по количеству цитат на каждую одну опубликованную статью, университет и вовсе — во второй сотне.

  • В первую сотню по индексу цитируемости из российских вузов попал только МИФИ.
  • Сказывается национальная тенденция вести и публиковать исследования в основном на русском языке, поясняют в Quacquarelli Symonds.
  • Хотя времена, когда многие исследования делались по заказу оборонки и по понятным причинам не публиковались в международных изданиях, прошли, однако «традиции» остались: преподаватели вузов в основном публикуются в российских научных журналах.
  • Как сказал Русской службе Би-би-си заместитель проректора МГУ Леонид Гусев, ученые печатаются в российских журналах, которые индексированы в базе данных Scopus, но качество переводов оставляет желать лучшего, и из-за этого страдает цитируемость статей.
  • Это в первую очередь относится к журналам по гуманитарным наукам, которые в основном издаются на русском языке и вообще не индексируются в международных реферативных базах данных.
  • На индекс цитирования и публикации приходится как минимум 15-20% любого международного или регионального рейтинга, и у российских вузов этот показатель продолжает оставаться на сравнительно низком уровне, который тянет общий рейтинг вниз.

Проблемы с языком и ложная скромность

Также, по словам эксперта, российские вузы «не умеют себя хвалить», что также негативно сказывается на показателях по научным публикациям и на узнаваемости вуза.

«У каждого вуза масса интересных историй, интересных достижений, но у нас никогда не было необходимости себя пиарить, — объясняет региональный директор по Восточной Европе и Центральной Азии компании QS Ltd Зоя Зайцева. — Мы изобрели, например, какой-нибудь суперточный прибор, который позволяет проводить измерения на новом уровне – но об этом, кроме руководителей проекта, никто не знает».

«Очень сложно бывает, работая с российскими университетами, выбить из них их же собственные достижения, о которых можно рассказать миру, заинтересовать, привлечь студентов, коллег, партнеров, компании на какие-то денежные проекты. Вот этого мы еще не умеем — конвертировать собственные мозги и идеи в интересную информацию для внешнего мира», — добавляет она.

Кроме того, зачастую российские ученые сами отказываются высказывать свое мнение и выступать в качестве экспертов при составлении мировых рейтингов вузов.

По словам Зои Зайцевой, в этом году компания QS направила сотрудникам российских вузов более 20 тысяч приглашений принять участие в опросе в качестве эксперта при составлении глобального рейтинга, однако только около 600 ученых откликнулись на приглашения.

Топ-10 университетов в QS University Rankings: BRICS 2015
2015 2014 Университет Страна
1 1 Университет Цинхуа Китай
2 2 Пекинский университет Китай
3 5 Университет Фудань Китай
4 3 МГУ им. М.В. Ломоносова Россия
5 Индийский научный институт в Бангалоре Индия
6 8 Китайский университет Цзяо Тун Китай
7 4 Университет науки и техники Китая Китай
8 6 Нанкинский университет Китай
9 7 Университет Сан-Паулу Бразилия
10 15 Пекинский педагогический университет Китай
  1. Кроме того, как отмечают в Quacquarelli Symonds, у многих российских ученых есть проблемы с английским языком.
  2. У вузовских работников старшего поколения зачастую английский язык находится на уровне, не достаточном для написания публикаций, а молодых сотрудников, ориентированных на активную научную деятельность, не так много из-за низких зарплат.
  3. «Важно помнить, что молодым бывает довольно сложно найти ставку, компенсацию, которая бы обеспечивала им нормальные условия жизни и давала бы возможность проводить хорошие исследования», — говорит Зоя Зайцева.

«Все расписано»

«Если вы посмотрите на динамику китайских университетов в глобальных рейтингах за последние восемь лет, вы увидите, что она неуклонно ползет вверх — именно потому, что правительством КНР была поставлена правильная задача: повышение конкурентоспособности, экспорт высшего образования, налаживание связей с международными университетами», — говорит Зоя Зайцева.

Tоп-10 российских университетов в QS University Rankings BRICS
2015 2014 Университет
4 3 МГУ имени М.В. Ломоносова
15 12 Санкт-Петербургский государственный университет
19 18 Новосибирский государственный университет
35 36 МГТУ имени Н.Э. Баумана
39 35 МГИМО
44 47 Томский государственный университет
45 52 Московский физико-технический институт
51 57 Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»
60 47 Санкт-Петербургский государственный политехнический университет
63 58 Национальный исследовательский университет — Высшая школа экономики

По данным Организации экономического сотрудничества и развития, в 2012 году Китай вложил в образование 294 млрд долларов, обойдя по тратам на образование все страны, за исключением США — с их 454 млрд долларов.

Российским вузам правительство также пообещало поддержку в 2015 году в размере 10,5 млрд рублей (184 млн долларов) на улучшение своих позиций в мировых рейтингах. Деньги будут распределены между 15 российскими вузами, отобранными в ходе конкурса.

«В России есть бюджет на систему высшего образования в целом, который не очень значителен в масштабах страны.

Фонды, которые выделяет министерство, доходят до университетов, как правило, с опозданием в полгода и тратить ты их можешь только на то, на что их тебе расписали, в то время как во многих китайских университетах, как и в целом в мировой практике – университет сам решает, на что потратить эти деньги», — поясняет эксперт.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti Image caption Фонд Дмитрия Зимина «Династия» финансировал многие российские вузы, однако закрылся после объявления его «иностранным агентом»

Российские вузы также отстают от китайских по доле международных сотрудников и иностранных студентов.

«С одной стороны — да, мы говорим, нам нужно больше иностранных студентов, иностранных профессоров. А с другой стороны — у университетов недостаточно общежитий, чтобы их принимать, не отлажена система взаимодействий с иностранцами, нет моральной готовности работать с иностранными профессорами. Пример из Нижнего Новгорода – достаточно типичен, на мой взгляд», — говорит Зоя Зайцева.

