Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

Российские эксперты завершили разработку стандартных правил по обеспечению охраны и безопасности образовательных организаций, и скоро эти документы будут рассмотрены в Росстандарте. Об этом Федеральному агентству новостей сообщил депутат Госдумы Анатолий Выборный.

Национальные стандарты о требованиях к охране учреждений образования написаны в России впервые. Авторы и инициаторы нововведений рассказали ФАН, станут ли правила обязательными для всех детсадов, школ и вузов, а главное, помогут ли они предотвратить трагедии, подобные той, что произошла в Керчи в октябре прошлого года.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

В России свыше 100 тысяч образовательных организаций. Если посчитать всех воспитанников, учеников и студентов, прибавить к ним воспитателей, педагогов и других работников этой сферы, получится внушительная цифра — 39 миллионов человек, или больше четверти населения страны.

Постановлением правительства РФ образовательные организации подлежат обязательной антитеррористической защищенности.

При этом, как отмечают разработчики национальных стандартов по обеспечению безопасности, более половины таких учреждений охраняются из рук вон плохо.

На сегодняшний день в России отсутствуют единые, пусть даже элементарные требования как к организациям, которые оказывают подобные услуги, так и к порядку их оказания.

Исправить эту ситуацию призваны нацстандарты. В представленных проектах содержатся основные требования к организации, которая претендует на охрану образовательного объекта, и к качеству самой охраны, включая порядок пропускного и внутриобъектового режимов, а также содержание регламентированных документов. 

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

При разработке нацстандартов авторы опирались на зарубежный и отечественный опыт, в частности на положения внутренних стандартов Ассоциации предприятий безопасности «Школа без опасности» (Москва). Эта ассоциация обеспечивает охрану практически всех объектов среднего и дошкольного образования столицы.

Несколько лет назад в частной охранной отрасли уже разработали профессиональный стандарт, то есть единые правила для всех фирм, обеспечивающих безопасность в школах и других образовательных структурах.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Как убить природное любопытство: проблемы естественно-научного образования в школе

Оценим за полчаса!

В декабре 2015 года стандарт был утвержден Минтрудом. В Москве решениями министра образования Исаака Калины и общего собрания членов «Школы без опасности» стандарт стал обязательным.

«Работники охраны 5618 круглосуточных постов действуют по нашему стандарту и обучаются, — рассказал ФАН заместитель председателя комитета Торгово-промышленной палаты РФ по безопасности предпринимательской деятельности, президент «Школы без опасности» Сергей Саминский.

— Охранник обучается всегда. У него 9 часов лекций и вебинаров по Интернету, в выходные дни преподаватели ассоциации читают лекции, показывают фильмы. Потом проходит тестирование и ежесменная тренировка. Она продолжается столько, сколько охранник работает в охранном предприятии на образовательной организации».

Тренировка охранника — практическая. Саминский рассказал, что существует приблизительный «портрет» людей, склонных к совершению убийства школьников и учителей, с этой ориентировкой сотрудники работают каждый день.

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

«Они имеют определенные черты, часто одеты в полувоенную одежду, имеют большой рюкзак, — говорит Саминский. — И всегда подозрительны опоздавшие ученики. Мы изучили 400 таких террористических и экстремистских актов по всему миру. Среди виновников трагедии не было ни одного человека, кто пришел бы, условно говоря, в 7 утра.

Это всегда опоздавшие, которые пришли к первой-второй паре. И поэтому есть обязательная инструкция для сотрудников: все опоздавшие досматриваются внимательнейшим образом, с ручным металлодетектором».

За четыре года действия такого обязательного охранного стандарта в московских школах сократились кражи.

«Увеличилось количество вызовов кнопкой тревожного реагирования сотрудников Росгвардии, — говорит Саминский. — Раньше охранник сомневался, а теперь он при любой непонятной ситуации нажимает кнопку, и дальше совместно с нарядом разбирается: было ли правонарушение или не было.

В месяц около 20-25 человек передаются в правоохранительные органы: это ночные «посетители», пьяные, те, кто попытался что-то украсть или напасть на учителя».

В Москве стоимость одного круглосуточного охранного поста составляет 119 тысяч рублей. Однако, отмечают эксперты, во многих регионах финансирование безопасности и охраны детсадов, школ, вузов осуществляется по остаточному принципу.

Максимальная цена контракта на охрану образовательного учреждения порой составляет 40 тысяч рублей. Сергей Саминский называет подобный подход преступным.

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

«По этой цене невозможно иногда даже выплатить минимальную зарплату по региону и все налоги», — убежден эксперт.

Этой точки зрения придерживается и депутат Госдумы, член парламентского комитета по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный.

«Как показывает время, безопасности много не бывает, — говорит депутат. — Какой-то минимум мы должны обеспечить.

Сегодня мы работаем над этим вопросом, проводим ряд заседаний с экспертами, чтобы объединить все позиции и мнения, выработать единый подход, чтобы минимизировать коррупционные составляющие».

Для этого, по мнению Выборного, необходимо принять определенные нормативные правовые акты на федеральном уровне.

«Возможно, это коснется закона о госзакупках, — отметил парламентарий. — Нужно подумать и с точки зрения постановлений на уровне правительства РФ, чтобы при организации проведения конкурсов был какой-то минимум, ниже которого опускаться нельзя.

Ведь если карандаш стоит 3 рубля, мы не можем выставлять его на конкурс за 5 копеек. Такое занижение цен говорит о том, что в тендерах участвуют недобросовестные организации, которые не имеют опыта, квалификации, соответствующих лицензий». 

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

Профессионалам с такими компаниями конкурировать тяжело, ведь у тех нет затрат на обучение, подготовку, отметил депутат. А это сказывается на качестве обеспечения безопасности объекта, когда вместо охранника там сидит случайный человек.

В апреле, после прохождения необходимых регламентных процедур, национальные стандарты по обеспечению безопасности образовательных организаций и оказанию охранных услуг на этих объектах будут опубликованы на сайте Росстандарта и в отраслевых СМИ для широкого общественного обсуждения, сообщил заместитель председателя Технического комитета по стандартизации «Охранная деятельность» (ТК 208), директор научно-исследовательского центра «Безопасность» Олег Климочкин.

