В россии слишком много выпускников вузов

Не та профессия

Почти половина опрошенных Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) жителей России на сегодняшний день работает не по специальности.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Лишь 51% респондентов трудятся в той профессиональной области, которой обучались, 58% при этом имеют высшее образование.

Напротив, среди людей со средним специальным образованием доля работающих не по специальности составила 55%, приводит данные ТАСС.

Составители опроса также поинтересовались, в чём заключается причина несовпадения сферы деятельности и полученной профессии.

Почти треть (30%) указывают на невозможность устроиться по своему профилю ввиду нехватки рабочих мест либо отсутствия работы как таковой.

24%, то есть почти каждый четвёртый, выбрал должность в другой профессиональной области, но с более высоким уровнем оплаты труда. 20% опрошенных «нашли себя» в других сферах, выбрав их вне зависимости от заработка.

28% участников опроса вообще никогда не работали по специальности. Относительно долго (более пяти лет) в полученной в учебном заведении профессии трудились 48% респондентов, ещё 16% – от одного года до пяти лет, 6% бросили её менее чем за год.

Также ВЦИОМ выяснил, каким образом граждане России уходят в другую сферу деятельности, какие шаги для этого предпринимают. 37% решивших сменить профессию обучаются на курсах профессиональной переподготовки. Ещё треть постигают её самостоятельно. В 29% случаев никакие новые знания не понадобились.

Почему так происходит

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Подать документы в вуз через -почту россии

Оценим за полчаса!

В России слишком много выпускников вузов www.globallookpress.com

Обучение в университете в среднем длится около пяти лет. Это довольно большой промежуток времени, в течение которого студенты упорно готовятся к своей будущей профессии, ещё не догадываясь о её «подводных камнях».

В этом случае речь идёт о тех, кто самостоятельно выбрал специальность перед поступлением в высшее учебное заведение, поскольку следующая категория выпускников относится к тем, за кого всё решили родители. Вот они и поступают на такие «клишированные» направления, как юриспруденция, экономика, менеджмент и так далее.

Уже в конце девяностых годов на бирже труда кадров с такими специальностями стало слишком много, и они просто утратили свою ценность.

Вторая причина – культ высшего образования, которое вроде как гарантирует светлое будущее и работу на желаемой должности. На самом деле даже красный диплом далеко не всегда открывает все двери, как и не даёт гарантий получения работы по специальности.

Нередко всё упирается в отсутствие практики и стажа.

Распространённая жалоба молодых специалистов: «Как найти работу, если без опыта никуда не берут?» Некоторые компании, конечно, соглашаются сотрудничать со стажёрами, что дает тем возможность решить вопрос с получением опыта, но таких организаций катастрофически не хватает.

Возникает и такой вариант, когда выпускник через какое-то время просто теряет интерес к полученной профессии; в этом случае он может найти себе работу в другой отрасли без каких-либо усилий, либо ему приходится переучиваться в другом направлении. Однако смена профессии – не самое быстрое решение, поэтому в наше время существуют многочисленные школы для ускоренной подготовки специалистов.

Третья причина, которая в последнее время набирает всё большую «популярность» – страх перед ЕГЭ. Так происходит, когда на желаемую специальность может быть набор достаточно сложных предметов, что становится непростой задачей для школьников. Неуверенность в своих силах толкает их на более «безопасный путь», то есть выбор другого направления, куда легче поступить.

Ещё одна причина кроется непосредственно в результатах опроса ВЦИОМ. Люди понимают, что могут зарабатывать больше в других сферах. От момента поступления в вуз до решения о смене профессиональной сферы может пройти 10, 15 и более лет.

За это время ситуация на рынке труда неизбежно меняется. Появляются новые виды бизнеса, которыми начинают заниматься, чтобы заработать. И неважно, что по образованию ты строитель, а открываешь свой барбершоп или службу доставки суши.

С развитием интернета способов получения дохода становится всё больше, и люди предпочитают их.

В России слишком много выпускников вузов

Что делать?

В 2014 году начались разговоры о том, что Госдума примет закон, который постепенно обяжет всех выпускников работать по специальности. Планировалось, что с 2016 года это коснётся служащих госсектора, а с 2020-го – всех остальных.

Однако позже выяснилось, что речь шла лишь о новых профстандартах, которым должны соответствовать работники. Но кардинальным образом на ситуацию это повлиять не может.

Очевидно, что врачом не может стать человек без медицинского образования, и за штурвал самолёта кто угодно не сядет.

Необходимо, чтобы у школьника к моменту поступления в вуз сформировалось максимально адекватное представление о будущей профессии. Выпускник не должен получать высшее образование исключительно ради диплома, тем более за счёт государства.

Законодательно запретить работать не по полученной специальности, конечно, можно, но в условиях современного мира это вряд ли даст необходимый эффект. В Белоруссии предприняли такую попытку – оплачиваешь родной стране годы своего обучения и идёшь на все четыре стороны.

Однако насколько эффективен такой работник, у которого денег не нашлось, и он трудится на том или ином предприятии из-под палки – большой вопрос.

Значит, нужно создать все условия, чтобы у самого учащегося появилось или сохранилось желание работать по специальности. И тут мы снова упираемся в качество образования, которое, к сожалению, только снижается. Также большую роль может сыграть и производственная практика, однако нередко студенты занимаются ею для галочки.

Диалог бизнеса и вузов

Немаловажный момент, о котором сейчас говорят всё больше, – вузы должны «услышать» бизнес, а для этого нужно наладить постоянный контакт. Система образования не поспевает за рынком труда. Да, её инерционность неизбежна, современные технологии развиваются стремительно.

Что говорить, если доля преподавателей, использующих материалы на иностранных языках в разных регионах, колеблется от 2 до 7%? Большинство их них сами работали ещё на аналоговом оборудовании, а студентам предстоит столкнуться с цифровым. Двадцать первый век на дворе.

Почти лет двадцать как.