В конце июня стало известно о том, что упомянутый в программе Дмитрия Киселева американец Кендрик Уайт был отстранен от должности проректора по инновационной деятельности Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского.

«Типичная история»

В репортаже, показанном в программе «Вести недели» с Дмитрием Киселевым 28 июня, корреспондент Ольга Скабеева задавалась вопросом о том, «как вышло, что этот пост — проректора государственного университета — занял гражданин США, предприниматель из Вашингтона». Уайт работал над развитием Центра коммерциализации технологий. Проектные команды из ННГУ дважды в год ездят в Университет штата Мэриленд, где встречаются с потенциальными инвесторами.

Увольнение Кендрика Уайта произошло после того, как российский президент Владимир Путин выразил обеспокоенность деятельностью иностранных фондов, которые, по его мнению, «прямо со школы абитуриентов берут, сажают на гранты и увозят».

«То, что произошло с Кендриком (Уайтом) — будет ли это иметь какой-то эффект? Полагаю, что будет. В первую очередь среди ученых, которые рассматривали Россию как возможное направление для потенциальной работы.

Но одновременно я знаю много успешных иностранцев, которых приглашают в Россию, они приезжают и работают. Да, их поток сейчас снизился по сравнению с тем, что было несколько лет назад.

Но тем не менее они есть, и плоды их трудов весьма заметны», — подчеркивает Зоя Зайцева.

Во вторник о самоликвидации сообщил фонд поддержки науки и образования «Династия». 25 мая 2015 года министерство юстиции внесло фонд «Династия» основателя «Вымпелкома» Дмитрия Зимина и «Либеральную миссию» Евгения Ясина в реестр иностранных агентов. После этого Зимин заявил, что больше не намерен финансировать деятельность организации, что фактически означало ее закрытие.

Константин Северинов, заведующий лабораториями Института молекулярной генетики и Института биологии гена РАН, профессор Сколковского института науки и технологий и университета Ратгерса (США) говорит, что государственные программы не позволяют достичь необходимой гибкости финансирования образования и науки.

Например, по словам Константина Северинова, фонд позволял оперативно организовывать лекции известных зарубежных ученых и отправлять молодых людей на кратковременные стажировки за границу, оперативно оплачивая их расходы.

Источник: https://www.bbc.com/russian/russia/2015/07/150708_russia_qs_university_rankings

Десять российских вузов вошли в топ-500 мирового рейтинга RUR, значительно улучшив позиции

10 российских вузов вошли в список 500 лучших вузов мира, составленный в рамках рейтинга Round University Ranking (RUR) за 2017 год. При этом российские университеты и институты продемонстрировали значительное улучшение своих позиций по сравнению с прошлым годом — в среднем на 30 пунктов.

Лучший результат среди российских вузов показал МГУ им. Ломоносова — 145-е место, +27 позиций.

Также в рейтинг вошли МИФИ (231-е, +40 позиций), Томский государственный университет (256-е, +71), МФТИ (294-е, +50), Новосибирский государственный университет (372-е, +9), СПбГУ (414-е), Томский политехнический университет (420-е, +53), РУДН (456-е, +5), Университет ИТМО (475-е, +10), Нижегородский государственный университет им. Н. Н. Лобачевского (494-е, +5). При этом МГУ, ТГУ и РУДН также вошли в топ-100 дополнительного рейтинга по качеству образования.

Всего в исследовании оценивались 763 вуза из 74 стран мира. Россия была представлена 67 университетами из 30 регионов, это четвертое место в мире по данному показателю.

Первые 10 мест в топ-100 традиционно распределились между Гарвардским университетом, Калифорнийским технологическим институтом, Университетом Чикаго, Имперским колледжем Лондона, Стэнфордом, Массачусетским технологическим, Оксфордом, Колумбийским университетом, Кембриджем и Принстоном.

Как напоминает ТАСС, RUR — первый глобальный рейтинг университетов российского происхождения. Университеты в рейтинге RUR оцениваются по 20 параметрам, сгруппированным в пять направлений измерения: качество преподавания (40% от оценки вуза), качество исследований (40%), уровень интернационализации (10% от оценки вуза), уровень финансовой устойчивости (10%).

Рейтинговое агентство RUR было создано в 2013 году.

Помимо издания системы рейтингов университетов оно является официальным представителем британского международного рейтинга Times Higher Education на территории России и стран СНГ, а также оказывает консалтинговые услуги в области оценки университетов.

Поставщиком данных для системы рейтингов RUR выступает международная компания Сlarivate Analytics (ранее подразделение Thomson Reuters по научным исследованиям и интеллектуальной собственности).

Накануне, 5 апреля, журнал Times Higher Education опубликовал рейтинг лучших молодых университетов мира. В топ-200 вошли университеты, возраст которых не превышает 50 лет. В этом году в рейтинг THE впервые был включен российский вуз — Высшая школа экономики заняла 96-е место.

«Для того, чтобы оказаться в первой сотне, университет должен показать хорошие результаты по всем пяти основным индикаторам.

У ВШЭ особенно сильно выглядят показатели по таким направлениям, как преподавание и исследования, к тому же вуз тесно взаимодействует с отраслями экономики — у него также высокие показатели в разделе «доход от производимой деятельности», — пояснила составитель рейтинга Элли Босвел в комментарии ТАСС.

Лидером рейтинга в третий раз подряд стала швейцарская Федеральная политехническая школа Лозанны (EPFL), получившая статус технического университета в 1969 году. На второе место поднялся Гонконгский университет науки и технологии, на третье — сингапурский Наньянский технологический университет. Вторым неазиатским вузом в первой десятке стал нидерландский Университет Маастрихта.

А в марте был опубликован мировой предметный рейтинг вузов QS World University Rankings by Subject. МГУ им. Ломоносова стал единственным вузом России, который вошел в рейтинг сразу по 15 направлениям подготовки. Также в списке лучших представлены ВШЭ, МФТИ и Санкт-Петербургский горный университет.

Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ за последний год улучшил свое положение в рейтинге RUR на 40 пунктов. Как отмечает декан факультета повышения квалификации и переподготовки кадров Сергей Киреев, с 2013 года вуз участвует в программе поддержки вузов «5-100».

«За эти годы в университете была проведена глубинная трансформация в системе управления, образования и науки. В 2016 году были созданы пять научно-образовательных института по прорывным научным направлениям.

Существенно возросла интернационализация университета — сегодня примерно 20% иностранных студентов обучается в НИЯУ МИФИ, многие из них — из стран присутствия государственной корпорации «Росатом», — отметил представитель МИФИ в комментарии РИА «Новости».

Добавим, проект повышения конкурентоспособности «5-100» предполагает, что в 2020 году пять российских вузов будут входить в первую сотню ведущих университетов мира.

Источник: https://www.newsru.com/russia/06apr2017/reit.html

Дмитрий Медведев распределил субсидии ведущим вузам

Председатель правительства России Дмитрий Медведев утвердил распределение субсидий, предоставляемых в 2019 году из федерального бюджета на государственную поддержку ведущих университетов. 9,9 млрд руб.

Читайте также:  Решаем, готовимся, поступаем: в москве прошел мдпик

будет распределено между 21 вузом—участником программы «5–100», инициированной в 2012 году президентом Владимиром Путиным и предусматривающей выход пяти российских высших учебных заведений в топ-100 глобальных рейтингов к 2020 году.

По 860,96 млн руб. получат следующие вузы:

  • Московский физико-технический институт (МФТИ),
  • Новосибирский государственный университет (НГУ),
  • Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»,
  • Высшая школа экономики (НИУ ВШЭ),
  • Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ,
  • Томский государственный университет (ТГУ),
  • Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО).

По 430,48 млн руб. получат:

  • Казанский федеральный университет (КФУ),
  • Российский университет дружбы народов (РУДН),
  • Сеченовский университет,
  • Санкт-Петербургский политехнический университет (СПбПУ),
  • Томский политехнический университет (ТПУ),
  • Тюменский государственный университет (ТюмГУ),
  • Уральский федеральный университет (УрФУ).

По 122,99 млн руб. выделят:

  • Балтийскому федеральному университету (БФУ имени Канта),
  • Дальневосточному федеральному университету (ДВФУ),
  • Самарскому университету,
  • СПбГЭТУ «ЛЭТИ»,
  • Сибирскому федеральному университету (СФУ),
  • Университету Лобачевского,
  • Южно-Уральскому государственному университету.

По словам ректора ИТМО Владимира Васильева, финансирование, которое вуз получает по проекту «5–100», является «значительным вкладом в повышение конкурентоспособности вуза», однако «крайне важно уже сейчас закладывать в деятельность университета определенные механизмы, которые позволят продолжать устойчивое развитие и по окончании программы». При этом он отмечает, что в 2019–2020 годах при помощи полученного финансирования вуз займется «реорганизацией инновационной и предпринимательской деятельности».

Ректор УрФУ Виктор Кокшаров заявил “Ъ”, что вуз «продолжит курс на увеличение числа иностранных студентов и привлечение мировых ученых и преподавателей», а ректор БФУ Андрей Клемешев отметил, что для вуза «участие в проекте важно не столько с точки зрения получения денег», но и для «выработки программы нового понимания приоритетов развития».

В конце 2018 года стало известно, что проект «5–100», инициированный в 2012 году президентом Владимиром Путиным и предусматривающий выход пяти российских высших учебных заведений в топ-100 глобальных рейтингов к 2020 году, будет продлен после завершения первого отчетного периода. Сейчас в нем принимает участие 21 вуз. В дальнейшем число участников будет увеличено — на конкурсной основе отберут еще не менее девяти университетов, которые получат государственную поддержку.

Предполагается, что до 2020 года федеральный бюджет ежегодно будет выделять около 10 млрд руб. на программу «5–100» по поддержке российских вузов.

Каждый год объем субсидирования программы составляет примерно 10 млрд руб. (в прошлом году между 21 вузом также было распределено 9,9 млрд руб.). В 2013–2015 годах субсидии в рамках программы получали около сначала 15 (2013), затем 14 университетов.

Ксения Миронова

В 2018 году 47 российских университетов были представлены в ведущих мировых рейтингах — на семь больше, чем год назад. При этом в 2012 году таких университетов было только 15. В предметные (отраслевые) рейтинги вошли 44 российских вуза, что на 14 больше, чем в прошлом году.

Укрепить свои позиции смогли, в частности, участники проекта «5–100», предусматривающего выход пяти российских высших учебных заведений в сотню лидеров глобальных рейтингов к 2020 году.

Несмотря на хорошие показатели в мировых рейтингах, согласно исследованию качества приема в российские университеты, в текущем году «сильные вузы стали сильнее, а слабые — слабее».

Читать далее

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3881975

Проплаченные статьи и псевдоконференции: как вузы пытаются повысить свои рейтинги

В коворкинге на 8-м этаже башни «Империя» в «Москва-сити» легко найти девушку с ноутбуком – это представитель ООО «Международный издатель». Ее компания продает соавторство в статьях для международных научных журналов.

«Статьи уже написаны и приняты в журналы От вас только деньги», – говорится на сайте компании. Стать первым соавтором в статье о факторах производственного стресса у разработчиков IТ-продуктов стоит, например, 22 000 руб. Статью в 2020 г.

должен опубликовать научный журнал из Венесуэлы.

За три года компания опубликовала 2000 статей, ее услугами воспользовалось более 10 000 ученых. Раньше «Международный издатель» работал с российскими изданиями, например публиковал статьи в журналах Высшей аттестационной комиссии. Эти публикации нужны для защиты диссертаций.

Но в 2013 г. рынок научных публикаций перевернулся. Годом ранее сразу после избрания президентом на третий срок Владимир Путин подписал майские указы. Один из них предусматривал, что пять российских вузов к 2020 г.

