Роман поликарпов: -мы будем говорить с вами о вич, и у нас есть хорошие новости

Сегодня, 1 декабря, отмечают Всемирный день борьбы со СПИДом. Этот день напоминает о необходимости остановить угрожающее распространении ВИЧ и СПИДа. Напоминаем, Кузбасс с 2010 года лидирует по числу новых ВИЧ-инфекцией.

Между тем знания многих о ВИЧ и СПИД ограничиваются стереотипами. Мы поговорили с Эриком (имя изменено — прим.ред.), равным консультантом по вопросам ВИЧ и СПИД. Эрику 41 год, и уже 17 лет он живёт с ВИЧ-инфекцией. 

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

ВГ: Когда и при каких обстоятельствах вы узнали, что у вас ВИЧ?

Эрик: Я узнал об этом в 2002 году. На тот момент у меня уже были стабильные семейные отношения, и я не думал, что меня это может как-то коснуться. Конечно, я слышал о таком заболевании, но оно оставалось в категории «где-то там, у других», а со мной такого быть не может. Но я ошибался.

Обычно определить момент инфицирования невозможно, но в моём случае я точно знаю, что инфицировался в 1999 году. Таким образом с ВИЧ я живу уже 17 лет.

ВГ: Как вы пришли к принятию своего ВИЧ-статуса и осознанию того, что с этим можно жить?

Эрик: То, что с этим можно жить узнал, пока ещё ждал результат первого теста. На тот момент информации о ВИЧ в Сети было немного, но достаточно, чтобы получить базовые сведения. Даже несмотря на это, услышать слова «у Вас положительный тест на ВИЧ» мне было трудно.

Земля ушла из под ног, и в одно мгновение вся жизнь разделилась на «до» и «после». В тот момент я подумал, что она уже никогда не будет прежней, беззаботной и радостной. Мне было 26 лет, и жизнь только начиналась.

Поначалу мне было трудно. Это был довольно сильный удар, но меня поддержал мой любимый человек. Я довольно быстро смирился со своим диагнозом, понял, что с ним можно жить долго и полноценно.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Вредные советы: как выбрать не ту профессию

Оценим за полчаса!

Роман Поликарпов: -Мы будем говорить с вами о ВИЧ, и у нас есть хорошие новости

ВГ: Как люди реагируют, узнав про ваш ВИЧ-статус?

Эрик: Я не афиширую свой ВИЧ-статус, об этом знают только близкие друзья.

Для ведения общественной деятельности в Сети на тему ВИЧ (я равный консультант) я использую виртуальную личность со своими профилями в соц. сетях, блогом и так далее.

Но те люди, которым я решаюсь сообщить о своём ВИЧ-статусе, воспринимают это спокойно, и с пониманием. Я никогда не сталкивался с негативной реакцией людей по этому поводу.

ВГ: Появились ли у вас сложности в общении с друзьями, родственниками?

Эрик: Нет, не появились. Хотя, например, мои родители об этом не знают. Я уверен, что сообщать об этом им не стоит. Помочь мне они ничем не смогут, а лишние переживания им ни к чему.

ВГ: Что изменилось в вашей повседневной жизни с того момента, когда у вас нашли положительный ВИЧ-статус?

Эрик: По большому счёту — ничего. Разве что я стал с большим вниманием относится к своему здоровью. Ну, а с момента терапии в мой быт добавилась необходимость каждый день в одно и то же время принимать таблетки, следить за тем, чтобы они не заканчивались, в любых поездках брать их с собой. Меня это не особо утруждает.

ВГ: От чего вам пришлось отказаться?

Эрик: Ни от чего. У меня такая же полноценная жизнь, как и до ВИЧ-диагноза. Разве что, любые сексуальные контакты с тех пор у меня только с презервативом. Но я не считаю это серьёзным ограничением.

ВГ: Как российская медицина помогает людям с ВИЧ?

Эрик: Я бы сказал, с трудом. На данный момент в РФ есть большие трудности с началом терапии, с непрерывным обеспечением ВИЧ-инфицированных терапией, проблемы в контакте пациента и лечащего врача, проблемы с конфиденциальностью медицинской информации и тайной диагноза и другие. И ситуация, насколько я могу судить, только ухудшается.

Роман Поликарпов: -Мы будем говорить с вами о ВИЧ, и у нас есть хорошие новости

ВГ: А как к вам относятся медики, узнав о вашем ВИЧ-статусе?

Эрик: Как обычно. У меня ни разу не было проблем с врачами из-за того, что я сообщал им о своём ВИЧ-статусе.

ВГ: Действительно ли люди с ВИЧ живут меньше, или это миф?

Эрик: Я сам живу с ВИЧ уже 17 лет, что уже немало, но «долгожителем» себя не считаю. Среди моих знакомых есть люди, живущие с ВИЧ по 20-25 лет. Статистика говорит, что продолжительность жизни людей с ВИЧ хоть и ненамного, но всё же меньше, чем у людей без ВИЧ. Но тут нужно понимать, что есть множество индивидуальных особенностей.

Например, у очень большого числа людей ВИЧ-инфекцию выявляют слишком поздно, на стадии СПИДа, а это сильно ухудшает общий прогноз. Если же ВИЧ выявлен рано и лечение начато вовремя, то есть все шансы дожить до старости.

ВГ: Мы слышали о движении ВИЧ-диссидентов, отрицающих существование вируса. Сталкивались ли вы с ними и как к ним относитесь?

Эрик: Сталкивался. Отношусь я к ним отрицательно. Это небольшая секта поклонников теорий мирового заговора, в которой царит типично сектантская атмосфера: ложь, сокрытие неугодных фактов, подтасовки и искажение информации и так далее.

Серьёзно относиться к теориям ВИЧ-отрицателей может только либо совсем необразованный человек, либо человек с серьёзными когнитивными (познавательными — прим.ред.) нарушениями.

Роман Поликарпов: -Мы будем говорить с вами о ВИЧ, и у нас есть хорошие новости

ВГ: Что стоит изменить в России, чтобы жизнь людей с ВИЧ улучшилась?

Эрик: Стоит сменить страну проживания (шутка). Нужно сделать, с одной стороны, довольно простые, а с другой, очень трудновыполнимые в условиях современной России вещи. Во-первых, нужно обеспечить всех ВИЧ-инфицированных лечением, причём сделать так, чтобы это лечение было стабильным, без перерывов и необоснованной смены схемы препаратов.

Во-вторых, нужно улучшать информированность о ВИЧ-инфекции как обычного населения, так и врачей. К сожалению, я часто сталкиваюсь с ситуациями, когда от врачей исходит совершенно недостоверная или устаревшая лет на 10 информация о ВИЧ-инфекции.