«Мы надеемся, что и профессиональные сообщества подключатся, чтобы высказать соответствующие замечания и предложения, — все, что может так или иначе повлиять на качество разрабатываемых документов.

Если эти стандарты будут утверждены, то это будет означать как минимум, что охранная отрасль выходит на более высокий уровень своего профессионального мастерства. И что уполномоченные исполнительные органы в сфере образования и руководство самих образовательных организаций смогут учитывать эти стандарты и применять их в повседневной деятельности», — пояснил Анатолий Выборный.

На этом эксперты останавливаться не собираются.

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

«Мы системно определили обязанности работников и обучили их. Определили требования к охранному предприятию. Государство определило постановлением требования по антитеррористической защищенности и обеспечению образовательных организаций техническими средствами охраны.

Дело осталось за малым — внедрить эти стандарты и выделить деньги, чтобы они заработали», — резюмировал Сергей Саминский.

Разработчик нацстандартов отмечают, что финансовый вопрос должен решаться на федеральном уровне, ведь бюджеты субъектов самостоятельно справиться с ним не смогут.

В комитете Торгово-промышленной палаты РФ по безопасности предпринимательской деятельности готовят обращение в адрес правительства РФ.

В ТПП надеются, что диалог на столь высоком уровне приведет к положительному результату и поможет свести к минимуму трагические происшествия в школах и вузах России.

Источник: https://riafan.ru/1165988-v-rossii-razrabotali-nacstandart-okhrany-shkol-i-vuzov

Школам, колледжам и вузам нужна единая система безопасности

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

РИА Новости/ Александр Кряжев

Трагедия в Керчи, где в местном политехническом колледже учащийся открыл стрельбу и устроил взрыв, в результате чего погиб 21 человек, заставила вернуться к вопросу об охране учебных заведений.

Профессиональный стандарт по отношению к охранникам должен быть не рекомендацией, а требованием, также следует разработать единую федеральную систему безопасности для социальных учреждений, считают законодатели, которых «Парламентская газета» попросила прокомментировать ситуацию.

Алгоритм отработают на пилотных регионах

Сенатор от Крыма Сергей Цеков убеждён, что произошедшая в керченском колледже бойня указывает на плохую работу охраны.

«Очевидно, что плохо сработала система безопасности, если учащийся смог пронести в здание оружие и взрывчатку.

Понятно, что нужна и более активная работа психологов с учениками, большая консолидация общества по выявлению подобных фактов», — признал парламентарий.

Читайте по теме Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности
Все инциденты последнего времени показывают, что проблема с охраной образовательных учреждений системная, отметила первый зампред Комитета Совета Федерации по образованию и науке Лилия Гумерова.

«Только за этот год было несколько подобных происшествий, в том числе и в Республике Башкортостан, которую я представляю, — сказала сенатор «Парламентской газете». — Есть острая необходимость создать в стране единую систему безопасности для образовательных и социальных учреждений.

Здоровье и жизнь наших детей — стратегически важный вопрос. Сейчас в каждом случае он зависит от возможностей конкретного учреждения, в том числе финансовых.

Не всегда те охранные предприятия, которые работают в школах, колледжах и вузах, соответствуют необходимым требованиям, и руководитель учебного заведения не может отвечать за компетенцию такого персонала».

Значительных затрат требует и создание инфраструктуры — камер видеонаблюдения, рамок металлоискателей, систем прохода по электронным картам, отметила Гумерова. «Сегодня в большинстве городских школ всё это есть, но как все эти системы синхронизированы, насколько безопасное и качественное оборудование используется?» — добавила она.

  • Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности Последствия нападения на политехнический колледж в Керчи. Сергей Мальгавко/ТАСС
  • По поручению спикера палаты регионов Валентины Матвиенко в Совете Федерации уже создана рабочая группа, основная цель которой — продумать чёткий алгоритм безопасности в образовательных учреждениях.
  • Если будут корректировки законов, которые регулируют данную сферу, то прежде всего мы должны понимать, как эта единая система должна работать на всём пространстве страны.

«Речь не только о психологической и интернет-безопасности, но и физической безопасности детей, — продолжила Лилия Гумерова.

— У многих регионов есть наработки в этом направлении, и мы планируем вместе с Министерством просвещения подобрать два-три пилотных субъекта.

Если будут корректировки законов, которые регулируют данную сферу, то прежде всего мы должны понимать, как эта единая система должна работать на всём пространстве страны».

Понятно, что такая система потребует значительных финансовых затрат, но экономия на безопасности оборачивается трагедиями, резюмировала сенатор.

Охранник-профи — ещё и психолог

То, что парень с ружьём в руках свободно проник в учебное заведение, само по себе ставит вопрос об исполнении обязанностей частной охранной структурой, уверен первый зампред Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев.

Читайте по теме Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности
«После того как в сентябре прошлого года ученик устроил резню в Ивантеевке, Росгвардия проверяла школы и колледжи по всей стране, и в ряде учреждений обнаружили ненадлежащее исполнение действующих нормативных документов», — рассказал депутат.

По его мнению, проблема остро стоит для всей России, и любой подобный случай — это основание для ревизии действующего законодательства.

«Надо определиться — есть ли недостатки в нормативном регулировании или это всё-таки проблема правоприменения. Безусловно, мы сейчас этим будем заниматься, но для того, чтобы прийти к каким-то выводам, сперва надо выяснить фактические обстоятельства, причину конкретного преступления», — считает Валеев.

Необходимо озаботиться тем, чтобы вопросами безопасности в школах и вузах занимались профессионалы, полагает замглавы Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный.

«Рассматривая эту конкретную ситуацию, я не сомневаюсь, что профессиональный охранник заприметил бы учащегося задолго до ЧП, попросил предъявить содержимое рюкзака, он намного раньше бы проинформировал руководство колледжа и органы правопорядка о том, что парень ведёт себя как-то подозрительно. После этого к учащемуся было бы особое внимание уполномоченных и компетентных лиц», — прокомментировал трагедию законодатель.