должны войти в топ-100 мировых рейтингов университетов. Эта госпрограмма в просторечии получила название «5–100». Государство выделило 80 млрд руб.

Но чуда не случилось: наши вузы так и не попали в топ-100 мировых рейтингов, а некоторые из них, погнавшись за KPI программы, и вовсе начали терять позиции.

У президента формулировка была очень общая – не уточнялось даже, какие рейтинги имеются в виду.

«В сообществе, конечно, под мировыми рейтингами имеют в виду большую тройку – Times Higher Education (THE), QS World University Rankings, Шанхайский рейтинг (ARWU) – и прежде всего общие, а не предметные рейтинги», – объясняет замдиректора научно-технической библиотеки Сибирского отделения (ГПНТБ СО) РАН Денис Косяков.

В топе этих рейтингов – Стэнфорд, Гарвард, Оксфорд и Кембридж. Места в первой сотне давно поделены, говорил помощник президента Андрей Фурсенко телеканалу «Россия 24»: «80 мест занято навсегда, а 20 мест – туда-сюда».

За то, чтобы сделать попадание в рейтинги ключевым критерием успеха, выступали, например, ректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов и Дмитрий Ливанов, тогда министр образования и науки, говорит Андрей Волков, научный руководитель школы управления «Сколково» и член совета госпрограммы «5–100». Ливанов подтвердил это «Ведомостям».

Кузьминов ответил «Ведомостям», что это было предложение Ливанова, которое все единогласно поддержали. Сам Волков тоже сторонник этой идеи: «Никакой другой общей линейки для вузов в мире пока нет».

В 2013 г. совет при правительстве по повышению конкурентоспособности ведущих университетов выбрал 15 вузов, которые должны были попытаться попасть в топ-100. Потом к ним добавилось еще шесть. Чтобы попасть в этот список, вуз должен был либо входить в топ-600 рейтинга QS или THE, либо выполнять несколько других требований – например, по количеству студентов, аспирантов и преподавателей.

Каждый год федеральный бюджет выделяет им примерно 10 млрд руб., которые распределяются между участниками решением совета – в зависимости от качества программы развития и достигнутых результатов.

Для вузов это может быть существенной прибавкой к бюджету. В 2018 г. каждый получил от государства дотацию в размере от 100 млн до 800 млн руб. Например, Томскому госуниверситету и МФТИ досталось по 800 млн руб.

при бюджетах 4,6 млрд и 6,6 млрд руб. соответственно.

Три рейтинга, в которые должны попасть российские вузы, различаются между собой по строгости отбора. Самый жесткий – Шанхайский. В нем учитывается количество лауреатов Нобелевской или Филдсовской премии в вузе и количество статей в самых известных научных журналах мира – Nature и Science.

Больше шансов на продвижение у российских вузов было в рейтингах THE и QS. Считается, что рейтинг QS больше ориентирован на студентов, а THE больше веса придает научно-исследовательской репутации.

Вузы могут также тратить субсидии на привлечение научных кадров, иностранных студентов, оснащение лабораторий.

Благодаря проекту «5–100» в вузах начала формироваться культура исследований, считает Косяков: «Во всем мире их принято делать с помощью студентов, так как при помощи штатных сотрудников это дороже».

Представитель ВШЭ сообщил «Ведомостям», что его вуз создал на деньги проекта семь новых международных лабораторий. В МИСиСе создано 30 лабораторий, а вуз начал работать в двух меганаучных проектах. В МФТИ создано 64 лаборатории.

В Самарском научно-исследовательском университете им. С. П. Королева создали научную лабораторию по изучению процессов горения в сотрудничестве с профессором Международного университета Флориды Александром Мебелем. Вуз также запустил малый космический аппарат «Аист-2Д».

В 2020 г. проект «5–100» закончится, но вузы продолжат получать деньги на глобальное развитие, обещает представитель Миннауки. Проект «Глобальное образование» входит в программу «Молодые профессионалы» нацпроекта «Образование». Общие расходы на программу – 156 млрд руб. до 2024 г., но часть этих денег должна быть потрачена на среднее образование.

В рейтинге THE две трети баллов начисляется за измеримые достижения: цитирование, доходы от исследований, долю иностранных студентов. В QS за измеримые достижения дают только половину баллов, остальная часть начисляется по итогам опросов – про академическую репутацию вуза и репутацию у работодателей.

Оба рейтинга используют наукометрическую базу данных Scopus, ее ведет компания Elsevier. До 2016 г. THE использовал базу Web of Science. Эти базы хранят данные научных журналов и конференций со всего мира.

«Мы собираем информацию по журнальным публикациям напрямую от их издателей.

Все журналы мы отбираем на основании единой политики отбора, и если новый журнал отвечает всем нашим критериям, то по итогам оценки мы начинаем его индексировать», – объясняет эксперт по библиометрии Web of Science Group Павел Касьянов.

Чтобы войти хотя бы в 1000 вузов, которую рассматривают рейтинги, нужно набрать минимум 1000 публикаций в Scopus, объясняет представитель Балтийского федерального университета (Калининград).

В THE на основе Scopus присваивается 30% баллов, в QS – 20% баллов. Неудивительно, что российские вузы – участники проекта начали работать над увеличением количества публикаций.

Правда, иногда спорными методами.

«После того как запустилась «5–100», вузы начали приходить к нам, просить научить их работать со Scopus», – говорит Косяков. Учились вузы быстро. За годы работы проекта количество вузовских публикаций в Scopus выросло более чем втрое – с 19 000 в 2010–2012 гг. до 63 500 в 2014–2016 гг.

Три года назад Косяков и двое его коллег из ГПНТБ СО РАН написали исследование о том, какими способами российские вузы увеличивают количество публикаций. Первые результаты были опубликованы в декабре 2017 г.

, а итоги подведены в журнале Scientometrics годом позже. Свыше 40% прироста произошло за счет сомнительных стратегий, подсчитали соавторы.