А для того, чтобы снизить угрожающие темпы распространения ВИЧ, нужно воспользоваться опытом стран, где это уже сделано и показало свою эффективность. Вместо  пропаганды семейных ценностей вводить школьное сексуальное образование и пропагандировать использование презервативов.

Нужно, чтобы люди перестали бояться ВИЧ-инфекции, делали плановые тесты на ВИЧ, и были уверены: государство от них не отвернётся, а обеспечит стабильным и современным лечением.

Я очень хочу, чтобы к людям с ВИЧ относились терпимей. Мы не хотим чувствовать себя по другую сторону баррикад, для этого нет причин. Мы не заразим вас от рукопожатия или объятий, с нами можно дружить, влюбляться, создавать семьи. Мы не хотим скрывать свой ВИЧ-статус, но часто нас вынуждает это делать негативное отношение людей вокруг и неверные стереотипы.

Но все страхи на тему ВИЧ чаще всего основаны на непонимании и незнании. ВИЧ-инфекция сегодня — это хроническое, но не смертельное заболевание, которое не мешает жить полноценной и счастливой жизнью. Не нужно нас бояться!

Источник: https://vashgorod.ru/news/46427

«Инфекция нас значительно опережает»

Неделю назад журналист Юрий Дудь выпустил двухчасовой документальный фильм под названием «ВИЧ — эпидемия, про которую не говорят». После того как ролик набрал больше 13 млн просмотров, о болезни не только заговорили — раздался крик.

Поисковые запросы о тестах на ВИЧ увеличились в десятки раз. О проблеме был вынужден высказаться Минздрав, хранивший упорное молчание. Оговорившись, что с «остротой подачи некоторых фактов можно дискутировать», ведомство назвало фильм Дудя «полезным».

В Кремле подобрали другой эпитет — «хороший».

Чуть смелее о работе журналиста высказался глава Счетной палаты Алексей Кудрин. «Юрий Дудь снял нужный фильм об эпидемии ВИЧ в России. Уже инфицировано  более 1 млн. В 2018 году от СПИДа умерло 37 тысяч человек. В среднем по 100 человек в день.

Сравните с коронавирусом. ВИЧ пока в нашей стране — гораздо более реальная угроза», — написал он в своем твиттере. По словам экспертов, сейчас необходимую терапию получает примерно половина от общего числа зарегистрированных ВИЧ-инфицированных.

О том, что государство может сделать для борьбы с эпидемией, «Новой» рассказал Алексей Лахов, заместитель гендиректора петербургского благотворительного фонда «Гуманитарное действие», который уже больше 20 лет борется с распространением ВИЧ-инфекции в Петербурге.

Роман Поликарпов: -Мы будем говорить с вами о ВИЧ, и у нас есть хорошие новости заместитель гендиректора фонда «Гуманитарное действие», член рабочей группы социально ориентированных НКО при Минэкономразвития РФ

— Как ваша организация помогает людям с ВИЧ?

— Наша работа строится на профилактике ВИЧ-инфекции, гепатитов и туберкулеза среди так называемых ключевых групп: наркопотребителей, секс-работников (в основном это женщины, вовлеченные в проституцию), бездомных и людей, попавших в уголовно-исполнительную систему. Раньше была программа по работе с общим населением, но мы ее закрыли. Зато с этого года плотно занимаемся профилактикой ВИЧ среди геев.

У нас есть мобильные пункты — это переоборудованные автобусы. Они выезжают в разные районы города, где наши работники тестируют людей на ВИЧ, гепатит и сифилис, обменивают использованные шприцы на новые, дают воду и влажные салфетки. Также предоставляются услуги психолога и социального работника, который может сопроводить человека до СПИД-центра и помочь в получении терапии.

— Как со временем менялось отношение к вашей работе со стороны ВИЧ-инфицированных и общего населения?

— Наши автобусы появились на улицах в конце 90-х. К ним приходило по 200-300 человек в день. Вначале они побаивались: а не заберет ли нас полиция, если мы пойдем в пункт с использованными шприцами? Местных наша работа поначалу тоже отпугивала. Представьте, стоит очередь, в которой выдают чистые шприцы — им казалось, что это аптека на колесах для наркопотребителей.

Многие были против, однажды наш автобус даже сожгли.

Но потихоньку народ начал привыкать. Люди стали понимать, что здесь ведется профилактика инфекции, а не раздача шприцев для употребления наркотиков. В целом, отношение к ВИЧ-инфицированным среди общего населения улучшилось.

Роман Поликарпов: -Мы будем говорить с вами о ВИЧ, и у нас есть хорошие новости Автобус фонда в Петербурге. «Гуманитарное действие»

Что касается людей с ВИЧ из ключевых групп (наркопотребителей, геев, секс-работников), то здесь, к сожалению, до сих пор накладывается двойная стигма: якобы они сами выбрали такой образ жизни, поэтому и заразились ВИЧ.

— Как вы боретесь с этой двойной стигмой?

— Мы ведем просветительскую работу. Например, показываем, что наркопотребители — это самые разные люди. У многих наркопотребление превратилось в зависимость и болезнь. Однажды мы проводили круглый стол, на котором были сотрудники полиции и уголовно-исполнительной системы.

Они не скрывали недовольства, когда мы заявили, что для нас наркопотребитель — это, прежде всего, человек, которому нужна помощь. Мы не принуждаем его незамедлительно отказаться от наркотиков.

Человек может быть к этому не готов из-за проблем, которые он этими наркотиками пытается заглушить.

Пока их не решить, можно даже не говорить про отказ от наркопотребления.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2020/02/18/83973-vich-kasaetsya-bazovyh-veschey-eto-seks-i-detorozhdenie

Прогрессоры — 24

12:00, средняя школа № 65 Ростова-на-Дону

Заведующий детской поликлиники в спальном районе Роман Поликарпов в школе проводит открытый урок по профилактике ВИЧ-инфекции и СПИДа.

Роман работает в этом же районе и уже 10 лет занимается общественной деятельностью в области профилактики болезней и создания здоровой среды. Он председатель Ростовской региональной благотворительной общественной организации «Молодые медики Дона».

Урок построен так, что дети сами отвечают на вопросы о ВИЧ и СПИД: —Что такое ВИЧ и СПИД? —Чем они отличаются? —Можно ли заразиться через слюну? —А через грудное вскармливание? —А кто чаще заражается? —А когда нужно сдавать тест на ВИЧ? Ответы 10 «В» и 9 «В» классах идут почти хором. — Можно заразиться, делая маникюр, педикюр, татуировку, половым путем. ВИЧ — это вирус, а СПИД — это болезнь. Заразиться можно после «вот этих ситуаций».