В России слишком много выпускников вузов

Если подходить к вопросу глобально, то полученная ВЦИОМ статистика не говорит о какой-то катастрофе. В 2013 году Джейсон Абел и Ричард Дитц из Федерального резервного банка в Нью-Йорке провели исследование, результаты которого показали, что лишь 62,1% американских работников трудятся там, где вообще имеет значение какой-то диплом.

При этом по специальности работают чуть более 27%. Так что российские показатели далеко не самые плохие. А вот качество работы даже тех, кто не стал менять род деятельности после вуза, нередко оставляет желать лучшего. В том числе из-за того, что высококлассные специалисты уходят в бизнес, в более денежные сферы.

Этот отток также нужно снизить до минимума.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/diplom-na-polku-pochemu-pochti-kazhdyj-vtoroj-v-rossii-rabotaet-ne-po-specialnosti_194654

«ВШЭвые»: как справляются с критикой студенты самого ненавистного вуза в России

Я учусь в ВШЭ. Когда я только поступил, говорил эту фразу с гордостью. Я из московского среднего класса, мои родители всегда адекватно относились к ВШЭ и поддержали мой выбор. Вышка всегда казалась мне одним из лучших российских вузов, она выгодно выделялась своими новаторскими подходами в образовании.

Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов
Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов

Постепенно во взрослой жизни я знакомился с разными людьми, и все больше удивлялся, почему ВШЭ так ненавидят. «Труп Гайдара», «агенты Госдепа», «русофобы» — все эти эпитеты кажутся мне совершенно нереалистичными, но многие в это верят. Сейчас я без лишней надобности не произношу название своего вуза, потому что для многих людей это — как красная тряпка.

Я решил спросить своих знакомых об этой ненависти, и вот что узнал.

Почему все ненавидят ВШЭ?

Саша, медиакоммуникации. Я не знаю. Честно. И мне очень грустно, что отовсюду льется этот негатив. У ВШЭ, как и у любого явления в этом мире, есть как положительные, так и отрицательные стороны. Самое грустное, что вуз долго пытался создать себе хорошую репутацию, но это так же бессмысленно, как пытаться высушить океан.

Сейчас у нас «закручивают гайки»: вуз делает политические шаги, которые должны портить репутацию, но не портят, потому что в глазах широкой общественности она и так ужасная.

Аноним, социология. Я тебя прекрасно понимаю, и тоже стараюсь не афишировать свой вуз.

На меня это очень сильно психологически давит, и я понимаю, почему многие выпускники ВШЭ уезжают за границу (где, кстати, вуз на хорошем счету). Но вообще ситуация странная.

У нас же работает куча классных ученых, экспертов, профессиональных преподавателей. Некоторым из них хорошо платят — и это круто, когда профессиональный труд оплачивается.

Егор Гайдар. Фото из интернета

Аноним, юриспруденция. У многих людей в сознании прямая связь: некоторые руководители ВШЭ участвовали в либеральных реформах 1990-х, другие до сих пор связаны с экономическим блоком в правительстве. Я бы сказал, что источник негатива — зависть.

Вышка всего за 25 лет переросла вузы, которые развивались столетиями, и дальше будет только расти. Недавно ее даже Путин похвалил. Раньше я пытался переубедить людей из старшего поколения, показывал им исследования вышкинских профессоров, рассказывал, как у нас устроена учеба.

Больше не пытаюсь — нет смысла пилить опилки.

А ещё подписывайтесь на нас в в Телеграме (@uniobzor) и читайте:Наши читатели ненавидят ВШЭ. Вот несколько причинОткровенно о том, почему вам не нужен красный аттестат5 причин, почему я поступал по ЕГЭ. Никому не советую писать олимпиады в 11 классе

Источник: https://zen.yandex.ru/media/vysobraz/vshevye-kak-spravliaiutsia-s-kritikoi-studenty-samogo-nenavistnogo-vuza-v-rossii-5e45897a9f3ad148f4151297

Вузы слишком много обещают выпускникам

В России слишком много выпускников вузов

Молодые специалисты востребованы, несмотря на отсутствие опыта работы /М. Стулов

Треть из 1152 студентов и выпускников вузов, опрошенных порталом Career.ru, сообщили, что вузы обещали им помощь в трудоустройстве, а четверть сказали, что вуз даже пообещал гарантированное трудоустройство.

Университеты рекламируют многими способами: по словам 57% респондентов, их заманивали престижем учебного заведения, давая понять, что диплом этого вуза обеспечивает преимущества перед другими кандидатами при трудоустройстве.

Почти столько же (56%) отметили, что вузы привлекали их хорошей программой практической подготовки. Еще 44% участников опроса выбрали свой вуз, потому что им обещали беспроблемное трудоустройство по специальности. После поступления в вуз картина изменилась.

73% студентов старших курсов ответили, что не имеют работы, 15% заняты полный рабочий день. Остальные трудятся по гибкому графику или числятся фрилансерами. Лишь 4% ответили, что найти работу им помог вуз.

Молодые специалисты востребованы, несмотря на отсутствие опыта работы: они не испорчены чужой корпоративной культурой, полны сил и энтузиазма.

Большинство крупных компаний охотно принимают на работу вчерашних выпускников и, более того, готовы инвестировать в их развитие и обучение, говорит руководитель программы по привлечению талантов кадрового холдинга «Анкор» Анна Берг.

Только в Москве активно работают с вузами около 200 компаний, привлекая студентов на стажировки и практики, а выпускников – на постоянную работу, добавляет она. Сейчас для молодых специалистов (без опыта работы) на HeadHunter.ru по России опубликовано порядка 45 000 вакансий (11% всех вакансий), уточняет руководитель сайта Career.ru Ирина Святицкая.

51% опрошенных студентов и выпускников сообщили, что вузы не выполнили ни одного из обещаний

По мнению гендиректора компании Sapiens Consulting Святослава Бирюлина, диплом вуза редко гарантирует успешное трудоустройство.