Нормальный рост цитируемости можно увидеть на примере ВШЭ, объясняет Косяков: «У них почти нет перекосов, рост ровный и стабильный».

«Перекосы» можно увидеть на примере Казанского федерального университета (КФУ) – почти половина прироста у него идет за счет «мусорных» журналов. Именно так они названы в исследовании.

Как работает хороший научный журнал? Касьянов объясняет: «Допустим, вы провели исследование, написали статью и прислали ее в редакцию. Если редактора она устроила, то он отправляет ее авторитетному ученому, работающему в том же самом научном направлении, на «слепое» рецензирование».

Что такое «мусорный» журнал? Косяков характеризует их как журналы с «низкой социальной ответственностью». Они не обеспечивают должной процедуры рецензирования, т. е. если автор заплатил, то попасть к ним может почти любое исследование.

Журнал выводится на уровень, необходимый для индексации в международных базах, и после этого резко увеличивает количество публикаций. Как правило, такие журналы долго не существуют. «Чтобы удостовериться, что журнал «мусорный», уходит время.

За пару-тройку лет, до тех пор пока базы данных не исключат журнал, издательство успевает хорошо заработать», – объясняет Косяков. Многие такие журналы имеют индийское или пакистанское происхождение.

Еще одна популярная стратегия – это привлеченные статьи. Это может быть как результатом совместного проекта, так и временным оформлением автора публикуемой статьи в вуз для увеличения цитируемости последнего.

Допустим, ученый проводит исследование на деньги и при помощи научно-исследовательской организации А, но вписывает второе место работы – вуз Б, который платит ему за это упоминание, объясняет Косяков.

Фактически это покупка университетом места в списке соавторов, говорит он.

«Брокеры статей – это известное явление, и, если мы узнаем об этой практике, мы исследуем, участвуют ли какие-либо конкретные журналы, и при необходимости прекращаем индексацию этих журналов», – заявил представитель Elsevier.

По количеству «мусорных» публикаций КФУ оставил далеко позади все остальные вузы. С 2010 г. его ректором является физик Ильшат Гафуров. «Новый ректор пообещал привести федеральные деньги, – рассказывает близкий к вузу человек. – Он их и привел – КФУ попал в программу «5–100», а потом оказалось, что эти средства надо отрабатывать».

Один из сотрудников КФУ так описывает механизм работы с «мусорными» журналами. Руководство рассылает по кафедрам норматив по публикациям в расчете на одного преподавателя. Дальше сотрудники приносят в отдел по сопровождению научной деятельности свои статьи и деньги – минимум 12 000 руб., бывает, и значительно больше.

В отделе в тексте проставляют перекрестные ссылки на другие статьи КФУ, иначе на «мусорных» публикациях цитируемость не вырастишь. Дальше эти деньги возмещают премией. Так достигается важный побочный эффект – растет средний уровень оплаты труда до уровня майского указа президента.

«Года через два, когда мы полностью засорим такой журнал, его выкидывают из Scopus, и появляется новый», – подытоживает собеседник «Ведомостей».

«Все это знают, все это видят, так оно и растет, и мы отчитываемся этими показателями», – продолжает он. В закупках КФУ можно найти как минимум три контракта на публикацию научных статей на 85 млн руб. Тексты контрактов закрыты.

«В КФУ внедрена система эффективного контракта, и каждый преподаватель подписывает договор с ключевыми показателями эффективности, в том числе статьи в [научных] журналах, – рассказал «Ведомостям» представитель вуза. – Сотрудник вправе самостоятельно выбирать способы апробации результатов своих научных изысканий».

Представитель федерального Миннауки ответил «Ведомостям», что еще в 2015 г. власти обратили внимание на эту проблему и «университетам, уличенным в подобных практиках, было значительно сокращено финансирование». Так, в 2015 г. финансирование было сокращено КФУ – с 600 млн до 378 млн руб., ННГУ им. Лобачевского и Самарскому научно-исследовательскому университету им. С. П. Королева.

Но зато уже через год, в 2016 г., субсидия КФУ выросла в 2,5 раза до 900 млн руб. От практики «мусорных» журналов в вузе по-прежнему не отказались. «Потенциально «мусорным» является, например, журнал Journal of Social Sciences Research.

Сотрудники КФУ опубликовали в нем 88 статей из 223 по направлению социальных и экономических наук, гуманитарных исследований в 2018 г.», – указывает Косяков.

Пресс-служба КФУ в ответ на вопрос о «мусорных» журналах назвала эти обвинения «недобросовестной конкуренцией».

«Сложно проанализировать, как часто вузы – участники проекта «5–100» публикуются в «мусорных» журналах, потому что, несмотря на распространенность данного термина, для него нет общепринятого определения», – говорит представитель Elsevier.

В рейтинге можно продвинуться не только за счет журналов, но и за счет конференций, говорит директор наукометрического центра ВШЭ Иван Стерлигов. А опубликовать материалы конференций в Web of Science и Scopus зачастую значительно проще.

По данным Web of Science, в прошлом году Россия стала чуть ли не одним из мировых лидеров по научным конференциям. Перескочив 16 строчек, наша страна вышла на 4-е место в мире, уступив только США, Китаю и Индии.

Количество публикаций в трудах конференций с 2010 г. выросло в 27 раз, говорится в исследовании ГПНТБ СО РАН.

При этом по публикациям в качественных научных журналах (верхние индексы Web of Science) Россия поднялась только с 16-го на 15-е место.

Этот рост – в основном за счет второстепенных конференций на базе российских вузов и заочных платных конференций, в том числе недобросовестных, говорится в докладе Стерлигова «Российский конференционный взрыв».

«Почта каждого научного сотрудника завалена предложениями: участие в конференции с публикацией материалов в Web of Science и Scopus. Причем участие «заочное» – т. е. просто высылаешь им какие-то тезисы, платишь деньги и публикуешься», – говорит Стерлигов.

Правда, в некоторых темах, например компьютерных науках, развитие идет так быстро, что основным каналом информации служат именно конференции, отмечает Стерлигов.