Читайте по теме Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности
«Первое, что нужно сделать, — профессиональный стандарт для работников, которые обеспечивают охрану образовательных организаций, причём не рекомендательный, а обязательный к исполнению. Мы уже законодательно закрепили, что создание безопасных условий для обучения — это обязанность образовательной организации, а Минтруд в конце 2015 года принял решение утвердить профстандарт, который ввёл новую профессию — охранник в сфере образования», — напомнил Выборный.

Положительный опыт, по его словам, уже есть.

«Когда этот стандарт работает, то пост охраны — круглосуточный, там трудятся представители предприятия с соответствующей лицензией, которые прошли переподготовку и полностью соответствуют предусмотренным требованиям, обладают психологическими навыками. На таких объектах есть тревожная кнопка, при срабатывании которой в течение нескольких минут на объект прибывает группа быстрого реагирования, сотрудники полиции или Росгвардии», — заключил депутат.

Источник: https://www.pnp.ru/social/shkolam-kolledzham-i-vuzam-nuzhna-edinaya-sistema-bezopasnosti.html

Для школ установлены новые антитеррористические требования

Причем касаться они будут не только школ и детсадов, но и колледжей, техникумов, летних лагерей отдыха, центров дополнительного детского образования. В общем, всех учреждений, которыми «ведает» министерство просвещения. Все эти организации будут разделены на четыре категории опасности. Чем выше риски — тем больше требований.

В России вырос спрос на репетиторов китайского языка

Самая безопасная категория — четвертая. Ее присвоят школе, если в регионе за последний год не было террористических актов.

Также под четвертую категорию опасности попадают «объекты, в результате совершения террористического акта на которых прогнозируемое число пострадавших составляет менее 100 человек». А «прогнозируемый размер материального ущерба и ущерба окружающей природной среде составляет менее 15 миллионов рублей».

В этом случае достаточно будет обойтись пропускным режимом, тревожной кнопкой, планами эвакуации и другими сравнительно «дешевыми» средствами.

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

Школам рекомендовали ограничить использование мобильников

Но если хоть один из этих показателей будет превышен (к примеру, в регионе зафиксирован террористический акт или значительно возросло количество учеников), то образовательной организации присвоят уже третью категорию опасности. Вторую категорию объекты получат, если пострадать могут от 801 до 1100 человек, первую — если пострадавших может быть еще больше.

С учетом того, что в школах в среднем учится все-таки больше сотни детей, новые требования, так или иначе, затронут большинство российских образовательных организаций. Особенно в крупных городах.

Читайте также:  Университет итмо стал чемпионом мира по программированию

 И серьезная охрана, металлоискатели, сигнализация, антитеррористические учения — здесь далеко не полный список.

Допустим, если всероссийский детский лагерь получил первую категорию, то при въезде на его территорию руководство должно установить средства снижения скорости или противотаранные (!) устройства.

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

Как изменятся задания ЕГЭ в 2020 году

Как понять, к какой категории относится образовательная организация? Это установит специальная комиссия, которая определит степень возможной угрозы. (В нее войдут директор школы, специалисты МЧС, Росгвардии).

— Постановление Правительства позволит совершенствовать походы к категорированию объектов образовательных организаций, повышая меры антитеррористической защищенности школ.

Новые правила устанавливают обязательные для выполнения организационные, инженерно-технические и правовые мероприятия по обеспечению такой защищенности, — прокомментировали документ в министерстве просвещения.

— Вместе с детализацией требований по каждой категории объектов Постановление пересматривает и закрепляет общий набор требований, применимых вне зависимости от присваиваемой категории, включая меры оперативного реагирования на различные ситуации и угрозы.

Комплекс мер будет распространен во всех регионах страны и позволит существенным образом повысить безопасность образовательной среды, скоординировав все предписанные ранее и введенные вновь механизмы защиты.

Источник: https://rg.ru/2019/08/20/dlia-shkol-ustanovleny-novye-antiterroristicheskie-trebovaniia.html

Бедные, но умные

На минувшей неделе был представлен аналитический доклад «Российское образование в контексте международных индикаторов», подготовленный Федеральным институтом развития образования (ФИРО) РАНХиГС.

Впервые показатели отечественной системы образования сопоставляются с показателями развитых стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а уровень образования в стране прямо связывается с ее экономическим развитием.

Александр Трушин

Россия — одна их самых образованных стран в мире.

И это не лозунг, а реальное положение дел: 63 процента населения в возрасте от 25 до 64 лет, говорится в докладе, имеют третичное образование (дипломы об окончании вузов и колледжей, где готовят специалистов среднего звена).

По этому показателю из 46 стран — членов ОЭСР и партнеров мы уступаем только Ирландии и Канаде. У нас очень низкая доля людей образованием ниже полного среднего — 5%, второе место после Японии.

Во всем мире высокая доля населения с третичным образованием в стране сопровождается высоким уровнем ее экономического развития.

Образование населения — это самый общий показатель потенциальных возможностей использования современных технологий в экономике, обеспечивающих сегодня конкурентные преимущества и качественные параметры экономического роста. Казалось бы, констатация очевидная.

Но Россия, как всегда, — парадоксальное исключение. При образцово-показательном уровне образования мы занимаем не лидирующие строчки в экономических рейтингах, а весьма скромное 36-е место из 46 стран ОЭСР по объему ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (ППС).

Наш показатель 25 767 долларов, а текущая позиция — между Турцией и Чили. Если бы мы соответствовали общемировой тенденции, то этот показатель был бы в два раза выше, подчеркивается в докладе,— где-то на уровне США.

Объяснить этот парадокс «Огонек» попросил автора доклада, директора Научно-исследовательского центра мониторинга и статистики образования ФИРО РАНХиГС Марка Аграновича.

— Есть две страны, выбивающиеся из общего тренда: это Россия и Люксембург,— говорит он.— У нас экономическое развитие сильно отстает от уровня образования. А в Люксембурге, наоборот, опережает.