Например, молодых программистов работодатели действительно отбирают в определенных технических вузах, причем уже с третьего курса, так как знают, что если студент проучился три года и не был отчислен, то он чего-то стоит.

Также рейтинг университета может сыграть роль, если абитуриент выбирает узкую специализацию (технолог, инженер конкретного профиля).

Вуз не может и не должен гарантировать трудоустройства, убеждена Берг. По ее мнению, задача университета – обеспечить продуктивное общение студентов с потенциальными работодателями.

Статистика трудоустройства с помощью вузов не показательна: даже если 50% студентов найдут работу с поддержкой университета, они могут разочароваться и сменить работу, а то и специальность, рассуждает Бирюлин.

Читайте также:  Кадры для игровой промышленности будут готовить дистанционно

А если человек 20 лет работает по специальности и сделал карьеру – это результат, считает эксперт.

65%-ный прирост рабочих мест в США за последние 10 лет произошел за счет новых профессий, возражает проректор РАНХиГС Сергей Мясоедов. Считать, что вуз обязан обучать человека конкретной специальности, – пережиток советской системы, полагает он.

Вуз должен заложить в студентов базовые знания, а по какой специальности они будут работать, не важно. Главное, чтобы выпускники были предприимчивыми, активными и умели адаптироваться, подчеркивает Мясоедов. В любом случае молодые специалисты должны уметь представлять себя работодателю и проходить собеседования, говорит Бирюлин.

Но студенты многих вузов не подготовлены к встрече с работодателями, замечает Берг.

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2016/07/28/650868-vuzi-slishkom-mnogo-obeschayut-vipusknikam

Россия: почему миллионы выпускников работают не по специальности?

Около трети выпускников вызов работают не по специальности, причем каждый четвертый закончивший институт трудится на работе, не требующей высшего образования. С одной стороны, выпускники сталкиваются с разнообразными трудностями при поиске работы, с другой — их навыками недовольны 91% работодателей.

Причины, по словам экспертов, в том, что система образования не соответствует запросам рынка труда — ни по количеству выпускников, ни по качеству их подготовки.

Юристов и экономистов в 10 раз больше потребностей рынка, в то время как не хватает специалистов в сферах информационных технологий, науки и здравоохранения.

В учебных заведениях устаревшее оборудование, преподаватели не могут сконцентрироваться только на своей работе из-за низких зарплат, а сами студенты в период обучения работают не для получения навыков, а для заработка денег.

Согласно последним полным данным Росстата (исследования проводятся каждые пять лет), в 2010-2015 годах получили диплом 10,7 миллиона человек.

Из них 5,5 миллиона выпускников (из 7,3 миллиона искавших работу) столкнулись с трудностями при трудоустройстве, главным образом из-за отсутствия опыта (3,8 миллиона), низкого уровня зарплаты (2,3 миллиона), в связи с отсутствием вакансий (1,7 миллиона) и из-за трудности найти работу по специальности (1,2 миллиона).

В результате в первый год после выпуска трудоустроились 5,9 миллиона человек из 7,3 миллиона, искавших работу, следовательно, остались без работы в этот период — 1,4 миллиона.

Проблемы с трудоустройством испытывают выпускники как высших учебных заведений, так и средних. По данным Минобразования РФ, из получивших диплом в 2014 году, сидели без работы в течение года 43% выпускников средних учебных заведений и 23%выпускников вузов. По выпускникам 2015 года имеются данные только по вузам: в течение года не смогли трудоустроиться 25% человек.

Отсутствие профессиональных навыков

По данным Высшей школы экономики (ВШЭ), в 2005 — 2015 годах снизился интерес работодателей к выпускникам.

Например, в строительстве доля предприятий, нанимавших выпускников, сократилась с 70% в 2005 году до 43% в 2015 году, в торговле — с 53% до 38%, в промышленности — с 73% до 62%.

Руководители российских компаний не удовлетворены навыками самоорганизации выпускников, их умением анализировать, решать задачи в нестандартных ситуациях, а их профессиональную подготовку они оценивают в 3,5-3,7 балла из пяти.

В России слишком много выпускников вузовИноСМИ15.03.2018Project Syndicate22.05.2016Project Syndicate05.10.2017ИноСМИ28.03.2016О нехватке у выпускников вузов практических навыков, по данным ВЦИОМ, заявляет 91% работодателей, у выпускников средних профессиональных организаций, по информации «Бостон консалтинг групп» (The Boston Consulting Group), 60% работодателей.

Согласно выводам BCG, приобретению профессиональных навыков учащихся препятствует то, что система образования «не слышит» бизнес. Также этому способствует бедность материально-технической базы учебных заведений.

«Большая часть станочного парка в России — аналоговое оборудование. Но аналоговый тип был характерен до 1980-х годов, сейчас уже совсем другие реалии», — считает Роберт Уразов, генеральный директор союза WorldSkills Russia. Качественной подготовке студентов мешает и недостаток цифровых средств.

Компенсировать нехватку практических навыков мог бы опыт работы по профессии. Однако во время учебы большинство студентов средних учебных заведений (61,8%) работают не по специальности.

Больше половины студентов всех видов учебных заведений (54%) работают исключительно для удовлетворения финансовых потребностей.

За опытом, который впоследствии могли бы оценить работодатели, идут лишь 21,5% студентов средних профессиональных организаций и 28% студентов вузов.

Трудности преподавания

Есть вопросы и к уровню преподавания. Например, по данным ВШЭ на 2015 год, только 3,9% преподавателей средних учебных заведений используют в обучении студентов научную литературу на иностранном языке и 7% педагогов — учебную литературу. Это связано с низким уровнем владения иностранными языками и преподавателей, и студентов.