Поэтому много публикуется в материалах конференций Санкт-Петербургский университет информационных технологий, механики и оптики.

Преподаватели КФУ также очень увлекаются публикациями в трудах конференций, указывает Косяков. Представители других лидеров в этом сегменте – Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета «ЛЭТИ», Томского политехнического университета и Южно-Уральского государственного университета (Челябинск) – не ответили на вопросы «Ведомостей» о таких публикациях.

Читайте также:  Самый первый вопрос для выбора профессии

«Для того чтобы попасть в Web of Science и Scopus, конференция должна быть международной, – поясняет близкий к одной из баз данных человек. – Вуз зовет на конференцию двух казахов и двух китайцев, и вот уже она формально международная, материалы публикуются, показатели растут».

Представитель Миннауки с выводами Косякова не согласен: «Авторы искажают смысл понятий, применяя манипулятивную семантику, метод создания фактов, наклеивание ярлыков, а также используют выборочный подбор информации, не принимая во внимание основные тенденции и реалии развития как российской, так и международной науки».

«Поставленные цели изначально были нереалистичны, – считает проректор по программам развития Новосибирского государственного университета Алексей Окунев. – Никому из международных вузов ранее за шесть лет не удавалось сделать скачок вверх на 300–400 мест и переместиться с позиции 400+ в топ-100».

Сейчас в топ-100 глобального рейтинга QS входит только МГУ (84-е место), который не участвует в программе «5–100». В Шанхайском рейтинге это тоже единственный российский вуз – он на 86-м месте.

Ни один участник «5–100» до первой сотни так и не добрался, а Тюменский университет не вошел даже в 1000. Хотя некоторые вузы все же заметно поднялись. Ближе всего к топ-100 в QS приблизились Новосибирский и Томский университеты – 231-е и 268-е места (ранее – 371-е и 600-е).

Неожиданным стало то, что за время проекта некоторые вузы-участники начали падать в рейтинге THE. Терять позиции, например, стали МИФИ, Томский политехнический университет, КФУ. «Негативно оцениваемые практики» дают кратковременный эффект, объясняет представитель THE Егор Яблоков.

Еще одна причина – российские вузы не смогли конкурировать с университетами Китая, Индии и других стран, которые тоже попали в рейтинг, добавляет Яблоков. Представитель QS объяснил это тем, что этот рейтинг используют отличные от THE методы.

Падение в THE тревоги не вызывает и на заседаниях отдельно не обсуждается, потому что совет «5–100» ориентируется не только на рейтинги, но и на общую программу развития вузов, говорит член совета Волков.

На проект уже были выделены бюджетные деньги, отказаться от него было невозможно, поэтому в 2017 г. было объявлено, что цель – не только глобальные, но и предметные рейтинги, рассказывает Яблоков.

В предметных рейтингах подняться проще: например, в гуманитарных предметах очень большой вес (до 90%) имеет «репутация», которая измеряется опросами. Картинка в них действительно лучше, чем в глобальных. Например, МФТИ в 2018 г.

занял 51-е место в рейтинге QS по физике, а ВШЭ – 51-е по экономике. Всего в топ-100 предметных рейтингов входят семь участников «5–100». «До начала проекта туда не входил ни один из них», – сообщил «Ведомостям» представитель Миннауки.

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2019/09/09/810746-proplachennie-stati-i-psevdokonferentsii-kak-vuzi-pitayutsya-povisit-svoi-reitingi

В проекте поддержки ведущих вузов россии «5–100» сохранил место 21 вуз :: общество :: рбк

По итогам работы совета проекта по повышению конкурентоспособности ведущих российских вузов «5-100» 21 университет сохранил за собой места в проекте. Вузы-участники были разделены на три группы. Заседание прошло 27–28 октября в Екатеринбурге под председательством вице-премьера Ольги Голодец, говорится в сообщении, которое поступило в РБК.

В первую группу вошли лидеры в реализации программ повышения конкурентоспособности: Высшая школа экономики (ВШЭ), Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО), Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ», Московский физико-технический институт (МФТИ), Новосибирский государственный университет (НГУ), Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС» (НИТУ «МИСиС») и Томский государственный университет (ТГУ).

Ко второй группе по темпам реализации программ повышения конкурентоспособности отнесли: Казанский федеральный университет (КФУ), Росcийский университет дружбы народов (РУДН), Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М.

​Сеченова, Санкт-Петербургский политехнический университет имени Петра Великого (СПбПУ), Национальный исследовательский Томский политехнический университет (ТПУ), Тюменский государственный университет (ТюмГУ) и Уральский федеральный университет (УрФУ).

В третью группу вошли: Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта (БФУ), Дальневосточный федеральный университет (ДВФУ), Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет (СПбГЭТУ «ЛЭТИ»), Самарского национального исследовательского университета им. академика С.П. Королева, Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского​, Южно-Уральский государственный университет​ (ЮУрГУ) и Сибирский федеральный университет (СФУ).

На заседании общего собрания ректоров 21 ведущего российского вуза — члена ассоциации «Глобальные университеты» в начале октября министр образования Ольга Васильева предложила перераспределить бюджетное финансирование в 30 млрд руб. в рамках господдержки вузов «5–100».

Деньги были выделены на выполнение поставленной указом президента России задачи о вхождении не менее пяти отечественных вузов в топ ведущих мировых рейтингов к 2020 году. Она предлагала отдать бюджетные деньги на оставшиеся годы реализации программы (до 2020 года) шести университетам, у которых наиболее эффективные показатели.

Минобрнауки предлагало сохранить финансирование ВШЭ, МФТИ, НИУ «ИТМО», НИЯУ «МИФИ», НИТУ «МИСиС» и НГУ, сообщала газета «Коммерсантъ».