Там ВВП на душу по ППС просто зашкаливает — 105 139 долларов, хотя уровень образования, в общем-то, средний по ОЭСР. В этой стране зарплаты учителей на втором месте среди бюджетников.

А на первом — зарплаты воспитателей детских садов.

Легенды и мифы российского образования

Куда же в отечестве девается преимущество, которое дает статус «самой образованной страны»? Можно, конечно, утешиться, что это вопрос в большей степени для политиков, но и само «преимущество» вызывает много серьезных вопросов. Составители доклада попытались разобраться, в чем отличие нашей системы образования и насколько она связана с рынком труда.

Читать далее

Выяснилось: в России среди людей с третичным образованием в возрасте от 25 до 64 лет очень высока доля людей со средним профессиональным образованием — в два с лишним раза выше, чем в странах ОЭСР. У нас выпускники СПО составляют 44 процента, бакалавры, специалисты и магистры — 55 процентов. Средние показатели ОЭСР — соответственно 17 процентов и 81 процент.

Это большая неожиданность. Ведь у нас на всех углах твердят, что предприятиям не хватает рабочих и специалистов среднего звена: в топ-10 самых дефицитных профессий в России входят сварщики, слесари, операторы станков («Огонек» подробно писал об этом в № 45 за 2019 год). Марк Агранович объясняет:

— В развитых странах человек, получивший среднее профессиональное образование, продолжает учебу в системе дополнительного профобразования (ДПО). И со временем заканчивает вуз.

Почти всеобщее высшее в современной России — это значительное количество дипломов, полученных в вузах с сомнительной репутацией. Пока же на рынке труда соискатели с вузовскими дипломами вытесняют работников с более низким образованием.

Работодатели предпочитают брать на рабочие профессии людей из институтов и университетов. Они более развиты, дисциплинированны и коммуникативны.

Другой отмеченный в докладе нюанс: структура специальностей в наших университетах сильно перекошена.

По сравнению со сложившимися в странах ОЭСР моделями у нас до сих пор, как и в СССР, преобладают выпускники инженерных и технических специальностей, связанных с производством,— их выпускают в полтора-два раза больше, чем в развитых странах.

Российских абитуриентов призывают поступать в технические университеты, а число бюджетных мест в вузах по социально-экономическим, гуманитарным и медицинским направлениям в последние годы резко сократилось.

По этим направлениям доля выпускников у нас намного ниже, чем в развитых странах, где, наоборот, акцент делается на подготовке по социальным наукам, искусству, педагогике.

Эту позицию Марк Агранович комментирует так:

— Начнем с того, что многие наши инженеры не работают по специальности! Либо зарплаты маленькие, либо их подготовка не устраивает работодателей. Есть у нас технические вузы, выпускников которых отрывают с руками. Но таких вузов немного.

Сегодня просто невозможно выпустить готового специалиста, его надо доучивать. Кто больше всех говорит об отсутствии кадров? Крупные государственные предприятия. Но часто они сами не эффективны. И эти предприятия занимают большую часть промышленного сектора.

А частные предприятия более тщательно подходят к подбору персонала, занимаются повышением квалификации работников и доучивают их на рабочем месте или в образовательных организациях. И на самом деле, у нас экономисты, юристы и медики очень востребованы рынком труда.

На эти направления абитуриенты идут вопреки мнению Минобрнауки и несмотря на то, что семьи при этом несут высокие затраты.

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

Есть еще одна отечественная «особенность»: очень много у нас тех, кто получил «неочное» третичное образование. Доля заочников в СПО — 31 процент против 6–7 процентов по странам ОЭСР.

В бакалавриате — 49 процентов при среднем значении по странам ОЭСР 21 процент, а в магистратуре — 36 процентов против 17 процентов. Автор доклада убежден: заочное образование по качеству не равно очному.

Это надо учитывать, когда мы говорим о высокой образованности в нашей стране.

— Это традиция, заложенная еще во времена СССР, и мы ее сохраняем,— говорит эксперт.— Тогда заочное образование в массовом масштабе оправдывалось плохими коммуникациями, не всякий студент мог уехать учиться в большой город. И в ту, доинформационную эпоху, эта форма образования не была идеальной.

Но дело не в этом, а в качестве высшего образования. У нас системы для его оценки просто нет. Ведь оценивать уровень подготовки специалиста должно не учебное заведение, которое ему выдает диплом, не университет, а рынок труда.

О необходимости такую систему создать и отладить говорят давно, но пока это только разговоры.

От горшка

Отличия родной системы образования от развитых стран начинаются с самого раннего возраста. Нобелевский лауреат по экономике Джеймс Хекман доказал, что наибольшая отдача от инвестиций в человеческий капитал получается именно в дошкольном образовании, причем в младших возрастах.

По международной классификации различают два уровня дошкольного образования: программы раннего развития (до 3 лет) и предшкольное образование (от 3 лет и выше). Так вот, Россия не только отстает от развитых стран по охвату детей программами первого уровня, но даже снизила этот показатель по сравнению с 2005 годом (с 21 до 19 процентов).

Одна из причин: ключевым показателем федеральных образовательных программ стало обучение именно на предшкольном этапе. В итоге многие дети у нас просто не проходят первую стадию развития. А значит, и не развиваются так, как нужно в этом возрасте. В большинстве стран очень важную роль в дошкольном образовании играет негосударственный сектор, особенно в сфере услуг раннего развития.

В Израиле и Индонезии доля частного сектора достигает 100 процентов. В России частных детских садов — 1 процент от общего числа дошкольных учреждений.

Дальше — начальная школа. В большинстве стран дети идут в первый класс в 5–6 лет. Только у нас и в Турции — в семь.

В странах ОЭСР начальная школа, как правило, занимает 6 лет. У нас — только 4 года. Это еще одна традиция советских времен, когда продолжительность обучения в начальных классах колебалась от четырех до трех лет.