Нежелание преподавателей повышать свой уровень во многом объясняется их низкой зарплатой и высокой учебной нагрузкой. Несмотря на обещания государства повысить среднюю зарплату педагогов, ее уровень в 2017 году составил 76% к уровню в обрабатывающих производствах, и это всего на 1% больше, чем в 2011 году.

«Преподаватели вузов и школьные учителя получают нищенскую, унизительную зарплату, недостойную высокообразованных людей… Жалованье провинциального профессора составляет… менее 500 евро… Это превращает российских преподавателей в люмпен-пролетариев умственного труда, вынужденных постоянно искать дополнительные источники существования, что плачевно сказывается и на качестве их труда, и на их здоровье» — говорится в открытом письме министру образования РФ (апрель 2017 года), автором которого является Вера Афанасьева, профессор Саратовского госуниверситета.

Несоответствие ожиданиям работодателя

По словам управляющего партнера консалтинговой компании Odgers Berndtson Романа Тышковского, спрос работодателей не соответствует предложению вузов ни по количеству специалистов, ни по качеству их подготовки.

По данным Рособрнадзора, юристов и экономистов выпускается в 10 раз больше необходимого количества.

А по информацииЦБ, дефицит квалифицированных кадров наблюдается в здравоохранении, образовании, науке, технике и информационных технологиях.

Частично несоответствие рабочей силы запросам рынка труда может быть вызвано сильной распространенностью работы не по специальности. По различным данным, не по своей специальности работают от 60% до 73% экономически активного населения.

Другая особенность российского рынка труда заключается в том, что каждый четвертыйвыпускник вуза выполняет работу, не требующую высшего образования. Например, такое образование имеют 14% российских продавцов и охранников. Это объясняется тем, что многие работодатели ищут сотрудников с высшим образованием не потому, что оно требуется в работе.

«Работодатель считает, что высшее образование дает работнику некий кругозор, кроме того, люди с высшим образованием более ответственные и лучше обладают коммуникативными навыками», — считает директор центра экономики непрерывного образования Академии народного хозяйства и госслужбы Татьяна Клячко.

На фоне чисто российских проблем, в остальном мире, по мнению Клячко, растет спрос на либо очень высококвалифицированных специалистов, либо просто на ответственных исполнителей. Эта тенденция наблюдается на фоне развития информатизации и использования технологий.

«При сохранении существующей [характеризующейся отсутствием спроса на знания] структуры рынка труда еще на 7 — 10 лет отставание России от стран-лидеров мировой экономики рискует стать несократимым», — подчеркнул старший партнер и управляющий директор, председатель BCG в России Владислав Бутенко, комментируя итоги исследования «Россия 2025: от кадров к талантам», проведенного его компанией совместно со Сбербанком, WorldSkills Russia и Global Education Futures. — Удешевление технологий, повышение волатильности делают весьма вероятным сценарий «обрыва», т. е. достаточно резкого ухудшения экономической ситуации», если в ближайшие годы не произойдет качественных изменений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20180319/241747028.html

Российские школьники стали чаще выбирать техникумы :: Общество :: РБК

Во всех возрастных группах большинство респондентов получили высшее образование — 47,3% «цифрового» поколения, 61% миллениалов и 52,6% «реформенного» поколения.

Высока доля тех, кто готовится к поступлению в колледж и вуз самостоятельно, — 64 и 75% соответственно. Доля тех, кто посещал подготовительные курсы при поступлении в вуз, выше, чем у поступающих в колледжи, — 50% против 20%.

Кроме самостоятельной активной подготовки к поступлению или специализированных курсов поступающие в вуз или колледж использовали полезные знакомства родителей. Больше всего таких оказалось в возрастной группе 31–36 лет — 13% выпускников колледжей и 16,6% выпускников вузов признались в использовании связей родителей при поступлении.

Среднее профессиональное образование приобрело популярность вместе с введением ЕГЭ, отметил в разговоре с РБК научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин.

«Мы действительно последние годы наблюдаем феномен, при котором доля детей, выбирающих среднее специальное образование после 9-го класса, превышает долю приходящих в колледжи или техникумы после 11-го класса.

С введением ЕГЭ многие школы стали «отправлять в колледж» детей после 9-го класса, не желая, чтобы они проходили через механизм единого государственного экзамена. Кроме того, получив среднее специальное образование, можно поступить в вуз на ускоренную программу без ЕГЭ.

Во многом этим объясняется его возросшая популярность», — сказал он, добавив, что тем не менее государством были приложены большие усилия по популяризации профессионального образования. «Чемпионат WorldSkills в этом сыграл немалую роль», — отметил Фрумин.

Почему школьники выбирают колледжи и техникумы

Авторы доклада отметили, что основные причины выбора среднего профессионального образования почти не меняются от поколения к поколению.

Наиболее популярной причиной у всех трех поколений стало недостаточное количество денег для поступления в вуз — 26,6% у «цифрового» поколения, 22,9% у миллениалов и 17,9% у «реформенного» поколения.

Вторая по популярности причина — возможность раньше начать работать. Чаще других ее указывали самые молодые респонденты в возрасте 23–29 лет — 23,1%.

Намного острее вопрос нехватки средств для оплаты высшего образования стоит для жителей региональных столиц, средних и малых городов — треть опрошенных заявили о такой проблеме, в Москве их доля составила 11,9%.

В России слишком много выпускников вузов

Какие специальности наиболее популярны

При получении среднего профессионального образования поколение 41–46 лет отдавало предпочтение сфере услуг и торговли (14,6%), строительства и ремонта (13,2%) и инженерным дисциплинам (12,5%). Поколение 23–29 лет выбрало в первую очередь специальности из сфер услуг и торговли (13,8%), медицины (13,8%) и экономики и финансов (13,1%).

15% опрошенных, имеющих среднее профессиональное образование, вне зависимости от поколения получают или уже получили после него высшее. Причины этого в желании занять более высокую должность (от 38,8 до 45,5% в зависимости от возрастной группы), сделать успешную карьеру (от 40,1 до 44,2%) и обеспечить высокую зарплату (от 33,3 до 34,6%).