Источник: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/59f462799a7947c1d6a63a83

Российские вузы получат $1 млрд, чтобы попасть в рейтинг

Руководитель проектного офиса центра образовательных разработок Михаил Антонов прокомментировал проект по повышению конкурентоспособности российских вузов для сайта BBCRussian

15 ведущих российских вузов стали участниками государственного эксперимента – гонки на вхождение в ведущие мировые рейтинги университетов. Для этого из федерального бюджета им выделяют больше 1 млрд долларов.

Финансовую поддержку получат среди других вузов – Новосибирский государственный, Дальневосточный федеральный, МИФИ и Высшая школа экономики. К 15 октября они должны представить черновые планы реформ, а к ноябрю защитить эти планы в министерстве образования и науки, где программу курирует заместитель министра Александр Повалко.

  • Правда, уже на старте проекта очевидны несколько трудностей: во-первых, далеко не все университеты-участники марафона представляют, насколько серьезные структурные изменения им предстоят.
  • Во-вторых, большим вопросом для экспертов является как необходимость попадания в рейтинги, так и возможность попадания в них посредством простого увеличения финансирования.
  • Наконец, многие полагают, что если власти действительно хотят добиться – как сказано в программе – “повышения конкурентоспособности” российских вузов и поднятия их в мировых научных рейтингах, то им придется вложить в университеты значительно больше, чем запланировано.
  • Указ, распоряжения, “карты”
  • Программа начиналась как часть предвыборных обещаний президента Владимира Путина, которые затем легли в основу его “майских указов”: он подписал их в день инаугурации 7 мая 2012 года.
  • Там содержалась директива: “Обеспечить вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов”.
  • Соответствующее поручение было дано правительству, административный маховик закрутился: осенью 2012 года утвердили план мероприятий во исполнение указа, в марте 2013 года определились с финансированием и условями конкурса, в июле, наконец, провели конкурс.

Теперь по результатам рассмотрения “дорожных карт” (планов преобразований), которые каждый вуз разрабатывает самостоятельно в соответствии с рекомендациями, распределят деньги между вузами. В этом году – девять млрд рублей. У кого “дорожная карта” лучше, тому денег больше.

Курс на результативность

Но похоже, что университеты-участники проекта еще не до конца осознали масштабы задач, которые им предстоит решить.

Так, уже в следующем году они должны войти – и это является непременным условием – в один из двух мировых рейтингов: THE или QS. Кому из университетов это не удастся, тот “вылетает” из проекта.

Кроме того, меняется процедура избрания ректора и порядок оплаты профессорско-преподавательского состава.

“Сейчас ректоры избираются трудовым коллективом, то есть ученым советом. Мы хотим, чтобы появилась возможность привлекать профессионалов из-за границы, то есть сделать выборы ректоров международной процедурой”, – делится планами Михаил Антонов из бизнес-школы “Сколково”. Именно она стала оператором проекта: разрабатывала критерии отбора вузов и будет курировать программу дальше.

Что касается зарплат преподавателей, то появятся новые критерии начисления ее переменной части.

“Ключевое слово – результативность. Речь идет о том, чтобы профессор получал переменную часть заработной платы в зависимости от того, сколько научных статей он написал и где они были опубликованы. А не только на основе того, сколько часов он отработал”, – рассказывает Антонов.

  1. Непонятные механизмы
  2. “Пока мне этот новый механизм [избрания ректора] не очень понятен”, – признает ректор Новосибирского государственного университета Михаил Федорук.
  3. “Я так полагаю, что следующей весной будет проведен аудит управленческой команды, и если министерство образования и науки будет недовольно динамикой изменений, то тогда и будет запущен процесс смены руководства”, – предполагает он.
  4. Вызывает вопросы и намерение властей по-новому оценить труд профессоров в означенных университетах.
  5. “Чтобы опубликоваться в иностранном журнале и, следовательно, иметь возможность претендовать на более высокую зарплату, нужны прочные научные связи, которые налаживаются довольно долго”, – говорит член-корреспондент Российской академии образования Александр Абрамов.

С ним согласен молекулярный биолог Константин Северинов, преподающий в США, Москве и Санкт-Петербурге. Он указывает на другое серьезное препятствие в упрочении позиций российского образования на мировом уровне – английский язык.

“Надо понимать, что английский – это международный язык, а следовательно и язык образования. Поэтому пока у нас высшее образование не будет переведено на английский язык, то во всех этих рейтингах многие наши вузы, которые в общем-то действительно достойны, не будут занимать полагающихся им мест”, – отмечает ученый.

О вечном

Однако главный вопрос сводится к еще более произаической вещи, чем научные контакты за рубежом и знание языка международного общения. Несмотря на то, что сутью программы повышения конкурентоспособности вузов является дополнительное финансирование, главной проблемой программы может стать именно незначительное выделение средств.

В беседе с Би-би-си ректор Новосибирского государственного университета Михаил Федорук сказал, что на вхождение в мировые рейтинги его вузу понадобится 19,5 млрд рублей до 2020 года.

Из них самостоятельно он хочет привлечь около 5 млрд рублей, а оставшиеся 14 млрд рублей надеется получить из бюджета.

Между тем пока чиновники объявили только одну сумму, рассчитанную на ближайшие четыре года, – 42 млрд рублей. И речь здесь идет обо всех 15 университетах, ставших участниками программы.

“Понятно, что 42 млрд рублей на всех не хватит, – соглашается Федорук. – Но если перед нами поставлена задача вхождения в мировые рейтинги, и отводится на это семь лет, то нам необходима на это определенная сумма”.

Не цель, а индикатор

Косвенно недофинансированность проекта подтверждается и статистикой самого министерства образования и науки. В ответе на запрос Би-би-си ведомство указало, что поддержка ведущих университетов осуществляется во многих странах: “За [последние] 10 лет одна страна тратила в среднем около 40 млрд рублей ежегодно”.

Россия предполагает аналогичную сумму потратить в течение четырех лет.

Несмотря на это, минобр полон оптимизма. Чиновники отмечают, что проект не только и не столько поднимет российские вузы в мировых рейтингах, сколько будет способствовать их развитию.