Роман постоянно повторяет старшеклассникам: 

— Человек должен понимать, что он не находится в безвыходной ситуации. В России из 100 ВИЧ-положительных матерей 97 рожают здоровых детей. ВИЧ-положительный — это обычный человек. С ним можно ходить в школу, пожимать ему руку, ужинать с ним. Иногда даже любимый человек может принести ВИЧ.

— Мы никогда не строем уроки по принципу запугивания. Мало того, что страх приводит к чувству, что о болезни не хочется ничего знать, он также приводит к стигматизации больных. О том, что Рома не боится общаться с ВИЧ-положительными он рассказывает через примеры своих знакомых. Школьники смотрят ролик-послание Светланы Изамбаевой из Казани — одного из самых активных людей в борьбе с ВИЧ в России. Светлана — ВИЧ-положительная уже 12 лет. — Я Светлану знаю лично. Она одна из немногих, кто открыто говорит о своем статусе. После урока мы разговариваем с Романом. Почему он, врач со стажем, ходит в школы читать детям лекции?  — ВИЧ — самый изученный вирус, это давно не медицинская проблема, а общественная. Поэтому профилактика играет решающую роль. Дети больше знают о ВИЧ и СПИД, чем их родители, но их знание может быть отрывочным. Кроме того, в этой теме их никто не поддерживает, у них нет среды для обсуждения не только ВИЧ, но, в принципе, инфекций, передающихся половым путем. В России средний возраст полового дебюта — 15 лет. То есть в этом классе могут быть дети, у которых уже были партнеры.

Сейчас Роман спешит. Его следующая лекция уже для врачей, которые стигматизируют ВИЧ-положительных людей не меньше, другие.

Роман Поликарпов: -Мы будем говорить с вами о ВИЧ, и у нас есть хорошие новости

Роман Поликарпов объясняет медицинские термины школьникам простыми словами

Источник: https://les.media/broadcasts/mediapoligon-24?tag=%20%D0%92%D0%98%D0%A7

Вич на тв: 28 лет спустя

В 1992 году известный всей стране телеведущий Владислав Листьев сделал на первом канале ток-шоу на модную тему — ВИЧ. Без криков и скандалов, максимально ответственно.

В эксперты он позвал руководителя центра по профилактике СПИДа из Вильнюса Саулюса Чаплинскаса и активиста Геннадия Рощупкина, живущего с ВИЧ с 1988 года.

В зале — инфекционисты, другие врачи, сотрудники НКО, журналисты, ученые, педагоги, обычные люди.

В 2020 году сверхпопулярный журналист Юрий Дудь снял для интернета фильм «ВИЧ в России — эпидемия, про которую не говорят». Как понятно из названия, тема уже не модная. Да и показать работу такого уровня на современном телевидении шансов нет.

Страшно интересно было посмотреть эти два фильма и сравнить, что говорили о ВИЧ тогда и что говорят сейчас, спустя 28 лет.

А глобально почти ничего не изменилось. Гости студии очень мало знают про ВИЧ и задают экспертам вопросы вроде «Можно ли заразиться от комара?» и «А как вы заразились?».

Некоторые опрошенные на улицах говорят: «Дураки те, кто считает, что ВИЧ-инфицированные не люди, они такие же люди, как и мы».

Фраза «сами виноваты» и тогда была лейтмотивом, и сейчас встречается.

Вполне взрослые, прожившие жизнь люди говорят: ну, ВИЧ-положительные сами себя так вели, поэтому странно, что они вообще смеют жаловаться на дискриминацию, требуют к себе нормального отношения, да еще и лечения доступного и бесплатного.

Логика примерно такая: пусть заслуженно получают осуждение и болезни за свою наркоманию, разврат, за то, что не спросили справку у мужа/жены, и за все остальное.

И размножаться им нельзя, и социализироваться невозможно, и дети их не должны в садик с нашими ходить, и лечить их не надо, и лучше бы другому кому деньги выделяли, а не этим наркоманам.

Но вот какая штука. В начале 1990-х по официальной статистике в России жили примерно тысяча ВИЧ-положительных людей.

И в том же ток-шоу у Листьева несколько раз прозвучало: если ничего сейчас не сделать, то к 2000 году у нас будет миллион ВИЧ-инфицированных и сотни тысяч смертей от СПИДа.

На деле получилось, что официальная статистика зафиксировала миллион в 2016 году. Впрочем, в реальности миллион набрался гораздо раньше — просто многие носители вируса не знают о своем статусе.

То есть ни к 2000, ни к 2016, ни к 2020 году ничего внушительного для профилактики так и не было сделано. В первую очередь провисла профилактика среди людей из групп, уязвимых к ВИЧ,— именно их представителей так любят подвергать остракизму.

Без остракизма не обошлось и после выхода фильма Дудя — рядом с благодарными ми есть и скептические.

Почему, спрашивают некоторые зрители, Дудь показал в фильме только геев, судимых наркоманов-пересидков и их половых партнеров, раз говорят, что эпидемия затрагивает обычных людей? Где эти обычные люди? И почему нас должна заботить судьба этих самых геев и наркоманов?

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4259386

В августе в россии будет работать первый лагерь для вич-положительных подростков

Идея проведения такого лагеря позаимствована в Великобритании. Там это практикуется более 10 лет и имеет хорошие результаты.

«Главный акцент в работе лагеря будет сделан на образовательную составляющую, – рассказала порталу Medvestnik.

ru инициатор проекта, руководитель некоммерческого благотворительного фонда, сотрудник Республиканского СПИД-центра в Татарстане Светлана Изамбаева.

– Я медицинский психолог, консультирую детей и подростков, сообщаю им об их положительном статусе, провожу групповые тренинги. Те ребята, которые уже 4 года ходят в группу поддержки, со временем стали моими помощниками.

Ребенок с ВИЧ-инфекцией, который недавно узнал о диагнозе, быстрее адаптируется к этой новости, поговорив со своим ровесником, который уже прошел через это. Поэтому программа лагеря направлена на формирование лидерства и развитие активной позиции, чтобы наши подопечные впоследствии могли помогать таким же подросткам, как они».

Собраться вместе с единомышленниками на Черноморском побережье подростки захотели сами. Многие из них воспитываются в детских домах, в неполных или, наоборот, многодетных семьях и никогда не видели моря.

В первой смене – представители Казани, Екатеринбурга, Уфы, Нижнего Новгорода, Оренбурга, Тольятти. В этих городах проживает от 250 до 700 ВИЧ-инфицированных подростков.

Однако в будущем формат летнего лагеря планируется тиражировать и распространять на другие регионы.

«Во многих городах нет специалистов, которые могут работать с ВИЧ-положительными подростками, – говорит Светлана Изамбаева. – И зачастую это приводит к печальным последствиям. Дети устают принимать лекарства. Среди подростков много СПИД-диссидентов, которые считают, что диагноз придуман, на самом деле такой болезни нет.