Что говорит Минпросвещения

В Минпросвещения РБК подтвердили рост количества учащихся в системе среднего профессионального образования. «Последний год показал повышение контингента учащихся в системе профобразования, цифра превысила 3 млн человек. Рост по сравнению с 2013 годом — более 10%», — рассказали в пресс-службе министерства.

В рамках нацпроекта «Образование» есть федеральный проект «Молодые профессионалы» с бюджетом 156,2 млрд руб., отметили в ведомстве. Проект должен повысить конкурентоспособность профессионального образования.

В 2020 году планируется создать не менее 700 мастерских. По данным Минпросвещения, на материальное обновление колледжей и техникумов в 2018 году было выделено 1,5 млрд руб.

, в 2019 году финансирование составило 3 млрд руб.

Егор Губернаторов

Источник: https://www.rbc.ru/society/13/11/2019/5dcaaa629a7947d6d4e0a537

Путину раскрыли правду: Отсталой России образованные люди не нужны

Столько лет в России реформируют системы образования и здравоохранения, но все чаще вспоминают о советских достижениях. Прошедшее заседание Совета по русскому языку обнажило проблемы с подготовкой и дальнейшей работой учителей. Касаются они и нехватки кадров, и зарплат, и уровня подготовки, и наличия бюджетных мест.

Ни для кого не секрет, что желающих работать в школе, да и получать педагогическое образование, не так много. По словам министра просвещения Ольги Васильевой, на бюджетные места в педагогические вузы ежегодно принимают 73647 человек.

«Доходят до окончания вузов 60%, и от общего числа идут в школу еще 30%, то есть у нас 30% выпускников обучающихся доходят до школы», — посетовала глава ведомства.

Вот только постеснялась, видимо, сказать, что с бюджетными местами не все так хорошо. Казалось бы, учитывая дефицит кадров, о платной подготовке школьных учителей, как и о системе бакалавриат-магистратура, чиновники и руководство вузов должны забыть.

Но, почему-то, в Воронежском государственном университете при наборе групп в магистратуру есть всего 6 бюджетных мест, при этом сама группа должна быть не меньше 12 человек.

Сей пример вызвал удивление и недовольство Владимира Путина, которое он и высказал министру науки и высшего образования Михаилу Котюкову.

«Если в магистратуре группа считается полноценной в 12 человек, а у нас всего 6 бюджетных мест, то как ее можно сформировать?» — поинтересовался президент у министра.

Последний в свое оправдание заявил, что сегодня по статистике на филологических факультетах за счет бюджета обучается примерно 40% абитуриентов, остальные платно или за счет работодателей. Эти данные, по его словам, и учитываются при распределении контрольных цифр приема.

Но, видимо, глава государства эти доводы счел неубедительными и обвинил министра в непонимании происходящего «на земле, в жизни». Владимир Путин отметил, что филологическая специальность не приносит таких доходов как нефть и газ, а значит, не стоит рассчитывать, что 6 человек пойдут на нее обучаться за свой счет.

Президент посоветовал главе ведомства основываться не на статистических данных, а смотреть, что происходит в реальной жизни и потребовал устранить противоречия и «навести порядок» в этом вопросе.

Поддержать президента поспешила Ольга Васильева, которая заявила, что в педагогические специальности надо возвращать специалитет, так как бакалавриата недостаточно. Правда, ее более молодой коллега по кабмину Михаил Котюков уверен, что при современных технологиях за четыре года можно вполне качественно готовить специалистов для школы.

«Более того, мы сейчас для того, чтобы процесс образования был более практикоориентирован, вместе с Министерством просвещения подготовили соответствующие законодательные инициативы, они уже в Государственной Думе обсуждаются, чтобы допускать до работы в школе специалистов, которые не имеют напрямую педагогического образования», — заявил он.

Последнее звучит несколько пугающе: при недостатке бюджетных мест в педагогических вузах, дефиците кадров, кого мы увидим в качестве школьных учителей? Нынешнее среднее образование и так вызывает все больше вопросов, причем даже у детей. Заканчивая несколько лет назад хорошую математическую школу, племянница заявила мне, что «ЕГЭ никакого отношения к образованию не имеет».

Не секрет и то, что платное высшее образование не сделало наше общество более образованным. Да и проблемы в экономике, зарплаты, которых хватает только на текущие расходы, далеко не всем позволяют платить за обучение в вузе.

Тогда как экономику развивать? А когда речь идет о таких критически важных сферах как образование или здравоохранение, где явный дефицит профессиональных кадров, то возникает вопрос: о чем думают чиновники? Хотят, чтобы по-настоящему образованных людей вообще не осталось? Учить-то, видимо, скоро некому будет.

Председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов считает, что сегодня российское общество пожинает плоды концепции модернизации российского образования, запущенной правительством Михаила Касьянова еще в 2001 году.

— В ней были заложены все моменты, связанные с ликвидирующим любые моменты образования и воспитания ЕГЭ, с лишением вузов, по сути, автономии, так как они перестают принимать экзамены, с уходом на Болонский процесс, то есть разделением на бакалавриат и магистратуру и уничтожением специалитета и многое другое. В том числе заложено представление об образовании как услуге, а не сложнейшем процессе роста личности.

Прошло почти 20 лет, которые не только доказали абсолютную импотентность в плане культуры и воспитания нации, но и показали разрушительный характер: все во всем путаются, никто ничего не понимает и к образованию это всё никакого отношения не имеет. Это касается и сетки оплаты труда, когда никто не может ответить — кто за что получает. Те, кто приближен к начальству, получают колоссальные надбавки, маргинализуя остальных учителей и работников образования.

Мы имеем ситуацию не просто системного кризиса, а направленную хаотизацию важнейшей фундаментальной сферы школьного и вузовского образования и культуры, которая за эти 20 лет, по сути, подорвала национальную безопасность страны.