По мнению авторов доклада, это не просто сравнительные характеристики, а сущностные. В частности, Марк Агранович обращает внимание на то, что первый класс в большинстве развитых стран — это время привыкания к школе и выявления склонностей.

Не столько получение знаний, сколько игра, в которой дети учатся общению друг с другом и учителем. Однако, как ни привлекательна европейская система, мы к ней пока не готовы, учеба в первых классах российских школ устроена совершенно иначе.

Еще одно серьезное отличие — сроки обучения. Почти во всех странах ОЭСР дети учатся 12, 13, а то и 14 лет, в основном с 6 до 19 лет. У нас — 11 лет.

При этом академическая нагрузка на учеников (число уроков) у нас меньше, чем в среднем по ОЭСР — да, да! Как бы ни возражали родители — в начальной школе 599 часов в год против 799 часов, в основной школе — 803 часа против 919 часов. Слишком уж много в стране праздничных дней и чересчур долгие каникулы.

Поэтому и такие нагрузки в школе — наши дети должны усваивать примерно такой же объем учебного материала, как и их сверстники в других странах, но за меньшее количество часов.

Едем дальше. В начальных классах российские школьники гораздо больше, чем их зарубежные сверстники, изучают родной язык и литературу и существенно меньше — иностранный язык и социальные науки.

В 5–9-х классах российских школ гораздо больше, чем за рубежом, уделяется времени на изучение естественных наук.

В развитых странах дети в этом возрасте изучают искусство и второй иностранный язык — у нас этого практически нет.

Все это, впрочем, вовсе не означает, что российская система образования хуже или лучше других. Она другая. Невысокий уровень расходов на образование в отечестве удручает, но, оказывается, соответствует уровню нашего экономического развития, так отмечается в докладе.

Вот занятные цифры из этого документа: средняя величина расходов на 1 школьника по странам ОЭСР составляет 10 тысяч долларов в год, в России этот показатель ниже более чем в два раза — 4,2 тысячи долларов. Средняя годовая заработная плата педагогов в развитых странах варьируется от 15,1 тысячи долларов в Латвии до 108,7 тысячи долларов в Люксембурге.

Среднее значение по странам ОЭСР — 42,9 тысячи долларов. Заработная плата учителей в РФ составляла в 2016 году 23,3 тысячи долларов (по ППС, до налогов и социальных вычетов). Но самая впечатляющая цифра — это доля государственных расходов на образование в процентах от ВВП: на школу мы тратим 1,9 процента, на СПО — 0,1 процента, на ВПО — 1 процент.

Это самые низкие показатели по ОЭСР…

Марк Агранович, однако, призывает не забывать и о позитиве:

— Доля нашего высшего образования на международном рынке занимает 6,8 процента — это третий показатель в мире. Значит, нам есть чему научить. Вопрос — кого. В основном у нас учатся студенты из слаборазвитых стран и ближнего зарубежья.

Куда идем

У каждой страны свои ответы на вызовы в сфере образования, отмечается в докладе ФИРО. И все страны по-разному на них реагируют. Одни, как, например, Финляндия, коренным образом ломают традиционные школьные программы и учебные планы и переходят к курсам, объединяющим несколько предметов.

Другие, как наша страна, идут по экстенсивному пути, наращивая объемы информации в учебных программах, ищут опору в прошлых достижениях национальной системы образования. Образование — очень консервативная сфера жизни. И желание поэкспериментировать здесь может привести к печальным результатам.

— Наш доклад о том, как наша система образования выглядит в свете международных показателей,— итожит Марк Агранович.— Но они не могут быть целью. Нам прежде всего важно знать, к какому результату мы идем.

Говорить об эффективности или неэффективности системы можно тогда, когда мы понимаем, чего хотим добиться. Наша главная проблема в том, что это у нас нигде не сформулировано. Мы делаем вид, что знаем, каким должен быть выпускник школы. Или каким специалистом будет, когда окончит вуз.

А насколько эти наши представления соответствуют реальности — неизвестно.

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности

Что же известно? Что наше образование — парадоксов друг. Считается, что рабочих специалистов не хватает — а их переизбыток.

Не первый год идет борьба с «неправильными» приоритетами абитуриентов — их изо всех сил направляют на технические специальности, а большинство свежеиспеченных инженеров остаются без работы, и спрос как раз — на гуманитариев. Дети в школах задыхаются от непомерной нагрузки, но, оказывается, недорабатывают.

Система дополнительного профессионального образования, без которой в наш инновационный век никуда, просто не создана. И в итоге «самое лучшее» образование оказывается на деле совсем не «самым», а «всеобщая образованность» — почти поголовной недообученностью.

Ну и под занавес финальный экспертный вывод: наша экономика не использует даже те возможности, которые ей предоставляет отечественная система образования. Но это вопросы уже не к школам и вузам…

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4170764

Правительство РФ установило новые антитеррористические требования для школ, Новости школьного образования

Согласно правительственному постановлению, вступившему в силу 15 августа 2019 года, для школ, детских садов и лагерей теперь будут действовать новые антитеррористические требования, которые будут отличаться в зависимости от присвоенной объекту категории опасности.

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности Правительство РФ установило новые антитеррористические требования для школ / http://www.sergiev-posad.ru/

Четвёртая категория (самая безопасная) будет присваиваться в том случае, если в регионе в течение последнего года не были зафиксированы террористические акты или попытки их совершения. Прогнозируемое число пострадавших при этом должно быть менее 100 человек, а ущерб – менее 15 миллионов рублей.

Третью категорию будут присваивать учреждениям, которые расположены в регионах, где за последние 12 месяцев было совершено 1-2 покушения на террористический акт. Прогнозируемое число пострадавших должно составлять от 100 до 800 человек, а возможный ущерб будет от 15 до 150 миллионов рублей.

Что же касается второй категории, то к ней отнесут объекты, находящиеся в регионах, в которых были зафиксированы 3-4 теракта или попытки их совершить. Число пострадавших при данной категории – 801-1100 человек, прогнозируемый ущерб – от 150 до 300 миллионов рублей.