Как следствие, есть случаи, когда они  инфицируют своих половых партнеров. Нам бы хотелось, чтобы ребята были информированы и ответственно относились к своему здоровью и окружающих. Конечно, невозможно воспитать ответственное поведение, пока мы не преодолеем стигму.

Так что эти две темы станут ключевыми в рамках нашего общения».

Данный лагерь – это как школа для пациентов в сочетании с отдыхом и оздоровлением, считает заместитель главного врача детской поликлиники №17 Ростова-на-Дону, главный внештатный специалист по ВИЧ-инфекции в Управлении здравоохранения города Роман Поликарпов, который планирует принять участие в проекте и просветить ребят в вопросах сохранения репродуктивного здоровья.

«Вообще дети с ВИЧ могут находиться наравне с остальными сверстниками в любых оздоровительных лагерях (если у них ВИЧ-инфекция в стадии ремиссии или нет других состояний и заболеваний, ограничивающих нахождение в детском коллективе), – уточняет Роман Поликарпов.

– Конечно, сами родители часто боятся отправлять детей в лагеря, т.к. им надо ежедневно принимать лекарства, а это значит, что надо что-то говорить педагогам и медикам, раскрывать диагноз. Дальше включается стигма и дискриминация.

Около месяца назад в Ростовской области произошел случай, когда ребенку отказали в путевке в лагерь по причине наличия у него ВИЧ-инфекции. И это, конечно, печально.

Поэтому отчасти лагерь в Сочинском районе – место, где каждый подросток сможет быть самим собой и не бояться осуждения по причине наличия у него ВИЧ».

Источник: https://medvestnik.ru/content/news/V-avguste-v-Rossii-budet-rabotat-pervyi-lager-dlya-VICh-polojitelnyh-podrostkov.html

«Сдал тест на ВИЧ, и у тебя все будет хорошо» Почему выходцы с Муз-ТВ получают от Минздрава сотни миллионов рублей на социальную рекламу. Расследование Ивана Голунова

В начале ноября завершилась акция российского Минздрава «Тест на ВИЧ. Экспедиция»: два микроавтобуса «Газель» проехали 120 городов в 36 регионах, от Камчатки до Калининграда. Как утверждают организаторы, за те полгода, что шла акция, тестирование на ВИЧ прошли больше 44 тысяч человек; у скольких людей тест был положительным, неизвестно.

Бюджет акции составлял несколько десятков миллионов рублей — и почти все они ушли на рекламную кампанию: микроавтобусы предоставила группа «ГАЗ»; самими тестами на ВИЧ занимались в свое рабочее время сотрудники местных СПИД-центров (государственных центров по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями), используя собственные материалы. Министерство финансировало прежде всего продвижение «Экспедиции». 

Основные затраты Минздрава ушли на рекламную кампанию акции: согласно тендерному заданию, в каждом регионе как минимум шесть промоутеров должны были раздавать рекламные листовки, а как минимум один блогер написать не меньше трех материалов об акции.

Кроме того, объявления о региональных «Экспедициях» должны были появляться на сайте федеральной газеты, а видеосюжеты о них — на федеральном телеканале (им стал Рен-ТВ).

Выделялись деньги и на церемонию завершения акции, и на печать памятного календаря, и на сообщения о ВИЧ-инфекции в соцсетях (не менее 30 в неделю), и на мероприятия по профилактике ВИЧ и вирусного гепатита — как следует из тендерного задания, они должны были проводиться «в бизнес-центре класса А». Про каждую из акций также был сделан ютьюб-ролик — 57 видео, выложенных на канале Минздрава, по состоянию на 20 ноября в совокупности набрали 2711 просмотров.

Всего на информационную кампанию по профилактике ВИЧ Минздрав в 2018 году выделил 91,7 миллиона рублей. Почти все эти деньги ушли на рекламу «Экспедиции». Деньги на это получила компания «Виэнджи».

Ее единственным конкурентом на конкурсе был издательский дом «Комсомольская правда», который уже несколько лет освещает акции Минздрава в партнерстве с «Виэнджи»: именно «КП» стала газетой, где размещались анонсы «Экспедиций».

Компания «Виэнджи» получает от Минздрава деньги на социальную рекламу последние семь лет. В общей сложности — больше 1,5 миллиарда рублей

Компания «Виэнджи» была создана в ноябре 2010 года. Уже через три месяца она получила от Минздрава первый крупный контракт — почти 100 миллионов рублей на кампанию по пропаганде массового донорства крови — и в дальнейшем выигрывала тендеры регулярно.

В 2011 году по заказу Минздрава «Виэнджи» подготовила серию роликов, в которых рассказывалось о появлении модного гаджета «Спидометр» — он якобы позволял выявлять в толпе людей с ВИЧ-инфекцией.

Интересующимся предлагалось зайти на сайт «Хочу спидометр» и заказать устройство, оставив свой адрес электронной почты; в этом случае на него приходило письмо о том, что «Спидометр» — выдумка, а самый надежный способ проверки — сдать тест на ВИЧ.

На эту кампанию «Виэнджи» получила 37,8 миллиона рублей; как говорят собеседники «Медузы», знакомые с акцией, измерить ее эффективность оказалось сложно — авторы не учли, что название вымышленного гаджета совпадает с названием прибора для измерения скорости. Сейчас на сайте «Хочу спидометр» находится интернет-казино «Вулкан».

Через некоторое время в расходах министерства на кампании по борьбе с ВИЧ нашли коррупционную составляющую.

Как установила Генпрокуратура, в августе 2011 года тендер на проведение этой кампании выиграла компания «Тушарп», предложившая выполнить задачи ведомства за 21,5 миллиона рублей, — хотя их конкурент был готов оказать те же услуги за почти втрое меньшую сумму.

Получала «Тушарп» деньги от Минздрава и на другие цели — при этом выяснилось, что гендиректор и совладелец компании оканчивал Тольяттинскую академию управления и работал в одном СМИ вместе с Софьей Малявиной, курировавшей в Минздраве рекламные бюджеты.

Малявина тогда отказывалась комментировать ситуацию, а представитель «Тушарпа» заявлял, что обвинения в коррупции беспочвенны. «Мы более 20 отличных роликов сделали для кампаний Минздрава — и вот какая благодарность нас ожидала, — говорил он.

— Никакого криминала в наших действиях не было. Мы просто хотели сделать что-нибудь на благо своей страны».

Результаты доследственной проверки, которую проводил Следственный комитет, неизвестны, но больше компания «Тушарп» в тендерах Минздрава не участвовала.