«СП»: — В силу низких зарплат люди часто не могут платить за высшее образование, а рост количества бюджетных мест, о которых постоянно докладывают чиновники, рядовые граждане не ощущают. Как развивать экономику, если нет грамотных специалистов?

— Платность образования, в том числе высшего, никакого отношения к образованию не имеет.

Вместо того, чтобы идти к всеобщему высшему образованию, как новому этапу развития страны, (под лозунгами о том, что у нас липовые дипломы, не все люди способные и тому подобное) мы идем в направлении обратном направлению всех передовых стран мира.

Если взять Японию, Германию, США, то там люди получают высшее образование (через гранты и другие хитрые системы, по сути, государственной оплаты образования) реально бесплатно! И только в нашей отсталой стране есть те, кто, занимая высшие должности, рассказывает о необходимости платного высшего образования и тому подобное.

Напомню, что концепцией модернизации образования 2001 года вводилась идея ГИФО (государственных инвестиционных финансовых обязательств), где количество оплаты за высшее образования было связано с успешной сдачей экзаменов и так далее. Вместо того, чтобы заниматься образованием и подготовкой специалистов под развитие страны, все силы ушли на разного рода оргрешения. Это колоссальный вред и колоссальное распыление государственных сил, государственного бюджета.

Читайте также:  Как пережить экзамены: 5 советов в стиле карлсона

Плюс фундаментальная колоссальная проблема — расслоение в получении образования. Мы идем к известному рескрипту Делянова (Циркуляр «О сокращении гимназического образования» 1887 года, подписанный российским министром просвещения И. Д. Деляновым — ред.) так называемых «кухаркиных детях».

Там было прямо сказано, что детям кухарок и прачек не нужно образование, так как они будут иметь много амбиций, а их экономические возможности не будут этому соответствовать, и у людей будет возникать дисфункция сознания, они будут бунтовать.

Так что мы вернулись на 150 лет назад, еще чуть-чуть и придем в Петровскую эпоху и покажем всему миру, что идем оригинальным путем.

Надо идти к всеобщему бесплатному высшему образованию. Это направление, которым идет любая развитая страна мира. А мы идем в обратном, поэтому удивляться, что у нас экономика плохая не стоит. Какое образование, такая экономика.

«СП»: — Чего добиваются чиновники — чтобы количество образованных людей снизилось до критически низкой отметки?

— Естественно. Недавно мы видели по государственному телевидению рассуждения, что много образования ведет к избыточной политической активности. Конечно, лучше образование максимально отменить и выйти на всеобщее начальное. Это «резко усилит» стабилизацию внутри страны.

«СП»: — Тогда как же развивать страну? С высоких трибун это звучит постоянно.

— А никто и не собирается. Все заняты своими важными делами.

Академический директор школы «Летово» Наталья Любомирская считает, что подготовка учителей и врачей должна быть за бюджетный счет.

— Должны быть четкие расчеты сколько нужно учителей, сколько врачей и именно такое количество мест должно быть бюджетными. Сейчас везде сокращаются бюджетные места. А это две самые массовые профессии и подготовка должна быть за счет бюджета.

«СП»: — Может вообще есть смысл подумать об отмене платного образования для россиян?

— Я считаю, что это неправильно. Количество бюджетных мест должно определяться потребностями общества, но это не значит, что не должно быть платных.

Тем более, что сейчас ситуация с приемами в вузы тяжелая, поскольку дали большие льготы олимпиадникам. Олимпиад огромное количество. В результате люди по конкурсу вообще не могут пройти, берут только олимпиадников.

А это особая категория детей, как и спорт высоких достижений. Это, условно говоря, люди с «накачанным правым бицепсом». Золотые медали льгот не дают.

В результате все рвутся побеждать в Олимпиадах, забивая на общее образование, идет тренировка и накачка определенным предметом. Есть одаренные дети, но это единицы.

«СП»: — Но ведь это все бьет по общему уровню образования и образованности.

— Школа должна давать такое образование, чтобы это были образованные люди. Совсем не обязательно, что все должны получать высшее образование.

«СП»: — И снова мы упираемся в подготовку учителей.

— Государство должно четко понимать, сколько учителей нужно обществу и предоставлять такое количество бюджетных мест. Другое дело, что качество подготовки педагогов должно расти. И в советское время в педвузы шли те, кто в другие не поступил.

Думаю, что ситуация должна поменяться, потому что педагог — это самая массовая профессия, которая никуда не денется. И бухгалтера, и экономиста можно заменить компьютерными программами, а педагога нет. Есть такая вещь как трансляция ценностей и нравственных установок, а это всегда может происходить только от человека к человеку. Искусственный интеллект этим не обладает.

Старший научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Дмитрий Логинов считает, что подготовка педагогических кадров в последние годы улучшилась, но отмечает, что бюджетные места — это не бесплатные места.

— Это места бесплатные для потребителя, но их оплачивает бюджет. Когда экономическая ситуация не идеальна, это вопрос бюджетного выбора, и он достаточно сложный.

Что касается, например, учителей, то основная проблема в 90-е годы была в том, что хорошо подготовленные и мотивированные выпускники педвузов неохотно шли в школы. Эту проблему не решить увеличением количества бюджетных мест для подготовки кадров. Подходить к ее решению надо комплексно.

Во-первых, это оптимизация системы подготовки и расчет, чтобы было достаточно бюджетных денег. Если бюджетных денег будет слишком много, то это будет стимулировать снижение проходного балла на эти места и приток выпускников, которые не очень хорошо подготовлены и мотивированы к получению знаний. Чем больше бюджетных мест, тем ниже проходной балл. Необходим баланс.

Во-вторых, необходима настройка перетока педагогов из системы высшего образования в школы, чтобы система не работала вхолостую. Увеличением числа бюджетных мест эту проблему также не решить. Нужен комплексный подход.