Первую категорию присвоят организациям, расположенным в регионах, где в течение последнего года зафиксировали 5 и более терактов или попыток их совершения. Прогнозируемое число пострадавших превысило 1100 человек, а предполагаемый ущерб составил свыше 300 миллионов рублей.

Все объекты (вне зависимости от присвоенной им категории опасности) должны быть обеспечены охраной территории, оснащены инженерно-технической системой охраны и оповещения об угрозе, а также в этих учреждениях должен быть организован пропускной режим.

Читайте также:  Приостановка работы британского совета и стихийные митинги в волоколамске

При этом ответственные за охрану лица не имеют права пропускать на территорию образовательных организаций посторонних. Охранники будут иметь возможность проводить анализ видеосъёмки и скрытого наблюдения, для того чтобы вовремя выявлять неизвестных на территории и заранее фиксировать совершение неправомерных действий.  

В соответствии с новыми требованиями в учебных заведениях должны будут регулярно осуществлять проверку уязвимых мест стоянок, подземных коммуникаций, проводить антитеррористические учения и поддерживать постоянное взаимодействие с ответственными за безопасность органами.

Кроме того, при наличии арендаторов на территории учреждения у руководителей появится возможность контролировать их деятельность. В случае обнаружения нецелевого использования площади договор с арендаторами расторгается.

  • Организации, отнесённые к четвёртой категории опасности, должны быть оснащены системами передачи тревожных сообщений, а их территории – наружным освещением.
  • Для объектов третьей категории к упомянутым требованиям прибавляется обязанность ведения видеонаблюдения, наличие оборудованного помещения охраны на первом этаже здания, установка сигнализации с тревожной кнопкой и КПП с металлоискателями у основных входов.
  • Если категория опасности повышается до второй, то объекты необходимо оборудовать системой контроля и управления доступом, а также оснастить въезды воротами, которые обеспечат жёсткую фиксацию их створок в закрытом положении.
  • Объекты первой категории нуждаются в КПП и средствах снижения скорости, либо противотаранных устройствах, при въездах на территорию.
  • Каждый объект получит паспорт безопасности.
  • Для того чтобы присвоить категорию объекту, специальная комиссия проведёт его обследование и определит степень возможной угрозы.     

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей в сфере образования.

Материал полезен?

Источник: https://fulledu.ru/news/5433_pravitelstvo-ustanovilo-novye-antiterroristicheskie-trebovaniya.html

Вузы разделят на категории по качеству

14.11.2018 18:14:00

Вопрос объединения аккредитации и лицензирования в одну процедуру остается открытым

Всем школам и вузам страны присвоят категории безопасности
Сергей Кравцов, бывший подчиненный Ольги Васильевой, теперь во главе набирающего мошь самостоятельного надзорного ведомства. Фото с сайта www.obrnadzor.gov.ru

В высшем образовании идут нешуточные споры. А все потому, что вдруг пересеклись интересы сразу нескольких групп людей в вузовском сообществе, да и собственно в чиновничьем аппарате. Видимый предмет спора – аккредитация и лицензирование высших ученых заведений. Скрытый – движение финансовых потоков.

Когда несколько лет назад создавали вспомогательные службы внутри Министерства образования и науки, никто и не предполагал, что из этих организаций вскоре вырастет крупнейшая самостоятельная структура, подчиняющаяся сегодня напрямую правительству, – Рособрнадзор.

Никто не предполагал, потому что в развитых странах мира аналога просто нет. Там у вузов академические свободы, а «централизации и вертикали», как у нас, нет.

Рособрнадзор называют в вузовской среде «карательным органом», потому что он выносит приговоры вузам — продолжить работу или закрыть.

По существующим правилам лицензия на право ведения образовательной деятельности выдается вузу Рособрнадзором и подтверждает его право на оказание услуг по реализации образовательных программ. В случае ее аннулирования университет обязан прекратить учить.

Наличие свидетельства о госаккредитации подтверждает соответствие деятельности высшего учебного заведения федеральным государственным образовательным стандартам. В случае приостановления или лишения действия госаккредитации вуз по-прежнему может вести образовательную деятельность и выдавать документы собственного образца.

Но не может выдавать дипломы установленного Министерством науки и высшего образования образца и гарантировать обучающимся отсрочку от службы в армии.

Также напомним, что и та и другая процедуры для вуза платные и недешевые. И, по словам ректоров, отнимают много моральных сил и времени. Сегодня есть претензии к аккредитации, которая должна бы проверять качество образования.

Напомним слова вице-премьера Татьяны Голиковой на заседании ассоциации «Глобальные университеты» о том, что очень много претензий предъявляется к качеству экспертов, которые оценивают соответствие вузов установленным требованиям. Их поставляют вузы.

Но вот ректор Российского государственного гуманитарного университета Александр Безбородов в беседе с обозревателем «НГ» отметил, что на самом деле может быть вины вузов здесь и нет: просто желающих быть экспертами не так уж много.

Не спешат и не хотят специалисты этой работой заниматься.

«Министерство науки и высшего образования готово пойти навстречу вузовским объединениям и совместить две процедуры оценки университетов в России – выдачу образовательной лицензии и государственную аккредитацию образовательных программ… » – говорится в материалах Минобрнауки к недавним парламентским чтениям в Госдуме РФ. То, что вузы согласны с таким подходом, озвучивал ректор НИУ Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов. Объединение процедур государственной аккредитации вузов и лицензирования, по его словам, можно завершить к лету 2020 года. Он же сообщал о том, что предложение готовы принять на всех уровнях государственной власти. Но среди ректоров и депутатов, собравшихся в Госдуме РФ для обсуждения данной темы, серьезное брожение умов по этому поводу. Все, с кем довелось поговорить «НГ», в один голос повторяют: «Не вижу смысла в процедуре объединения. Это совершенно разные вещи. Они проверяют разное. Зачем?»

В чем дело? Ведь только недавно было такое воодушевление – и все кричали, дескать, покончим с процедурой лицензирования как дублирующей. Убрать ее вовсе! Или соединить! Теперь, как объяснили «НГ», выясняется, что новая процедура аккредитации будет проходить «уж очень по-новому».