Зато вырос объем контрактов, которые стала выигрывать «Виэнджи». По подсчетам «Медузы», за последние семь лет Минздрав потратил на социальную рекламу более 2,66 миллиарда рублей, и немногим меньше половины — 1,12 миллиарда — получила именно «Виэнджи».

У всех остальных компаний, получавших деньги на рекламу от Минздрава, результаты гораздо скромнее: так, пиар-агентство «Тайный советник», основанное депутатом Госдумы Леонидом Левиным, выиграло контрактов на 191,2 миллиона рублей, а компания Игоря Ашманова «Новые технологии» — на 98,4 миллиона рублей.

Более того: на сайте «Виэнджи» в разделе «Портфолио» среди проектов указано еще несколько акций Минздрава (например, антитабачная кампания «Дыши свободно»), конкурсы на которые выигрывали другие фирмы — «Смарт-НС» и «ТВ-Сервис», юридическое лицо канала Муз-ТВ. Если учитывать и эти контракты, «Виэнджи» выполняла работы на общую сумму в 1,644 миллиарда рублей — это две трети рекламного бюджета Минздрава на последние семь лет.

Последние три года «Виэнджи» стабильно выигрывает конкурсы на информационную поддержку акций по тестированию на ВИЧ. В прошлом году такая проходила совместно с «РЖД» — экспресс-тесты могли сдать пассажиры поездов дальнего следования и посетители вокзалов в 24 регионах.

«Мы говорили через СМИ о том, что это норма, — рассказывала гендиректор „Виэнджи“ Александра Веселова в эфире одной из региональных радиостанций (с „Медузой“ представители компании говорить не захотели). — Ты утром встал, почистил зубы, сходил на работу, вечером сдал тест на ВИЧ, пришел домой, и у тебя все хорошо.

Если, не дай бог, не все хорошо, то ты сдал тест на ВИЧ, и у тебя будет все хорошо».

Также в 2018 году «Виэнджи» выиграла контракт на проведение рекламной кампании «по формированию приоритетов здорового образа жизни». За 144,7 миллиона рублей компания создала и разместила рекламные макеты со слоганом: «Минздрав утверждает».

В частности, чиновники утверждают, что курильщики тратят на перекуры 4 часа в день, «в результате сексуальных отношений в любом случае может произойти зачатие ребенка» (это не так, анальный и оральный секс не приводят к зачатию), что завтрак — самый обязательный прием пищи (не факт), а также что после аборта повышается риск заболевания раком молочной железы (скорее всего, это не так).

«Виэнджи» создали выходцы с канала Муз-ТВ. У них есть связи с чиновниками Минздрава и командой вице-премьера Татьяны Голиковой

«Виэнджи» связана с Муз-ТВ не только через контракты «ТВ-Сервис». Основатели «Виэнджи» — бывший коммерческий директор канала Александра Веселова (теперь она возглавляет «Виэнджи») и ее заместители на Муз-ТВ Марина Ничипорук и Ирина Голутво (они перешли в «Виэнджи» вместе с Веселовой).

В ответ на вопросы «Медузы» Ирина Голутво сообщила, что «Виэнджи» действует в строгом соответствии с законом о госзакупках, «в рамках которого победителем становится тот участник, который предлагает лучшие условия»: «Есть конкурсы, которые мы выигрываем, какие-то проигрываем».

Связаны создатели «Виэнджи» и с самим министерством здравоохранения. В начале 2010-х советником отдела коммуникационных проектов ведомства (именно он курирует рекламные кампании) работала младшая сестра Ирины Голутво Анна. Возглавлял же отдел Артем Коротков — бывший пиар-директор канала Муз-ТВ.

«Что касается работы на канале Муз-ТВ: почти все бывшие коллеги сейчас или занимают руководящие позиции в крупных компаниях, или организовали свой бизнес и успешно его развивают, — сообщила „Медузе“ Ирина Голутво. — Вообще рынки телевидения, рекламы и пиара очень маленькие, поэтому все друг с другом знакомы». В Минздраве на вопросы «Медузы» не ответили.

Как Коротков, так и Софья Малявина, которую подозревали в коррупции в связи с контрактами «Тушарп», входят в пиар-команду Татьяны Голиковой — и меняют места работы вместе с чиновницей.

Когда Голикова в 2012 году ушла из Минздрава и стала помощником президента по вопросам социально-экономического развития Абхазии и Южной Осетии, Коротков и Малявина также начали заниматься сотрудничеством с этими странами в структуре администрации президента.

(При этом замначальника отдела коммуникационных проектов Минздрава после ухода Короткова стала его жена Елена.) Когда через год Голикова перешла в Счетную палату, Малявина возглавила пресс-службу ведомства, а Коротков стал ее заместителем.

В мае 2018 года Голикову назначили вице-премьером по социальной политике. После этого Артем Коротков возглавил пресс-службу Пенсионного фонда России, а Софья Малявина стала помощником вице-премьера. Пресс-секретарем же Голиковой теперь работает Екатерина Назарова — еще одна бывшая пиар-менеджер канала Муз-ТВ и бывшая сотрудница отдела коммуникационных проектов Минздрава.

Источник: https://meduza.io/feature/2018/11/21/sdal-test-na-vich-i-u-tebya-vse-budet-horosho

Роман Поликарпов: «На профилактику «социальных болезней» требуется в 20 раз больше»

В следующем году «Молодым медикам Дона» исполнится десять лет. Эту общественную организацию создал тогда ещё студент Ростовского медицинского университета Роман Поликарпов.

Он предложил «танцевать ради жизни», регулярно сдавать кровь нуждающимся и заботиться о собственном здоровье. Простые призывы ростовская молодежь восприняла на ура — и сегодня сотни людей сдают кровь, танцуют и точно знают, как не подцепить ВИЧ.

 О том, как идёт борьба с «социальными болезнями» рассказал родоначальник «Молодых медиков Дона» Роман Поликарпов.

В День молодёжи я видел много ростовчан с красными воздушными шарами «Dance4life». Раздавала их ваша организация – «Молодые медики Дона». Оказывается, это целое движение – танцующих ради жизни. Расскажите, пожалуйста, в чём суть проекта и как танец предупреждает ВИЧ?

– Проект «Dance4life» основали мало кому известные в России люди: фанатичный кайтсерфер Деннис Карпес и страстный путешественник Илко ван дер Линде. Во время совместной поездки по Африке они были потрясены последствиями эпидемии ВИЧ-инфекции. И решили, что создадут проект, который будет вдохновлять людей и одновременно распространять информацию о том, как сохранить здоровье.

В 2006 году я впервые узнал об этом проекте и его работе в России. Ну и мы с друзьями приложили все усилия, чтобы «Dance4life» появился и в Ростове. Мы используем музыку, танцы, творческие проекты для того, чтобы говорить с молодыми людьми о ВИЧ, репродуктивном здоровье, отношениях.