“Необходимо понимать, что вхождение в топ-100 рейтингов – это не самоцель, а некий индикатор, пусть даже не всегда в полной мере объективный, который позволяет сравнить достижения нашей страны с достижениями других стран”, – говорится в документе, присланном в редакцию Русской службы Би-би-си из министерства.

“Cмешно, но полезно”

Собеседники bbcrussian.com из числа ученых относятся к этой идее по-разному. Многие выражают скепсис по поводу перспектив проекта.

“Насколько я понимаю, всё это имеет политический смысл; ситуация простая: президент дал указание, его надо выполнять. В содержательном отношении я оцениваю вероятность того, что этот план сработает, в одну вторую”, – говорит Александр Абрамов.

Константин Северинов, хорошо знакомый с зарубежными научными реалиями (он профессор Ратгерского университета в Нью-Джерси), говорит, что в США нет и не может быть подобного стимулирования образования: “Государство просто создает некую сиситему со здоровой экспертизой, с рабочими местами, куда могут идти выпускники”.

В то же время в Бразилии или, например, в Китае государственные инвестиции в “повышение конкурентоспособности” вузов есть, признает он.

“Хорошо критиковать со стороны, но сложно предложить что-то более разумное самому, если представить себя в кресле конкретного начальника. Пускай часть шагов российских властей выглядит довольно смешными, но если трезво судить, то да – эти шаги полезны”, – резюмирует эксперт.

Источник: http://goo.gl/Nt6kJI

Источник: https://trends.skolkovo.ru/2013/10/rossiyskie-vuzyi-poluchat-1-mlrd-chtobyi-popast-v-reyting/

Репутация российских вузов в институциональном рейтинге QS стабильно растет благодаря Проекту 5-100

За последние 5 лет российские вузы показали заметную динамику по вхождению в топ-500 институционального рейтинга QS, увеличив свое представительство в полтора раза (с 9 до 16) в основном благодаря участникам Проекта 5-100. Этот показатель является одним из основных ориентиров федерального проекта «Молодые профессионалы».

ВШЭ участвует в Проекте с 2013 года и за этот период прибавила почти 200 позиций. В свежем рейтинге, опубликованном 19 июня, Вышка занимает 322 место среди всех вузов мира.

«Задача национального проекта «Образование» по вхождению России в число 10 ведущих стран мира по качеству образования — достаточно амбициозна.

Вышка, как один из молодых и целеустремленных университетов принимает этот вызов и, несмотря на свой юный возраст, с каждым годом улучшает показатели в рейтингах.

Важно отметить, что это происходит, в том числе за счет улучшения показателей по репутации, на построение которой обычно уходит много десятилетий», — прокомментировала старший директор по стратегическому развитию НИУ ВШЭ Ирина Карелина. 

Основной состав российских вузов в топ-500 рейтинга обеспечен университетами-участниками Проекта 5-100.

Если на старте Проекта в 2012 году их было всего 2 (НГУ и УрФУ), то теперь уже 12, что составляет 75% от общего количества вузов в рейтинге (количество вузов, не являющихся участниками Проекта 5-100, осталось неизменным: МГУ, СПбГУ, МГТУ им. Баумана, МГИМО).

Кроме этого, Проект обеспечил активизацию системы высшего образования в целом: практики участников проекта активно внедряются в российской системе образования.

Российские региональные вузы стали появляться в мировых рейтингах. Этому способствовало два обстоятельства. Во-первых, повышение в последние годы репутации российского высшего образования в мире, продвижением которого активно занимаются участники Проекта.

Во-вторых, расширение публикуемого списка университетов с топ 400 (до 2014 года) до 1000 с 2018 года. Сейчас российские вузы имеют хороший задел для вхождения в топ 500: согласно опубликованному рейтингу еще 9 российских университетов занимают позиции 501-1000.

Всего в рейтинге представлено 25 российских университетов, 15 из них показали положительную динамику.  

 По наиболее весомому (40% веса в рейтинге) и наиболее сложному показателю «академическая репутация» быстрее всех продвинулись ВШЭ (более 50 позиций), УРФУ (более 30), МГТУ им. Баумана (25 позиций), КФУ и ТГУ (по 19 позиций).

 По показателю «оценка работодателей» (10% веса в рейтинге) три вуза показали заметную динамику: ВШЭ (более 50 позиций), МГУ (более 20 позиций) и РУДН (16 позиций).

 По наиболее сложному для российских вузов показателю «количество цитирований на 1 НПР» (20% веса в рейтинге) все российские вузы показали положительную динамику, но при этом все еще не смогли перешагнуть в топ-600.

 Показатель «соотношение студентов и преподавателей» (20% веса в рейтинге) традиционно высоко оценивается у российских университетов, что показывает возможность более качественного и внимательного отношения к студенческой аудитории со стороны преподавателей российских вузов. 100 баллов (из 100) набрал МГТУ им. Баумана, 99 баллов и более набрали 3 вуза: МГИМО, ТГУ, МГУ.

 По показателю «доля иностранных студентов» (5% веса в рейтинге) более половины российских университетов показали хороший рост. 4 вуза увеличили свою оценку более чем на 50 позиций: КФУ, УрФУ, МИСиС, ИТМО.

 По показателю «доля иностранных преподавателей» (5% веса в рейтинге) первое место среди российских вузов занимает МИФИ и 350 место в мировом рейтинге по данному показателю соответственно.

Напомним, что в недавно опубликованных предметных/отраслевых рейтингах QS ВШЭ не только увеличила свое присутствие по количеству предметных рейтингов до 16 (vs 13 в 2018 году), но и заметно выросла почти по всем предметам.

В топ-100 ВШЭ представлена 3 предметами: Sociology, Politics& International Studies, Economics& Econometrics и отраслью Social Sciences & Management. По этим же предметам ВШЭ является безусловным лидером среди российских вузов.

Источник: https://www.hse.ru/en/news/286838054.html

Ссылка на основную публикацию