И этот вариант устраивает не всех. Ведь, в результате вузы могут быть разделены на несколько категорий в зависимости от уровней качества даваемого образования, например, «базовый уровень» или «продвинутый уровень».

Как раз с делением вузов на категории по качеству, где переформатированные аккредитация с лицензией – фактический шаг признания такой дифференциации, и не согласны многие. Ведь вслед за признанием пойдет еще и финансирование по остаточному принципу неведущих высших школ, размышляют они.

А значит, «богатые» вузы станут еще богаче. А бедные лишатся мечты.

Удивительно при этом, что во главе несогласных стоит не кто-нибудь, а сам ректор МГУ имени М.В. Ломоносова Виктор Садовничий. И противостоит он, по сути, ректору НИУ Высшая школа экономики Ярославу Кузьминову и ректору Санкт-Петербургского госуниверситета Николаю Кропачеву. То, что в стане большой вузовской тройки уже существует такое разночтение, – очень показательный момент…

Деление на группировки существует и на уровне чиновничьего аппарата, который курирует отрасль. Там, конечно, более явственно проступает деление на так называемых либералов и консерваторов.

Первые надеются прорваться к финансовым потокам, чтобы побыстрей устроить «переворот» в образовании. Они фактически уже оторваны от прошлого. Их заявления порой звучат для населения как минимум неожиданно.

Например, о ненужности и даже вредности для подрастающего поколения физматшкол.

«Консерваторы» же предлагают идти медленно вперед с оглядкой на прошлое. И параллельно у всех группировок идет «пригляд» на место руководителя Рособрнадзора.

Всякая группировка мечтала бы туда продвигать своего представителя.

И это понятно: в кулуарах Госдумы РФ среди ректоров ходят рассказы о стремительно повышающемся уровне жизни отдельных российских чиновников, стоящих рядом с функциями контроля.

Сегодняшние колебания ректоров мгновенно фиксирует и считывает Рособрнадзор. И вот уже появляется сообщение, что это ведомство предлагает «не спешить в вопросе реформирования системы государственной аккредитации вузов в России».

Дискуссии продолжаются. 

Источник: http://www.ng.ru/education/2018-11-14/8_7438_category.html

Вступили в силу новые антитеррористические требования для школ

Новые правила касаются объектов и территорий, подведомственных Министерству просвещения, региональным и местным органам в сфере образования и подведомственных им организаций. Это школы, детские сады, детские лагеря, организации дополнительного образования, пишет «Парламентская газета».

Требования будут отличаться в зависимости от категории опасности здания. Самую безопасную, 4 категорию присвоят, если в регионе за последний год не зафиксировали террористические акты и попытки их совершить, прогнозируемое количество пострадавших в случае их совершения меньше 100 человек и ущерб (материальный и окружающей среде) меньше 15 миллионов рублей.

К 3 категории отнесут учреждения, если в регионе, где они находятся, за последние 12 месяцев было 1-2 покушения на террористический акт, пострадать могут 100-800 человек, а ущерб не превысит 15-150 миллионов.

Объекты 2 категории опасности — те, которые находятся там, где совершили или собирались совершить от 3 до 4 террористических актов, прогнозируемое количество пострадавших от 801 до 1100 человек и возможный ущерб от 150 миллионов до 300 миллионов рублей.

К 1 категории отнесут школы и другие объекты, которые находятся в субъекте РФ, где за последний год террористы совершили или предпринимали 5 и более попыток совершить террористический акт, а по прогнозам, могут пострадать минимум 1100 человек и ущерб превысит 300 миллионов рублей.

На всех объектах независимо от категории опасности должны организовать пропускной режим, обеспечить охрану территорий, оснастить их инженерно-техническими системами охраны и оповещения об угрозе.

Ответственные за охрану не должны пускать на территорию посторонних и могут анализировать видеосъёмку и скрытое наблюдение, чтобы вовремя выявить неизвестных лиц на территории и неправомерные действия.

В образовательных учреждениях должны периодически проверять уязвимые места, подземные коммуникации, стоянки, проводить антитеррористические учения и поддерживать постоянное взаимодействие с органами, ответственными за безопасность. Если на территорию пускают арендаторов, можно контролировать, как они используют площади, и если обнаружится нецелевое использование, расторгать договор.

Объекты четвёртой категории опасности должны оснастить системами передачи тревожных сообщений, а их территории — наружным освещением.

Если объект припишут к третьей категории, добавляется обязанность вести видеонаблюдение, сделать помещение охраны на первом этаже с системой видеонаблюдения, охранную сигнализацию с тревожной кнопкой, оборудовать КПП у основных входов в здания и оснастить металлоискателями.

Когда категория опасности повышается до второй, надо оборудовать объекты системой контроля и управления доступом и оснастить въезды воротами, обеспечивающими жесткую фиксацию их створок в закрытом положении. Для объектов первой категории нужны КПП и средствами снижения скорости или противотаранные устройства при въездах на территорию. На каждый объект оформят паспорт безопасности.

Чтобы присвоить объектам категорию, её должна будет обследовать специальная комиссия, которая определит степень возможной угрозы, выявит потенциально опасные участки, например, здания или коммуникации.

В результате Комиссия включит объект в одну из категорий или изменит её, если она была присвоена раньше, а потом определит, что нужно сделать для обеспечения антитеррористической защиты, и сроки, в которые надо уложиться с учётом необходимых затрат.

В Комиссию должны входить руководитель органа или организации, являющихся правообладателем объекта, представители территориальных органов Росгвардии и МЧС. К работе также могут привлекать экспертов.

Ищете курсы повышения квалификации по противодействую терроризму в учреждении? Приглашаем пройти практико-ориентированный курс от «Моего университета» — записывайтесь прямо сейчас!