Во-первых, мы это делаем, чтобы в нашей стране было как можно больше здоровых молодых людей, будущих счастливых родителей. Во-вторых, темы связанные с любовью, половыми отношениями, сексом, у нас являются определённого рода табу.

Молодому человеку порой негде получить информацию об изменениях в его организме, о том, как вести себя в отношениях с партнером. Мы рассказываем всех возможных способах защиты себя от ВИЧ.

Это и воздержание от секса, верность одному партнеру, использование презерватива.

Деликатные темы… Как же об этом говорить?

– Довольно просто: мы работаем по принципу «равный обучает равного». Мы обучаем молодых людей, которые потому ведут работу со своими сверстниками. У нас есть даже такие продвинутые волонтеры, которые могут проводить консультации наравне со специалистами.

Но наша задача не подменять профессионалов, а помочь молодому человеку найти их и вовремя обратиться. Например, мы рассказываем не только о ВИЧ-инфекции, путях передачи и способах защиты, но и советуем, куда обратиться, если вам необходима помощь специалиста.

Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к абортам и так называемым пролайферским организациям?

– Каждый ребенок должен быть желанным, но аборт – это не метод контрацепции. Он крайне нежелателен и даже может быть опасен. Но я не отношу себя в пролайферам. Не считаю, что нужно запрещать аборты.

У нас в стране был такой опыт и, если посмотреть историю, очень плачевный. Нужно идти цивилизованным путем, просвещать людей о существующих методах контрацепции, о правильности их выбора, о подготовке к рождению ребенка.

Нам иногда ставят в упрек, что мы мешаем реализации демографической политики России.

Но наша цель как раз таки способствовать тому, чтобы было как можно меньше ранних половых отношений, чтобы молодые люди ценили свою жизнь и здоровье, чтобы верность в паре и семье были ценностью. Нам нужно не только стараться сохранять лучшее из прошлого, но и предупреждать риски реальности.

Я ради интереса пришёл на другое ваше мероприятие – «Молодежь против наркотиков», которое проходило в Парке Горького. И вот что я заметил: пришедшие туда молодые люди были мало похожи на тех, кого могли бы заинтересовать наркотики. Вам не кажется, что в этом случае «Молодые медики Дона» немного ошиблись с аудиторией?

– Мы занимаемся так называемой первичной профилактикой, то есть предупреждаем то, что ещё не случилось. Так что потенциально благополучные молодые люди – это как раз наша аудитория.

Мы хотим, чтобы молодёжь активно проводила досуг – занималась творчеством, спортом. Это ещё называют «неспецифической профилактикой». Поэтому мероприятия вроде «Молодёжи против наркотиков» тоже должны быть. Они объединяют, поддерживают людей.

По моему мнению, наркотики пробуют как раз оттого, что не знают, чем себя занять. Молодые люди не умеют ценить свое здоровье и зачастую не понимают, как быстро можно расстаться с жизнью, если здоровье утрачено.

Кто финансирует эти инициативы?

Читайте также:  Как сберечь нервы во время экзаменов

– Нам помогают разные люди и структуры. Основным источником финансирования наших проектов являются органы региональной власти и местного самоуправления. Особенно мы благодарны Администрации города Ростова-на-Дону, которая с нами работает уже несколько лет.

Но в целом, конечно, для нас этой поддержки недостаточно. Чтобы эффективно заниматься профилактикой, надо вкладывать большие ресурсы. Вот, например, бюджет акции «Молодежь против наркотиков» составляет семьдесят тысяч рублей. Для одного мероприятия вполне достаточные деньги.

Но это только одно мероприятие, как я его называю – титульное. А чтобы вести ежедневную профилактическую работу с молодыми людьми в течение всего года (консультации, тренинги, информационные материалы и другие формы и методы), нужно минимум в 20 раз больше.

Поэтому мы считаем свою деятельность недостаточной.

Большую часть работы нам удается выполнять благодаря волонтерам. Но для постоянной работы нужны специалисты.

Вообще очень сложно найти деньги на профилактику ВИЧ-инфекции, употребления психоактивных и наркотических веществ, охрану репродуктивного здоровья.

Для кого-то это табуированные темы, кто-то не верит в эффективность такого рода профилактической работы.

Просто найти ресурсы на спортивное мероприятие, но практически нереально – на работу консультантов, экспертов, проведение обучающих мероприятий, подготовку и координацию работы волонтеров.

Многие городские активисты Ростова состоят в различных политических партиях. А у вас есть партийный билет, Роман?

– Нет, я беспартийный. И в этом моя принципиальная позиция, как руководителя молодежной организации. Мы работаем вне политики.

Мы открыты для сотрудничества с разными общественными структурами, в том числе с политическими партиями, но лишь до тех пор, пока это может служить достижению наших целей.

Работать на интересы определенных людей или идеологий ни я, ни наша организация никогда не будет.

У всех нас бывают победы и поражения. Думаю, что нашим читателям будет в равной степени интересно узнать, что в личной жизни или профессиональной деятельности вы считаете своим большим успехом, и что – большим провалом?

– Думаю, победа ещё впереди, когда мы сможем остановить распространение ВИЧ-инфекции. Правда, здесь у меня уже есть личная победа: я знаю как избежать заражения и сделаю всё, чтобы этого никогда не случилось.

У меня есть маленький сын, и я все сделаю, чтобы он тоже знал и использовал эту информацию в будущем. А вот поражение… Знаете, около года назад ко мне на приём пришла мама с дочкой.

У мамы был ВИЧ, но она родила здоровую девочку (сегодня это реальность практически в 100% случаев, если женщина следует всем рекомендациям медиков). Так вот, как выяснилось, мама меня хорошо помнит. Когда она ещё училась в школе, мы приходили к ним с проектом dance4life.

Но она все же заразилась ВИЧ-инфекцией. Конечно, в этом нет нашей вины, и её тоже. Мы часто знаем что и как, но просто не используем эти знания в жизни.

Беседовал Данил Борисов

Источник: https://www.krestianin.ru/news/52362-roman-polikarpov-na-profilaktiku-socialnyh-bolezney-trebuetsya-v-20-raz-bolshe?qt-social_networks=2

«У вас ВИЧ? Идите в свой «спидозник» и там лечитесь»

  • – Когда к вам впервые попал пациент с ВИЧ?
  • – Ко мне или в клинику, где я работал?
  • – Давайте, начнем с клиники.

– Это было восемь лет назад, в онкоцентре [НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина], таджикская девочка с врожденным ВИЧ и лимфомой, ей было пять лет, кажется.