Кроме того, нужно до этого решить проблему подготовки вузовских преподавателей. Они не могут появиться мгновенно.

«СП»: — Но на бюджетные места, прежде всего, не попадают дети из малых городов и деревень. А ведь там совсем плохо с зарплатами и платить за образование родители не могут. И как им быть?

— Да, не все выпускники могут поступить на бюджетные места. Но так везде и всегда. Государство не может позволить всем выпускниками получать высшее образование, мы получим комплекс других проблем. Кто-то должен идти в учреждения среднего профессионального образования.

С другой стороны, система образования существенно подвержена макроэкономической обстановке. Когда и если экономика начнет устойчиво расти, то появится спрос на рынке труда, в том числе и на квалифицированных выпускников учреждений СПО, появится массовый платежеспособный спрос и часть выпускников захочет пойти в учреждения СПО.

Когда в сельских поселениях и малых городах, несомненно, существуют проблемы по сравнению с мегаполисами, то это сказывается и на учениках школ и их доступе к высшему образованию. Хотя есть мнение, подтвержденное цифрами вузов, что после введения ЕГЭ увеличился приток в ведущие вузы со стороны не москвичей.

Новости России: На ЕГЭ разрешат пользоваться интернетом

Источник: https://svpressa.ru/society/article/248285/

В россии слишком много студентов

Даже учеба в солидном вузе не гарантирует успешной карьеры молодому человеку. Да и построить инновационную экономику с такими молодыми специалистами будет непросто, считает заместитель научного руководителя Высшей школы экономики Лев Любимов.

— Лев Львович, откуда такие выводы?

— Если посмотреть крупные российские компании, то значительная часть персонала — родственники, знакомые и протеже руководства или нужных людей. Когда в такой коллектив приходят выпускники немногих наших крепких вузов, им отводят самые последние роли. Да и на повышение скорее может рассчитывать «свой» человек, чем просто хороший сотрудник.

— Получается, востребованность молодого человека зависит не от образования, которое он получил, а от личных связей?

— Для большинства работодателей важен сам факт наличия высшего образования, а не реальная компетентность соискателя. Сильнейшие вузы могут помочь трудоустроиться своим выпускникам, но на открытом рынке у них особых преференций не будет. Зачастую компании вынуждены доучивать пришедших к ним на работу молодых специалистов.

Почему нас нет среди лучших

— А у нас принято считать отечественное образование сильным…

— Это давно не так. Беспокойство о снижающемся качестве высшего образования регулярно выражают руководители страны, бизнесмены, о нем пишут СМИ. Вы знаете, почему наших вузов нет в мировых рейтингах? Когда начали считать, получились очень низкие баллы.

И наши гордо заявили, что международные агентства «считают неправильно», для нашей страны нужна другая система оценки. А нас ранжируют по обычным для всего мира показателям — числу лауреатов престижных научных премий, частоте цитирования, доле иностранных студентов, мобильности и многим другим.

Для России результат такого рейтингования плачевный…

— Что же делать?

— Реформировать систему высшего образования. Важно, что власти осознают проблему и всерьез ею занялись. У нас появились национальные исследовательские университеты.

Их задача — сохранить тот научный и педагогический потенциал, который пока еще есть, чтобы потом было за счет чего восстанавливать систему образования, более рационально расходовать бюджетные деньги. Вероятно, к выбранным 14 национальным исследовательским университетам добавят еще с десяток.

Но для такой страны 25 вузов с качественным образованием маловато будет. Да и масштабы исследований в большинстве из них пока малы, им еще предстоит стать подлинно исследовательскими, свой статус они получили в качестве аванса.

Как контролировать

— Контроль государства за качеством образования и проверки вузов Рособрнадзором ситуацию не спасают?

— Мы народ с ленцой, зато находчивый. Университеты ведь заранее знают, когда к ним приедет ревизор. Чтобы не было потом немых сцен, снимают студентов месяца на три с занятий и натаскивают по контрольно-измерительным материалам, по которым будет проверка.

В результате все пишут работы на допустимом уровне. Я был свидетелем внезапных аттестаций вполне солидных вузов. Так там при минимальной планке в 40 баллов (из 100) в среднем по некоторым факультетам получилось что-то около 27.

И что, думаете, вуз лишили аккредитации, расформировали такие факультеты?.. «По многочисленным просьбам трудящихся» ему выписали «условную» аттестацию на один год, а при повторном контроле, о дате которого было известно заранее, получили вполне удовлетворительные результаты.

Лоббирование — серьезный фактор, мешающий эффективности Рособрнадзора.

— Что мешает вузам хорошо делать свою работу — учить будущих профессионалов высокого класса?

— Есть две причины: качество преподавателей и количество студентов. У нас до 1991 года из страны уехало более 600 докторов физико-математических наук. Сколько их отбыло потом, никто не считал.

Вузы не могут предложить молодым ученым хороших зарплат, и те отбывают в западные университеты. Российский молодой ученый с хорошим английским языком востребован на мировом рынке труда.

Получив ученую степень, он сможет зарабатывать более 160 тысяч рублей в месяц, а у нас — 30 тысяч рублей, максимум — 60 тысяч рублей. Это несопоставимые масштабы. Если за работу в своей стране предложить 100–110 тысяч рублей, молодой человек, скорее всего, останется у нас.

Но пока в России ситуация бедственная. У нас почти не осталось преподавателей-исследователей. Доценты в периферийных вузах, на которых держится вся инженерная школа, все — седые головы на больных ногах.

— Все решают деньги?

— Деньги — это ведь не только зарплата, но и библиотеки, оборудование, компьютеры… Посмотрите зарплатную ведомость любого вуза: сколько получает доцент и сколько проректор. Разница будет на порядок, хотя такого быть не может в принципе! Ну в полтора раза, ну в два, но не в десять же! А между ректором и проректором зачастую — еще один порядок.

Слишком много студентов

— Если нет преподавателей, то какой спрос со студентов?