Ольга Васильева рассказала, как избежать ЧП в школах

ЧОП Витязь

Источник: https://gazeta-pedagogov.ru/vstupili-v-silu-novye-antiterroristicheskie-trebovaniya-dlya-shkol/

Минобрнауки разработало требования антитеррористической безопасности к школам

Минобрнауки подготовило проект постановления правительства РФ о требованиях антитеррористической безопасности, которые будут предъявляться ко всем школам, детским садам и вузам.

Документ размещен в интернете для общественного обсуждения. Предлагается все объекты образования и науки в стране поделить на три категории — от самой безопасной третьей до самой опасной первой. Категорию объекту будет присваивать комиссия из руководителя учреждения, местных чиновников и сотрудников правоохранительных органов.

Первую категорию будут присваивать всем объектам образования и науки на территории региона, где в течение года было совершено или пресечено более пяти террористических актов, следует из разработанного Минобрнауки проекта. Кроме того, первую категорию могут присвоить, если число пострадавших от возможной атаки террористов в учреждении может превысить 500 человек, а ущерб может составить свыше 50 млн рублей.

Для таких объектов станет обязательным охрана периметра ЧОПом или вневедомственной охраной МВД, оборудование усиленных ворот и КПП, при необходимости — с «противотаранными устройствами», строгий контрольно-пропускной режим, система видеонаблюдения и охранная сигнализация.

Вторая и третья категории предусматривают наличие сторожа или охраны, пропускного режима и видеонаблюдения с сигнализацией помимо рядовых регулярных проверок, учебных эвакуаций, инструктажей и взаимодействия с МВД и Росгвардией. Становятся обязательными также информационные стенды о предотвращении терактов, автономная система оповещения и ежедневный обход складов и кладовых.

После присвоения категории у каждой школы, детского сада или другого учреждения появится паспорт безопасности объекта. Отмечается, что такой документ будет регулярно проверяться и уточняться, а утверждать его будет руководитель учреждения.

В пояснительной записке к проекту постановления отмечается, что документ направлялся на согласование в региональные министерства образования и руководителям подведомственных Минобрнауки РФ учреждениям (в число таких учреждений входят многие крупные вузы). Подчеркивается, что разработчики учли поступившие в ответ «замечания и предложения»: прежде всего, в ведомство жаловались на появление новых избыточных обязанностей у директоров и ректоров, а также на «необоснованные» расходы учреждений.

Проект постановления проходит общественное обсуждение до 16 мая, независимая антикоррупционная экспертиза завершается 11 мая.

INTERFAX

Источник: http://guardinfo.online/2017/05/02/minobrnauki-razrabotalo-trebovaniya-antiterroristicheskoj-bezopasnosti-k-shkolam/

Президент РАН об институтах третьей категории: «Расстреливать не будем» — МК

В Академии провели первичную оценку всех научных учреждений

Теперь мы знаем, сколько в России «лучших», «хороших» и «проблемных» институтов. О результатах работы по оценке результативности деятельности научных организаций, находящихся в ведении ФАНО России, рассказал в среду председатель оценочной комиссии академик РАН Валерий Рубаков.

Институты оценивали почти год, выполняя соответствующее постановление Правительства. Многие сопротивлялись, тянули с отчетами о своей публикационной активности, цитируемости, грантам, возрастному составу, привлечению молодежи и международному сотрудничеству.

Увы, даже к концу года комиссия, возглавляемая Валерием Рубаковым, смогла огласить лишь первичные (окончательные еще впереди) результаты. Это произошло на заседании президиума Российской академии наук и совмещенном с ним совещании президиума РАН и научно-координационного совета ФАНО в среду.

Итак, согласно оценке, которой подверглись 493 института, в первой, самой передовой категории оказалось 25 процентов (130 институтов), почти столько же — 133 института — оказались в числе аутсайдеров. И большая часть — 50% (230 институтов) попали во вторую, «хорошую» категорию.

Для примера, в лучших институтах среднее количество публикаций на одного исследователя колеблется в районе 0,6% в год, во второй категории — еще меньше, в третьей стремится к нулю. По кадровому составу и его подготовке большинство организаций мало отличаются друг от друга и в основном демонстрируют схожие показатели. Докторантов и аспирантов на одного исследователя — примерно 10%.

Особо отметил Валерий Анатольевич ряд медицинских институтов, которые, по его мнению, нельзя мерить по стандартным лекалам, поскольку ученым, работающим в клиниках, непросто добиваться высших показателей по публикационной активности.

А вот большинство, более 50%, оцененных сельскохозяйственных организаций он вообще призвал назвать какими угодно, но не научными. «Это селекционные или семеноводческие организации, которые безусловно очень важны для сохранения продуктовой безопасности страны, но то, что сейчас там происходит, входит в явное противоречие с вышеуказанной целью.

О чем можно говорить, если размер оплаты труда сотрудников там не превышает 12 тысяч рублей?» — задался вопросом Рубаков.

Волны возмущений от явных аутсайдеров не последовало. Зато протесты посыпались со стороны «середняков».

Так, директор Института физики высоких давлений РАН академик Сергей Стишов сказал, что был неприятно удивлен, когда узнал, что его институт вошел во вторую категорию, несмотря на лидерство в публикационной активности и в цитируемости.

Также возмутились представители Уральского отделения РАН, в частности его председатель Валерий Чарушин. Сочли нужным высказаться о несовершенстве процедуры оценки столичные академики Геннадий Месяц и Владимир Фортов.

Всех несогласных с предварительными данными заверили, что это еще не окончательный вердикт и у них есть право подать апелляцию в январе, и, возможно, рассмотрев каждый конкретный случай более внимательно, комиссия решит перевести институты из второй в первую категорию.

Что же касается тех, кто попал в третью, президент РАН тоже рекомендовал не беспокоиться: «Расстреливать вас никто не будет!». По словам Александра Сергеева, их ждет тщательный разбор полетов, выявление наиболее успешных лабораторий, совместный поиск правильных решений.

Источник: https://www.mk.ru/science/2017/12/27/prezident-ran-ob-institutakh-tretey-kategorii-rasstrelivat-ne-budem.html

Ссылка на основную публикацию