  1. – Что вы почувствовали, не было, условно говоря, желания нарядиться в скафандр, перед тем как к ней подойти?
  2. – У нас, врачей, нет, а у медсестер было – они устроили забастовку, отказывались работать с этим ребенком.
  3. – Как вы ее лечили, был ли к этой пациентке какой-то особый подход?
  4. – Нет, мы ее лечили, как было положено лечить остальных детей с лимфомой, то есть, как и большинство людей с раком.
  5. – Когда впервые попал ВИЧ+ пациент к вам?
  6. – В ЕМС, пять лет назад, и я тоже лечил его от рака.
  7. – Ваше отношение к таким пациентам как-то менялось?

– Нет, мне их просто очень жалко, больше, чем других людей. У меня к ним особое отношение, связанное с тем, что таким людям очень плохо – они очень нуждаются в помощи, и им ее гораздо сложнее получить.

Потому что общество дикое, оно гнобит довольно большую – ВИЧ+ пациентов в стране около миллиона человек – свою часть, и тем самым увеличивает риск неблагоприятных исходов для здоровья и для социализации.

Я сейчас больше понимаю, у меня есть коллеги, с которыми я могу совместно вести пациентов с ВИЧ, советоваться, стало спокойнее, понятнее, лучше.

– То есть и среди медиков до сих пор существует предвзятое отношение к ВИЧ+ пациентам?

– Да, этих людей могут не принимать на лечение, не оказывать им своевременную и современную помощь из-за ВИЧ, заставляют получать бесконечное количество ненужных документов, ставя это условием для оказания помощи. Это широко распространенная реальность. Их могут не лечить от рака, не лечить в обычных больницах, разворачивать, говоря, что ВИЧ занимаются только инфекционные клиники.

– Даже если эти пациенты принимают все препараты и не представляют собой никакой опасности?

– До этого даже не доходит. У вас ВИЧ? Идите в свой «спидозник» и там лечитесь. Но, во-первых, инфекционных больниц немного, во-вторых, в инфекционных больницах нет компетенций для оказания качественной помощи общемедицинской направленности. Я знаю случаи, когда пациенты погибали, после того, как их так отправляли в «инфекционки», где не было специалистов нужных профилей.

Международный День борьбы со СПИДом – 1 декабря – не только повод вспомнить о жертвах коварной болезни, но и традиционное приглашение к серьезному обсуждению проблем людей, живущих с ВИЧ.

Не менее важная урочная тема – противодействие дискриминации ВИЧ-положительных пациентов, в частности, со стороны медицинского сообщества.

Неготовность отечественной системы здравоохранения к полноценной работе с пациентской аудиторией, численность которой, только по данным официальной статистики, превысила 1 млн человек, если не замалчивается, то часто отходит на второй план.

Источник: https://vademec.ru/article/u_vas_vich-_idite_v_svoy_-spidoznik-_i_tam_lechites/

Жизнь «с открытым лицом»: почему нам важно больше знать о ВИЧ

На древнееврейском языке имя Ева означает «дарующая жизнь» – не случайно оно так созвучно с этим названием… Е.В.А. –  первая в России сетевая организация, созданная для улучшения качества жизни женщин с ВИЧ, вирусными гепатитами и другими социально значимыми заболеваниями.

 С 2002 года статистика отмечает увеличение доли женщин в числе ВИЧ-положительных граждан: в 2016 году они составляли 38,1% от новых случаев ВИЧ-инфекции, а всего в России их было выявлено более 400 тысяч. Именно для их помощи и защиты  Е.В.А.

объединяет активистов, специалистов и представителей НКО (всего 71 человек) из 27 регионов России.

О работе НП «Е.В.А» и жизни людей с ВИЧ в России рассказала «Филантропу»специалист по развитию Иветта Сергеева.

– Расскажите, пожалуйста, о вашем проекте подробнее? Вы создали целую сеть по всей стране. 

– Мы женско-ориентированная сеть специалистов и активистов в сфере ВИЧ.

Нам важно привлечь внимание к женскому опыту проживания ВИЧ-инфекции, сделать его видимым, обратить внимание общества на то, что ВИЧ+ женщины проживают болезнь иначе, чем мужчины, и что ВИЧ — дополнительный фактор их уязвимости, наряду с такими факторами, как социально-экономическое, гендерное неравенство.

А цели – это улучшение доступа к медико-социальным услугам и правовой помощи для женщин, живущих с ВИЧ, уязвимых к ВИЧ (секс-работницы, женщины, употребляющие наркотики, подростки), для тех, у кого  в ближайшем окружении есть люди с ВИЧ-инфекцией. А также для женщин с такими социально значимыми заболеваниями, как туберкулез и вирусный гепатит.

Наши цели – снижение стигматизации и дискриминации женщин, затронутых эпидемией ВИЧ,  развитие потенциала членов Партнерства.

Е.В.А. —  это профессиональная ассоциация, проект развития сети специалистов. Формат, не самый распространенный в России, но очень важный. Создавая в 2010 году нашу сеть, мы хотели объединить женщин-лидеров, помогающих своим ВИЧ-инфицированнным соотечественницам в регионах.

Среди них специалисты в самых разных областях – социальные работники, психологи, руководители проектов и ВИЧ-положительные женщины, живущие, как мы говорим, «с открытым лицом» – то есть не скрывая правду о  заболевании и рассказывая в соцсетях и СМИ о своем опыте жизни с ВИЧ в России.

– Рождение сети Е.В.А. пришлось именно на 2010-й год?

— Да, это была вторая, после 90-х годов, волна активности и становления некоммерческого сектора в стране. ВИЧ-сервисные организации  тогда уже существовали, но НКО со специфически гендерным аспектом заболевания не было. Общество не обращало никакого внимания на то, как именно женщина переживает болезнь и какая помощь ей нужна.

Несколько женщин объединились и решили создать  сеть, чтобы оказывать поддержку нуждающимся. Они знали друг друга в лицо и обладали достаточным опытом и знаниями, чтобы решать их проблемы в условиях огромной страны. Кстати, далеко не все они были заражены ВИЧ.

– Как устроена работа организации?

–  Члены сети есть в регионах с высокой степенью пораженности ВИЧ – например, на Урале, на Дальнем Востоке. А базируемся мы в Санкт-Петербурге.

Общение в основном происходит через коммуникационную площадку – в данный момент это чат, где люди каждый день обмениваются информацией,  передают друг другу своих клиентов: кто знает такого-то специалиста, кто сталкивался с таким-то случаем? Кроме этого, мы стараемся каждый год встречаться, формировать общую повестку, обсуждать  важные вопросы. В этом году такая встреча состоится в конце марта.

– Вы сказали, что сообщество состоит из профессионалов.  Есть ли в нем медики?

– Состав смешанный, но врачей как раз немного. В основном наши члены — социальные работники и активисты, которых волнует тема ВИЧ, психологи, консультанты. Все они работают «в поле» и имеют доступ к 3600 ВИЧ-положительным женщинам.