— А студентов у нас, как мне кажется, слишком много. Надо сократить их количество вдвое.

Надо сделать две главные вещи: закрыть большинство филиалов вузов и убрать непрофильные факультеты — никаких банковских служащих и маркетологов в медицинских академиях готовить не должны.

Тем самым мы, во-первых, увеличим число «синих воротничков», которых в стране катастрофически не хватает, а во-вторых, сможем увеличить финансирование в расчете на каждого студента, что повысит качество высшего образования.

— Как тогда выбрать вуз, который даст востребованное образование?

— Если есть силы и желание, то надо самому учиться, есть же Интернет. Если человек хочет стать профессионалом, помешать ему в этом очень трудно, а выбор между «средними» вузами — лотерея.

Или же выпускнику школы надо трезво оценить свои возможности, совладать с амбициями и приобретать рабочую профессию. Это на самом деле вполне реальный путь к успеху.

Есть небольшие города, где по нескольку крупных технологичных производств. Так предприятия переманивают умелых рабочих друг у друга, предлагая им все лучшие и лучшие условия.

Там толковые работяги преуспевают в отличие от земляков, получивших «верхнее» образование. Потому что в России они сейчас нужнее.

Цифра

500 млрд. рублей в год тратят российские компании на то, чтобы доучить выпускников вузов и сделать из них полноценных молодых специалистов.

Источник: https://www.hse.ru/news/1163613/17907728.html

Студенты получили рыночную оценку

Министерство образования и науки РФ впервые обнародовало данные о зарплатах выпускников российских вузов — тех, кто закончил учебу в 2013 году и устроился на работу.

Проанализировав информацию, “Ъ” выяснил, что по уровню доходов лидируют экономисты, юристы и айтишники: уже в начале карьеры они могут претендовать на 80–100 тыс. руб.

Эксперты рынка труда согласны, что эти профессии востребованы, но уровень зарплат выпускников без опыта работы считают завышенным.

Данные о заработке выпускников можно найти в материалах очередного мониторинга эффективности российских вузов, который Минобрнауки проводит ежегодно (опубликованы на сайте Главного информационно-вычислительного центра Рособразования).

В этот раз к традиционным критериям (средний балл ЕГЭ первокурсников, количество и квалификация преподавателей, научные успехи и т. д.) прибавился новый — средняя зарплата выпускников в первый год после окончания вуза. Финансовую информацию чиновники получили от Пенсионного фонда РФ.

«Процент трудоустроившихся выпускников и уровень их зарплат — важные индикаторы, которые наглядно показывают эффективность образовательных программ университетов,— заявил “Ъ” директор департамента госполитики Минобрнауки Александр Соболев.

— Абитуриенты смогут сделать осознанный выбор вуза, чтобы быть конкурентоспособными на рынке труда».

Изучив данные, “Ъ” составил для ряда специальностей рейтинги зарплат выпускников московских. Как оказалось, самый большой доход у тех, кто учится по специальности «экономика и управление» — несмотря на постоянные заявления чиновников о том, что «в стране слишком много экономистов».

«Хватит готовить юристов и экономистов, нам их уже достаточно»,— в очередной раз призвал премьер Дмитрий Медведев 5 июня 2015 года. Лидирует в рейтинге Московская высшая школа социальных и экономических наук. Ее выпускники зарабатывают в среднем 110 тыс. руб. в месяц. За ней следуют Дипломатическая академия МИД (97,5 тыс. руб.) и Российская экономическая школа (86,9 тыс.

руб.). Профильная Высшая школа экономики оказалась лишь на десятом месте с 64,5 тыс. руб.

«Слишком большие цифры для начального уровня,— удивлена руководитель проекта “Банк данных заработных плат HeadHunter” Наталья Данина.— На мой взгляд, данные завышены в среднем на треть». Вузы-лидеры также вызывают у нее сомнение: «Тут какая-то солянка сборная получилась».

Ожидаемо высокие зарплаты у юристов — рейтинг возглавляет Академический правовой институт, выпускники которого получают 108 тыс. руб. На втором месте — Институт мировых цивилизаций (77,7 тыс. руб.), тройку замыкает МГИМО (72 тыс. руб.). Московская юридическая академия им. Кутафина неожиданно появилась только на девятом месте — ее студенты могут рассчитывать на 55,2 тыс.

«Рейтинг кажется странным, я бы с осторожностью относился к полученным результатам,— заявил “Ъ” зампред правления Ассоциации юристов России Игорь Редькин.

— Вузы, которые являются лидерами образования с точки зрения работодателей, почему-то уступают неизвестным учебным заведениям».

Эксперт считает, что недостаточно механически взять данные из Пенсионного фонда, надо учитывать и географический фактор: «У лучших юридических вузов большой процент студентов из регионов, многие из которых потом возвращаются и трудоустраиваются дома».

На третьем месте по уровню зарплат оказались представители IT-отрасли, здесь у экспертов уже практически не возникло вопросов. Лучшей по специальности «Компьютерные и информационные науки» стала Высшая школа экономики (97 тыс. руб.), с небольшим отрывом следует МГУ им. Ломоносова (92,6 тыс. руб.), на третьем месте — Московский государственный индустриальный университет (63,4 тыс. руб.).

«Уровень зарплат ИТ-специалистов традиционно остается высоким в России, более того, на старте айтишники получают более высокий уровень дохода,— говорит госпожа Данина.— Но несколько удивляют цифры — 90 тыс. руб.— для начинающих специалистов. Возможно, имеются в виду программисты, которые начали серьезно работать уже в процессе учебы».

В свою очередь, Игорь Редькин уверен, что не стоит оценивать качество подготовки в вузе только по зарплатам первых лет: «Выпускники хороших вузов востребованы на госслужбе, где зарплата в начале карьеры значительно ниже. Зато потом у них будет совсем другая карьерная траектория».

Александр Черных

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2748324

Ссылка на основную публикацию