Это важно – обладая таким обширным потенциалом, мы можем проводить серьезные исследования, затрагивающие не только тех женщин, которые на виду и привержены терапии, но и тех, к которым врачи не могут «достучаться». Это употребляющие наркотики, бездомные, секс-работницы и женщины, освободившиеся из мест лишения свободы.

К примеру, недавно с помощью фонда КАФ мы провели исследование доступности молочных смесей для ВИЧ-положительных матерей.

Активистки из шести регионов страны изучали ситуацию, как на местах распределяются молочные смеси для кормления младенцев, насколько устраивает матерей их качество и количество, в курсе ли они, что могут их получать, и насколько хорошо отработана процедура получения.

Барьеры доступа к молочным смесям –   актуальная проблема для многих ВИЧ-положительных матерей, и ее можно решить благодаря тому, что в регионах есть лидеры, исповедующие наши ценности.

Если  тема дискуссии всплывает вновь и вновь, мы можем организовать рабочую встречу среди тех, кто захочет участвовать и выработать свою позицию. Например, наши специалисты постоянно поднимают вопросы, связанные с насилием  ВИЧ-положительных женщин.

Такие женщины во всем мире чаще подвергаются домашнему насилию, именно потому, что они ВИЧ-положительные. Срабатывает дополнительный фактор уязвимости – партнер постоянно манипулирует партнершей в стиле  «кому ты нужна такая?». Многие женщины, кроме того, что они ущемлены в социальном и экономическом плане, имеют еще и низкую самооценку. Нам хотелось бы провести дополнительное исследование и по этой теме.

Члены нашей сети работают в регионах и там развивают различные проекты помощи женщинам. Мы собираем и распространяем эти проекты, чтобы ценный опыт не пропадал бесследно и не оставался в вакууме. Это большая работа,  ведь нужно встретиться с людьми, описать их проекты и разместить в специальном разделе «Лучшие практики».

Вот пример: в Тюмени ВИЧ-положительная женщина-консультант выезжает в роддом к только что родившим матерям с ВИЧ, вместе с педиатром, знакомым с проблемой. Мамы с ВИЧ-инфекцией получают консультацию от дружественного специалиста,  у них уходит страх перед грозным врачом, который может обидеть несправедливым словом.

Эта простая и эффективная практика уникальна, в других регионах такого пока нет.

Мы также готовим обучающие пособия, приглашаем экспертов,  наших членов или дружественных экспертов, и в зависимости от потребности в темах разрабатываем брошюры, материалы.

За последний год издали новые брошюры – например, «Социальные аспекты жизни детей и подростков, затронутых ВИЧ»,  «Усталость от приема терапии» — рекомендации специалисту, если его клиентка перестает пить таблетки. Случается, что многие пациенты бросают пожизненную терапию, потому что просто устают от ежедневного приема лекарств. Мы разработали «Дневник пациентки».

Любая   ВИЧ-положительная женщина может распечатать его и, руководствуясь им, принимать лекарства и сдавать анализы по плану. Подобные материалы распространяются среди специалистов по всей стране.

Семинар НП Е.В.А.

– Ведет ли Е.В.А. правозащитную деятельность? Часто люди с ВИЧ страдают от того, что их отторгает общество, им трудно найти работу…

– Прежде всего нужно знать, что по закону ВИЧ не является причиной для отказа в работе. У нас есть  проект «Равный защищает равного», это защита прав, нарушенных в разных ситуациях, в том числе и при трудоустройстве. Есть позитивные примеры, когда человека пытались уволить из-за диагноза, но нам удалось добиться восстановления его на работе.

Разглашение диагноза тоже незаконно, и наши активисты подсказывали, как действовать в этих случаях, рекомендовали статьи  и правовые акты, с помощью которых можно отстоять свое доброе имя.

В нашей практике был случай, когда начальник дискриминировал подчиненную, намекая на ее диагноз, но она оказалась подкованной в юридических вопросах и уверенной в себе, использовала грамотные формулировки. И он, что называется, «поджал хвост».

– Кроме специалистов в разных областях, есть у вас и ВИЧ-положительные активисты, как вы сказали, живущие «с открытым лицом» – какова их задача?

– Они рассказывают о своем опыте, дают больше актуальной и проверенной информации о болезни. Как, например, Мария Годлевская, равный консультант, менеджер проектов в организации Е.В.А., живущая с ВИЧ 19 лет, мать пятилетнего сына. Она дает десятки интервью разным СМИ, чтобы  женщины и девушки получили больше адекватной информации.

«ВИЧ — это образ жизни, – считает она. – С другой стороны — это еще и жизнь с заболеванием.

И чем чаще людям будут встречаться женщины с ВИЧ, тем привычнее это станет, и тем выше вероятность, что кто-то сдаст тест на ВИЧ или не заболеет, используя средства контрацепции и заботясь о себе.

И, возможно, ценности начнут меняться.  Для меня важно давать достоверную, адекватную картину жизни с ВИЧ на разных каналах информации».

Узнав о своем диагнозе, пациентка находится в состоянии шока.  Она зачастую обращается к невежественным советчикам, заходит на сомнительные сайты. А у врачей нет  времени для того, чтобы рассказывать о заболевании.

И возникают страхи: «Умру, не рожу ребенка, не выйду замуж, никогда не буду счастлива… Жизнь кончена».

Нужно, чтобы рядом оказался консультант, способный развеять все страхи и научить жить с болезнью, вдохновить пациентку своим жизненным примером – посмотри, у меня семья и двое здоровых детей, я хорошо выгляжу, занимаюсь спортом и работаю, у меня все хорошо, почему у тебя такого не может быть? Многие ВИЧ-положительные клиентки остаются с нами в качестве  активистов, время от времени консультируют в Интернете и помогают нам в своем регионе, а кто-то просто читает чат и получает рассылку, чтобы чуть больше узнать о своем заболевании, и это тоже очень важно.

– На заре появления вируса ВИЧ о нем витало множество слухов, будоражащих общество и создававших панику. Его  называли чумой XX века, страшным возмездием человечеству за грехи… Можно ли говорить о том, что ситуация сегодня не столь катастрофична?

–  Заболевание неизлечимо, но, к счастью, контролируемо.

Терапия должна приниматься пожизненно и регулярно, и только в этом случае человек может, как все люди,  жить до старости, работать, создавать семью с неинфицированным партнером.

Он не передает вирус другому человеку и ни для кого не представляет опасности. Чтобы успешно контролировать заболевание, требуется всего лишь внимательный подход к терапии.

Источник: https://philanthropy.ru/cases/2018/04/17/62538/

Ссылка на основную публикацию